Комментарий · Политика

В России судят Навального. Ну а еще в России идет снег

Юлия Латынина: Как политических подсудимых лишить единственной возможной трибуны и превратить их процесс в рутину

Юлия Латынина, Обозреватель «Новой»
views
9
Юлия Латынина, Обозреватель «Новой»
views
9

Суд над Алексеем Навальным. Кадр трансляции

Современная российская власть искусно овладела умением превращать политические процессы, которые когда-то были центром общественной жизни, в мероприятие такое же скучное, как вечность в баньке с тараканами, если воспользоваться метафорой Достоевского.

Мы знаем, за что судят Навального. За то, что он противник Путина. За то, что он разоблачает коррупцию. За то, что он выводит людей на площадь. За то, что он не умер от «Новичка» и нашел своих отравителей. За «Он вам не Димон». За «Дворец Путина».

Но мы также знаем, что суд над Навальным не привлечет такое же количество зрителей, как его фильмы, и не приведет к протестам в отличие от многих прошлых знаменитых судов.

Вспомним, например, процессы в царское время над Верой Засулич или народовольцами; немецкий суд над Георгием Димитровым по делу о поджоге Рейхстага. Какие гремели страсти, как сшибались адвокаты с обвинением, как плакали присяжные и ликовала публика. На них выяснялись в общем-то важнейшие вопросы современности, подсудимые превращались в обвинителей и произносили речи, которые гремели в веках,

а самое главное — исход их был неясен. Засулич-то оправдали.

Вспомним Московские процессы 1930-х. Они тоже были краеугольным камнем пропаганды и центром мирового внимания. Подсудимые признавались в ужасающих преступлениях, мировая общественность была потрясена. «Если это неправда, то что тогда правда», вопрошал Лион Фейхтвангер.

На фоне этих страшных, громких и менявших мир процессов суд над Навальным в колонии, при всей его фарсовости, выглядит унылым.

Суд над Алексеем Навальным. Пресса в зале суда для трансдяций. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Давайте посмотрим, как это Кремлю удалось.

Во-первых, ему помог общемировой тренд правосудия, который заключается в том, что суды везде, в том числе и в России, стали гораздо длиннее. Они тянутся, как дешевая мыльная опера, за счет бесконечного количества технических и процедурных бумаг.

Во-вторых, Кремль в отношении политических противников неизменно прибегает к тактике «тысячи порезов». Он предъявляет обвинения постоянно, много и часто, а любой процесс, который является перманентным, перестает быть новостью.

В России судят Навального; ну а еще в России идет снег. Примерно с той же регулярностью.

Веру Засулич судили один раз. А Навального судят, столько же раз, сколько наступает туман.

Наступление тумана не является новостью. Суд над Навальным перестал быть новостью, как и ковид.

В-третьих, Кремль очень аккуратно не предъявляет Навальному политических обвинений. Все обвинения, которые ему предъявляют это обвинения уголовные, абсурдные и желательно мелкие. Ну представьте себе: судят Веру Засулич не за покушение на Трепова, а за то, что она в лавке украла пирожок. И так в 80-й раз. И вам уже надоест и лавка, и пирожок, и Засулич. Конечно, попадаются в речи обвинителей настоящие перлы, вроде «Подсудимый имел преступный умысел разоблачить коррупцию в высших эшелонах власти» и пр. но их-таки надо выискивать в куче словесной и смысловой шелухи.

Читайте также

Читайте также

«Настоящее преступление, которое я могу совершить, — это вас испугаться»

Полная речь Алексея Навального на суде по новому уголовному делу

Этим мастерским приемом власть изменяет предмет разговора, а оппозиционер ставится в положение оправдывающегося.

Вместо разговора о том, что делает власть, получается разговор о том, не ел ли оппозиционер чижика. А вот воровал он пожертвования или нет?

Оправдаться-то легко. Мы можем сколько угодно весело смеяться над внедренным когда-то в штаб Навального, а нынче работающим на RT «свидетелем» Серукановым, который рассказывает, что на Навального все работают за деньги, но факт-то в том, что мы вынуждены эту глупость обсуждать.

Представьте себе, если бы на процессе Засулич обсуждался вопрос, не стреляла ли она в Трепова потому, что он дал ей деньги в долг, а она возвращать не хотела. И с триумфом защита доказала бы, что нет, не брала?

И четвертое, самое важное. Исход процесса предрешен. В чем бы ни обвиняли Навального в клевете на ветерана, похищении кировлеса, мошенничестве с пожертвованиями и пр. мы совершенно точно знаем, что его признают виновным

и в приговоре перепишут обвинительное заключение дословно, вместе с опечатками, как переписывают вместе с описками тысячелетней древности сакральные тексты.

Как следствие это лишает процесс интриги. Это все равно что читать детектив, если знаешь, что убийца привратник. Если событие является ожидаемым, оно не является новостью.

В этом смысле возвращение Навального, на мой взгляд, было ошибкой. Да, это был смелый и жертвенный поступок, на который неспособны его противники. В отличие от суда, это было Событие. Выжить, найти своих же несостоявшихся убийц и вернуться. Но События имеют ту особенность в нашем быстротекущем мире, что они кончаются. А после них начинаются тюремные будни, и оказывается, что жертвенный и смелый человек оказался в полной власти у гопников, и голос его почти не слышен.

Мне лично в эти дни было бы очень важно слышать голос Навального по поводу войны с Украиной.

Это было бы важно для всей страны, если бы такая крупная политическая сила возвысила свой голос против этого безумия. А вместо этого эта политическая сила вынужденно обсуждает «свидетеля» Серуканова.

А в это время

А в это время

Суд заменил Олегу Навальному условное наказание по «санитарному делу» на реальное лишение свободы

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#навальный #идология #оппозиция #репрессии #давление #подавление #суды #конвейер
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.