Комментарий · Общество

«Когда объявляют эвакуацию, начинается паника»

Кто бежит из Луганска и от чего — рассказывает местный блогер Сергей (имя изменено)

Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»
views
0
Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»
views
0

9 февраля 2022 года, «ЛНР». Фото: Марина Сулименко / ТАСС

— Последние месяцы у нас в Луганске ничем не отличались от последних лет. Периодически на линии соприкосновения постреливали, но это нормально, это понятное дело. Людям с одной стороны что-то померещилось, кто-то выстрелил, на той стороне ответили — стандартная ситуация, мы привыкли.

Все началось, когда они выступили со своими заявлениями (19 февраляРед.) Вот сразу после выступления Пасечника (глава «ЛНР». Ред.) и началось. Вдруг обнаружили какое-то взрывное устройство в парке. Потом стали появляться другие такие же новости. Подтверждений никто не дает. В субботу были слышны какие-то бабахи, но непродолжительное время. В принципе, такое и раньше было. Конечно, когда газопровод взорвался, зарево все видели, в Сети его выкладывали. То есть пожар там точно был, а что произошло и кто виноват это отдельный вопрос. Но от линии соприкосновения этот газопровод далековато, раньше туда ничего не долетало. И газопровод уже взрывался, его восстанавливали. Тогда было заявлено, что это диверсия. Теперь второй раз и примерно в том же месте. Еще там рядом заправка газовая взорвалась.

Панику они хорошо накачали только своими заявлениями. Понятно, что, когда объявляют эвакуацию, у кого-то начинается паника, это нормально. Кто-то решил ждать, как будут развиваться события, а кто-то и поехал. Но массово у нас эвакуироваться никто не помчался, из моих знакомых не поехал никто. Я только читаю: из того-то города отправился автобус, из того-то еще один. Автобус это 30 человек, то есть вряд ли какое-то большое количество уехало.

В новостях проскакивало про 25 тысяч уехавших. Так это люди, которые пересекли границу на своем транспорте еще до объявления эвакуации. Причем за какой период вообще не говорят. Так что нормальных данных нет. У нас сборный пункт на автовокзале, я там был, но ажиотажа не видел. Люди, проезжавшие границу, говорят, что каких-то необычных очередей нет.

Чтобы у нас кто-то рвался еще повоевать — вряд ли, не думаю. Ситуация другая.

У меня даже ощущение, что у людей в головах что-то поменялось. Мне многие говорили, что, мол, да, куда-то мы не туда свернули. Понимаете, большинство людей, которые в 2014 году бегали и кричали, что они против Украины и все такое, предполагали, что уже завтра они будут в России. Как Крым. Когда этого не случилось год, два, три, пять, стало приходить понимание, что тут что-то не так. Есть определенное количество городских сумасшедших, которые продолжают говорить: «Мы на верном пути, надо еще потерпеть и будем в Ростовской области». Но это смешно. Понятно, что, если бы такая цель ставилась, все произошло бы быстро.

Читайте также

Читайте также

«А с кем воевать? Кто нападает?»

Рассказывает жительница Донецка. Назовем ее Аня, настоящее имя есть в редакции

Нормальным людям при этом понятно, что и самостоятельно наши республики существовать пока не очень могут. Хотя и тут есть сумасшедшие, которые кричат, что республики состоялись, обойдемся сами как-нибудь. При этом обратно в Украину граждане в основной массе, наверное, все-таки не хотят. Прошло восемь лет, люди уже осознают себя так, что Украина там, мы тут, уже две разные реальности. Но все непредсказуемо, странные вещи, вы же видите, периодически случаются.

Донецк-то всегда был «жирный»,

еще в 90-е я туда часто ездил по делам и видна была разница. Он строился, открывались торговые центры, офисы, видно было, что идет жизнь. Луганск выглядел всегда как такой зачуханный райцентр. У нас советские названия не поменялись, антураж сохранился весь еще тот. Хотя заводы позакрывались.

С чего мы живем? Рынок работает… Какие-то предприятия все-таки остались. Но вот был завод «Луганский тепловоз», в лучшие годы там работало порядка 50 тысяч сотрудников, в 2000-е 10–15 тысяч, для Луганска все равно много. Осталось человек 500–700. Что-то они ремонтируют. Водопроводную арматуру собирают.

Я видел новости, будто заводы из Луганска вывозили в Россию. А что там было вывозить-то?

Все оборудование давным-давно морально устарело. На патронном заводе несколько цехов вроде работают, что-то они, может, делают. Но там и раньше невозможно было наладить серьезное производство, оборудование устарело еще в 1990-х. Вывозили от нас действительно много чего в 2014–2015 гг. Но везли металл, как я понимаю, на лом. Никакого ценного оборудования в Луганске нет уже давным-давно. Есть такой машиностроительный завод имени Пархоменко. Его в 90-е не разграбили, директор не дал. Там все закрыто, станки по-прежнему на месте стоят. Но я с людьми разговаривал, они говорят, что эти станки тоже никому не нужны, что-то всерьез на них производить нереально. Это тот же металлолом.

Как-то идет жизнь, никуда не денешься. Есть один оператор связи, он же поставщик интернета. Если бы в СССР был интернет, он бы выглядел именно так. То есть у нас государственная монополия на интернет, «Лугаком» государственная компания. Все остальные провайдеры просто покупают у него трафик и раздают клиентам. Если случается какая-то проблема со связью, так она случается сразу у всех. Потому что у нас один единственный входящий канал это Ростовская область. То есть связь идет из Ростова. Используются бывшие вышки «Киевстар», но оборудование для 3G завезли уже из России и дорабатывали все в процессе.

Связь плохая. Мобильный интернет работает на удивление хорошо, лучше, чем голосовая связь. Поэтому если есть возможность, я, например, звоню через интернет. Проще дозвониться и качество нормальное. А если ты из Луганска звонишь куда-то в районы, то надо раз десять набирать.

Сотрудники пункта мобилизации граждан ЛНР. Фото: Александр Река / ТАСС

Банк у нас тоже один и тоже государственный, так и называется: Госбанк. Есть платежные терминалы, выдают людям карточки. Но деньги ходят только внутри этого банка.

Перевести на российскую карточку или с российской карточки нельзя, расплатиться у нас российской картой тоже нельзя. Но у многих есть либо карты российского Сбербанка, либо украинских банков.

В основном, российские, с ними проще. Пенсионерам, у которых украинские карты, надо ездить в Украину на идентификацию раз в два месяца. Тут пока был коронавирус, это временно отменили, но с апреля опять надо будет ездить.

Читайте также

Читайте также

«Атака на славян, на православных, на все русское»

Путин провел экстренное заседание Совбеза по признанию «ЛДНР», а ФСБ отчитывается об «украинских диверсиях» в России. Главное

У нас нормально можно выехать через блокпосты в сторону Украины, я еще неделю назад ездил вклеивать фотографию в паспорт через станицу Луганскую никаких особых проблем. Просто через Россию поехать проще. На блокпостах начинается сразу: куда едете, зачем, выворачивают карманы, перетряхивают сумки. Особенно к тем, кто до 60 лет, к ним сразу вопросы: когда выезжали, куда, с какой целью?

На почве коронавируса у нас все сошли с ума, но сколько народу болеет на самом деле — неизвестно.

Тесты делают только тем, кого госпитализируют. А если ты можешь лечиться дома, то тесты и не делают. У меня мама болела — ей сделали рентген и поставили пневмонию, теста не делали. Такая же картина у других родственников. Так что реальной статистики нет.

Прививки делают бесплатно российским «Спутником», только периодически с ним бывают перебои, если не завезли. Можно свободно поехать в Украину и сделать прививку, прямо в пункте пропуска. Но я не знаю таких, кто бы поехал в Украину за прививкой.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#луганская область #лнр #самопровозглашенные республики #как у них #быт #инфраструктура #пропаганда #эвакуация #идеология #донбасс #война на донбассе
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.