Сюжеты · Общество

Рахель, Аарон, Лея, Оделия, Хава и их папа

О детях, их арестованных родителях, тюрьмах и воспитании по переписке

Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации
views
164
Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации
views
164

Реваз и его четверо детей. Фото из семейного архива

Сахарова и Боннэр в период их горьковской ссылки шантажировали детьми Елены Георгиевны, исключая их из института, выдавливая из страны. Младших детей Ходорковского отказывались принимать в школу — в разгар судов над их отцом. Юристу ЮКОСа Бахминой не разрешали рожать ребенка на воле. Профессора Зуева не отпускают под домашний арест к сыну, который без него не может, потому как тяжелая форма аутизма.

Все эти люди не являлись и не являются расчленителями, военными преступниками, террористами и убийцами. Диссиденты, «нежелательные элементы», «враги режима», просто «экономические» с классической 159-й УК («мошенничество») и с часто хромающей на обе ноги доказательной базой…

Для них и тысяч неизвестных нам сидельцев самой больной и незащищенной точкой остаются дети. К которым не отпускают, которым не дают звонить, которых не разрешают увидеть (хотя бы через стекло). Которыми шантажируют — чтобы пошли на сделку со следствием, дали признательные показания и оговорили других.

Вот рассказ о такой семье.

Реваз, Теона и их дети. Фото из семейного архива

…Передо мной в редакции — Теона. Джинсы. Кепка с козырьком. На вид совсем девочка. Если не знать, что Теона в свои тридцать с небольшим — мама пятерых детей. Дочки Рахель (12 лет), Лея (11), Оделия (5), Хава (1,5 года) и сын Аарон (8). Все они Ревазовны и Ревазовичи. Отец их, 41-летний Реваз Шмерц — индивидуальный предприниматель, до недавнего времени занимался в России венчурными инвестициями в стартапы в сфере блокчейн-технологий. Реваз восьмой месяц в СИЗО «Бутырка». По все той же 159-й, части 4-й (тяжкой). Пожалуй, излишне в уже немыслимо какой раз повторять, что санкция этой статьи позволяет альтернативную меру пресечения, даже без учета детей и их количества. Но какая разница российскому суду и следствию, что там разрешает эта санкция.

Шмерц — гражданин Израиля (больше у него никакого гражданства нет). И это большой козырь для следствия, им оно обосновывает необходимость его содержания в СИЗО. Хотя Шмерц имеет московскую регистрацию, квартиру и платил здесь налоги. Но нет. Окажись в московской квартире с электронным браслетом на ноге, Шмерц, уверено следствие, сразу сбежит на родину. От пятерых детей, жены и собственноручно подписавшихся за него поручителей, и людей, направивших в суд положительные характеристики. В числе которых раввины Берл Лазар, Адольф Шаевич, Пинхас Гольдшмидт, Ицхак Коган и другие члены Московской еврейской общины, а также политик Евгений Ройзман и ряд депутатов Госдумы.

— Хотите? — 31-летняя Теона робко подвигает ко мне халву в шоколаде, купленную в нашем редакционном буфете, отпивает кофе и показывает поручительства, фотографии детей, копии судебных решений. Рассказывает, что с обыском к ним домой вломились в июне 2021 года. Сказали, что по уголовному делу 7-летней давности, в котором Шмерц по доверенности представлял интересы потерпевших — иностранных компаний, у которых похитили объекты коммерческой недвижимости. Реваза забрали на допрос в качестве свидетеля. Но домой он уже не вернулся.

Аарон с плакатом в поддержку отца. Фото из семейного архива

Оказалось, к 2021 году родилось еще одно уголовное дело, по которому бывшие обвиняемые по первому — объявленные в розыск родственники фигуранта громкого коррупционного дела «Оборонсервиса» Алексея Душутина (заочно арестован по делу о хищении активов Военно-строительного управления Москвы) — стали потерпевшими, а бывший потерпевший (Реваз Шмерц, который по доверенности представлял те самые иностранные компании) — обвиняемым. При этом первое дело никто не прекращал.

То есть сегодня в ГСУ ГУ МВД России по Москве лежат два взаимоисключающих друг друга уголовных дела, касающихся одних и тех же фактических обстоятельств.

Только потерпевшие по одному делу, обвиняемые по другому, где обвиняемые по первому внезапно превратились в потерпевших. Объект вероятных хищений — один и тот же.

Реваз и Хава. Фото из семейного архива

На этом бред не заканчивается. Обвиняемые по первому делу — на свободе и не в стране (постановление об объявлении их в международный розыск есть в распоряжении редакции), а представитель потерпевших Шмерц — в СИЗО. К осени 2021 года двое названных следствием «соучастников» Шмерца — Валерий Кулиш и Вячеслав Крючков — признали вину, заключили досудебное соглашение и дали показания. При этом с «подельниками» Реваз, по словам его адвокатов, познакомился в автозаке перед избранием меры пресечения. Кулиша и Крючкова отправили под домашний арест.

Защита Шмерца настаивала на очных ставках — следствие не спешило. А в октябре 2021 года фигурант дела Кулиш выпал из окна здания Главного следственного управления (ГСУ) московской полиции. Разбился насмерть. Дело по этому факту не возбуждали, официальная версия — суицид. Незадолго до своей гибели Кулиш дал также показания о своей причастности к серии убийств, якобы совершенных в интересах, мягко говоря, шумно известного бизнесмена Владимира Палихаты. Только «убитые», уже после смерти Кулиша, сообщили, что живы и здоровы, о чем дали видеоинтервью (можно посмотреть тут и тут).

Темная история. Можно лишь предположить, что погибший Кулиш превратился в «серийного свидетеля».

Что же касается специалиста в области IT-технологий Реваза Шмерца, то очных ставок с Кулишом он так и не дождался. И теперь не дождется по вполне понятным причинам. Но в ходе своего последнего допроса передал следователю заявление (приобщено к материалам дела, в распоряжении редакции есть этот протокол допроса), в котором сообщил, что Кулиш успел извиниться перед ним за оговор. Со слов Шмерца, якобы извинился перед ним и Крючков. К слову, сегодня Крючков почему-то снова под стражей, но в очной ставке Шмерцу с ним отказывают. По информации «Новой», Крючков после гибели Кулиша передал несколько писем адвокатам и родным — на случай, если с ним что-нибудь случится.

Свидания с мужем Теоне за последние восемь месяца давали два раза. Через стекло. Детей ни разу не пропустили. То следователь не разрешил, то потом разрешил, но отказало СИЗО. Причем сотрудница «Бутырки», регистрирующая родственников на свидания, оказалась женщиной, уверенной в своей житейской мудрости и природной тактичности.

Сотрудница «Бутырки»: Вы зачем на обратной стороне документа написали «заявление». Вам кто так сказал делать?

Теона: В «Воднике» (СИЗО.Ред.) так просили.

Сотрудница «Бутырки»: Вы сейчас не в «Воднике». Переписывайте. Только быстро!

Теона (переписывая заявление): Извините, просто моего мужа уже по 4 СИЗО покатали, у всех свои правила. Я запуталась.

Сотрудница «Бутырки»: У вас разрешение (разрешение от следователя на свидание с мужем. — Ред.) почему такое давнее, вы где раньше-то были?

Теона: Электронной записи не было. Карантин был.

Сотрудница «Бутырки»: Не было никакого карантина. Вы с кем идете?

Теона: С детьми.

Сотрудница «Бутырки»: А почему детей нет в разрешении? Детей не пустят. Просите следователя, чтобы нормальные разрешения дал. А чего его по четырем СИЗО покатали? Бандит он у вас?

Теона: Нет. Не бандит. В первую очередь отец пятерых детей и достойный человек.

Сотрудница «Бутырки»: А это, знаете ли, никого не интересует. Раз попал сюда, значит, что-то натворил. А-а-а… Вижу, мошенник. В компьютере написано.

Теона: Он не мошенник. Это не доказано.

Сотрудница «Бутырки»: Значит, скоро докажут. Вопрос времени. А вы своих пятерых детей будете одна поднимать.

— Как вы справляетесь? — спрашиваю Теону.

— Нормально. Няни и мама моя помогают, община нас поддерживает. Ну и дети, конечно, держат на плаву, их жизнь. Они отцу пишут, он им, в постоянной переписке…

Со всеми детьми работают специалисты. У старшей — 12-летней Рахель — школьный психолог выявил тревожность и стрессовое нестабильное состояние, проявляющееся в подавленности и безразличию к происходящему. Это девочке не было свойственно раньше. Цитирую официальное заключение специалиста.

Из заключения детского психолога

«На встречах Рахель может активно рассказывать о семье, отце, сиблингах (брате и сестрах.Ред.), а потом вдруг замолчать. Может плакать. <…> Настроение в школе чаще пониженное и меланхоличное. Несмотря на поддержку семьи и школы, Рахель тяжело эмоционально справляется со сложившейся жизненной ситуацией. <…> Отец играет значимую роль в жизни девочки. <…> Ребенок находится в сложном психологическом состоянии».

Теона говорит, что пока не знает, как объяснить Рахель, почему мир такой. 8-летний Аарон — единственный сегодня мужчина в семье — осенью взял и вышел с плакатом в поддержку отца возле Еврейского музея и Центра толерантности, что в Москве. К счастью, его никто не разгонял.

МИД Израиля в курсе ситуации. Израильского консула к Ревазу в СИЗО не пропустили. Отказ следствие обосновало тем, что консул «может повлиять на ход расследования».

P.S.

Рассмотрение очередного ходатайства следствия о продлении Ревазу Шмерцу стражи Тверской суд рассмотрит 18 февраля. За несколько дней до суда следователь уведомила защитников, что 21 февраля со Шмерцем будут проводиться следственные действия в СИЗО «Бутырка». Словно знает решение суда заранее.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#израиль #бутырка #сизо #следствие ведут #криптовалюта
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera