Сюжеты · Общество

Хармс, Введенский… еще и Достоевский

Версия чиновников о конфликте в петербургской гимназии посыпалась следом за версией уволенной «сталинистами» учительницы Серафимы Сапрыкиной

Этот материал вышел в № 17 от 16 февраля 2022. Среда
Читать номер
Этот материал вышел
в № 17 от 16 февраля 2022. Среда
Татьяна Лиханова, «Новая в Петербурге»
views
28070
Татьяна Лиханова, «Новая в Петербурге»
views
28070

Серафима Сапрыкина. Фото: личная страница в Facebook

Всё врут календари

Изначально обе стороны сходились в одном: первопричиной конфликта послужило стихотворение Александра Введенского «Мне жалко, что я не зверь». Его выбрала для внеклассного урока педагог-организатор 168-й гимназии Серафима Сапрыкина, предложившая десятиклассникам флешмоб — прочесть по строчке этого стихотворения. Директор гимназии Светлана Лебедева в комментариях СМИ оценила его как «грустноватое» (а в разговоре с Сапрыкиной, по ее версии, говорила: «Какое мерзкое название: жалко, понимаете ли, ему, что он не зверь»).

Глава городского комитета по образованию Наталия Путиловская усмотрела в стихотворении «суицидальную тематику» (поскольку «слово «смерть» употребляется не один раз»). Вице-губернатор Ирина Потехина и вовсе пришла к выводу о «нарушении интересов детей» — отметив, что определенные произведения им «прямо противопоказаны до поры до времени». Чиновники заявили о поступивших жалобах от родителей и учеников — директор обязана была отреагировать, вот и вызвала педагога для беседы. Но провела ее «в очень корректной форме». И ничего о поэтах как «врагах народа» и «пособниках фашистов» директор, вопреки утверждениям Сапрыкиной, не произносила.

Читайте также

Читайте также

В духе Хармса

Питерский скандал с учительницей, которая «разоблачила школьных сталинистов». Подоплека

В то же время подчеркивалось, что дело вообще не в поэзии — а в нежелании педагога следовать установленным правилам. В плане внеклассных занятий для 10 «А» на 6 декабря стояла тема «Битва за Москву», а Сапрыкина лишила детей беседы «о героических подвигах», без согласования заменив тему на обэриутов.

Но вот незадача — позднее выяснилось, что в этот день Серафимы вообще не могло быть в гимназии. С 26 ноября по 10 декабря она находилась на больничном из-за ковида, если верить выложенным ею в фейсбуке изображениям листов нетрудоспособности с сайта госуслуг. Сделала она это только теперь, и в первых комментариях (в том числе «Новой») сама путалась в дате злополучного урока, говоря о начале декабря. Впрочем, в соцсетях еще до разразившегося скандала Сапрыкина писала, как заболела в конце ноября, а 5 декабря сдает повторный тест.

Теперь она поясняет, что флешмоб со стихотворением Введенского был частью ее ноябрьского занятия о Достоевском в рамках декады школьных мероприятий к 200-летию писателя (11 ноября). Говорит, решила подойти к делу «атипично»: начала с героя «Бесов» капитана Лебядкина, в котором обэриуты видели своего предшественника, а затем перешла к Олейникову, Заболоцкому, Хармсу, Введенскому.

Увлекла всех, включая Большого брата?

Судя по отклику на страничке гимназии в соцсетях, детям понравилось: «Серафима Олеговна очень интересно преподнесла материал и с живостью все рассказала — было безумно увлекательно».

Видео с флешмобом Сапрыкина выложит, еще находясь на больничном, 6 декабря, с посвящением Введенскому (в день его рождения). А 17 декабря вернется из отпуска директор гимназии и сразу вызовет Серафиму на ковер. Кто и какие слова тогда произнес, доподлинно неизвестно — записи нет. Проверка чиновников, похоже, свелась к принятию на веру версии Светланы Лебедевой (у Сапрыкиной, с ее слов, объяснений не брали).

Вице-губернатор Ирина Потехина заявит, что история с увольнением из-за поэтов, приравненных директором к врагам народа, Сапрыкиной «выдумана от начала до конца». И разговор с нею в кабинете Лебедевой 17 декабря «сводился исключительно к внеплановой замене темы классного часа».

Видео с флешмобом на школьной страничке «ВКонтакте» удалят, но оно будет и на личной странице Сапрыкиной (теперь под замком). «Новая» успела с ним ознакомиться и восстановила хронику событий, сопоставляя кадры с материалами на странице гимназии. Там есть пост от 6 декабря, с фотографиями и подписью: «Сегодня в 10 «А» прошел день памяти Неизвестного Солдата». Его проводит другая учительница, учеников в классе меньше, чем на видео с урока о Достоевском — обэриутах, и одеты они иначе. То есть это два разных события разных месяцев. И 6 декабря урок военно-патриотической направленности в 10 «А» все-таки был. Что же в таком случае нарушила Сапрыкина?

«Новая» адресовала эти вопросы пресс-секретарю администрации Центрального района Всеволоду Хорунжему, проводившему проверку в гимназии. Всеволод Юрьевич, прежде охотно дававший разъяснения по телефону, на этот раз рекомендовал направить официальный запрос. Мы это сделали, но ответа пока не получили.

Русской службе «Би-би-си» удалось дозвониться до Светланы Лебедевой. На вопрос, действительно ли скандальный урок Сапрыкиной состоялся не 6 декабря, а в ноябре, директор ответила: «Да-да-да. Видите ли, дело в том, что я была в это время в отпуске… Только в декабре мне дали эту информацию. И вот, к сожалению, там, видимо, что-то случилось. Но давайте так договоримся: больше комментариев я давать не буду». И прервала разговор, отослав за любыми разъяснениями в пресс-службу районной администрации. Туда же сразу отправили и «Новую», позвонившую директору гимназии.

Похоже, причиной конфликта послужило именно видео с флешмобом.

Кто-то обратил на него внимание, приняв дату выкладки (6 декабря) за дату события. Был ли это бдительный родитель, сотрудник гимназии или человек в погонах, мониторящий соцсети (в том числе на предмет темы смерти в подростковой среде), остается только гадать. В последнем случае становится понятно желание перепуганного руководства гимназии избавиться от вызвавшего такой интерес педагога. Как и попытка самой Серафимы привлечь к себе внимание и заручиться общественной поддержкой на случай развития событий по скверному сценарию. Тем более если искатели компромата дали понять (ей самой или руководству гимназии), что докопались до тех страниц биографии, о которых самой Серафиме хотелось бы забыть.

Достоевщина с поножовщиной

Но ей быстро об этом напомнили. Резонансный пост с обвинениями в «сталинизме» руководства гимназии Сапрыкина выложила воскресным вечером, 6 февраля. И уже 9-го один из телеграм-каналов выдает информацию о ее судимости в 2008 году и последующей смене фамилии, имени и отчества (была Сима Чингизовна Казимова, стала Серафима Олеговна Сапрыкина). Едва ли сами журналисты могли так быстро накопать эту информацию — до 2012 года приговоры не выкладывались в публичный доступ, и этого дела на сайте суда нет, разве что в архиве.

В ответ Серафима выкладывает в фейсбуке справки, подтверждающие несудимость Сапрыкиной (Казимовой) Серафимы Олеговны, полученные минувшим летом для поступления в 168-ю гимназию. Смену ФИО объясняет так: взяла фамилию мужа, заодно поменяв на более благозвучные имя и отчество. Но судимость категорически отрицает: «В 2008 году я училась в Волгограде, на философском факультете, и ни в каких судебных разбирательствах не участвовала». На чем продолжает настаивать и после того, как 10 февраля объединенная пресс-служба судов Волгоградской области распространяет сообщение о вынесенном ей в 2008 году приговоре, а раздобывшее его текст издание «Фонтанка» пересказывает приговор, приводя избранные цитаты.

Фото: личная страница Серафимы Сапрыкиной в Facebook

Если кратко: 19-летняя на тот момент Сима проводила вечер в компании с подругой и двумя молодыми людьми, Антоном и Сергеем. Антон стал приставать к ее подруге,

Сима «сделала замечание», в ответ получила кулаком в лицо и удар головой об стену.

Сергей «пытался пресечь действия Антона», завязалась драка. Антон брал верх, Сима бросилась на помощь заступнику и, схватив кухонный нож, нанесла Антону два ножевых ранения в грудь.

В пересказе знакомых с решением суда волгоградских СМИ Антон «привел себя в порядок в ванной, а затем уехал на такси домой и только оттуда обратился за медицинской помощью». Но экспертиза оценит полученные им ранения как причинение тяжкого вреда здоровью. Суд не примет во внимание показания Симы, ее подруги и Сергея, отрицавших сам факт нанесения ножевых ранений Антону. Однако с учетом «противоправности поведения потерпевшего» назначит Казимовой два года условно, признав виновной по ч. 1 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Судимость при условном наказании признается погашенной по истечении назначенного испытательного срока (у Казимовой — полгода). После чего человек считается несудимым. Но, по нашему законодательству, со статьей о тяжком вреде здоровью в школе работать нельзя — даже при погашенной судимости (ст. 331 ТК РФ).

В 2013-м Сима меняет ФИО, получает паспорт на Серафиму Олеговну Сапрыкину и переезжает в Петербург. Там то ли теряет паспорт, то ли его у нее крадут (ее объяснения разнятся) и оформляет в 2016 году новый.

Справки о несудимости ей без всяких проблем выдают как минимум трижды

— при устройстве на работу в 155, 133 и 168-ю школы. Откуда она уволится 27 декабря, найдя новое место в 70-й, но и там задержится всего на две недели. Причины и в этом случае Серафима будет называть разные: «Новой» пояснит, что не хотела подставлять новых работодателей, уже тогда задумав выступить с изобличением «сталинистов». Другим СМИ будет говорить о «выгорании» после случившегося конфликта и невозможности трудиться в полную силу, третьим — о принятом решении вообще никогда больше не работать в школе.

Попутно выяснится, что «безработная нищая поэтесса», которая «никуда не может устроиться» после конфликта с директрисой-«сталинисткой», с 2020 года и по сию пору работает корректором в муниципальной газете «Вечерняя Стрельна». Ее главреду она и даст первое видеоинтервью (с прямой трансляцией на странице издания в соцсети и на YouTube), поясняя, что, выполняя его просьбу обеспечить такой эксклюзив, отказывала всем прочим, включая Первый телеканал.

В том прямом эфире она будет благодарить начальника за «очень хорошую зарплату» и не станет возражать, когда он выразит сомнения по части сталинских репрессий: «Неправы все, здесь нет преступников. Неправы все — и те, кто применял силу, издевался, и те, кто был на другой стороне <репрессированные>, тоже неправы». Серафима лишь вздохнет, примиренчески соглашаясь: «Да все пострадали, все пострадали. Но Господь нам завещал терпеть».

Махала хворостинкой, получит дубинкой

Поначалу казалось, что история Серафимы Сапрыкиной, за сутки долетевшая до Кремля, схлопнется также быстро. Но вброшенные в информационное поле материалы суда 2008 года и обвинения в сокрытии судимости стали заявкой на сериал. И заодно позволили Смольному сместить фокус общественного внимания: «Если вот такая ложь есть в биографии, зачем тогда на этом фоне маленькую ложь обсуждать», — подвела черту вице-губернатор Ирина Потехина.

Хотя обвинение руководства гимназии в увольнении по идеологическим причинам — это вообще-то не пустяк, а повод для серьезной проверки. Но ее не было, вопреки заверениям чиновников. Что это за проверка, если не потрудились даже изучить школьные планы занятий и прочие документы, выдав дезинформацию о замене Сапрыкиной темы урока 6 декабря, когда она была на больничном. Да еще и приплели тему патриотизма и прикрылись «Битвой за Москву», никакого отношения к делу не имевшей.

За такую дезинформацию Смольный должен ответить.

И спрос с государевых людей иной, нежели с частного лица. Потому что за ними — система, машина, шестеренки которой способны смолоть в порошок миллионы судеб. В дело уже пошли обвинения Серафимы в опасном влиянии на детей: государственный телеканал выдал сюжет, где анонимная героиня, представленная матерью ученицы 168-й гимназии, заявляет, что Сапрыкина «навязывала свою точку зрения, общалась с ребенком на тему ЛГБТ». Не ровен час, предъявят и нового «распятого мальчика».

История Серафимы Сапрыкиной рискует получить зловещее продолжение. После обращения Смольного прокуратура начала проверку выданных педагогу справок о несудимости.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#петербург #серафима #учителя #скандал #судимость #сталинисты
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera