Сюжеты · Общество

«Угрожали, что нами займется ФСБ»

В Коломне продолжают голодать медсестры. Они заявляют о травле

Этот материал вышел в № 15 от 11 февраля 2022. Пятница
Читать номер
Этот материал вышел
в № 15 от 11 февраля 2022. Пятница
Татьяна Брицкая, собкор в Заполярье
views
21005
Татьяна Брицкая, собкор в Заполярье
views
21005

Коломенский перинатальный центр. Фото автора

Иола Русоцкая, младшая медсестра коломенского перинатального центра, о своем участии в акции протеста объявила с помощью видеообращения. Теперь в Коломне голодают уже две сотрудницы клиники. Пока на переговоры с ними руководство не идет.

«Новая» уже рассказывала о голодовке, объявленной младшими медсестрами. Они заявляют о чрезмерной нагрузке и требуют увеличить штат в соответствии с нормативами Минздрава. Официальных комментариев второй стороны конфликта пока нет, однако в эфире канала «360» представитель ведомства заявил, что якобы 8 из 11 протестующих из голодовки уже вышли. Там же прозвучал тезис: медики не самостоятельны в своих требованиях, дескать, все — по указке независимого профсоюза «Действие», а то и за деньги. В качестве компромата упоминались 4 тысячи рублей матпомощи, которые получили в профкоме сестры, лишенные работодателем надбавок ровно на эту сумму.

Читайте также

Читайте также

«Не могу каждый раз менять работу, когда лезут в мой карман»

Медики перинатального центра в Коломне объявили голодовку

Параллельно в соцсетях появилось видеообращение младшей медсестры Алены Жуковой, которая рассказывает, что довольна работой в перинатальном центре и претензии коллег не разделяет.

На вопросы «Новой» Алена ответила, что действительно не поддерживает голодающих: условия труда ее устраивают, зарплата тоже. Работает в КПЦ чуть больше года, в разных отделениях.

«Я считаю, что у инициатора [голодовки] нездоровая психика, еще наверняка ей скучно живется, много свободного времени, возможно, нет хобби, а остальные, кто ее поддержал, просто ведомые люди», — заявила Жукова в переписке с корреспондентом «Новой». Алена уточнила, что запись видео не была ее инициативой: «Попросили, высказала свое мнение — не более. Попросило руководство, дабы показать, что не весь персонал недоволен условиями труда, и нас тут большинство».

Иола Русоцкая говорит, что Жукова некоторое время назад сама жаловалась, что работы много, а платят копейки. «Грязно работают», — комментирует она приемы оппонентов. Русоцкая вступила в голодовку внепланово: она на больничном с неподтвержденным коронавирусом, голодать собиралась, но после выздоровления.

По графику с 8 февраля к акции присоединялась Юлия Шатская. Утром она начала голодовку, но, по словам Иолы, столкнулась с травлей: «Пришли люди из министерства, ее вызывали к начальству, целый день требовали, чтобы она отказалась от голодовки.

К вечеру начали уже запугивать. Даже ее сыну якобы звонили.

И она часов в семь вечера уже все-таки подписала документ, что перестает голодать. Вызывали и других девчонок: пугали, что голодовка незаконная и что нами ФСБ займется, типа, мы экстремистская организация».

Из пресс-релиза профсоюза «Действие»: «Вызывали по одной. Некоторых вызывали дважды. Присутствовала сама Шаврак (главврач КПЦ.Т. Б.), два сотрудника Минздрава области и еще два неизвестных медсестрам человека. Пытались заставить отказаться от участия в кампании по защите своих прав. Участвующей в голодовке уже 6-й день Наталье Трухиной во время этого «сеанса» стало плохо (скачок давления), ей пришлось оказывать первую помощь. Под диктовку написала заявление об отказе от участия в «акциях-протестах» (так в заявлении) и о прекращении голодовки вторая участница Юлия Шатская. Сегодня она ушла на больничный».

Иола Русоцкая. Фото из соцсетей

После этого Иола и объявила, что сменит Юлию и начнет голодать уже на больничном, не дожидаясь выздоровления. Смеется: после этого к ней наконец приехали врачи.

В центре проводят замеры рабочего времени младшего персонала. Иола, как и ранее Наталья Трухина, первой начавшая голодовку, настаивает: именно в этот период поступление пациенток резко сократилось. Настолько, что трудно назвать это естественным спадом: если обычно КПЦ принимал около 20 женщин в день, а бывало и по 25‒28 родов в сутки, то в последнюю неделю это 7‒8 человек. Нагрузка, естественно, упала, что и фиксируют проверяющие.

Медсестры уверены, что потоки сознательно перенаправляются в другие роддома — а после окончания проверки нагрузка снова станет непосильной. Любопытно, что замеры делает не сторонняя специализированная организация, как это обычно принято, а сами сотрудники центра: то один, то другой.

Интересно еще одно:

«экстремистки» выглядят намного более договороспособными, чем якобы атакованные ими чиновники Минздрава.

В самом деле, медсестры в один голос говорят: для них главное — начать переговоры на равных. Но вместо этой, казалось бы, наименее травматичной для всех процедуры оппоненты держат осаду, отвечая прессингом и агрессивной телепропагандой.

«Они могли бы с нами начать договариваться, предложить хотя бы в малом пойти навстречу, — рассуждает Иола. — Например, компенсировать стоимость медкомиссии, которую мы 4 года проходим за свой счет. Или форму, которую мы вынуждены сами себе покупать».

Русоцкая подтверждает: после сокращения санитарок на младших сестер частично легли их обязанности — без всякой доплаты. Ежегодная медкомиссия — тоже за счет работника, центр предоставляет только нескольких врачей, все остальное — на стороне и за деньги. С формой — аналогично: то, что выдается, часто не подходит по размеру, тогда сотрудники вынуждены покупать медицинские костюмы в магазине.

«Не проще ли договориться: мы в пределах какой-то суммы покупаем, а нам компенсируют по чекам, зачем вместо этого регулярно тратить деньги на бессмысленную закупку?» — разумно спрашивает младшая медсестра. Все это она готова повторить на официальной встрече с работодателем — но никакой встречи нет.

Та, что накануне голодовки сестер была назначена главным врачом Татьяной Шаврак, прошла без участия самой Шаврак. Зато присутствовала на мероприятии главврач балашихинского перинатального центра, которая, по словам Русоцкой, удивилась, что в Коломне еще работают больше 20 младших сестер, когда можно их выгнать в шею и набрать гастарбайтеров.

Редакция связалась с главврачом коломенского перинатального центра Татьяной Шаврак. На нашу просьбу прокомментировать ситуацию она ответила: «Сейчас последние дни проверки, которая проходит у нас, так что мне не хотелось бы делать какие-то выводы преждевременно. Я могу только сказать, что проводится хронометраж по отделениям, и вот по итогам проверки комиссии и по результатам хронометража обязательно будут сделаны выводы, будет понятно, где мы должны что-то пересмотреть, переделать, или в этом нет необходимости».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#коломна #врачи #голодовка

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera