Репортажи · Обществопри поддержке соучастников

Сочи черные

Как стихия и коррупция могут оставить жителей туристической столицы России без недвижимости, свободы — а некоторых даже лишить жизни

Этот материал вышел в № 15 от 11 февраля 2022. Пятница
Читать номер
Этот материал вышел
в № 15 от 11 февраля 2022. Пятница

Коттеджный эко-поселок «Горная поляна» после оползня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— Мы, многодетные семьи из Сочи, в 2016 году получили участки от государства за рекой Кудепста (местность в горах далеко от центра города). Без моста, без дорог, без коммуникаций. Вместо того чтобы обеспечить нас всем необходимым, на наши земельные участки наложен арест. Прокуратура города Сочи и прокуратура Краснодарского края настроены на изъятие, это незаконно, — говорит многодетная мама Марина Шугарина во время видеообращения к президенту РФ.

За ее спиной — два десятка человек. Женщины, мужчины, дети. Арестованы участки 30 семей вместе с подъездными дорогами, а всего по Сочи оптом для госнужд арестовано больше 11 тысяч участков.

Это один из тех случаев, которые хорошо описывают издержки жизни в Сочи. 140 километров густонаселенного побережья Черного моря с мягким субтропическим климатом, где идет постоянная борьба за место под солнцем. Город роскошных особняков и фавел, где самый ценный ресурс — земля. Вместо гордых гор взору открываются бесконечные коттеджи и многоэтажки. Места под застройку почти не осталось. Цены на недвижимость уже обогнали московские. Стоимость квадратного метра колеблется в диапазоне 250–500 тыс. руб., а участок стоимостью меньше 2 млн руб. за сотку найти почти невозможно.

Люди продают последнее, берут кредиты, чтобы купить недвижимость у моря, но велик риск остаться «у разбитого корыта». 

Частный сектор Сочи. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Специфическое кубанское правосудие играет в градостроительной сфере Сочи не последнюю роль. Здесь можно легко оказаться без недвижимости, свободы и даже лишиться жизни. Хотя без крыши над головой могут оставить не только мошенники или власти, но и оползень, например.

«Новая газета» побывала в туристической столице и собрала несколько душераздирающих историй.

Земля не для всех

Сочинские фавелы. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

21 сентября 2021 года судья Центрального районного суда Сочи Орехов В.Ю. наложил арест на 11 066 земельных участков общей площадью 4983,01 га. Против «группы неизвестных лиц», которые щедро раздавали землю начиная с 1998 года, было возбуждено уголовное дело. Российская Федерация в лице территорий Сочинского национального парка (СНП) признана потерпевшей стороной, ущерб оценен в 1 млрд руб. Дело завели на основе выводов специалиста СНП Самсонова, который сравнил современные границы нацпарка с территориями 1997–1998 годов. С тех пор огромное количество участков выбыло незаконно из собственности СНП — к такому выводу пришел эксперт, а следователь сочинского УМВД Устин попросил суд наложить арест на эти земли. По данным Росреестра, 7614 участков площадью 2673 га уже застроены, еще 3452 участка площадью 2310 га пустуют.

В декабре 2021 года и в середине января 2022-го начались первые суды по изъятию участков из собственности сочинцев.

Один из участков в поселке Черешня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

…Едем в поселок Черешня, который расположен в горах между Адлером и Имеретинской долиной. Потом идем по пустырю. Игорь Келлер полтора года назад купил эти 15 соток, чтобы построить дом. Теперь участок под арестом, хотя документы перед покупкой тщательно проверялись и были признаны «чистыми».

— Лес рубят — щепки летят. Мы сейчас в роли этих щепок, — констатирует Игорь.

Олеся Гловацкая — хозяйка 12 соток. На участке искусственный прудик с утками, батут для детей, коты, собаки. Олеся с мужем «олимпийские» переселенцы. Во время строительства объектов сочинских Игр семье выдали квартиру взамен снесенного дома.

Квартиру супруги продали и в 2009 году купили участок. Начали строить дом. И вот опять — возможный снос и неизвестность. 

Олеся Гловацкая с ребенком около своего дома. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— Мы обустраиваемся и узнаем, что нашу землю арестовали, а в связи с чем, непонятно, — говорит Олеся и возмущенно хлопает рукой по разложенным на кухонном столе документам. — Опять искать землю? В нашем городе вообще ее невозможно купить, потому что цены растут. Что нам делать дальше? Все было хорошо, а в сентябре 2021 года оказалось, что мы на территории нацпарка. На каком основании? Хочется объяснений.

Петру Григорьевичу Мокряху 71 год. Он проработал в рыбколхозе 26 лет, а в 1993 году предприятие ему выделило участок. В 1996-м землю оформили в собственность. Петр Григорьевич построил одноэтажный садовый домик на 55 кв. м, разбил сад. Чего там только нет: и фейхоа, и хурма… Раньше на этом месте были яблоневые и сливовые сады, а потом территорию раздали под дачи.

— А тут арестовали, — Петр Григорьевич хватается за сердце и, отдышавшись, продолжает. — На каком основании? Я никакие нормы не нарушал, сосны здесь посадил, чтобы красиво было. Тепличка у меня есть. Старые деревья пропали, посадил молодые, не знаю, дождусь ли урожая…

Петр Григорьевич приглашает посмотреть свой сад, которым очень гордится. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Подходит его соседка. Людмила Шафранская получила участок еще при советской власти, в 1986 году, а в 1993-м получила право собственности. Все оформила, документы в порядке. Теперь арест. Подъезжает еще один владелец арестованного участка. На капоте машины Родион Волков раскладывает карту, полученную в архиве, и объясняет, что на часть садового товарищества в 2010 году почему-то наложили земли нацпарка. Хотя еще в 1986 году выделили 30 га малоценного леса — ольха и кустарник.

— Как получилось, что парк наложили на территорию нашего садоводства, достоверно не знает никто. Есть только слухи и домыслы, — объясняет Родион. — Возможно, это связано с тем, что национальный парк передвигали с тех мест, где были построены олимпийские объекты. То есть, чтобы не потерять размер нацпарка, его территорию поставили на кадастровый учет в другом месте. И она наложилась на наше товарищество.

Родион Волков. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Сначала аресты, потом изъятия, потом решили совместить

Сергей Кондрашов из Екатеринбурга продал дом (150 квадратов), участок 30 соток и в 2021 году купил землю в районе Хосты. У него и других собственников, говорит Сергей, через суд уже изъяли более 50 участков. Еще в ноябре прокуратура запретила нацпарку выдавать частникам документы, по которым видно, входит ли участок в его границы или нет. Уже после суда Кондрашов получил документ, удостоверяющий, что его участок в границы парка не входит.

Краевые и муниципальные власти пообещали разобраться, провести круглые столы. Провели два, но до сих пор ни один участок не исключен из списка арестованных.

— Нам не ответили ни на один вопрос. Хотя на круглом столе были все стороны: и нацпарк, и прокуратура, и администрация, — говорит Сергей. — Господин Рогач, краснодарский застройщик, приближенный к губернатору, был прислан на второй круглый стол для координации, но вместо этого сбивал с толку всех участников переговоров. Он был заинтересован в прокладке сетей, говорил, что важно знать, используются ли участки по назначению, возможно ли там сделать канализацию. Мы ему говорим: «Давайте разберемся с тем, что у нас законные участки забирают». На что он отвечает, что с этим уже разбираются правоохранители и суд.

Владельцы участков обращались и в администрацию президента. Из АП пришла отписка: все по закону. 

Сочинцы создают инициативные группы, пытаются координировать усилия через Telegram. О митингах думают многие, но активно протестовать бояться. «В чате кто-то предложил перекрыть дорогу, десяток человек поставили «+», потом им пришел штраф за призывы к несанкционированным акциям», — рассказывает Сергей.

Мэр дал, суд взял

Отдыхающие на пляже Робинзон в поселке Кудепста после дождевого паводка. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

В горах между Адлером и Сочи лежит поселок Кудепста, расположенный по берегам одноименной горной реки. В 2016 году многодетным семьям власти Сочи выделили здесь участки под строительство, разрешили оформить их в собственность. Теперь из сотни участков 30 попало под арест. Эти 3 га действительно были когда-то территорией нацпарка, которую изъяли под строительство олимпийской ТЭС. Но станцию так и не построили и землю отдали многодетным семьям, рассказывает «Новой газете» член инициативной группы Марина Шугарина.

Арест участков продлили до конца марта с. г. Между тем многодетные семьи обили много чиновничьих порогов в Сочи и Краснодаре. Вердикт один: бывший мэр Сочи Анатолий Пахомов выделил им земли незаконно. «Нам отказали в снятии ареста. Даже после того, как рассмотрели наши обращения и документы», — объясняет Марина.

И тогдашний детский омбудсмен Анна Кузнецова не помогла, ответила, что не имеет права вмешиваться.

— Недавно в Краснодаре мы общались с зампрокурора края Рыжковым, — говорит многодетная мама Любовь Алексеева. — Я попросила выделить нас в отдельное производство, на что он ответил: «А чем вы отличаетесь от остальных? Идет проверка всего нацпарка, ждите, пока до вас дойдет очередь».

Елена Колесникова как многодетная мама получает участок уже второй раз. В 2011 году ее семье выделили землю в поселке Вардона, а уже в марте 2015-го забрали, потому что при проектировании власти не предусмотрели дороги между участками. В 2016 году получила новый. Осенью прошлого года подала документы на оформление собственности, но оказалось, что участок под арестом.

— За эти годы у меня родился еще один ребенок, старший сын женился, родился внук, а все никак не могу построить дом, — говорит Елена Колесникова.

Унесенные оползнем

Коттеджный эко-поселок «Горная поляна» после оползня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Бич градостроительной сферы Сочи — оползни. Почва на склонах не выдерживает давления многоэтажек и коттеджей.

Еще 10 лет назад специалисты «Кубаньгеологии» утверждали, что почти 80% территории Большого Сочи входят в оползневую зону. 

За это время город изрядно оброс «человейниками» и коттеджами. Общественница Елена Негоруца говорит, что сейчас в Сочи под видом индивидуального жилищного строительства возводятся 87 клубных поселков, многие — в оползневых зонах. Например, поселок «Изумрудный город» на 218 таунхаусов на Голубых Далях в Адлере, 68 коттеджей на Барановке. Поскольку их возводят на землях под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), то никакого контроля за строительством не ведется, потому что геодезические исследования можно не проводить.

Коттеджи строятся и в садовых товариществах, а потом переоформляются в ИЖС. Это многое упрощает: «садоводам» не обязательно получать разрешение на строительство, построенные дома оформляют по дачной амнистии.

Правда, природа с такими темпами и методами застройки «не согласна». За год в Сочи сходят десятки оползней, которые разрушают дороги и дома.

Коттеджный эко-поселок «Горная поляна» после оползня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

В ночь с 4 на 5 октября 2021 года в деревне Сергей-Поле оползень разрушил 20 новых домов, дорогу и коммуникации в поселке «Горная поляна». Коттеджи съехали на 100 метров в ущелье, на месте дороги образовался глубокий овраг длиной в несколько сот метров и в десятки метров шириной.

— Раньше тут была школа, поэтому улица и называется Новошкольная. Я как раз должен был в первый класс идти, когда ее в 1984 году разрушил оползень, — вспоминает местный житель. — И дома были, и футбольное поле. Они тоже сползли вниз по склону. Под нами просто глина, и она от сильных дождей скользит по скале, как блины по сковородке. Еще ниже идет голубая глина, твердая. Если и она поползет, то весь склон пойдет. Со сваями надо строить, до скалы их забивать.

Сошедшие во время оползня куски глины в коттеджном эко-поселке «Горная поляна». Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Чтобы спуститься к разрушенным оползнем домам, нужно преодолеть целую полосу препятствий. Обходим овраг, продираясь через лесные заросли. Временами почва уплывает из-под ног. Разрушенный поселок вблизи выглядит жутко. Асфальт и подпорные стены около домов покорежены, заборы из профнастила смяты, словно фольга. Белоснежные домики наклонены под разными углами, а некоторые сорваны с фундамента и стоят на одном ребре. Там, где раньше была аккуратная улица, кусками лежит бетон, они опасно пошатываются, когда на них наступаешь. Кругом брошенные в спешке вещи, обломки досок, вывернутые из земли трубы, оборванные провода…

Коттеджный поселок «Горная поляна» после оползня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

«На всех компенсаций не напасешься»

22 семьи лишились жилища и до сих пор живут в санатории «АкваЛоо», куда их поселила администрация Сочи. Мэр Алексей Копайгородский пообещал, глядя в телекамеры, помощь и компенсации. Ключевое слово здесь — «пообещал».

Стоимость коттеджей составляла от 7 до 20 млн рублей.

Но государство компенсирует ущерб от ЧП скупо: 10 тысяч рублей сразу, 50 тысяч — за частичную утрату и 100 тысяч — за полную потерю имущества.

Размер утраченного имущества оценивала специальная мониторинговая группа.

— Они работали по старой схеме — не по оползням, а по затоплениям, — рассказал «Новой» один из пострадавших Виталий Студенко. — Там было 6 пунктов, в которых был указан холодильник, газовая плита, стол, стул ну и еще что-то. То есть всего 6 пунктов, по которым невозможно объективно оценить масштаб бедствия. Они заходили в дом, спрашивали: «А у вас что повреждено?» Как мы можем на этот вопрос ответить? У меня, например, валяется холодильник, мне ребята из МЧС помогли его поднять. Как я могу понять, работает ли он, если электричества нет? Как можно оценивать холодильник, если у нас дом уехал и жить негде?

Коттеджный поселок «Горная поляна» после оползня. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Сейчас многие семьи подали иски в суд и на застройщика, и на администрацию Сочи о возмещении ущерба, говорит одна из пострадавших Анна Капитонова. В санатории «АкваЛоо» персонал предупреждает, что пострадавших скоро могут выселить. В местной администрации перестали отвечать на звонки. Люди живут в полной неизвестности.

P.S.

«Новая газета» направила запросы губернатору Краснодарского края Вениамину Кондратьеву, мэру Сочи, в МВД и в прокуратуру. В ответ — отписки, что все в рамках закона. Видимо, у властей региона диалог не складывается не только с местными жителями, но и с журналистами.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники — это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами. Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас — наших читателей.

#сочи #строительство #стихийное бедствие #оползни #коррупция #жилье #земля #мошенничество

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera