Комментарий · Общество

Право смотреть на фигуру Венеры

Художницу Юлию Цветкову три года судят за «распространение порнографии»

Дарья Серенко, феминистка, поэтесса
views
0
Дарья Серенко, феминистка, поэтесса
views
0

Художница Юлия Цветкова. Фото: соцсети

Беспрецедентному делу молодой художницы из Комсомольска-на-Амуре, феминистки и режиссера детского театра «Мерак» Юлии Цветковой, обвиняемой в распространении порнографии, исполняется три года. Юлии грозит до шести лет тюрьмы за свои и чужие рисунки обнаженных женских тел, выкладываемые в маленький паблик в «ВКонтакте» «Монологи вагины».

И это не просто три отнятых года жизни в ожидании решения суда. Это три года сложной борьбы, пыток, угроз убийством, психологического давления, оскорблений, изоляции, незаконных ограничений свободы, бесконечных нарушений и новых административных дел поверх уголовного.

«Распространение порнографии» притянули к делу позже, а началось все с обвинений в «пропаганде ЛГБТ» и разгрома театра: 5 февраля 2019 года Юлина мама Анна Ходырева получила странный звонок от местного работника отдела по делам молодежи — вопрос с просьбой опровергнуть слухи о непристойном содержании их спектаклей. Эту дату и можно считать точкой отсчета кафкианского процесса, внутри которого оказались Юля и Анна, а также дети-актеры, ученики Юли.

Молодежный театральный фестиваль «Цвет шафрана» и спектакль о вреде гендерных стереотипов «Розовые и голубые» местные власти сначала согласовали, а потом

отменили, как это обычно бывает, во имя «защиты детей». Позже «защита» быстро закончилась и этих же детей и их родителей силовики и Центр «Э» начали таскать по допросам, запугивая и пытаясь выбить нужные им показания против Цветковой.

Юлия освещала в соцсетях ситуацию с отменой фестиваля и приглашала администрацию посетить их постановку и прекратить создавать стрессовую ситуацию для детей. «Он о давлении, о мальчиках и девочках. О том, что личность важнее стереотипов», — описывала спектакль сама Юлия, уточняя, что название спектакля придумал 11-летний актер, который вспомнил, что на городском роддоме с советских времен сохранились вывески — голубая «С Днем рождения, сыночек!» и розовая «С Днем рождения, доченька!». Но вскоре на Юлию завели уголовное дело, а детский самоорганизованный театр про равенство и ненасилие был заменен, как точно сформулировала активистка Кира Шмырева, театром жестокости, организованным уже силовиками и государством.

Летом 2020 года, благодаря усилиям самой Юли, ее мамы, активисток и медийной кампании под хэштегом#заЮлю, казалось, что преследованием художницы возмущена вся страна. Даже люди, в равной степени далекие как от политики в целом, так и от феминизма в частности, высказывались, выходили на пикеты и гадали, кому и зачем такое абсурдное дело может быть выгодно.

В поддержку Юли было собрано более 250 000 подписей — больше, чем жителей города Комсомольск-на-Амуре.

Юлия Цветкова исследовала пограничные темы меняющейся нормы, чем вызвала ужас у наиболее консервативной части российского общества. Фото из личного архива

В 2021 году политическая ситуация в России резко ухудшилась, и дело Юли стало частью общего репрессивного ландшафта: новые безосновательные дела появляются теперь чуть ли не каждый день. К делам, которые длятся так долго, неизбежно падает общественное внимание, и

это ровно то, чего добиваются заказчики и исполнители дела. Они хотят, чтобы мы привыкли, забыли, запутались в многочисленных деталях процесса и, таким образом, растеряли коллективную защиту.

Дарья Серенко. Фото из личного архива

Я вхожу в инициативную группу помощи Юле Цветковой и от лица группы хочу обратиться к каждой и каждому, кто читает сейчас этот текст: пожалуйста, давайте пустим дело Юлии Цветковой заново в нашу жизнь.

Ей действительно грозит самая настоящая тюрьма. Юлию судят по тяжкой статье, по которой невозможны штраф или исправительные работы. В этом тексте я хочу изложить основную хронику и фактуру преследования, сосредоточившись на самых абсурдных его деталях.

Дети на допросах

«Мое детство закончилось раньше, чем хотелось бы». Как в Хабаровском крае уничтожали детский театр «Мерак».

«Сибирь.Реалии»*, 26 января 2021

«Мы пережили травлю и кибербуллинг, от которых власти нас не защитили», — пишут в открытом письме подростки, являвшиеся актерами театра «Мерак». Допросы несовершеннолетних (15-летней и 13-летнего) проводились сотрудниками ФСБ и полицией с нарушениями — без присутствия родителей, без предварительного разъяснения прав и без применения видеозаписи в ходе следственных действий.

Полиция без предупреждения приходила в школы и вызывала детей прямо во время уроков, пытаясь получить от них нужные показания против Юлии: «Совращала ли Цветкова несовершеннолетних? Велась ли в театре пропаганда ЛГБТ?»

Родители в том же открытом письме рассказывают о том, что на детей оказывалось психологическое давление в ходе допросов. Не добившись ложных показаний, полиция потом переключится на трех несовершеннолетних подписчиков Юлиного паблика в «ВКонтакте» «Монологи вагины» (паблика художественных работ о красоте и принятии человеческого тела), на котором было указано возрастное ограничение «18+».

Полиция устраивала обыск не только у Юлии дома, но и в студии во время занятий, в присутствии учеников разбрасывая вещи в поисках несуществующих «порнографических кассет». Некоторым из родителей, чьи дети посещали театральную студию Юлии Цветковой, начали угрожать увольнениями и проблемами на работе, а несколько семей были вынуждены покинуть город из-за действий администрации и силовиков.

«Девять сотрудников ходили и разглядывали карандаши и детские альбомы. Помимо прочего, они сказали, что я лесбиянка и секс-тренер, веду пропаганду. Никакого отношения к действительности это не имеет», — вспоминала художница в одном из интервью.

Актеры театра и их родители после всех событий описывают свое психологическое состояние как тяжелое, а разгром театра считают жестоким и несправедливым. В открытом письме от 27 января 2021 года они требуют извинений от главы Хабаровского края за пережитую травлю. Администрация Хабаровского края проигнорировала открытое письмо. Спектакль «Розовые и голубые», смысл которого исказили силовики, никто из администрации также не посетил.

Читайте также

Читайте также

«У живых женщин есть тело»

В Москве открылась выставка в поддержку Юлии Цветковой — художницы, подозреваемой в распространении порнографии

«Монологи вагины» — порнография?


«Порнография арест Юлии, а не ее рисунки. В чем суть дела художницы Юлии Цветковой и почему оно важно для всех».

«7х7», 27 июня 2020

Работа Юлии Цветковой

Паблик «Монологи вагины», который вела Юлия Цветкова, был посвящен феминистскому искусству: например, в нем выкладывались художественные изображения обнаженного женского тела. Паблик был назван в честь знаменитой пьесы Ив Энслер (уже высказавшейся в поддержку Юлии), премьера которой состоялась на Бродвее в 1996 году и которая до сих пор идет по всему миру, в том числе и в России. «Монологи вагины» — один из самых известных в мире феминистских текстов, в котором героиня рассказывает о том, с чем сталкивается женское тело по мере своего взросления в культуре и обществе, это текст о табуированности телесности и сексуальности и о преодолении этих табу. О снятии этих табу писала и Юля в преамбуле к своему блогу:

Из вступления Юли Цветковой к проекту «Монологи вагины»

«Давайте снимем табу с женской физиологии!

  • многие считают свое тело «грязным»
  • многие считают менструацию чем-то постыдным

<…>

Давайте это изменим!

Сестры, я приглашаю вас на страницу проекта «Монологи вагины».

<…> К сожалению, наше общество до сих пор полно табу относительно женской физиологии. <…> Проект «Монологи вагины» посвящен снятию стигмы с вагины и женской физиологии в целом. На странице проекта я выкладываю фото, статьи и художественные тексты, которые рассказывают о красоте, силе и уникальности женского тела».

«Мое тело — не порнография, порнография — в глазах смотрящего», — писали активистки на плакатах в поддержку Юлии Цветковой во время пикетов летом 2020 года. В качестве смотрящего в деле о «Монологах вагины» выступает силовое государство. На официальном сайте в поддержку Юлии Цветковой можно прочитать справку о фабуле обвинения:

цитата

В чем обвиняет Юлию Цветкову государство

«С ноября 2019 года Юлии было официально предъявлено обвинение в незаконном изготовлении и распространении порнографических материалов в интернете (п. «б» ч. 3 ст. 242 Уголовного кодекса Российской Федерации, наказание до шести лет лишения свободы) за ведение паблика «Монологи вагины» в «ВКонтакте».

8 февраля 2021 года прокуратура Хабаровского края утвердила обвинительное заключение по уголовному делу против Юлии Цветковой: п. «б» ч. 3 ст. 242 УК. Название статьи: «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов».

Пункт «б»: с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)».

После официального предъявления подобных обвинений многие художники и музейные работники писали о том, что в таком случае половина музейных экспозиций по всей стране подпадает под ту же статью и должна быть закрыта. Чтобы доказать порнографичность художественных изображений, сторона обвинения обратилась к экспертам.

Художница Юлия Цветкова. Фото из личного архива

Экспертиза, которая войдет в историю

«СК проведет экспертизу сериала «Секс в большом городе»

«Новая газета», 14 декабря 2020

С экспертизами и экспертами по делу Цветковой происходит много трагикомических вещей, только подчеркивающих безосновательный и заказной характер выдвинутого обвинения. Защитник Цветковой адвокат Александр Пиховкин комментирует проведенную первую экспертизу:

Возражения защитника Юлии Цветковой

«Имеющаяся в деле экспертиза проведена ненадлежащим лицом. Эксперт была ранее судима за лжеэкспертную деятельность в области искусствоведения, и ее судимость не погашена до сих пор. Сама экспертиза получила разгромные научные оценки ведущих государственных учреждений в области искусствознания. Притом что процесс закрыт, я могу говорить об этом, поскольку информация об экспертизе свободно распространяется судом и участниками производства со стороны обвинения. Так, сама эксперт давала пространные и откровенные интервью о проведенной экспертизе общефедеральному телеканалу, входящему в первую четверку по охвату аудитории. Суд по уголовному делу внепроцессуально передал эту экспертизу (много десятков листов) в открытый административный процесс».

Из открытых источников об экспертизе известно следующее: эксперт, ранее осужденная за пособничество контрабанде художественных ценностей, начала проводить сравнение картинок, выложенных в паблике «Монологи вагины», включая эпизод сериала «Секс в большом городе» (5-й сезон, 1-я серия).

В серии одна из главных героинь сериала, Шарлотта, попадает в мастерскую к художнику, который рисует портреты вагин с натуры (Шарлотта не только позирует ему, но и организует позже его выставку). Поразительно, но экспертизу сериала заказал Следственный комитет по Хабаровскому краю, объясняя это тем, что многие журналисты сравнивали эпизод сериала, который беспрепятственно показывали по центральному телевидению, с обвинением по делу Юли, задавая справедливый вопрос: «Почему одно можно, а другое нельзя?» Судимая в 2017 году за участие в незаконном вывозе из РФ раритетных скульптур Будды эксперт Татьяна Троицкая заключила, что, в отличие от контента паблика «Монологи вагины», эпизод сериала «не содержит признаков информации порнографического характера».

Зато, по заключению экспертов о Юлином паблике, «некоторые картины могут провоцировать негативные реакции у ортодоксальных верующих, ответственных родителей, а также у солдат-срочников».

Работа Юлии Цветковой. Из архива

24 мая 2021 года суд Комсомольска-на-Амуре по административному иску прокурора города принял решение, основываясь на экспертизe СК, заблокировать паблик «Монологи вагины». Об этом решении Юлия узнала по почте 25 июня. Анна в своем фейсбуке пишет о том, что «суд не имел права до окончания уголовного процесса решать, порнография это или нет. Это нарушение презумпции невиновности». В конце октября 2021 года стороне защиты Цветковой удалось добиться отмены судебного решения и направления дела о запрете паблика «Монологи вагины» на повторное рассмотрение.

В январе 2022 года была назначена повторная искусствоведческая экспертиза. По словам Анны, суд нашел экспертов самостоятельно, что само по себе является прецедентом. Новая экспертиза будет проводиться «Центром социокультурных экспертиз», который участвовал в ликвидации «Мемориала»: именно экспертиза этого центра легла в основу иска. Сотрудники центра также выступали «экспертами» по делу группы Pussy Riot и делу историка Юрия Дмитриева. Анна пишет, что «в будущих выводах экспертизы сомневаться не приходится». Известный художник и теоретик искусства Дмитрий Гутов пишет:

Что не так с экспертизой

«Если мы зайдем на сайт этого центра, то увидим, что за искусствоведческий анализ в нем отвечает театральный критик Елена Покорская (Борейша-Покорская Е.Я., имеет высшее образование по специальности «искусствоведение» (1977), кандидат искусствоведения (1995)) <…> Эта экспертиза войдет в историю, и не приходится сомневаться, что каждая формулировка, каждое предложение, каждая буква в ней будет подвергнута анализу профессиональным сообществом».

Обращение к таким экспертам — признание отсутствия доказательств виновности Юлии после трех лет расследования и суда.

Но если по итогам новой экспертизы паблик Юлии будет признан порнографическим, то это будет означать обвинительный приговор.

Юлия Цветкова в суде. Скриншот видео

Слитые видео и закрытый процесс

«Юлия Цветкова пожаловалась в полицию на преследование; ей сказали не злоупотреблять обращениями»

«Такие дела», 25 марта 2020

Юлия рассказывает, как проводившие у нее дома обыск девять сотрудников полиции снимали квартиру на видео. Через некоторое время видеозапись оказалась в крупных гомофобных пабликах, занятых травлей Цветковой. Документы и фотографии с изъятой во время обыска техники позже оказались в распоряжении центральных и местных телеканалов, тиражирующих заявления о том, что «творчество Цветковой направлено сугубо на растление несовершеннолетних»,

а «рисунки Цветковой обладают таким же воздействием, как действия педофилов».

Попытки отстоять право на частную жизнь и доказать, что видео было незаконно слито сотрудниками полиции, были проигнорированы правоохранительными органами. В проведенной проверке, с текстом которой Юлия смогла ознакомиться, есть показания двух полицейских, уверяющих, что никакой съемки во время обыска не проводилось.

С ноября 2019 года по март 2020 года Юлия находилась под домашним арестом с электронным браслетом слежения на ноге. Из-под ареста ее четырежды не выпускали даже к зубному врачу с острой болью. Врачи были вынуждены консультировать художницу дистанционно, чтобы по возможности облегчать боль. В дозволенный час прогулок Юлии было запрещено отходить от дома более чем на 500 м. В конце марта 2020 года домашний арест сменили на подписку о невыезде.

На вопросы о нарушениях в деле Юлии Цветковой ее защитник отвечает, что «сам факт существования такого дела является нарушением закона, в смысле соблюдения конституционных прав личности. Если говорить в узком процессуальном плане, то самое очевидное из нарушений — необоснованное закрытие судебного процесса. Причем закрытый режим, распространяется, похоже, только на защиту. В административном деле нарушением было фактическое лишение Цветковой права на участие, лишение прав, установленных законом для ответчика. Сейчас это право восстановлено. Теперь нашей задачей является доказывание того очевидного и основанного на законе факта, что параллельное рассмотрение в уголовном и административном порядке дел, по которым совпадают предмет доказывания и стороны, противоречит закону (ст. 4 КАС РФ)».

На выставке в поддержку Юлии Цветковой, организованной в то время, когда художница была под домашним арестом. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Закрытое рассмотрение дела означает, что на заседания судов по уголовному делу Юлии теперь запрещен доступ журналистам и слушателям. Закрытость процесса суд объясняет тем, что в ходе рассмотрения дела будут рассматриваться материалы «отнесенные обвинением к порнографическим».

1 мая 2021 года Юлия объявила голодовку, протестуя против затянутости процесса. 

В сопроводительном тексте она пишет:

Юлия Цветкова решилась на голодовку

«Свободу можно ограничить разными методами, некоторые из которых не менее действенны, чем реальный арест. Невозможность покинуть город, в котором люди переходят на другую сторону дороги, когда тебя видят, не говоря уже о том, что нет возможности работать или общаться, — это тоже несвобода. Не меньше (или больше), чем арест, но по-другому. Это почти-свобода на бумаге и отсутствие таковой по факту. Немного напоминает мне мой собственный домашний арест и как меня не пускали лечить зубы. Это когда как бы не пытают, но по факту пытают. Знаете, честнее, чтобы уже пытки называли пытками.

И мне бы хотелось, чтобы про такие вот невидимые пытки, неявные лишения свободы в нашем обществе тоже говорили. Боль от невидимой пытки реальна.

Люди, проходящие через пытку ожиданием, неизвестностью, изоляцией, достойны того, чтобы про них не забывали».

Где искать заказчика

«Отдел ФСБ по борьбе с терроризмом занимался делом активистки о «гей-пропаганде»

«Сибирь.Реалии»*, 11 февраля 2020

В июне 2020 года Юлия сообщила, что в двух из ее административных протоколов о «пропаганде гомосексуализма» упоминается ФСБ.

Из материалов административного дела следует, что инициатором расследования было местное управление ФСБ:

7 мая начальник отдела по борьбе с терроризмом и защите конституционного строя УФСБ России по Хабаровскому краю Дмитрий Обласов написал письмо уполномоченной по правам ребенка в Хабаровском крае Виктории Трегубенко, попросив изучить содержание соцсетей Юлии.

Читайте также

Читайте также

Правая рука государства

В борьбе с YouTube российские власти готовы субсидировать порнографию

Также Юлия рассказывала, что в материалах дела есть документ, согласно которому ФСБ передала полицейским Комсомольска-на-Амуре данные об «установлении личности» администратора группы «ЦВЕТ», где Цветкова выкладывала свои творческие работы.

«Да, мне тоже кажется странным, что ФСБ занимается этим. И что аж сам замначальника краевого ФСБ возбуждает административку. Возможно, я действительно настолько опасный преступник для нашего края, я не знаю. Настоящая угроза федеральной безопасности», — писала Юлия в своих соцсетях.

Юлия Цветкова. Из личного архива

21 января 2021 года «Российская ЛГБТ-сеть» (признана иноагентом), сообщила, что ФСБ участвует как минимум в трех делах о «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений», что «согласно положению о ФСБ, не входит в перечень обязанностей ведомства». По данным организации, с писем ФСБ начинались дела Алексея Павлова из Набережных Челнов и дело Юлии Цветковой.

Искусство Цветковой

«Юлия Цветкова: театральные критики назвали ее Человеком года, а в Комсомольске-на-Амуре» ее по-прежнему преследуют»

Журнал «Театр», 21 декабря 2020

«Работы Юлии Цветковой купил городской музей Амстердама»

Esquire, 27 октября 2020

Люди, подвергшиеся политическому преследованию, рассказывают, что медийное пространство вокруг них часто устроено так, что о них говорят в основном как об объектах, с которыми помимо их воли происходят ужасные вещи. Таким образом, преследование дегуманизирует человека, превращая его или ее в инфоповод и утягивая за собой течением новостной ленты.

Поэтому важно описать и то, каким именно искусством занимается Юлия Цветкова, за какое искусство ее наказывают.

Юлия является членом Творческого союза художников России и Международной федерации художников, у нее было проведено 7 персональных выставок, а ее работы покупаются в коллекции известных мировых музеев и галерей.

Ее деятельность началась не с рисунков женского тела, которые пытаются квалифицировать как порнографию: Цветкова занималась молодежным горизонтальным активистским театром. Театром, где дети равны взрослым, актеры и актрисы равны режиссеру. Театра, где поднимались темы экологии, насилия и пацифизма, репрессивного школьного образования и буллинга, равенства девочек и мальчиков и свободы самовыражения каждого человека. Это был театр, в котором режиссер являлась только помощником и модератором, а у каждого ребенка и подростка был голос, это был театр, в котором дети могли устраивать перформансы на улицах города на важную для них тему или формулировать манифесты об искусстве будущего:

Из манифеста «горионтального» театра «Мерак», организованного Юлей Цветковой

«Мы считаем, что манифест — это один из способов заявления о себе. Мы хотим, чтобы люди не боялись открывать театры и говорить в них на те темы, которые реальны и интересны для нашего времени. Мы хотим, чтобы эти театры чувствовали себя уверенно и верили в то, что в России зарождается такая культура театра благодаря нам, театру «Мерак», и всем другим свободным театрам и творческим коллективам в России. Мы хотим, чтобы никто не думал, что в России нет культуры. Культура есть. Может быть, манифест поможет нам всем объединиться и бороться за свободу искусства и самовыражения».

Театр «Мерак», режиссером которого была Юлия Цветкова, был прежде всего театром про рефлексию и соучастие каждого человека. Юлия писала, что «театр должен быть таким, каким его хотят видеть дети. Мне хотелось сделать театр, в котором все получают удовольствие уже во время репетиций. У нас не было конкуренции и элиты. Роли сами возникали или давались по близости с темой. У нас не было главного актера и четкого распределения ролей».

В работе студии использовались методики современной театральной педагогики, например, социального форум-театра, разработанного в 70-х годах режиссером Аугусто Боалем, театра, в котором любой человек в зрительном зале может стать актером на сцене и изменить ход действия и конфликта.

Это был театр о равенстве, уважении и человеколюбии, построенный силами детей.

Но теперь его нет.

Что дальше и чем мы можем помочь

«#заЮлю: как СМИ, знаменитости и активисты объединяются в защиту художницы Юлии Цветковой»

Forbes, 8 июля 2020

В поддержку Юлии Цветковой высказывались публичные люди из самых разных профессиональных сообществ (Владимир Познер, Ксения Собчак, Екатерина Шульман, Рената Литвинова, Ирина Шихман и многие другие), проводились пикеты и общественные кампании, писались обращения к президенту, запускалась петиция. Десятки тысяч граждан РФ высказывались в защиту Юлии Цветковой. Общественное требование освободить Юлию Цветкову способствовало в 2020 году заявлению уполномоченной по правам человека в РФ Татьяны Москальковой о том, что дело у нее «на контроле». 29 июня 2021 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу Tsvetkova vs. Russia, в которой Юлия и Анна просят суд признать, что РФ нарушила в отношении Юлии статью о свободе выражения мнения, право на справедливое судебное разбирательство, право на уважение частной и семейной жизни и статью о запрещении дискриминации (во взаимосвязи со статьей 10 Конвенции о защите прав и свобод человека).

Сейчас в связи с новыми судами и экспертизой делу Юлии Цветковой необходима новая волна огласки.

Инициативная группа в поддержку Юлии Цветковой предлагает каждому читателю этой статьи подписать петицию в защиту Юлии Цветковой, распространить при помощи соцсетей подробности про новую экспертизу и реальную угрозу тюрьмы под хэштегами#ЗаЮлю и#СвободуЮлииЦветковой. Также инициативная группа опубликовала способы напрямую поддержать Юлию, так как у дела много сопутствующих расходов (например, перелеты защитника), а семья Цветковой лишена средств дохода с апреля прошлого года.

Читайте также

Читайте также

«Дело Юли Цветковой — политическое»

Юзефович, Салахова, Попова и другие — о том, зачем следствию искать в рисунках активистки «порнографию»

На вопрос о том, почему дело Цветковой длится уже три года, адвокат Юлии Александр Пиховкин отвечает так:

Значение дела против Цветковой. Объясняет адвокат

«Я думаю, это дело должно было пройти как обычные дела по 242-й статье УК — 2‒3 заседания, и приговор. Так получилось, что самые разные люди смогли обеспечить Юлии возможность защищаться. Художники, артисты, театральные деятели поняли, насколько опасен прецедент вульгаризации 242-й статьи.

Недаром в поддержку Ю. Цветковой высказывается очень широкий спектр общества — от М. Пиотровского и М. Швыдкого до В. Познера и К. Собчак, от Русского музея и Третьяковки до Государственного института искусствознания и Российской академии художеств.

Многие понимают, что это, по сути, Салемский процесс. Что после него может быть объявлена охота на ведьм, и следующими жертвами в таких процессах могут быть любые другие художники, актеры и режиссеры, касающиеся в своем творчестве табуированных тем. Что наше право смотреть на фигуры Давида или Венеры Милосской без купальных принадлежностей — это не данность, за него надо бороться.

Собственно, эта борьба и объясняет длительность процесса. Полагаю, нам удается сохранить ситуацию, при которой судам необходимо использовать уголовно-процессуальное законодательство по его прямому назначению. Я сохраняю иррациональную веру в силу закона и стараюсь делиться этой верой со своей подзащитной и с судом. Это непросто и не всегда успешно, но как есть. Я верю, что это процесс с открытым финалом».

Свободу Юлии Цветковой!

В подготовке текста принимала участие активистка Кира Шмырева.

* «Сибирь.Реалии» признаны иностранным агентом.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#цветкова #преследование #фсб #традиционные ценности #охота на ведьм #лгбт #феминизм

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera