Сюжеты · Общество

Силовики-разбойники

Почему суд проявил гуманность к налетчикам из ФСБ, Налоговой службы и Следственного комитета и дал им сроки по нижнему порогу санкций?

Этот материал вышел в № 8 от 26 января 2022. Среда
Читать номер
Этот материал вышел
в № 8 от 26 января 2022. Среда
Ирек Муртазин, спецкор
views
18586
Ирек Муртазин, спецкор
views
18586

Владимир Урусов, Артур Власов и Дмитрий Казанцев. Фото: РИА Новости

В минувший понедельник, 24 января, судья Московского гарнизонного военного суда Алексей Драпенко огласил приговор по громкому уголовному делу о дерзком ограблении, совершенном на юго-западе Москвы 10 июня 2019 года.

Это был тоже понедельник. Около часа дня к дому № 16а на улице Ивана Бабушкина, где снимал офис предприниматель Борис Караматов, подъехали черные минивэны Mercedes V250 Bluetec и Mercedes GLK 220 CDI, из которых выскочили налетчики в камуфлированной одежде, вооруженные похожими на боевые гладкоствольными самозарядными травматическими пистолетами Grand Power T12-F и MP-353.

Преступники стремительно разделились на две группы, одна из которых подбежала к припаркованному бронированному Volkswagen Transporter и с криком «Всем оставаться на своих местах! Работает ФСБ!» на глазах у охранника и водителя выхватила из автомобиля сумки с деньгами. Вторая группа налетчиков вбежала на второй этаж здания и, опять же громогласно объявив об «операции ФСБ», похитила из офиса Караматова еще несколько сумок. Всего в этих сумках было 136,5 млн рублей.

Грабители предполагали, что эти деньги криминального происхождения и жертвы преступления не станут обращаться в правоохранительные органы. Но просчитались. Уже в этот же день безработный Александр Юмаранов, который как раз и прибыл к офису Караматова на том самом бронированном Volkswagen Transporter, обратился в полицию с заявлением об ограблении.

Преступление было раскрыто по горячим следам.

Налетчиками оказались офицеры управления «К» ФСБ России, бойцы спецподразделений ФСБ «Альфа» и «Вымпел» и примкнувшие к ним сотрудник налоговой полиции и помощник следователя СКР. 

Расследование и суд растянулись на 2,5 года.

Было установлено, что официально нигде не работающий Александр Юмаранов подрядился обменять на доллары по очень выгодному курсу рубли, аккумулированные предпринимателями, работающими в торговом центре «Москва». Организовать услугу теневой конвертации взялся бизнесмен Борис Караматов. Это был не первый «деловой контакт» Юмаранова и Караматова. Тремя неделями ранее, 19 мая, Юмаранов уже обменял через Караматова рубли рыночных торговцев на один миллион долларов. Но 10 июня Караматов и не планировал менять доллары на рубли. Уже был запущен маховик ограблений Юмаранова.

За несколько дней до этого ограбления Караматов рассказал своему знакомому бойцу спецподразделения «Альфа» ФСБ Хетагу Маргиеву, что в понедельник к нему в офис привезут несколько сумок с деньгами «криминального происхождения». И что под видом «оперативного мероприятия» можно «экспроприировать экспроприаторов», забрав деньги без малейшего риска. Караматов поставил условие, что ему достанется половина суммы, которая окажется в сумках.

Боец «Альфы» заинтересовался «темой», предложенной Караматовым, принял его условие по разделу «добычи» и собрал группу налетчиков из своих знакомых офицеров и прапорщиков.

Все прошло как по маслу. Отъехав от места преступления на несколько километров, разбойники поделили награбленное и разъехались. Караматов, как и договорились, забрал половину денег — 68 миллионов рублей — и вскоре выехал из России. Он и до сих пор находится в розыске. А вот его подельников задержали уже спустя три недели.

5 июля 2019 года ФСБ распространила официальное сообщение о задержании своих кадровых сотрудников, подозреваемых в ограблении.

24 января 2022 года Московский гарнизонный суд лишил офицеров и прапорщиков ФСБ воинских званий и признал их виновными в разбое «организованной группой в особо крупном размере с угрозой применения насилия к потерпевшему» (пп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ).

  • Экс-сотрудник управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ Артур Власов приговорен к 10 годам колонии строгого режима.
  • Экс-сотрудник управления «К» Александр Карелин — к 8 годам.
  • Экс-боец управления «Альфа» Центра специального назначения ФСБ Роман Оболенский — к 9 годам.
  • Экс-боец «Альфы» Хетаг Маргиев — к 8,5 года.
  • Экс-боец управления «Альфа» Владимир Урусов — к 8 годам.
  • Экс-боец управления «Вымпел» ЦСН ФСБ Дмитрий Капышкин — к 9 годам.
  • Экс-сотрудник Федеральной налоговой службы Дмитрий Чивкин — к 8 годам.
  • Экс-помощник следователя транспортного СК Дмитрий Казанцев — к 9,5 года.

Надо сказать, что пункты «а» и «б» части 4 статьи 162 УК РФ («Разбой») предусматривают наказание от 8 до 15 лет колонии. И приговор, вынесенный участникам ограбления, выглядит хоть и справедливым, но не чрезмерно суровым.

Почему суд проявил гуманность к «разбойникам из ФСБ», ограничившись сроками, близкими к нижнему пределу санкций по части 4 статьи 162 УК? Попробуем разобраться.

11 июля, вскоре после операции по задержанию налетчиков, ТАСС сообщил имена фигурантов уголовного дела, подчеркнув, что в деле — один-единственный эпизод. Тогда же просочилась информация со ссылкой на «источники в следствии», что похищенные деньги якобы принадлежали китайским предпринимателям, работающим в торговом центре «Москва».

В июле 2019 года эта версия показалась мне неправдоподобной. И вот почему.

Китайские предприниматели, работающие что в «Москве», что на других рынках столицы, живут очень замкнуто и место работы практически не покидают. У них нет необходимости в конвертации выручки. Еще в марте 2019 года «Новая» рассказала о китайском «расчетном центре» с ежедневным оборотом в несколько десятков миллионов долларов, работавшем в гостинице «Дружба» при столичном рынке «Москва» и осуществлявшем конвертацию рублевой выручки китайских предпринимателей в криптовалюту.

Практически каждый вечер к «расчетному центру» в «Дружбе» подъезжали микроавтобус и несколько джипов охраны. В микроавтобус загружались деньги, и кортеж направлялся в «Москва-сити», где в одном из небоскребов обосновались продавцы криптовалюты (подробности в «Новой» № 27 от 13 марта 2019).

Летом 2019 года мне казалось, что в этой хорошо отлаженной системе аккумуляции рублей, «инкассации» денег в «Москва-сити» и последующей покупки криптовалюты просто нет места для других «игроков». Но должен признать, я был неправ.

Еще 11 марта 2019 года сотрудники Росгвардии оцепили столичные рынки «Москва» и «Садовод». Затем внутрь зашли оперативники ФСБ и Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД для «оперативно-профилактических мероприятий». Позже МВД распространило официальный пресс-релиз о том, что на московских рынках был проведен «комплекс мероприятий, направленный на пресечение правонарушений в сфере миграционного законодательства», в ходе которых задержано несколько десятков человек, составлено 19 протоколов о нарушении миграционного закона, а среди задержанных оказался иностранец, который, по данным МВД, уклонялся от военной службы в своей стране и находился в розыске.

Однако было понятно, что основная цель «профилактических мероприятий» — вовсе не проверка соблюдения требований миграционного законодательства. Проверяющие, скорее, хотели пощекотать нервы «расчетному центру». 

Буквально через несколько недель рынки «Москва» и «Садовод» восстановили привычный уклад жизни, китайские расчетные центры продолжили работать, как прежде. Но перемены все-таки произошли. И выразилось это в том, что «инкассаторы», вывозившие деньги с рынков в «Москва-сити», увеличили расценки за свою работу. Сразу в два раза. «Расчетные центры» переложили возросшие накладные расходы на работающих на рынке предпринимателей. И вполне естественно, что те начали искать альтернативные, менее затратные варианты конвертации выручки. Вот тогда-то, как я теперь понимаю, и пробил «звездный час» посредников, одним из которых вполне мог быть и ограбленный «разбойниками из ФСБ» Александр Юмаранов.

Читайте также

Читайте также

Спецоперация с переходом наличности

Беспрецедентные аресты сотрудников ФСБ и «Альфы»: как связаны контроль над китайскими рынками и охота за миллиардами полковника Захарченко?

Но версия о том, что потерпевший по уголовному деду об ограблении оперировал деньгами предпринимателей рынка «Москва», похоже, не устроила следствие: такое расследование было бы чересчур муторно. В деле появились бы другие потерпевшие и десятки новых свидетелей. Мог бы проклюнуться и состав 210-й статьи УК РФ: «Организация преступного сообщества и участие в нем», — а это уже от 12 до 25 лет. А сроки расследования уже поджимали. В итоге и следствие, и суд вполне устроила версия, согласно которой Юмаранов одолжил деньги у знакомой пенсионерки, которая осенью 2018 года продала квартиру на Кутузовском проспекте.

Осужденных эта версия тоже устроила. Правда, они все равно намерены обжаловать приговор. Они настаивают, что из материалов уголовного дела пропала видеозапись, на которой, по мнению защиты, было зафиксировано, что в отношении ограбленных не было угрозы оружием. Тогда имел место уже не «разбой», а всего лишь «грабеж», то есть «открытое хищение чужого имущества». И это статья 161 УК, по которой, даже если преступление совершенно организованной группой и в особо крупном размере, нижний порог наказания — всего 6 лет колонии.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#фсб #вымпел #садовод #рынки #ограбление

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera