Сюжеты · Культура

Год сурка

Сценарий новогодней елки в Кремле. Сказка с элементами энтропии и QR-кодами

Этот материал вышел в № 146 от 24 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 146 от 24 декабря 2021

Иллюстрации: Ляля Ваганова

Действующие лица в порядке появления

Валерий Федорович Рашкин, депутат Государственной думы от фракции КПРФ

1-й и 2-й полицейские

Юлия Пересильд, первый в мире космонавт-актриса

Лжедмитрий Песков, голосовой помощник

Руководители Лживого Мира

Солдаты НАТО

Мария Захарова, официальный представитель Министерства иностранных дел РФ

Ученый Сурок

Дед Мороз

Темный зал Государственного Кремлевского дворца. Праздничная новогодняя сцена пуста — нет ни декораций, ни елки. В зале в полном молчании сидят дети. Из-за кулис дует холодный ветер. Идет снег. Дети терпеливо ждут начала чудесного представления. Проходит около часа.

Наконец, раздается отдаленный звон бубенцов. Звон становится все громче, и на сцену, освещенный лучом прожектора, выбегает Олень.

Олень (радостно): Дорогие ребята! Наконец-то я…

Из-за кулис раздается выстрел. Олень падает. На сцену выходит депутат Государственной думы от фракции КПРФ Валерий Федорович Рашкин в костюме охотника. Он откладывает ружье, вынимает из-за пояса нож и топор и начинает разделывать тушу Оленя: отрубает ему голову и снимает шкуру. Из противоположной кулисы выходят двое полицейских, оба в черных масках.

1-й полицейский: Добрый вечер, уважаемый.

Рашкин (рассуждая вслух): Кажется, я слышу голоса. Это странно, ведь я поехал в Лысогорский район Саратовской области к друзьям, мы посидели, отдохнули, и я отправился погулять один.

2-й полицейский: Уважаемый, это вам не Саратовская область, это наш сказочный лес.

Рашкин: А я вам не уважаемый. Я депутат Государственной думы от фракции КПРФ Валерий Федорович Рашкин. И я, между прочим, крайние два года пытаюсь предотвратить сползание нашего Отечества в деспотию.


1-й полицейский: Очень приятно, Валерий Федорович. А что это с вашим другом?

Рашкин: Каким другом?

2-й полицейский: Да вот же, Валерий Федорович, кто-то лежит в крови.

Рашкин: У нас вся страна лежит в крови и фекалиях. Потому что сплошные праздники и отдыхи, работать некогда. Что это, по-вашему?

1-й полицейский: Да, что это, Валерий Федорович?

Рашкин: Это материальная, так сказать, часть сказочного Оленя. Я как раз нашел ее здесь и собирался показать и вам, и всем честным людям как доказательство того, что материализм действеннее любых сказок, которые нам рассказывают последние двадцать лет.

2-й полицейский: Придется, Валерий Федорович, пройти нам сейчас в сказочное отделение для проведения сказочных следственных действий.

Рашкин: У меня, между прочим, депутатская неприкосновенность. Это я сразу предупреждаю правовой беспредел в своем отношении.

2-й полицейский: А материальная часть Оленя? Она с прикосновенностью? Помогите проследовать вместе с ней в машину, пожалуйста.

Рашкин со 2-м полицейским утаскивают тушу со сцены. 1-й полицейский оглядывается и подбирает оставленное ружье, разглядывает его. Целится сначала в темный зал, не замечая детей. Затем вскидывает ружье и стреляет в ночное праздничное небо. Раздается оглушительный взрыв, небо озаряется ярким светом. 1-й полицейский в ужасе убегает. С воем и грохотом на сцену падает спускаемая капсула корабля «Союз МС-18», напоминающая огромный раскаленный елочный шар. Из капсулы, пошатываясь, с трудом выбирается первая в мире актриса-космонавт Юлия Пересильд.


Юлия Пересильд: Господи! Да неужели! Это что? Ведь Земля? Господи, Константин Львович! Почему так темно и холодно?

В зале тишина.

Юлия Пересильд: Это вообще Россия? Где я?! Кто мне может сказать, где я?! Я Юлия Пересильд, прием. Юлия Пересильд вызывает Землю. Вызов! Вызов!

Из кулисы выходит Лжедмитрий Песков. Он выглядит точь-в-точь как настоящий Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента Российской Федерации, однако, в отличие от него, ясно и конкретно отвечает на все заданные ему вопросы.

Юлия Пересильд: Человек! Это Земля! Здравствуйте! Кто вы? Вы человек?

Лжедмитрий Песков: Я — голосовой помощник президента Российской Федерации Дмитрий Сергеевич Песков. Вот что я умею. Могу рассказать о себе и выслушать вас. Могу развлечь вас в любое время суток. Подскажу прогноз погоды. Запущу музыку под ваше настроение. Включу нужный фильм или сериал. Помогу найти поблизости аптеку. Если устанете, просто скажите: «Дмитрий Сергеевич, хватит».

Юлия Пересильд: Дмитрий Сергеевич, почему так темно и холодно? Это Россия?

Лжедмитрий Песков: Сейчас минус четыре градуса, ощущается как минус шесть. Ветер северо-западный, два-три метра в секунду. Атмосферное давление…

Юлия Пересильд: Дмитрий Сергеевич! Я только что вернулась из космоса, у меня с собой крайне важные сведения, это государственная тайна!

Лжедмитрий Песков: Вот что я нашел в интернете по запросу «сведения, составляющие государственную тайну». Государственную тайну составляют сведения в военной области: о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому, оперативному и мобилизационному развертыванию…

Юлия Пересильд: Ради бога, хватит! Я привезла из космоса крайне чувствительные материалы, понимаете? Они касаются всей нашей страны, всех нас! Я обязана передать их лично президенту! Как мне попасть к нему?

Лжедмитрий Песков: Прокладываю маршрут. Время в пути составит 23 дня, включая двухнедельный карантин. Дороги слабо загружены. Поехали?

Юлия Пересильд (обреченно): Поехали…

Уходит за кулисы вместе с Лжедмитрием.

Среди детей нарастает волнение. Самые смелые поднимаются из зала на сцену, подходят к спускаемому аппарату, который таинственно светится изнутри. Дети трогают его, забираются внутрь, нажимают кнопки и дергают рычаги. Внезапно аппарат вспыхивает и начинает транслировать видео.


Это страшные кадры пыток в космосе. Американские космонавты пытают российских, российские — американских. Пытки совершаются в невесомости, космонавты беззвучно кричат от боли. На экране отображается тайминг записи — видно, что пытки будут длиться еще 203 часа 45 минут 16 секунд. Дети плачут, в ужасе убегают со сцены обратно в зал.

На крики детей из кулис выбегают пять человек. Это Руководители Лживого Мира. Они размахивают руками и светят фонариками в зал — теперь видно, что там около пятисот кое-как одетых детей, не то сирот, не то беженцев. Руководители Лживого Мира явно встревожены, но чем именно, понять невозможно — они говорят по-эстонски.


Руководители Лживого Мира: Ärge kartke, lapsed! Me päästame teid! Uus aasta lähedal! Kohupiim! Suhkur!

Жестами Руководители Лживого Мира объясняют детям со сцены, что спасут их, а потом подарят вкусные подарки: марципаны, суитсукала (копченую форель) и пиппаркоок (печенье со специями).


Дети, кажется, понимают эти жесты и пытаются выбежать на сцену. Однако в это время в зале появляются солдаты НАТО. Они начинают разворачивать вдоль сцены колючую проволоку и устанавливают КПП. Дети пытаются пройти через него, однако солдаты не пропускают: нужен QR-код. Дети начинают плакать и кричать на незнакомом языке, который не понимают ни Руководители Лживого Мира, ни солдаты НАТО. Напряжение праздника еще более нарастает.


Внезапно крики детей и солдат перекрывает оглушительная музыка — это звучит песня Ирины Аллегровой «Гуляй, шальная императрица!». Под нее в зал влетает официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, одетая по-концертному — в длинном, сверкающем платье и в меховой накидке с широчайшими рукавами. Мария Захарова изъясняется на языке, понятном всему миру, — это язык ресторанного танца.


Мария Захарова вовлекает детей в веселый хоровод прямо возле КПП. При помощи танцевальных па она вступает с ними в диалог и выясняет, что это — беженцы, курдские дети, родители которых заплатили за билеты на праздник по 4000 евро, поскольку были обещаны подарки и чудеса. Хоровод распадается. Теперь танец Марии Захаровой обращен непосредственно к Руководителям Лживого Мира и солдатам НАТО. Этот танец выражает протест против сложившейся международной обстановки, однополярного мира и политики двойных стандартов.

Мария Захарова (языком танца): Что мы видим со стороны того самого цивилизованного мира, который бесконечно всех поучает, рассказывает, как жить? Мы видим разговоры о гибридной угрозе, заявления о стягивании каких-то вооруженных сил, обматывание себя колючей проволокой и переваливание ответственности на кого угодно! Вы меня простите, но западному сообществу перед гражданами Ирака каяться еще не одно десятилетие! Каяться, просить прощения, признавая свою прямую вину, а не только ошибку. Оплачивать то, что они там сотворили! Но наш ответ будет твердым и асимметричным! Разговаривать с Россией языком ультиматумов мы не позволим!

Мария Захарова взмахивает меховыми рукавами — оттуда веером сыплются сотни QR-кодов, которые дети расхватывают с радостью и благодарностью. Сама Захарова превращается в снежный вихрь, обдает ледяным ветром Лживый Мир и НАТО, после чего уносится за кулисы.

Дети, расталкивая друг друга, устремляются к КПП, протягивают руки с QR-кодами к солдатам НАТО. Солдаты НАТО пытаются считать код, но тут над сценой вспыхивают огромные огненные буквы, как бы составленные из бенгальских огней: «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА».

Вслед за этим раздается оглушительный взрыв, огненная надпись распадается, буквы стремительно летят вниз, превращая солдат НАТО и Руководителей Лживого Мира в пепел. Целой остается только колючая проволока. Задник сцены рушится, и в зияющем проломе загорается вид вечернего Таллина. Вдалеке звучит легкая музыка, доносится запах сдобных булочек и горячего какао.

Дети начинают рыть подкоп под колючей проволокой. Из подкопа внезапно выскакивает Ученый Сурок. Дети от неожиданности отскакивают обратно в зал.


Ученый Сурок: Дорогие ребята! Что же вы такие пугливые! Это же просто система мироустройства. Вам надо знать о ней только то, что, как и всякая другая система, она изначально включает в себя элементы самоотрицания и саморазрушения, это банальная физика. Так или примерно так говорили еще Гегель и Гёдель. Конечно, внутри этой системы у нас были двадцать лет стабильности, которых так не хватило Столыпину. Эти годы точно когда-нибудь станут вспоминать как золотой век. Но вы сами видите — беда в том, что энтропия все же неизбежно нарастает. Она имеет свойство нарастать именно в замкнутых, закрытых системах. И вроде бы есть простое решение этой проблемы — открыть систему, «выпустить пар», и хаос отступит. Но эта простота обманчива. Либеральные эксперименты на внутриполитическом поле ставить крайне рискованно, ребята. Социальная энтропия молчаливого большинства очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее всегда нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории. Выбросы социальной энтропии политическими системами больших государств так же естественны, как выбросы их экономиками двуокиси углерода, которые, в принципе, можно контролировать. Но как далеко должны зайти климатические изменения, чтобы нации договорились по-настоящему? Как быть с парниковыми политическими газами? Кто мне ответит, ребята?

В зале тишина. Сурок, не дожидаясь ответа, ныряет обратно в свою норку. Вечерний Таллин в глубине сцены начинает гаснуть, как мираж. Дети бросаются за Ученым Сурком, руками роют отверстие под колючей проволокой и постепенно, один за одним уходят вместе с энтропией в черную дыру истории. В зале Государственного Кремлевского дворца остается лишь запах какао.

Из отверстия под колючей проволокой международных отношений в пустой зал начинает бить струя воды, которая быстро застывает, превращаясь в гигантское ледяное поле. На него выезжает Дед Мороз на коньках.

Дед Мороз: Уважаемые граждане России! Дорогие друзья! Коллеги! Всего через несколько минут этот год закончится. Кажется, что он вместил в себя груз нескольких лет. Он был трудным для каждого из нас, с тревогами и большими материальными сложностями, с переживаниями, а для кого-то — с горькими утратами. Но, безусловно, уходящий год был связан и с надеждами на преодоление невзгод, с гордостью за тех, кто проявил… Минуточку… А где все? Я что, тут один?

Тишина. Слышно завывание ветра. Снегопад усиливается.


Дед Мороз: А куда все подевались? Почему так темно? Ребята? Коллеги? А где елка? Ну вот, значит. Все уехали… Деда Мороза забыли…

Из противоположной кулисы на лед выходит Валерий Федорович Рашкин, лишенный депутатской неприкосновенности.

Дед Мороз: О! Мальчик! Как тебя зовут?

Рашкин: Валерий Федорович Рашкин.

Дед Мороз: Ну с Новым годом же, Валера! Скажи что-нибудь?

Рашкин: Слушайте. Я ведь уже все сказал. Я неоднократно и вербально, и эпистолярно обращался к коллегам. В конце концов, ни одному парнокопытному еще не было посвящено столько патетики. На моей памяти столько говорили только об убийстве президента Кеннеди…


Дед Мороз: Так.

Рашкин: Я признал свою вину — в моральном отношении. Я беру на себя полную моральную ответственность за убийство этого животного. И не только. Я готов возместить ущерб, нанесенный природе, — в настоящее время осуществляется закупка самки оленя с оленятами с целью их перемещения в сказочный лес.

Дед Мороз: Молодец, Валерий Федорович! Хочешь за это подарок?

Рашкин: Оставляю это на совести своих бессовестных коллег.

Дед Мороз: Тогда вот тебе волшебные вечные сухарики, теперь будешь встречать с ними каждый Новый год!


Дед Мороз вынимает из красного мешка пакет сухариков «Кремлевские». Звучит песня из кинофильма «Ирония судьбы» «Мои друзья уходят» и перезвон новогодних колокольцев. Свет окончательно гаснет. Бьют куранты. Наступает очередной, 2022 год.


Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#новый год #рашкин #лось #захарова мария #песков #пьеса

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera