click
Комментарий · Спорт

Смерть по инструкции

С духовностью у нас хорошо — с человечностью плохо

Этот материал вышел в № 142 от 15 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 142 от 15 декабря 2021
Владимир Мозговой, обозреватель «Новой»
views

5790

Владимир Мозговой, обозреватель «Новой»
views

5790

В Самаре прямо на футбольном матче «Крылья Советов» — «Рубин» скончался 50-летний болельщик Вячеслав Непогожев. Это не просто происшествие, это настоящая трагедия и безмерное горе для родных и близких.

Такое, к огромному сожалению, случалось и раньше, но ковидное время рвет сердца с особой жестокостью, на стадионах в том числе. Иногда людей спасают, иногда нет. У каждого спасения есть свои случайности и свои закономерности. У самарской трагедии, естественно, тоже.

Российская премьер-лига вслед за пресс-службой самарского клуба «Крылья Советов» отреагировала оперативно: «Зрителю было 50 лет. Врачи делали реанимацию в течение получаса, но не смогли спасти жизнь пострадавшего. Предварительная причина — внезапная остановка сердца. Руководство РПЛ возьмет на контроль расследование инцидента совместно с футбольным клубом «Крылья Советов». Соболезнование выразил губернатор Самарской области Дмитрий Азаров, клуб окажет необходимую поддержку семье. Все искренне переживают, с ситуацией вроде ясно — человеку стало плохо, врачи пытались его спасти, но, к сожалению, не удалось.

Когда происшедшее стало обрастать подробностями, картина начала обретать несколько иной вид и страшноватый объем. Достаточно процитировать рассказ соседа Вячеслава Непогожева по трибуне Ильи Пастухова, опубликованный Metaratings.ru:

Свидетельство очевидца

«Минуте на 75-й ему стало плохо. Он ко мне повернулся — можно посмотреть по камерам, я человек в зеленой куртке и шапке с козырьком. В руках у него был баллончик — возможно, от астмы. Сказал, что ему очень плохо. Моя жена врач, спросила, какие он пьет таблетки. Он просил нитроглицерин. Мы сразу стали звать врачей — я звонил по телефону, отправил друга к стюардам, сам кричал про нитроглицерин и врачей. Пока ему искали нитроглицерин, я взял его за руку и просто всякую ерунду спрашивал, чтобы он не отключался. Но минуты через две-три он потерял сознание, лег. Сердце остановилось. Жена стала делать ему массаж сердца, а меня попросила держать пульс. Пульс у него раз в пять секунд пробивался где-то минуту, потом пропал.

По ощущениям, не раньше, чем минут через десять, то есть где-то во время гола на 85-й минуте, прибежал фельдшер и сменил ее. Я и гола не видел — такой шок был. Пацан-фельдшер — огромный молодец, он до последнего его качал, я не знаю, откуда у него столько сил. Был ли кто-то от руководства арены, старшие стюарды? Боссов никаких не было.

Реанимация появилась уже после матча и зачем-то нацепила на него кардиограмму, хотя я им сказал много раз, что пульса вообще нет, и его надо как-то оживлять.

Человек с дефибриллятором сказал, что аппарат на морозе слабо действует, попросил отнести его в тепло. А нас, мужчин, осталось трое, мы попросили полицейских помочь. Они хуже всех себя повели: сказали, что они из Тольятти, и им по инструкции нельзя. В итоге мы стали его поднимать, но не смогли — надорвали спины, слишком он тяжелый был, а полицейские просто смотрели.

Показания полиция дать не просила, но я от злости на улице сам все высказал. Какая инструкция, когда человек умирает и от тебя реально просят помощи? Может, дефибриллятор и сработал бы в тепле как надо?!

…Мое мнение о ситуации? Только одно: все показали свои лица без масок — и скорая, и полиция, и просто люди».

Допускаю, что в запале после шока человек мог где-то ошибиться со временем — для тех, кто внутри форс-мажорной ситуации, оно летит стремительно. Очевидцы говорят о минимум 10‒15 минутах от обращения до первого прибытия врачей, ответственные лица — о четырех минутах до момента оказания квалифицированной помощи, во что трудно поверить. Не исключаю, что Илья мог что-то перепутать, ведь это не аккуратный хронометраж трагедии и не запись под протокол, а выплеск эмоций. Но в целом у меня нет сомнений, что суть изложена верно: потерянных в суете минут, возможно, и не хватило, но дело не только в коммуникационном сбое.

Был недавно, а точнее 17 октября, удивительно похожий случай в английской премьер-лиге — только с другим финалом. В Ньюкасле одноименный клуб принимал «Тоттенхэм», и где-то к концу первого тайма один из болельщиков почувствовал себя плохо. Неподалеку оказался врач и заядлый болельщик Том Притчард — он увидел, как какая-то девушка делает человеку массаж сердца, и пришел на помощь.

В это самое время на крики болельщиков обратил внимание защитник гостей Серхио Регилон, подбежал к судье Андре Марринеру и попросил обратить его внимание на ту часть трибун, где лежал человек. Судья своим решением остановил матч.

Запасной игрок гостей Эрик Дайер уже сигнализировал о происходящем врачам команды, и через мгновение Пол Каттерсон с дефибриллятором уже поднимался на трибуну, врачи «Ньюкасла» тоже на скамейке не задержались. Остановившееся сердце болельщика «завели» только со второго раза, подоспела помощь и скорой, пострадавшего увезли в больницу, все это продолжалось 20 минут, после чего команды вышли доигрывать первый тайм, и весь «Сент-Джеймс» аплодировал и Притчарду, и Регилону, и Дайеру, и Каттерсону.

Я уже слышу реплику «Подумаешь, герои! Будто у них ничего не случается, а тут просто все совпало». Конечно, «у них» тоже всякое бывает. Но уже в начале декабря в один игровой день в двух городах на стадионах были остановлены матчи премьер-лиги, когда судьи получали сигнал о том, что кому-то из болельщиков стало плохо. В первом случае был реальный сердечный приступ, во втором — просто обморок, но действия всех заинтересованных лиц были направлены на то, чтобы спасти людей. И их спасли не для того, чтобы потом покрасоваться на телеэкранах, а просто потому, что это — нормально.

В Самаре сама ситуация складывалась не хуже, разве морознее — было минус семь. Стюарды находились поблизости. Реанимобиль — на противоположной стороне поля, но обычная скорая — неподалеку. Рядом на трибуне оказалась врач, которая незамедлительно начала делать массаж грудной клетки — ну все как в Англии в октябре. Болельщики кричали, махали руками, пытались обратить внимание. На этом сходство кончается.

Камень в футболистов не брошу — в напряженной победной концовке им было не до ситуации на трибунах. Судье и медикам игравших команд никто информацию не передал. Стюарды, похоже, растерялись и слишком долго искали врачей. Реанимобиль не мог покинуть место дислокации по причине того, что матч продолжался, и неизвестно, что могло произойти на поле в отсутствие реаниматологов. Все действовали по инструкции, даже те самые полицейские «из Тольятти», которым, очевидно, вменено в обязанность только пресекать беспорядки. Возможно, перетаскивать пострадавшего было уже поздно,

но если представители органов правопорядка отказывают гражданам в элементарной просьбе о помощи — это уже за гранью.

Боюсь, что судья не стал бы останавливать игру, даже если бы понял, что на трибуне один из болельщиков нуждается в помощи. Потеря сознания или тяжелая травма футболиста — его зона ответственности, как и угроза их здоровью из-за стихийного бедствия или массовых беспорядков, на единичный случай за пределами поля он не обязан реагировать.

Думаю, что и в регламенте АПЛ тоже ничего подобного нет — просто трое разных судей в течение полутора месяцев поступили одинаково. Пусть не по инструкции, зато по совести, и без угрозы получить за проявление «излишнего милосердия» дисциплинарное наказание. Достаточно большое количество россиян вслед за штатными пропагандистами всегда готовы обличать «бездуховность» Запада. Зато у нас с духовностью хорошо — с человечностью плохо.

Случившееся на «Самара Арене» — «уникальном, высокотехнологичном и самом посещаемом стадионе Поволжья», что действительно так, непосредственно на «территории здорового образа жизни» — проблема не региональная и многослойная. Можно много говорить о социальном государстве, и при этом забывать, что оно состоит из людей. Пока инструкция защищает систему, а не отдельного человека, каждый из нас может стать ее жертвой.

Достаточно вспомнить, как в Москве недавно винтили фанатов ЦСКА, предварительно держа на морозе в течение нескольких часов сотни человек. Нимало не заботясь о том, что будет, если у кого-то прихватит сердце.

Автозаки важнее реанимобилей, если они вообще в этом случае предусмотрены.

Читайте также

Читайте также

Борьба за огонь

Если фаеры зажигают — значит, это кому-нибудь нужно?

Я не сомневаюсь в том, что предпринятые действия по спасению жизни Вячеслава Непогожева будут признаны оправданными и исчерпывающими. Может, инструкции слегка подкорректируют. Может, обяжут снабдить стюардов рациями, предусмотрят какие-то дополнительные меры с учетом того, что введение так называемых «паспортов болельщика» неизбежно повысит возраст аудитории и создаст дополнительные проблемы для медиков. Кстати, на внедрение системы FAN ID планируется затратить почти миллиард рублей — на дополнительный реанимобиль для болельщиков требуется гораздо меньше.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#реанимация #фанаты #происшествия #трибуны #сердечный приступ #скорая помощь #футбол #стадионы #инфраструктура

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

284299

2.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

243696

3.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

229299

4.
Репортажи

Возвращение казанского хана Татарстан не готов признать Владимира Путина единственным президентом в России

views

214886

5.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

138388

6.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

127408

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera