Комментарий · Политика

Людоеды закончили с закусками

Пять лет назад арестовали историка Юрия Дмитриева. За эти годы его успели дважды оправдать — и дважды оправдательное решение было отменено

Этот материал вышел в № 142 от 15 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 142 от 15 декабря 2021
Никита Гирин, для «Новой газеты»
views

5507

Никита Гирин, для «Новой газеты»
views

5507

Юрий Дмитриев. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

13 декабря 2016 года в квартиру 60-летнего руководителя карельского «Мемориала»* Юрия Дмитриева пришла полиция. За 20 секунд эксперт по фамилии Дубкин нашел на компьютере историка, среди десятков тысяч фотографий, снимки его малолетней приемной дочери — без одежды. Дмитриев называет их контрольными: когда готовился к опекунству, вычитал где-то, что надо фиксировать состояние здоровья ребенка. Юрий воспринял эту рекомендацию буквально — в силу профессиональной привычки поисковика, а также в силу жизненного опыта (однажды нянечки в детском саду приняли типографскую краску на коже ребенка за синяки — а Дмитриев просто горчичники через газету ставил).

Спасибо эксперту Дубкину: благодаря его случайному признанию в суде нам открылось, кто был в квартире Дмитриева за две недели до задержания, 30 ноября. Дубкин сообщил, что коллега-оперативник подсказал ему, где именно искать фотографии, потому-то он так быстро их и нашел.

15 декабря историка арестовали по обвинению в изготовлении порнографии.

Так началось дело Дмитриева.

Читайте также

Читайте также

Дело Дмитриева. Раскопки

Как оно строилось, развивалось и кто его курировал. Исследование «Новой»

Через полтора года его оправдали. Потом приговор отменили и добавили новую статью — о сексуализированном насилии. Звучит страшно, а на деле все оказалось еще циничнее, чем с «порнографией». В восемь лет у приемной дочери Дмитриева было недержание мочи. И несколько раз, когда она писалась, Дмитриев ладонью проверял, сухие ли у нее трусы. Судя по текстам допросов, которые «Новая газета» изучила досконально, никаких конкретных воспоминаний о том периоде у девочки не осталось (зато остались справки из больницы об энурезе). Но следователь и психологи манипуляциями выжали из нее показания, достаточные для тяжелейшего обвинения.

Тем не менее Дмитриева оправдали во второй раз: по статье об изготовлении порнографии — де-юре, а по статье о насилии — де-факто. Дали 3,5 года вместо 15 лет, о которых просила прокуратура. Судья Александр Мерков применил статью 64 УК, которая позволяет назначить обвиняемому наказание «ниже низшего» при наличии исключительных обстоятельств.

Юрий Дмитриев возле Петрозаводского городского суда после вынесения оправдательного приговора. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Очевидно, таким обстоятельством для Меркова было понимание полной невиновности подсудимого.

Приговор снова не устоял, но на этот раз Верховный суд Карелии и силовики, курирующие это дело, поступили радикальнее: в части изготовления порнографии дело отправили на очередной пересмотр, а по статье о насилии Дмитриеву прямо в апелляции увеличили срок до 13 лет. При этом заседание пролетело за два часа, а Дмитриев, подключенный по видеосвязи из СИЗО, почти ничего не слышал.

Третий процесс прямо сейчас подходит к концу. По словам адвоката и свидетелей, в этот раз судья Екатерина Хомякова, бывшая сотрудница прокуратуры, очень торопится его завершить. По информации карельского портала «Столица на Онего», Хомякова подала документы на переход в Верховный суд республики. В такой же ситуации три года назад была судья Марина Носова, оправдавшая Дмитриева по итогам первого процесса. Республиканская квалификационная коллегия одобрила ее кандидатуру, но кремлевская комиссия по согласованию федеральных судей — «завернула» (справки на кандидатов готовит, само собой, ФСБ). Сейчас прокуратура требует увеличить срок заключения Юрию Дмитриеву до 15 лет. Едва ли теперь судья Хомякова повторит маленький подвиг Марины Носовой.

Юрий Дмитриев в здании суда. Фото: Игорь Подгорный

В январе Дмитриеву исполнится 66 лет.

Единственное, что прикрывает следователя Максима Завацкого, судью Верховного суда Карелии Аллу Раць (это она увеличила срок заключения до 13 лет), карельских прокуроров и кураторов этого дела (одним из них может быть бывший начальник карельского УФСБ, а ныне помощник президента Анатолий Серышев), — это закрытый режим, в котором якобы ради безопасности ребенка слушается дело. Хотя в действительности безопасность ребенка была растоптана в тот момент, когда решили сажать историка.

Нас (журналистов, хорошо знающих дело, и коллег Дмитриева) часто спрашивают: да кому он нужен? Что он такого политически опасного сделал, чтобы с ним вот так? В свете происходящего с «Мемориалом» отвечать на такие вопросы, наверное, уже нет необходимости, но за эти годы я вывел ответ, который устраивает, по крайней мере, меня самого.

Дмитриев, волк-одиночка, ставил легитимность власти под сомнение не только своими поисками расстрельных полигонов. 

Он и прямым текстом говорил на митинге с участием иностранных консулов: «Дорогие мои братцы и сестры, что-то надо с этой властью делать». Кроме того, не забываем про показатели. Статья в Уголовном кодексе есть? Надо, чтобы были показатели. Это смысл существования нашей судебно-следственной машины.

Что до логики, до очередности, в какой выбирается субъект для подавления, — то ее нет. Ее просто нет. Мы слишком высокого мнения о людоедах.

Что-то, Юрий Алексеевич, надо с этой властью делать.

* внесен Минюстом в список НКО, выполняющих функцию иноагента

Читайте также

Читайте также

«Заберите дело Юрия Дмитриева и вынесите свой вердикт»

Более 200 деятелей искусства и науки обратились с открытым письмом к председателю Верховного суда. Публикуем полный текст

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#юрий дмитриев #дело дмитриева #петрозаводск #сандармох #мемориал
Реклама

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

284293

2.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

243694

3.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

229296

4.
Репортажи

Возвращение казанского хана Татарстан не готов признать Владимира Путина единственным президентом в России

views

214737

5.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

138388

6.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

127395

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera