Интервью · Экономика

Фильмы с «плохим» долгом

Кредитор может быть для индустрии проката опаснее ковида

Этот материал вышел в № 141 от 13 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 141 от 13 декабря 2021
Алексей Полухин, шеф-редактор
views

0

Алексей Полухин, шеф-редактор
views

0

Алексей Васясин. Фото: Анастасия Цицинова, для «Новой газеты»

Приближаются новогодние праздники, которые также важны для кинопроката, как «елки» для сценических артистов. Особенно в год, потрепанный ковидом. Пусть и не так страшно, как в 2020-м.

Хотя и тут вопрос спорный. Конечно, локдауны в первый год пандемии были более продолжительные и жесткие, однако и меры поддержки со стороны правительства были внушительными. А сейчас начинают работать отсроченные эффекты, в том числе в отношениях с кредиторами.

О том, насколько индустрии сложно справляться с такими разными проблемами и чего кинопрокату ждать в следующем году, «Новая» поговорила с Алексеем Васясиным, генеральным директором крупнейшей в России объединенной сети «Синема Парк» и «Формула Кино».

— Давайте начнем не с пандемии. Если бы не коронавирус, то в чем бы вы видели главный вызов для развития кинопроката?

— В том, что

кино теперь конкурирует за свободное время вообще со всеми.

Наверное, это похоже на то, что происходит в медиа, когда новостям нужно бороться за внимание аудитории с соцсетями, мессенджерами и стриминговыми сервисами. Причем в одном айфоне. А в одном торговом центре, помимо кинотеатра, теперь располагаются VR-центр, детская игровая, зал автоматов, да что угодно. И посетитель ТЦ, который раньше шел именно в кинозал, теперь решает, где потратит время и деньги.

— Как может сказаться на сборах введение куар-кодов для посещения торговых центров?

— Мне кажется, пока этот вопрос преждевременный, конкретные ограничения обсуждаются для транспорта. Но технически кинотеатры, в том числе и нашей сети, готовы к тому, чтобы интегрировать куар-коды в наши системы бронирования и допуска в зал.

— Какие еще риски со стороны регуляторов вы видите сейчас и в следующем году?

— У нас реализовался совсем другой риск, связанный не с пандемией и ограничениями в связи с ней, а с регулированием финансовой сферы.

— Вы про ситуацию с банком «Траст»? Насколько известно, вы летом у них выиграли 4 иска, все они подтверждены апелляцией. В чем вы не сошлись с кредитором?

— Начну с того, что банк плохих активов «Траст», который я бы назвал скорее коллекторским агентством, изначально не был нашим кредитором. Объединенная киносеть «Синема Парк» и «Формула Кино» изначально была клиентом и заемщиком Банка «ФК Открытие» и всегда добросовестно и своевременно обслуживала долг, проблем никогда не возникало. В третьем квартале 2017 года Банк России принял решение санировать по новой схеме, без участия Агентства по страхованию вкладов, Банк «Открытие», а также «Траст», который был его дочерней структурой. После этого ситуация начала кардинальным образом меняться в сторону ухудшения отношения к бизнесу и долгосрочному партнерству.

В 2018 году было принято решение о создании на базе «Траста» банка непрофильных активов, в котором должны быть консолидированы активы санируемых ЦБ банков. К «Трасту» был присоединен, в том числе, и Банк «Открытие Специальный», ранее выделенный из Банка «ФК Открытие» в рамках реорганизации. На его балансе были аккумулированы так называемые непрофильные, проблемные активы Банка «ФК Открытие».

К тому моменту ваш долг уже был «плохим»?

— В том-то и дело, что нам до сих пор непонятно и неизвестно, кто и на основании каких критериев принял решение отнести активы «Синема Парка», который регулярно платил, к активам на 2 трлн руб., которые были определены как непрофильные, и почему вдруг в один момент ранее качественные активы стали проблемными. Это привело к закрытию всех кредитных лимитов, а также значительному сокращению сроков возврата задолженности.

Почему нас в один момент объявили, выражаясь фигурально, плохим должником?

Фото: Алексей Зотов / ТАСС

— Это риторический вопрос или вы пытались найти ответ на него? Ведь уже скоро пять лет с начала истории…

— ЦБ начал санацию в 2017 году, а новое руководство пришло к управлению в «Траст» только в 2019-м. До этого были постоянные перестановки, банк, по сути, не работал, менеджмент менялся. С приходом нового руководства «Траст» начал масштабно вести коллекторскую и торговую деятельность, свернув остатки банковских операций. Кардинально поменялось отношение к заемщикам — не в лучшую сторону. При этом правила и процедуры такой деятельности были и остаются закрытыми для участников рынка. «Траст», с одной стороны, владеет банковской лицензий, а с другой — полностью подпадает под искусственно созданные исключения для несоблюдения обязательных требований к банкам, он непрозрачен для общества, вообще ни для кого, включая ЦБ. В нем даже нет банковской фронт-линии, только бэк-офис для подготовки и сдачи обязательной отчетности в Банк России и иные организации. Фактически ключевая команда сформирована исключительно под взыскательную деятельность, ставшую его основным направлением работы. Об этом не раз заявляло в интервью руководство «Траста», это зафиксировано в его уставе.

— Это история банка «Траст», а как она касается вашего бизнеса?

— Для нас ситуация начала меняться к худшему уже в 2018 году, когда мы из добросовестного заемщика, регулярно и своевременно обслуживающего долг, превратились на бумаге в «проблемный актив», который был аккумулирован на балансе «Траста».

Примечательно, что киносети, будучи в терминологии «Открытия» и «Траста» проблемным заемщиком, в рамках обслуживания долга выплатили в совокупности за весь период более 4,1 млрд руб. только начисленных процентов.

Согласитесь, это звучит странно: «проблемный заемщик, регулярно и без задержек обслуживающий долг».

— Так а что изменилось, кроме неприятного нахождения в «плохой» компании?

— Первые проблемы у киносетей начались в 2020 году, чему предшествовало начало пандемии и локдаун, когда была остановлена деятельность значительного количества предприятий различных отраслей экономики, включая кинотеатры. При этом в тот момент на государственном уровне киносети были включены в правительственный перечень предприятий, наиболее пострадавших от пандемии, действовал мораторий на банкротство.

К активным действиям «Траст» перешел в начале 2021 года.

Воспользовавшись наличием банковской лицензии, «Траст» безакцептно списал со счетов киносетей выручку за самый важный для кинобизнеса сезон — новогодние праздники.

Компания осталась без средств для уплаты налогов, зарплат работникам, арендных и иных обязательных платежей.

Фото: Анастасия Цицинова, для «Новой газеты»

Но банкротства киносетей не произошло, компания устояла и продолжила свою деятельность. Тогда «Траст» направил нам требование о немедленном досрочном погашении всех кредитов, поставив, по сути, киносети на грань банкротства, и обратился в суд с иском к акционеру, как поручителю по кредитам. Такое беспрецедентное давление, подчеркну, оказывается на компанию из пострадавшей отрасли экономики, на необходимость поддержки которых неоднократно указывали президент, правительство и, что самое интересное, Банк России, который является главным акционером «Траста».

— А что делала компания, оказавшись в таком положении?

— Мы со своей стороны обращались в правительство России, и по поручению председателя правительства Российской Федерации наш вопрос изучало Министерство финансов Российской Федерации. Минфин затребовал у «Синема Парка» документы, относящиеся к взаимодействию с банком «Траст», изучил их, по результатам была назначена совместная встреча с участием представителей киносетей и «Траста». На встрече с участием министра финансов Антона Силуанова и тремя замминистра, в том числе Алексея Моисеева, входящего в Наблюдательный совет «Траста», и представителей «Траста» министерством был предложен оптимальный вариант реструктуризации. План был составлен с учетом реального финансового состояния и показателей «Траста» и удовлетворял интересам всех сторон кредитного договора. Компания «Синема Парк» предложенный Минфином план поддержала. «Траст» принципиально отверг этот вариант реструктуризации и более того — перешел к новым агрессивным действиям.

Банк предъявил требование о досрочном погашении всей суммы кредита, который должен был быть выплачен в конце 2022 года. Позже Арбитражный суд Москвы назовет это требование и отказ «Траста» от реструктуризации кредита «злоупотреблением правом».

Минфин был проинформирован о решении «Траста», но влияния на ситуацию не имел: «Траст» принадлежит и подконтролен только Центробанку. При этом топ-менеджмент «Траста» в принципе не был готов слушать какие-либо аргументы и вести конструктивные переговоры по поводу реструктуризации задолженности в связи с последствиями пандемии.

— Если не получается договориться…

— С учетом развития ситуации с «Трастом» и их непримиримой позиции мы пришли к выводу, что наиболее оптимальным решением станет обращение в суд с исками о пересмотре условий кредитных договоров с учетом последствий пандемии и вводимых ограничений. Именно это мы и сделали.

В результате этим летом, как вы правильно отметили, суд первой инстанции удовлетворил наши иски, каждый их которых по своей сути повторял друг друга, но относился к разным кредитным договорам. Не согласившись с позицией указанных судов, «Траст» подал апелляционные жалобы. По всем из них суды, рассмотрев материалы дел, оставили решения в силе. Детали вы можете посмотреть в материалах судебных дел. Они доступны для ознакомления.

От себя могу отметить, что

«Траст» по своей сути — коллекторское агентство, прикрывающееся банковской лицензией и злоупотребляющее своим положением.

Фото: Андрей Гордеев / Ведомости / ТАСС

Менеджмент «Траста» мотивирован личным обогащением за счет бонусов от взысканий. К банковскому сектору данная организация отношения не имеет. Банки, ведущие нормальную банковскую деятельность, реструктурировали кредиты своих клиентов, пострадавших от последствий пандемии. Нам известно, что были, в частности, реструктурированы кредиты других киносетей в других государственных банках. И от этого банковской сектор не пострадал, а, наоборот, согласно публичной информации, демонстрирует прибыль.

— А почему «Траст» ведет себя иначе?

— Основной проблемой «Траста», как я отмечал ранее, можно назвать то, что данная организация не является банком в понятной для общества терминологии. Он функционирует вне правил банковской деятельности. Созданный с использованием норм банковского законодательства, теперь он не обязан исполнять его в полном объеме. Будучи на бумаге банком, фактически «Траст» занимается коллекторской и торговой деятельностью, причем открыто об этом заявляет как в уставе, так и публично. Пример действительно беспрецедентный для финансового рынка.

Еще одна проблема, как мне видится на основе собственного опыта работы с «Трастом», заключается в недоговороспособности руководства, сопровождаемой специфическим инструментарием, с помощью которого он реализует свою политику: это отказ от договоренностей по реструктуризации в последний момент и срыв подписания документов, выдвижение все новых требований о залоге с возможностью беспрепятственного внесудебного взыскания наиболее интересных для «Траста» активов, безакцептное списание выручки со счетов заемщиков, создание различными способами помех для работы действующего бизнеса, подведение к продаже активов и другие подобные методы.

Третья проблема заключается в том, что у «Траста» нет единого подхода к работе с заемщиками. То есть в отношении одних заемщиков применяется один инструментарий, а к другим — другой. Например, одни предприятия активно банкротятся, а в отношении других, у которых проблем даже больше, применения закона о несостоятельности не происходит. По моему мнению, деятельность данной организации абсолютно непрозрачна и нуждается в государственном контроле.

Зрители сидят в кинозале IMAX, который открылся в многозальном кинотеатре «Синема парк». Фото: РИА Новости

И, наконец, четвертая проблема в том, что «Трасту» были переданы активы по их балансовой стоимости, в большинстве случаев существенно отличающейся от рыночной в большую сторону. Данный момент особенно важен тем, что изначально делает коммерчески эффективную работу «Траста» невозможной.

Таким образом, на примере «Траста» мы имеем дело с прецедентом для российской банковской системы и экономики страны в целом. Работа вне обычного правового поля в совокупности с применяемыми им методами могут привести как к потере доверия к банковской системе, так и к необратимым последствиям для предприятий, попадающих в поле зрения «Траста», и как следствие — для экономики России в целом. В то время как мировая экономика держится на предпринимательстве, которое активно использует заемные средства для роста бизнеса, у нас бизнес боится идти в банк: завтра придет условный «Траст» и все заберет, если захочет. Никто, безусловно, не говорит о неисполнении обязательств, но есть обстоятельства, когда надо находить взаимовыгодные решения, основываясь на долгосрочном сотрудничестве. А не так: «Сейчас сорву куш, а завтра хоть не расцветай».

— Регулятор предпринимает какие-то действия для нормализации ситуации с «Трастом»?

— На мой взгляд, к сожалению, нет. В случае с «Трастом» Банк России оказался в очень специфическом положении. С одной стороны, ЦБ является его ключевым акционером, владея 97,7% акций напрямую, и еще 1,3% через Банк «Открытие», который в свою очередь на 100% принадлежит тому же ЦБ. С другой стороны, Центробанк — это регулятор финансовой отрасли. Кроме того, Банк России создал для «Траста» тепличные условия: в отношении него осуществляются меры по предупреждению банкротства, что позволяет не соблюдать нормативы банковской деятельности и не работать в режиме общего банковского надзора.

Ожидать в этой ситуации каких-то решений от регулятора в части оптимизации работы «Траста» не приходится.

Кроме того, принципы организации «Траста» фактически выводят эту структуру из-под эффективного контроля любых государственных органов: правительства, Министерства финансов, Счетной палаты и других — на основании того формального обстоятельства, что она не использует бюджетные средства. На наш взгляд, такая бесконтрольность порождает почву для злоупотреблений, что в конечном счете негативно сказывается на пострадавших клиентах «Траста», в том числе и «Синема Парк».

— А что не так с уставом «Траста»?

— С юридической точки зрения с уставом «Траста», вероятно, все в порядке. Проблема в другом. Как я отмечал ранее, налицо подмена понятий. «Траст», будучи на бумаге кредитной организацией, фактически такой деятельности не ведет.

Самое интересное, что пункт 3.1 Устава «Траста» гласит, что основная деятельность банка направлена на формирование экспертизы и инфраструктуры, которые позволят повысить стоимость непрофильных и проблемных активов под управлением, в том числе за счет реструктуризации, поиска и привлечения сторонних инвесторов, продажи активов (акций /долей/ компаний), паев, долговых ценных бумаг, прав (требований) по ссудной задолженности, объектов недвижимости), и обеспечить максимальный возврат средств, направленных Банком России на финансовое оздоровление.

То есть на первое место выводится не банковская деятельность, и «Траст» фактически признает, что не ведет ее, имея при этом банковскую лицензию.

Можно предположить, что, сосредоточившись на функции коллектора, обычные банковские операции — привлечение денежных средств клиентов, открытие и ведение банковских счетов — и другие «Траст» уже не осуществляет уже несколько лет.

Анализируя изложенное, можно сделать вывод, что конечная цель деятельности «Траста» — вернуть деньги, потраченные Банком России на санацию ряда банков, а не оздоровление самого «Траста» с целью его последующей деятельности в режиме общего надзора как кредитной организации. Как следствие, фактически указанная организация занимается коллекторской и торговой деятельностью, управляет сосредоточенными в его периметре крупными объектами недвижимости и значимыми предприятиями различных отраслей российской экономики.

Примечательно, что Арбитражный суд города Москвы в своем решении по иску ООО «ТРК-Красногорск», которое владеет торговым центром «Июнь» указал, что деятельность последнего носит «нерыночный» характер.

Фото: Анастасия Цицинова, для «Новой газеты»

— Вы еще подавали иск к Банку России об отзыве банковской лицензии у «Траста». Зачем?

— Приведу аргументы наших юристов, на которых был основан иск. Деятельность банков в нашей стране регулируется Федеральным законом «О банках и банковской деятельности». Этот закон определяет типы организаций, которые могут считаться банковскими, регламентирует порядок получения и отзыва банковских лицензий. Кроме того, деятельность кредитных организаций по линии банковского надзора регламентируется также нормативно-правовыми актами Банка России. По нашему мнению, «Траст» действует за рамками данного закона и указанных нормативно-правовых актов.

В исковом заявлении также было указано, что в настоящее время он не совершает банковские операции. «Траст», пользуясь особым правовым статусом, не соблюдает обязательные нормативы банковского регулирования, а действующий в отношении него план санации не предусматривает возвращения «Траста» к нормальным операционным показателям и режиму общего надзора и регулирования.

К сожалению, суд на сегодня поддержал позицию ответчика и не удовлетворил наши требования, но мы намерены обжаловать это решение.

— Почему у вас претензии к «Трасту» — понятно, но в чем проблема для всех остальных?

— В стадии банкротства уже оказалось большое количество важных предприятий различных отраслей экономики. Все это оказывает негативное влияние на жизни тысяч простых граждан, являющихся сотрудниками, контрагентами и клиентами предприятий, принадлежащих «Трасту» либо остающихся его должниками. Если механизм и методы работы «Траста» будут распространены на более широкий круг активов, под удар могут попасть новые организации.

Таким образом, вместо того чтобы повышать стоимость переданных под управление непрофильных активов и продавать их рыночным игрокам по максимально возможной стоимости, «Траст», по нашему мнению, сосредоточился на изъятии денег, участии в процедуре банкротства предприятий и выплате баснословных вознаграждений своему менеджменту. А наличие банковской лицензии фактически упрощает эту задачу.

Читайте также

Читайте также

Кино, опасное для денег

Почему российская киноиндустрия оказалась на грани коллапса

— Простите, но это общие слова. Можно конкретные примеры?

— Основной угрозой для экономики я считаю разрушение значимых, в том числе системообразующих предприятий в различных отраслях экономики, что наносит урон критически важной инфраструктуре страны. Яркими примерами можно назвать банкротство ООО ХК «Белая птица» и ООО «Белгородская зерновая компания» — производителей продуктов питания, что влияет на продовольственную независимость страны, АО «Плутон» — разработчик элементов критической инфраструктуры оборонного комплекса России, АО «Росскат» и ООО «ПК Севкабель» — крупнейшие предприятия, производящие кабельную продукцию двойного назначения.

Это не единственные примеры, и под угрозой банкротства находятся также другие предприятия. Сценарий банкротства «Траст» пытается реализовать и в отношении киносетей, а также собственника ТЦ «Июнь», который, кстати, в начале сентября отстоял право на реструктуризацию кредита «Траста» с учетом последствий пандемии в апелляционном суде.

Таким образом, в результате сложившегося прецедента

ослабляются целые отрасли экономики России, а российский бюджет недополучает возможные доходы в качестве налоговых отчислений и иных платежей, без работы остаются целые коллективы сотрудников,

что повышает социальную напряженность в обществе в условиях санкционного давления со стороны западных стран и пандемии. Банкротства крупных предприятий оказывают крайне негативное влияние на инвестиционный климат в Российской Федерации и доверие общества к банковской системе страны. Ведь гарантий, что активы инвесторов в какой-то момент не будут переданы в банк «плохих» долгов, никто не даст.

Все изложенное, на мой взгляд, не должно оставаться без внимания органов государственной власти и общества.

Первый зампред правления, главный исполнительный директор банка «Траст» Михаил Хабаров (слева) в Пресненском суде Москвы. Он обвиняется в мошенничестве. Фото: РИА Новости

— Можно ли рассчитывать на изменение ситуации с учетом позиции правительства по новым мерам поддержки пострадавших отраслей?

— Признаков изменения поведения «Траста», к сожалению, пока не наблюдается, несмотря на рекомендации руководства Российской Федерации и Банка России о необходимости оказания поддержки наиболее пострадавшим от пандемии и ограничительных мер предприятиям различных отраслей экономики. «Траст» продолжает вести коллекторскую деятельность в отношении добросовестных заемщиков. Тем самым ухудшается и без того сложная экономическая обстановка, в которой они оказались.

Вместе с тем весьма важно, на мой взгляд, что российская судебная система начала признавать имеющуюся проблему и выносит решения в пользу пострадавших предприятий. Показательными примерами можно назвать удовлетворение в полном объеме исков объединенной киносети «Синема Парк» и «Формула Кино», собственника торгового центра «Июнь».

Таким образом, российские суды не только обязывают «Траст» реструктурировать кредиты, но и, если посмотреть на проблему в более широком смысле, как мне кажется, указывают менеджменту «Траста» на их неприемлемое поведение и злоупотребление своим положением. А это, на мой взгляд, безусловно, можно считать очень положительным моментом, который, будем надеяться, повлияет на изменение ситуации.

— Есть ли надежда, что изменения в «Трасте» начнутся изнутри?

— Надежда есть всегда. Но помимо нее, нужны желание и установки со стороны акционера, а кадровые перестановки, приход действительно банковских сотрудников, безусловно, помогут этому процессу. Сейчас, в условиях отсутствия у менеджмента «Траста» желания что-либо менять, необходимо, чтобы Наблюдательный совет и основной акционер в лице Банка России поставили такую задачу и последовательно в дальнейшем контролировали ее выполнение. Пока такие решения отсутствуют — в «Трасте» вряд ли что-то изменится.

— А в чем могут быть мотивы?

— Отвечу так. В конце июня 2021 года сайт Banki.ru опубликовал интересную статистику, согласно которой руководство «Траста» за 2020 год заработало свыше 1,5 млрд рублей. Несложно посчитать, что

с учетом количества членов правления (на тот момент 5 человек) среднемесячный доход одного топ-менеджера с учетом премий составляет 25,7 млн рублей, или более $350 тыс. в месяц. Вы только вдумайтесь в эти цифры.

Это ежемесячный доход 171 врача, работающего в «красной зоне» и спасающего людей от COVID-19 при заработной плате 150 тыс. руб. в месяц. Естественно, что на фоне таких цифр у менеджмента «Траста», как представляется, полностью отсутствует мотивация к каким-либо изменениям, а скорее наоборот, есть желание все сохранить как можно дольше. Поэтому и нужны кардинальные изменения в установках.

Но будучи оптимистом, я искренне надеюсь, что ситуация начнет меняться к лучшему.

В рамках подготовки публикации редакция направила в «Траст» официальный запрос и опубликует ответ, если он будет получен.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#кинотеатр #кредиты #траст #банкротство #взыскание долгов #коллекторы #центробанк

важно

Что произошло за ночь 13 декабря. Коротко

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

280811

2.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

228266

3.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

227164

4.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

137915

5.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

114638

6.
Колонка

Эпоха отстоя Почему Бастрыкин возбуждается, когда читает даже очевидную сатиру

views

106344

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera