Сюжеты · Политика

Почетный стенд для палача

Общество «Динамо» гордится своим бывшим председателем. Он возглавлял УНКВД Свердловской области в годы сталинского террора

Изольда Дробина, собкор «Новой» на Урале
views

9631

Изольда Дробина, собкор «Новой» на Урале
views

9631

Эта рубрика — о тех, кто собственноручно уничтожил десятки тысяч наших соотечественников.


У административного здания на территории стрельбища «Динамо», на 12-м километре Старомосковского тракта, стоит стенд гордости. На нем портреты председателей, возглавлявших организацию в разные периоды времени. Среди них — Дмитрий Дмитриев, начальник областного НКВД, прославившийся 100-процентной раскрываемостью политических преступлений.

Экспозиция не всегда стоит возле спортивной управы. Иногда ее перевозят в более людные места. Два года назад, в честь 95-летия спортивного общества, портреты председателей были выставлены в центре Екатеринбурга — возле здания Главпочтамта. Но почти сразу кто-то испортил портрет Дмитрия Дмитриева, написав на его лбу красным маркером слово «Палач». О том, что Дмитриев убийца, горожанам напомнил известный историк, профессор Алексей Мосин.

— У здания екатеринбургского главпочтамта впервые были выставлены стенды с портретами руководителей Управления НКВД по Свердловской области, на чьих руках кровь 18 тысяч человек. В течение 15 месяцев Большого террора убивали в среднем 100 человек в день. Я на лице самой зловещей и отвратительной фигуры написал красным фломастером: «ПАЛАЧ», — говорит Алексей Мосин. — Тогда же я обещал делать это всякий раз, как только увижу портрет этого человека в общественном месте.

Обещание свое профессор держит. Где бы ни выставляли портрет Дмитриева, на нем непременно появляется «кровавая» надпись.

— Это кровь многих тысяч людей, приговоренных к смерти этим извергом, — объясняет историк. — И не надо пытаться стирать ее — она будет появляться снова и снова. «Красного» кобеля не отмыть добела.

Дмитрий Матвеевич Дмитриев (он же Мейер Менделеевич Плоткин) — начальник Управления НКВД по Свердловской области с 15 июля 1936-го по 22 мая 1938 года. Член ВКП (б) c февраля 1928-го. В органах ВЧК–ОГПУ–НКВД — с 1920-го. Депутат Верховного Совета СССР 1 созыва. Арестован 28.06.1938. Военной коллегией Верховного суда СССР 07.03.1939 приговорен к расстрелу по обвинению в активном участии в антисоветской террористической и шпионской организации в системе НКВД. Реабилитирован 09.12.1994.

Постановлением Главной военной прокуратуры от 11 марта 2015 года заключение Главной военной прокуратуры от 9 декабря 1994 года было отменено. Определением Судебной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 16 апреля 2015 года Д.М. Дмитриев был признан не подлежащим реабилитации.

— Дмитриев прославился пытками в застенках НКВД, — говорит Татьяна Знак, заведующая отделом «Мемориальный комплекс памяти жертв политических репрессий» Музея истории Екатеринбурга. — Ныне покойный Анатолий Казанцев, исследователь периода Большого террора на Урале, рассказывал, что людей истязали до такого состояния, что потом выбрасывали на улицу, где они очень быстро умирали от полученных травм. Эти люди даже не попали в статистику жертв репрессий. Ни один из предыдущих и последующих руководителей НКВД не смог в жестокости сравниться с Дмитриевым.

О пытках по его приказу свидетельствует и письмо Сталину от арестованных чекистов из камеры НКВД:

«Избиения проводились в подвале. Сначала арестованных переводили в КПЗ, в камеры №№ 1, 5 и 6. Это сырые, холодные каменные мешки. Там их предварительно выдерживали, а потом вели в подвал. Им предлагали подписать заранее заготовленное заявление о принадлежности к правым или германской разведке. В случае отказа начиналось избиение. Били резиновой дубинкой длиной около полуметра по ногам, бедрам, спине, предварительно сбив с ног. Кроме резины применялся также железный кастет. Криков и стонов не стеснялись».

— Мой прапрадед Александр Воробьев родился в 1856 году, был арестован и расстрелян в 1937-м, когда ему было 80 лет, — рассказал Алексей Мосин. — В семье знали о его аресте и понимали, что он наверняка был расстрелян, но подробной информации не было вплоть до 2000 года.

Позднее мне удалось найти в Госу­дарст­венном архиве административных органов Свердловской области материалы следственного дела прапрадеда и многое узнать о последних неделях его жизни. Он обвинялся в принадлежности к «фашистской террористическо-повстанческой организации церковников на Урале». Сотрудникам НКВД важно было показать, что речь идет о разоблачении разветвленной сети подпольной организации, имевшей террористические планы. Следователи всерьез утверждали, что в селе Каменное озеро был филиал этой фашистской организации и мой 80-летний прапрадед вербовал в нее новых членов. Всего было арестовано семь человек: священник и шестеро крестьян, в том числе мой прапрадед.

Мосин Алексей Геннадьевич. Фото из личного архива

Александр Воробьев и его односельчане были расстреляны 29 сентября 1937 года в подвале внутренней тюрьмы УНКВД по Свердловской области. Как следует из материалов дела, приговор был приведен в исполнение в полночь, после чего тела вывезли и зарыли там, где сейчас располагается Мемориал памяти жертв политических репрессий, на 12-м километре Московского тракта.

Сегодня на месте расстрела и захоронения почти 20 тысяч убитых в годы террора уральцев (это количество только установленных общественными добровольцами имен) находится тренировочный комплекс «Динамо». Дмитрий Дмитриев взирает на эту братскую могилу с высоты стенда почета.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#репрессии #нквд #большой террор #свердловская область
Реклама

важно

Пользователи сообщили о снятии блокировок с сети Tor в России

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

209573

2.
Комментарий

«Омикрон»: мы на грани катастрофы, но это неточно Юлия Латынина поговорила с экспертами о новом штамме коронавируса

views

137209

3.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

132499

4.
Колонка

Эпоха отстоя Почему Бастрыкин возбуждается, когда читает даже очевидную сатиру

views

103629

5.
Сюжеты

Билет на тот свет Минск дал сирийским беженцам три дня, чтобы прорваться в Европу. В противном случае их ждет рейс в Дамаск

views

100359

6.
Колонка

Факультет ненужных профессоров За массовыми увольнениями в ведущем вузе стоит принципиальный вопрос о том, что такое вообще «право»

views

82651

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera