Сюжеты · Спорт

Золотые слезы

Почему спортсмены плачут после победы? Рассказывает паралимпийская чемпионка Дарья Пикалова

Этот материал вышел в № 139 от 8 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 139 от 8 декабря 2021
прямо сейчасДарья Кобылкина, Корреспондент
views

32

прямо сейчасДарья Кобылкина, Корреспондент
views

32

Дарья Пикалова. Фото: Анастасия Цицинова / для «Новой»

Прошедшие летом Паралимпийские игры в Токио стали самым ожидаемым спортивным событием года. И дело не только в отложенном из-за коронавируса старте — он тормознул не один десяток соревнований мирового масштаба. Российские паралимпийцы, представители летних видов спорта, ждали начала Игр девять лет. Ведь после триумфального выступления в Лондоне в 2012-м от участия в Рио-де-Жанейро сборную отстранили. Несправедливые обвинения, отсутствие международной соревновательной практики, лишение атрибутов национальной принадлежности — не помешали россиянам достойно выступить в Японии.

Но о том, какой ценой были завоеваны эти медали и почему во время награждения по щекам текут слезы, расскажут немногие. Одной из них стала Дарья Пикалова, завоевавшая в Токио бронзовую, две серебряных и золотую медаль, а до этого еще ряд медалей чемпионатов мира, Европы и Паралимпийских игр.

Фонбет — партнер совместного проекта «Новой газеты» и Паралимпийского комитета России


В отличие от многих спортсменов, которые в детстве пришли в секцию за компанию и даже не задумывались о профессиональной карьере, судьба Даши была практически заранее предопределена. Ее родители — тренеры по плаванию и буквально вся их жизнь проходила в стенах воронежского бассейна «Спартак». Когда маленькую Дашу не с кем было оставить дома, родители брали ее с собой на работу. Так начиналась история, которая принесет Пикаловой немало престижных медалей и наград, а родителям — звания заслуженных тренеров России. Правда, жизненный путь юной пловчихи оказался куда драматичнее, ведь еще при рождении ей был поставлен диагноз атрофия зрительного нерва.

— Родители никогда не акцентировали на этом внимания, но я и сама понимала, что плохо вижу. Разбитые колени были постоянными спутниками моего детства — я просто не видела препятствий под ногами. Мне не покупали ни ролики, ни велосипед, ни самокат.

Зато в воде я чувствовала себя намного увереннее, чем на земле. И в бассейне я тренировалась и соревновалась со здоровыми спортсменами. Родители долгое время не оформляли мне инвалидность. В то время мама посчитала это нецелесообразным: нужно было пройти столько всяких инстанций и ради чего — пособия в размере 30 рублей? Плюс это влекло бы дополнительные трудности — меня могли бы не принять в обычную общеобразовательную школу, а направить учиться в интернат на другом конце города, где мне бы пришлось жить пять дней в неделю.

Поэтому долгое время я числилась здоровой, до того, как в подростковом возрасте из-за проблем с сетчаткой не попала на операционный стол. Тогда мне не только запретили тренироваться со здоровыми спортсменами,

врач областной больницы буквально сказала: «Я вообще ничего не хочу знать про плавание, мне даже об этом не говорите!»

Фото: Анастасия Цицинова / для «Новой»

Однако взяв все риски за здоровье дочери на себя, родители продолжали тренировать дочь, с учетом индивидуальных особенностей, а коллеги посоветовали записаться в школу адаптивного спорта.

— Если родители и рассматривали для меня плавание — то только для поддержания здоровья. Но мне всегда хотелось большего — как и другие ребята — получить звание кандидата, а потом и мастера спорта, участвовать в соревнованиях, завоевывать награды. О паралимпийском спорте в Воронеже мы тогда вообще ничего не знали, но это была единственная возможность развивать мою карьеру. У нашей адаптивной школы многого не было. Она арендовала время — 1 час в день с шести до семи — в бассейне, который абсолютно не приспособлен для людей, передвигающихся на колясках, — скользкий пол, отсутствие пандусов, узкие душевые кабинки. Там и сейчас мало что изменилось. Не было ни спортивных залов для тренировок, ни инвентаря, ничего такого, что нужно для полноценных занятий. Но я получила главное — допуск к всероссийским соревнованиям.

В 2010 году Дарья впервые поехала на чемпионат России среди лиц с нарушением зрения и выиграла его, после чего автоматически попала в резервный состав национальной сборной. В следующем — уже выступила на чемпионате Европы в Берлине, где заняла второе место, уступив соотечественнице Оксане Савченко. А через год — в 2012-м — уже покоряла воду паралимпийского Лондона.

— После вызова в сборную на меня обрушилась какая-то волна не совсем понятной критики — «куда она лезет», «ей вообще не место в паралимпийском спорте», «так нельзя».

Абсурдно звучит, но для некоторых я была недостаточным инвалидом

— я же ориентируюсь в пространстве, когда ношу очки, могу самостоятельно передвигаться. И с таким отношением сталкиваются многие паралимпийцы у нас в стране. Я испытывала колоссальное давление со всех сторон на тех Играх в Лондоне, которое вкупе с моими завышенными ожиданиями именно эмоционально меня «перегрели». И от завоеванных там медалей (серебро и три бронзы) — оставили смешанное впечатление. Там я мечтала только о том, чтобы все скорее закончилось, собрать вещи и вернуться домой. Не было вообще ощущения праздника, причастности к чему-то грандиозному, великому, позитивному. Все-таки жить с установкой, что я всегда должна быть только первой, невероятно тяжело.

После Лондона были еще победы на трех чемпионатах мира, и к Играм в Рио-де-Жанейро Даша, как и вся российская сборная по плаванию, подходила с самыми оптимистичными прогнозами и прицелом только на высокие места. Но из-за отстранения Паралимпийского комитета России на ту Паралимпиаду никто из россиян не поехал. А пловцы вовсе лишились международных соревнований почти на три года.

Фото: Анастасия Цицинова / для «Новой»

Долгожданное возвращение в большой спорт выдалось нелегким. Набрать физическую форму после такого длительного перерыва и завоевать право выступить на Паралимпийских играх — оказалось недостаточно. Незадолго до поездки в Токио Даша перенесла коронавирусную инфекцию. На заплывы она выходила с неизбежными последствиями болезни, проблемами с дыханием и общей выносливостью. Поэтому на награждении после 100-метровки вольным стилем, где Даша проиграла бразильянке 0,12 секунды, в ее глазах — слезы.

— Конечно, за каждой медалью стоит тяжелый путь спортсмена, каждая награда — выстраданная. А олимпийская медаль для каждого спортсмена — мечта всей жизни. И тогда я понимала, что свой шанс взять золото я упустила. Но Токио мою мечту все-таки исполнил. На нашу команду в эстафете никто не ставил, я даже не была уверена, что меня в эту гонку включат. И после заплыва не могла поверить в то, что произошло. Эта победа мне подсказала, что я на правильном пути, что мне удалось многое переосмыслить. Именно в этом году я чувствую, что смогла справиться с теми психологическими проблемами, которые сковывали, парализовали, препятствовали результату. Я сделала все, что могла.

Даша не раз заявляла, что после Токио намерена завершить карьеру. Дальнейших планов — достаточно, знаний — уйма. За плечами — два профильных высших образования по специальности тренер по плаванию и бакалавр физической реабилитации. В соцсетях Даша активно продвигает современные методы организации тренировочных процессов, отмечает познавательные статьи по физиологии и максимально погружает аудиторию в аспекты физической подготовки спортсменов. Не исключено, что в будущем титулованная спортсменка станет тренером… может, еще после участия в нескольких чемпионатах.

— Для меня очевидно, что сфера детско-юношеского и взрослого спорта нуждается в серьезных реформах.

Сейчас получается, что по достижении 18 лет те, кто занимался в спортшколах, оказываются никому не нужными.

Ребятам негде тренироваться — к школе они уже не имеют отношения, в вузе (если они туда поступили) от спорта и физкультуры осталось одно название. К тому же совершеннолетний — уже взрослый человек, который как минимум должен обеспечивать себя, а нередко и свою семью. Если до этого его экипировала школа, обеспечивала тренировки и участие в соревнованиях, командировки и прочее, то теперь эта обязанность на его плечах, а это существенные затраты. Без этой минимальной материальной поддержки выжить во взрослом спорте удается единицам.

Фото: Анастасия Цицинова / для «Новой»

Зная об этих моментах не понаслышке, я хотела бы отметить важность той работы, что проводит благотворительный фонд «Параспорт». Помогая паралимпийцам, он берет на себя большое количество спортивных вопросов и забот, давая возможность спортсменам заниматься любимым делом и добиваться самых высоких целей.

Как и всегда, откликаясь на предложение героя благотворительной акции «Ставка на добро», компания «Фонбет» перечислит 100 000 рублей фонду «Параспорт».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#паралимпийцы #спорт #плавание
Реклама

важно

2 часа назад

Что произошло за ночь 8 декабря. Коротко

Топ 6

1.
Расследования

Летчик-истребитель Командир летного звена 790-го авиаполка по недосмотру техников сбил самолет однополчан. Теперь Родина требует от него миллиард рублей и грозит посадить на 7 лет

views

497206

2.
Комментарий

«Омикрон»: мы на грани катастрофы, но это неточно Юлия Латынина поговорила с экспертами о новом штамме коронавируса

views

135828

3.
Комментарий

«Понимаешь, мне ведь недолго осталось…» Очень личные слова вдогонку: об Александре Градском вспоминает композитор Александр Журбин

views

112936

4.
Репортажи

«Они боятся только народного бунта» Под Великим Устюгом начинается «второй Шиес». Там хотят построить огромную свалку. До этого государство давно не вспоминало о жителях здешних мест

views

100583

5.
Сюжеты

Билет на тот свет Минск дал сирийским беженцам три дня, чтобы прорваться в Европу. В противном случае их ждет рейс в Дамаск

views

100015

6.
Колонка

Эпоха отстоя Почему Бастрыкин возбуждается, когда читает даже очевидную сатиру

views

98076

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera