ФОНДУ «ВЕРА» 15 ЛЕТ. СПЕЦВЫПУСК · Обществопри поддержке соучастников

Сделай как для себя

Главный врач Первого московского хосписа Ариф Ибрагимов — о слагаемых качественной хосписной и паллиативной помощи

Этот материал вышел в № 135 от 29 ноября 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 135 от 29 ноября 2021
06:22, 29 ноября 2021Анастасия Егорова, корреспондент
views

1505

06:22, 29 ноября 2021Анастасия Егорова, корреспондент
views

1505

Ариф Ибрагимов в стационаре Первого московского хосписа. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

Ариф Ибрагимов, заведующий Первым Московским хосписом, заместитель главного врача по работе с филиалами Московского многопрофильного центра паллиативной помощи пришел в хоспис в 19 лет, студентом третьего курса, стал работать медбратом. По профессии врач-онколог, он посвятил свою жизнь оказанию качественной помощи неизлечимым пациентам. Что такое, по его мнению, идеальный хоспис? Почему нельзя разделять медицинскую и немедицинскую помощь в конце жизни и как меняется отношение медиков по всей стране к хосписной помощи?

— В чем секрет Первого Московского хосписа? В чем вообще отличие паллиативного учреждения, где человек уходит из жизни спокойно, без боли и не в одиночестве, от места, где страшно, одиноко и унизительно?

— Есть медицинский блок и социальный блок, и они равноправные. При отличном соцблоке, но плохой медицине не будет паллиативной помощи, и наоборот. Человек, которому плохо и у которого не закрыты базовые потребности, не пойдет ни на какой концерт и красить ногти просить не будет. Его и в целом жизнь не сильно будет интересовать. Даже что у него в семье происходит. Потому что он целиком и полностью замкнут на своих нерешенных медицинских проблемах.

Поэтому две эти части, они идут параллельно и значимость их абсолютно равная. Очень важно говорить про социальный блок и его связь с медициной. Мы стараемся удовлетворять социальные потребности пациента, личностные потребности: найти родственников, организовать общение, пускать круглосуточно, дать возможности для положительных эмоций — волонтеров организовать, собак-терапевтов, мероприятия. Ведь на фоне удовлетворения социальных потребностей меняется психический статус пациента. А при благоприятном психическом статусе вся тягость переносится легче. Если мы говорим о боли, то при хорошем психическом статусе даже болевой порог становится выше. Если у человека с настроением все хорошо, он меньше переживает за то, что в семье происходит. Уровень тревожности снижается, и люди начинают по-другому воспринимать происходящее.

— А как сейчас, в условиях пандемии, вы пускаете родственников? Это ведь очень сложно, больницы, например, закрыты для посещений.

— Ответ кроется в ваших формулировках. Сложно пускать. Да, сейчас нет, конечно, такого свободного посещения. Особенно если говорить про молодых пациентов. Раньше, когда друзья толпой могли завалиться, мы их всегда приветствовали. Сейчас такого нет, к сожалению. Но все равно находим способы, чтобы людей пускать. Сейчас погода плохая, а летом, например, организовывали встречи на улице, разделяли потоки. Да, это вынужденная мера, но сейчас во все хосписы в Москве родственники записываются заранее в тайм-слоты и могут прийти на два часа. Это позволяет избежать скопления людей и при этом давать возможность семье видеться. К тяжелым и уходящим пациентам мы все равно пускаем круглосуточно. Даже в прошлом году, в самый тяжелый момент в начале пандемии, когда ничего еще не было понятно, мы не закрылись совсем. У нас в Первом хосписе, например, есть отдельные выходы из палат на улицу. И мы все равно пускали к уходящим пациентам, просто заводили и выводили через отдельную дверь. И так было только полтора месяца, потом мы решили этот вопрос. Иначе пропадает суть хосписа, сама основа и философия.

Первый московский хоспис. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

— А что самое главное в хосписе?

— Люди. И это всегда в руках непосредственного руководства в учреждении. Подбор коллектива — это одна сторона, сплочение — вторая. Обучение и развитие — третья. Решает не конкретно какой-то человек в хосписе или паллиативном отделении, решает только команда. Паллиатив — это всегда командная работа. А команда начинается с охранника на КПП и повара в пищеблоке. Если охранник такой, знаете, классический вахтер из анекдота, который чувствует себя директором, и он будет хамить пациенту или родственнику — представьте, с каким настроением человек зайдет. Он пройдет эти пятьдесят метров от входа, а потом медики будут пожинать плоды этого состояния. Также со столовой, например: как буфетчица ответит пациенту или родственнику, как сервирует еду. Можно ведь навалить все в одну тарелку. А можно сказать — да сделай ты как для себя.

И для этого не нужно какое-то исключительное материальное обеспечение — нужно десять тарелок и десять вилок и относиться по-человечески.

— То есть материальное обеспечение для хосписа — это не главное?

— Конечно, деньги — это важно. Если руководитель стоит перед выбором: закупить лишнюю ампулу обезболивающего или цветные занавески повесить в палате, выбор очевиден. Но это крайний вариант, который зависит от политической воли в регионе. И мы много можем говорить о людях, о душе, но финансовая подоплека всегда есть.

Паллиатив — это область социальной ответственности. Всегда нужно спрашивать у персонала: слушай, а у тебя вообще есть свои мысли на этот счет, расскажи, как ты видишь, как это должно быть сделано, давай обсудим. Вот если бы я тебе дал карт-бланш, как бы ты сделал. И уже сотрудник к своей работе будет относиться по-другому, его ведь выслушали. А если его слушают, он отдаваться будет работе, душу вкладывать, стараться что-то делать, придумывать. Тут, понимаете, как с детьми, нельзя крылья обламывать на взлете. Если крылья на взлете не обламывать, то полетит высоко и летать будет долго.

Первый московский хоспис. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

— Как, по-вашему, должен выглядеть идеальный хоспис? Вот ваш — идеальный или можно лучше?

— В любом коллективе, в любом учреждении есть некий микроклимат. Да, может быть, он не измеряется цифрами, но он всегда есть. Сильная сторона Первого Московского хосписа — это, конечно, душевность, традиции, сильная медицинская команда. Традиции можно перенимать, и их можно создавать в коллективе. И все всегда в руках непосредственных руководителей в каждом учреждении. Если людям будет комфортно работать, от этой работы и КПД будет выше намного. А КПД у нас в паллиативе — это, безусловно, степень удовлетворенности клиента, если сказать таким бюрократическим языком. И все всегда познается в сравнении.

В той же Англии я видел хосписы лучше и на меньшее количество коек, там было пятнадцать пациентов. Но важно еще разделять: паллиативное отделение и непосредственно хоспис — у нас мало кто пока понимает эту разницу. Хоспис — это именно про самый конец жизни, несколько дней или недель. И это про разный объем помощи. Когда мы говорим про паллиативную помощь, это когда коллеги из куративного крыла медицины говорят, что вылечить нельзя, а мы говорим, что еще очень много можно сделать для качества жизни в первую очередь. И это совсем не только про обезболивание. Это про установку гастростомы, например, чтобы человек мог набрать вес и получать качественное питание без дискомфорта.

В Москве у нас уже простроено взаимодействие с куративной медициной. Наших пациентов переводят в больницу для той или иной хирургической манипуляции, потом возвращают к нам на поздний послеоперационный реабилитационный период. Мы за это время учим родственников, например, обслуживать стому или с ИВЛ обращаться. В Израиле я видел комплекс таких отделений, когда на большой общей территории несколько отдельных зданий, и в каждом — своя специализация. Отдельно паллиативная помощь, отдельно хосписы на малое количество коек, и в каждом свой микроклимат, своя атмосфера, свои сильные стороны.

В Первом Московском хосписе, на мой взгляд, сильная сторона — это душевность и подбор коллектива, где врачи не только качественные профессионалы, но и очень хорошие люди.

Два этих качества в одном человеке в паллиативе очень ценятся и помогают избежать конвейерного подхода к пациентам.

— Что должно у нас в стране поменяться, чтобы все паллиативные, да и вообще медицинские учреждения работали, как те, которым помогает фонд «Вера»?

— Людям должно стать интересно, как будут жить их дети. Долгосрочные инвестиции не только в свое будущее, но и в будущее детей. И это должно касаться каждого. Это, как мне кажется, наша общая проблема. Помощь в конце жизни — это то, что ждет каждого из нас и наших детей. Нужно вкладываться, думать о том, что я могу сейчас изменить, чтобы мне и тем, кто придет после меня, было лучше.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники — это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами. Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас — наших читателей.

#паллиативная помощь #вера #хосписы

Топ 6

1.
Колонка

Черный куар Законопроект об обязательных QR-кодах становится новым «повышением пенсионного возраста»

views

363588

2.
Колонка

Час фиг на транспорте QR-коды в метро и автобусах: в Татарстане острую проблему подали тупым концом вперед

views

143174

3.
Комментарий

Моргенштерн уехал, чтобы остаться Он влез в подсознание российской власти, этого ему не простили

views

134954

4.
Колонка

Ни пенсий, ни здоровья Два главных разочарования нового федерального бюджета

views

132122

5.
Комментарий

Войны не будет. Потому что ее можно проиграть Почему Россия не будет воевать, а все передвижения войск на границе с Украиной — принуждение США к переговорам. Объясняет Юлия Латынина

views

122330

6.
Репортажи

«Вы знаете, какая вас ждет ответственность?» Судья и прокуроры подвергли обструкции предпринимателя Геннадия Тимченко, осмелившегося выступить в суде поручителем за одного из братьев Магомедовых

views

112469

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera