Комментарий · Культура

«Покойся с миром, Александр Борисович!»

В социальных сетях коллеги вспоминают ушедшего музыканта

прямо сейчасОтдел культуры
views

1

прямо сейчасОтдел культуры
views

1

Александр Градский. Фото: ИТАР-ТАСС / Вадим Тараканов

Александр Кан

музыкальный критик


— Скончавшийся сегодня Александр Градский занимает особое место в истории русско-советской популярной музыки, русского рока. Подлинный пионер, он со своими «Скоморохами» был одним из зачинщиков, основателей русского рок-движения в далекие 60-е, самим названием группы подчеркивая ее русскую самобытность, связь не только (не столько) с англо-американским роком сколько с русской культурной традицией.

Получив полноценное классическое вокальное образование (насколько я могу вспомнить, случай уникальный не только для русского, но и мирового рока), он как-то довольно легко и беспроблемно вписался в официальную советскую популярную музыку. Но даже и там — в фильме «Романс о влюбленных» и даже в песне самых что ни на есть одиозных советских официозных авторов Пахмутовой-Добронрава «Как молоды мы были» — он сохранял какую-то свою «инаковость» сильно выделявшую его из серой массы застойной эстрадной толпы.

Исторический статус пионера и классическое образование позволяли ему в его собственных глазах свысока, пренебрежительно относиться к появившейся в 80-е новой волне русского рока. Рок-сообщество по большей части отвечало ему тем же, считая его частью соглашательской, конформистской советской культуры. Эта взаимное неприятия не позволило, увы, в полной мере осознать преемственность между Градским и развившимся в последующие десятилетия русским роком. Для меня лично его самой мощной работой и одним из самых высоких достижений русского рока остается вышедший в 1980 году на фирме «Мелодия» альбом «Русские песни», задолго до появления world music осуществивший органичный синтез русского фольклора и рок-музыки.

Александр Елин

продюсер


— Александр Борисович был человеком непростого характера, но я никогда не забуду, как он своим громогласным драматическим голосом кричал кагэбэшникам, пасшим заседание рок-клуба в кафе в Олимпийской деревне в 87 году: «Вы три миллиона человек убили!»

А это были ещё советские, подлые времена.

 И еще я думаю, что если бы Градский пел простым человеческим голосом, а не вот этим консерваторским — он бы стал властителем умов, как Макар, БГ и Шевчук, стихи его к песням на том же высочайшем уровне.

И как-то потерялся за мощным голосом Градский-композитор, а он был потрясающим композитором. Такого невероятного музыкального полотна, как его «Мастер и Маргарита», не было никогда, и дико жаль, что оно в 2009-м прошло практически незамеченным.

Конечно, любой взгляд на великого человека сегодня искажен стенками мыльного информационного пузыря. Но я всё же думаю, что тех, кто понимал и знал Градского во всех гранях его таланта, неизмеримо меньше, чем телезрителей, для которых он просто самый возрастной наставник «Голоса» на Первом.

Покойся с миром, Александр Борисович. Спасибо судьбе, что свела однажды.

Анатолий Вайценфельд

звукорежиссер


— В семидесятые он, конечно, за версту отличался от прочих московских рок-музыкантов, прежде всего, своим мощным академическим тенором. Ну и общей музыкальной грамотностью, поскольку основная масса рок-групп вышла из самодеятельности.

Кроме того, он написал несколько ставших очень популярными (благодаря кино, например) песен, а в силу принадлежности к академической тусовке вход в радио и звукозапись для него был гораздо проще, чем для других.

Сонграйтером он был тогда очень производительным, и это позволяло ему давать сольные концерты без всякого сопровождения, только под одну немного расстроенную двенадцатиструнную гитару.

В 1980-м я с ним впервые соприкоснулся именно в качестве соорганизатора левого концерта. Подобную деятельность я вскоре прекратил, так что происходившее (виде вызовов в ОБХСС и пр.) с подобными импресарио в начале 80-х меня не коснулось. А на том концерте Градский заработал за вечер 400 рублей, что это такое было в 1980-м, кто знает, тот понимает. За этот концерт директор заводского клуба получил выговор.

В начале восьмидесятых Градский писал очень странные сложные песни, например, на стихи Саши Чёрного, такая скорее камерная музыка. Популярными они не могли стать ни в каком случае, но благодаря связям эти песни иногда удавалось протащить на передачи типа «Утренняя почта». Тогда же он записал «фольк-арт» альбом «Русские песни», такой «наш ответ Песнярам», работа интересная и продуманная, но продолжения в виде направления она не получила и известна лишь знатокам.

Перестройка положительно сказалось на творческой карьере Градского, он оказался в первых рядах музыкантов-перестройщиков,

а в девяностые закрепил свое положение и материально. Театр свой он на месте старого кинозала строил очень долго, так долго, что казалось, что это никогда не кончится, но тем не менее уже несколько лет «Градский-холл» функционирует.

Хорошее и полезное сделал он вместе с Аллой Пугачевой в 2015-м году, забраковав проект чрезвычайно опасного закона об СРО в сфере шоу-бизнеса. Уже за это ему спасибо.

В памяти останутся, конечно, песни Градского начала-середины 70-х. А в СМИ сегодня начнут крутить «Как молоды мы были», хотя это не его песня. А я, пожалуй, послушаю «В полях под снегом и дождем»…

Читайте также

Читайте также

Александр Градский: «Музыка существует для выражения главного и необъяснимого»

Знаменитый музыкант — о проекте «Голос», роли музыки в жизни и секретах ее воздействия на человека

Доктор Аграновский

музыкант


— Зимой 1971 года мой однокурсник по биофаку Боря Баркас позвал меня на сейшн «Скоморохов». Я до этого слушал Лед Зеппелин, Хендрикса, Роллингов, Криденс, это была важная часть жизни, но на живом рок-концерте никогда не был. Сейшн проходил в Патентной библиотеке на Бережковской набережной, это был какой-то частный вечер (сейчас бы сказали: корпоратив). Позже я узнал, что музыканты делят сейшена на две категории, «скачки» (танцы) и «концерты». Мы шли на скачки. Чтобы пройти мимо дружинников, мы с Борей таскали колонки и усилки группы в зал. И вот мы внутри. И тут меня пробило. Музыканты и их друзья были полубоги, длинноволосые и клёвые. Их сопровождали Офелии в мини-юбках. Они разговаривали на особом языке, в котором слова «психоделик», «клозы» (от cloths), «флавовый», «кочумай», «лажа», «чувиха», искусно пересыпались крепкими терминами. Баркас себя чувствовал среди них как рыба в воде. Я стоял, разинув рот.

Когда группа заиграла, и Градский запел «Царь и бог, скоморох», я улетел туда, откуда до сих пор не могу и желаю вернуться. Градский играл на белой электрогитаре «Орфей» болгарского производства и потрясающе пел. Звучали не только песни Градского и Лермана, но и Get Out Of My Life Woman, Georgia, Ruby Tuesday… Он держался дерзко, остроумно вел вечер, объявлял номера. Это была фантастика, не передаваемая словами. Вот именно такой Градский, с рок-танцев в студенческих кафе, столовых и ДК, мне бесконечно дорог. Ценю его дальнейшее творчество, но близко только то звучание и тот облик, что были в 70-х.

Не могу претендовать на то, что был его приятелем. Хотя мы несколько раз разговаривали, и его слова и манеры запомнились накрепко. Как-то раз мы пришли к Градскому в гости. Он жил в хрущевке на Мосфильмовской улице. На вертушке стоял Electric Ladyland. Баркас спросил: «Как думаешь, Хендрикс клево поет?» «Да какое там,» — ответил Градский.

Потом мы уселись играть в преферанс. Вдруг зазвонил телефон. Какая-то девушка ошиблась номером, но разговор не вышел коротким, хозяин дома совершенно обаял случайную собеседницу и в конце спел ей в трубку ариозо «И будешь ты моей женой». Кажется, записал номер её телефона. Раздали карты. Градский заказывал нереальные мизеры, делал сносы настолько нахальные, что мы с Борей не могли себе их представить и в итоге проиграли. Хорошо хоть играли на интерес. В этом тоже был Градский, который, кажется, ничего не боялся. Он был крепкий и взрывной. Рассказывали о его драках с хулиганами на скачках, о том, как он залез на собственный концерт в ДК МАИ по водосточной трубе, потому что перед дверями стоял биток.

Всё это буду помнить, пока я здесь.

Покойся с миром, Александр Борисович.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#градский #музыканты #музыка #память #некролог

важно

6 часов назад

Умер певец и композитор Александр Градский. Ему было 72 года

Топ 6

1.
Колонка

Черный куар Законопроект об обязательных QR-кодах становится новым «повышением пенсионного возраста»

views

360669

2.
Колонка

Час фиг на транспорте QR-коды в метро и автобусах: в Татарстане острую проблему подали тупым концом вперед

views

142701

3.
Колонка

Ни пенсий, ни здоровья Два главных разочарования нового федерального бюджета

views

126883

4.
Комментарий

Войны не будет. Потому что ее можно проиграть Почему Россия не будет воевать, а все передвижения войск на границе с Украиной — принуждение США к переговорам. Объясняет Юлия Латынина

views

118315

5.
Сюжеты

Следствие в ауте Петербургские следователи отказались возбуждать уголовное дело по факту возможного публичного унижения достоинства детей с расстройствами аутического спектра

views

97676

6.
Комментарий

Чубайс и рок изобилия Почему судьба «Роснано» была предрешена с самого начала

views

95501

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera