Сюжеты · Общество

Квартирные браконьеры

В Уфе судят «черных риелторов». Они перепродавали недвижимость умерших прямо во время следствия

Иван Руслянников, специально для «Новой»
views
16416
Иван Руслянников, специально для «Новой»
views
16416

Фото: Ведомости / ТАСС

В Башкирии прокуратура передала в суд уголовное дело против шестерых риелторов, обвиняемых в мошенничестве на сумму свыше 61 млн рублей.

По версии следствия, обвиняемые с 2016 по 2020 годы получали от работников ритуального агентства, психиатрической больницы и других неустановленных лиц информацию об одиноких умерших гражданах. Риелторы получали деньги с банковских счетов умерших, их паспорта и правоустанавливающие документы на объекты недвижимости.

Далее, по версии следствия, они подделывали паспорта, вклеивая в них фотографии подставных людей, а затем оформляли на них нотариальные доверенности от имени умерших и больных психическими заболеваниями. Все это делалось для того, чтобы впоследствии продавать квартиры и снимать деньги с банковских счетов.

Была и другая схема, которая заключалась в хищении муниципального жилья под видом приватизации. В этом случае, по версии следствия, изготавливались подложные распорядительные документы администрации Уфы о передаче квартир в частную собственность. Впоследствии эти квартиры также продавались.

По подсчетам СК, обвиняемые получили право собственности на 21 квартиру и успели продать 10. Также со счетов потерпевших было снято более 6,5 млн рублей.

Официально в Следственном комитете не дают подробных комментариев по уголовному делу, но собеседники «Новой газеты», знакомые с ходом расследования, указывают, что эпизодов незаконного завладения квартирами в Уфе может быть гораздо больше.

Маски-шоу

В Следственном комитете не разглашают подробностей о том, каким образом риелторы использовали паспорта умерших граждан. Однако в распоряжении «Новой» имеются документы, которые позволяют понять, как они работали.

Например, в материалах дела в качестве свидетеля фигурирует житель Уфы Зия Глимшин. В своих показаниях (копия протокола допроса есть у «Новой газеты») он пояснил, что в начале 2018 года работал охранником на автовокзале. В феврале начальник караула якобы рассказал ему о своей знакомой Ларисе Бородиной, которая будто бы занимается заключением фиктивных браков, чтобы переоформлять жилые помещения. Глимшину предложили поучаствовать в этой авантюре, и он согласился — хотел подзаработать денег.

В феврале 2018 года он передал Бородиной свой паспорт, чтобы она зарегистрировала его брак с женщиной, которую он не знал. Глимшина сводили в салон и сделали новую фотографию на паспорт. За это охранник получил новую зимнюю куртку. В мае 2019 года Бородина якобы отвезла охранника в МФЦ, где он подписал договор купли-продажи квартиры по паспорту Шулепова В.Г., в который была вклеена свежая фотография охранника. Сумма сделки составила 2,6 млн рублей. В показаниях следствию Глимшин заявил, что позднее аналогичные сделки совершались пару раз в месяц на различные паспорта с его фотографией.

Поддельный паспорт

— Удивляет ситуация, что данный человек проходит по делу лишь в качестве свидетеля. Из его показаний следует, что он знал об использовании чужих паспортов с его фотографией и продаже чужого имущества, — говорит адвокат Рамиль Гизатуллин. — В этих сделках он выступал в качестве собственника. Кстати, в имеющихся у нас материалах дела мы встретили протоколы допроса еще двух подобных «свидетелей», которые показали, что также неоднократно представлялись собственниками квартир, предъявляли фальшивые паспорта и продавали чужое имущество. Подобный «гуманизм» со стороны СК вызывает вопросы.

Ожившие мертвецы

18 мая 2019 года в Уфе в своей квартире скончалась 80-летняя Ираида Сафина, которая жила в одном из домов на улице Белякова. Экспертиза показала, что пожилая женщина умерла от острой сердечно-сосудистой недостаточности.

В справке из Росреестра (копия есть у «Новой газеты») говорится, что 20 мая 2019 года, спустя два дня после смерти пенсионерки, в МФЦ поступили документы на регистрацию перехода права собственности на основании договора купли-продажи квартиры Ираиды Сафиной. В документе говорится, что Сафина, умершая несколькими днями ранее, лично подписала договор о переходе права собственности и сдала его на регистрацию. В итоге квартира пенсионерки была дважды перепродана.

В постановлении о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) указано, что в сделке по покупке квартиры Сафиной участвовала риелтор Мария Зосимова. По версии следствия, у нее на руках был паспорт умершей Сафиной, с помощью которого риелтор вместе с неустановленными лицами и заключила договор купли-продажи. Квартиру оценили в 2,5 млн рублей.

Это далеко не единичный случай, когда квартиры умерших пенсионерок доставались риелторам и впоследствии перепродавались. 3 мая 2019 года в Уфе жильцы дома № 45/2 по проспекту Октября заподозрили, что пропала их соседка, 66-летняя Людмила Панова. Прибывшие на место полицейские вскрыли квартиру и обнаружили лежащий на полу труп пожилой женщины.

В ходе судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений обнаружено не было, но из-за серьезных гнилостных изменений тела установить причину смерти не удалось. При этом при исследовании мышц трупа судмедэксперт обнаружил этиловый спирт в концентрации 0,67 промилле.

— По смерти Пановой у меня к следствию четыре вопроса, на которые они не дают ответов. Почему в протоколе осмотра места происшествия следователь не указал беспорядок в комнате, который просматривается в материалах дела. Второй вопрос: откуда в теле умершей пенсионерки появился алкоголь в количестве 0,67 промилле? При этом соседи характеризуют ее как человека, не употреблявшего спиртные напитки. Кроме того, надо учесть, что труп пролежал достаточно продолжительное время и имел признаки разложения. Третий вопрос: почему следователь не представил эксперту необходимые документы для дачи ответа на вопрос о давности наступления смерти? Четвертый: как получилось, что за период проведения проверки по факту ее смерти ее квартира была продана несколько раз? — спрашивает адвокат Гизатуллин.

Квартира Пановой действительно перепродавалась прямо во время следствия. Сначала — 22 мая 2019 года, затем — 27 мая, затем — 27 июня. Наконец, в августе того же года ее купила в ипотеку молодая семья. Поскольку родственников у пенсионерки не было, ее приватизированная в 2003 году квартира должна была перейти мэрии Уфы как выморочное имущество. Администрация города сейчас и признана потерпевшей по данному эпизоду. Последние собственники — та самая молодая семья — были допрошены по уголовному делу в качестве свидетелей, в признании потерпевшими им отказали. Теперь администрация Уфы может инициировать вопрос об изъятии у них квартиры.

Морока с выморочным имуществом

Следователи предъявили обвинение риелторам Ялаевой А.И., Дьяковой С.Л., Бородиной Л.Ф., Юсуповой А.Р., Зосимовой М.В. и Иванову В.В. Они обвиняются в мошенничестве, совершенном группой лиц в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), в покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ), легализации имущества, приобретенного в результате совершения преступления (п. «а» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ) и в подделке документов (ч. 1, 2 ст. 327 УК РФ). По версии следствия, общая сумма ущерба от их противоправной деятельности составила более 61,3 млн рублей.

Как сообщает СК, обвиняемые частично признали вину в совершении преступлений, в отношении остальных неустановленных лиц материалы выделены в отдельное производство.

По словам адвоката Рамиля Гизатуллина,

расследование уголовного дела началось с задержания риелтора Марии Зосимовой при неудачной попытке продажи квартиры умершей пенсионерки Сафиной. 

— 14 июня 2019 года жительнице Туймазовой Альфие Фахретдиновой, которая приобрела квартиру Сафиной, позвонили из полиции и сообщили, что по инициативе работников Сбербанка была задержана женщина с поддельным паспортом продавца квартиры, которая пыталась снять деньги со счета. В МВД возбудили уголовное дело о мошенничестве, стали распутывать этот клубок, в результате которого выявилась новая потерпевшая сторона в лице администрации Уфы, — пояснил Гизатуллин.

При этом потерпевшими по уголовному делу признаны как родственники умерших, так и администрация Уфы, которой должны были перейти в собственность некоторые квартиры, являющиеся выморочным имуществом. Мэрия Уфы в ответе на запрос «Новой газеты» сообщила, что будет оспаривать права собственности на квартиры по проспекту Октября, 45/2, ул. Джалиля Киекбаева, 17, ул. Рихарда Зорге, 47/1, и ул. Борисоглебского, 30/2.

Арест не в интересах следствия

Житель Уфы Алексей Ткаченко вместе со своей сестрой проходит в качестве потерпевшего по уголовному делу о «черных риелторах». Сейчас ему принадлежит доля в квартире, собственником которой была пенсионерка Сафина. Наследник Сафиной по завещанию через суд оспорил сделку Алексея и его сестры, и суд встал на сторону заявителя, проигнорировав доводы Ткаченко о том, что они являются добросовестными приобретателями квартиры.

— Когда мы покупали квартиру, продавец гарантировал нам, что жилье свободно от притязаний третьих лиц. Но выяснилось, что ранее квартира была приобретена криминальным путем, а также на нее появился наследник по завещанию. Но мы за эту квартиру заплатили 2 миллиона 750 тысяч рублей, — говорит Алексей Ткаченко.

Если наследник Сафиной сразу через суд попытался вернуть себе недвижимость, то мэрия Уфы оспаривать сделки не торопится, хотя она признана потерпевшей стороной по уголовному делу еще в 2019 году.

— Бездействие администрации Уфы по оспариванию сделок с похищенными квартирами может объясняться материальной заинтересованностью чиновников. Я не исключаю, что недобросовестные представители муниципалитета могли получить взятки с новых добросовестных собственников, а взамен могли пообещать бездействие по оспариванию их прав собственности. Имеющее место бездействие косвенно подтверждает мои подозрения. Если администрации не нужны ранее похищенные у нее квартиры, то я и моя сестра примем в дар одну из них, — пояснил Алексей Ткаченко.

По мнению адвоката Рамиля Гизатуллина, следствие при расследовании уголовного дела вело себя странно.

Сотрудники СКР не стали накладывать арест на квартиры, из-за чего они продолжали продаваться прямо во время расследования.

В пресс-службе СК не стали отвечать на вопрос, почему следствие не обратилось в суд с просьбой наложить арест на квартиры, отметив, что предоставление сведений об этом «противоречит интересам следствия».

— Мои доверители 16 октября 2019 года приобрели квартиру в доме по улице Белякова. Уже через несколько дней им пришло уведомление о приостановке регистрационных действий. Каково было их удивление, когда они узнали, что квартира числится среди ранее похищенных. Еще в сентябре того же года СК направил в Росреестр информационное письмо с «черным списком» квартир с просьбой проинформировать их в случае совершения сделок с этой недвижимостью. Следствие аргументировало это недопущением противоправных действий, защитой прав и интересов граждан и государства в сфере сделок с недвижимостью. В это же время СК изъял регистрационные дела по более чем 30 квартирам, среди которых значилась и квартира моих доверителей. Однако арест на имущество, как это предусмотрено ст. 115 УПК РФ, наложен не был. Мои доверители считают, что в действиях сотрудников СК имеется прямая вина и именно их ведомство обязано возместить им причиненный ущерб в размере 2 млн 750 тысяч рублей (стоимости квартиры) от халатных действий, — рассказал «Новой газете» адвокат Рамиль Гизатуллин.

Адвокат добавил, что сейчас он вместе со своими доверителями готовит заявление на имя председателя СК Александра Бастрыкина и генпрокурора России Игоря Краснова с требованием возбудить в отношении виновных, по их мнению, в халатности следователей уголовное дело.

Самим «черным риелторам» может грозить до 10 лет лишения свободы.

Власти Башкирии уже отреагировали на уголовное дело. Министерство земельных и имущественных отношений республики намерено разработать методические рекомендации для выявления бесхозного имущества умерших граждан. Как сообщает пресс-служба ведомства, Министерство планирует наладить взаимодействие с Управлением ФНС по Башкирии и региональным отделением ПФР для обмена информацией для выявления выморочного имущества.

«В наше ведомство поступила информация от правоохранительных органов о проблемах обращения с выморочным имуществом. По закону оно должно поступать в собственность муниципального образования. Однако случается, что такая недвижимость остается вне поля зрения госорганов и становится объектом посягательств «черных риелторов», а также недобросовестных руководителей управляющих компаний», — подчеркнул замминистра земельных и имущественных отношений Башкирии Рустам Гизатуллин.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#риелторы #черные риелторы #квартиры
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.