Сюжеты · Общество

Глухая стена

Российские инвалиды по слуху нуждаются в сурдопереводчиках. Но таких специалистов практически нет

прямо сейчасАнна Бессарабова, корреспондент
views

0

прямо сейчасАнна Бессарабова, корреспондент
views

0

В Швеции на 100 глухих приходится 10 таких специалистов, в Финляндии — 30, у нас на тысячу человек — трое. Тогда как, по оценкам ФМБА (федерального медико-биологического агентства), нарушения слуховых функций наблюдаются у 13 миллионов россиян.

Фото: РИА Новости

В Железногорске и Железногорском районе Курской области всего 78 жителей с инвалидностью по слуху. До ста чуть-чуть не дотянули. Ни врача-сурдолога, ни сурдопереводчика у них нет. Никого. Нужны — звоните в региональное отделение Всероссийского общества глухих, в диспетчерский центр, который пока еще есть, но, как говорят инвалиды, скоро его передадут органам социальной защиты населения — «и больше у нас видеосвязи ни с какими специалистами не будет».

62-летняя Раиса Крюкова перед встречей с журналистом была у врача в поликлинике, у нотариуса в бюро и у кассира в магазине. Без переводчика. Читать по губам женщина-инвалид не смогла — все и везде носят медицинские маски.

— Рассказываю доктору: у меня плечо болит, она не слушает: «Что вы там бормочете?» Продавец усмехается и поворачивается спиной. Для нас пандемия коронавируса стала дополнительным стрессом, — жалуется Раиса Ивановна. — Невозможно общаться с людьми. Два варианта: писать на бумаге, но наши слова и строчки не каждый разберет, или звонить в Курск в попытках найти сурдопереводчика, только связь отвратительная, видео не работает.

Раиса Крюкова описывает свои мытарства с помощью Ольги Дмитренко — молодой женщины, добровольно вызвавшейся помогать глухим. За свой счет она учится на курсах в Санкт-Петербурге и периодически выезжает для поддержки к 10 инвалидам. По ее словам, письменно общаться с окружающими глухие не могут: попробуй свяжи в предложение их разорванные «врач… послезавтра… идет… 11 часов… талон». И это простейший пример. Бывают конструкции и посложнее.

С нотариусом еще хуже — по прошлогодней инструкции Минюста России, «инвалида по слуху должен сопровождать человек, который может объясняться с присутствующими и удостоверять своей подписью, что содержание доверенности, заявления или иного документа соответствует воле обратившегося лица».

Где искать сурдопереводчиков, если даже крупным городам их не хватает? В Курской области 7200 человек, страдающих от заболеваний органов слуха с учетом поздно оглохших, в услугах специалистов РЖЯ (русского жестового языка) нуждаются 3500 из них.

Несколько месяцев назад в Железногорске произошла трагикомичная история: глухонемой мужчина повздорил со своей соседкой. В их конфликте поочередно разбирались полиция и суд.

На гражданском процессе инвалида должен был сопровождать сурдопереводчик, однако его не нашли. Человеку предложили читать по губам — следить за артикуляцией участников заседания. Он не возражал, только из-за пандемии все в зале надели маски — что тут прочитаешь?

Чтобы отстоять конституционные права ответчика, в город приезжали представители регионального отделения Всероссийского общества глухих.

И таких ситуаций в период пандемии много: каждый поход в торговый центр, аптеку или домоуправление приводит к ЧП…

Раиса Крюкова — глухая от рождения. У ее мамы и папы было 9 детей, у двоих — проблемы со слухом. Раиса Ивановна в молодости работала швеей, благодаря чему ее пенсия немного выше, чем пособия ее коллег по несчастью: Крюкова живет на 11 тысяч рублей в месяц, они — на 7‒8 тысяч. Якобы в советское время на каждом крупном предприятии был сурдопереводчик. В Железногорске тоже числился — «на заре 2000-х, но ушел из-за низкой зарплаты». Раньше здесь и отделение ВОГ существовало — не больше пяти лет. Сегодня ничего не осталось.

Глухие люди говорят руками и слышат глазами. Чтобы общаться с окружающими, им нужны специалисты, владеющие языком жестов. В России таких очень мало. Еще несколько лет назад было меньше полутора тысяч. Теперь ВОГ заявляет о нехватке 4 тысяч.

— У нас, в Черноземье, как и в других регионах, сурдопереводчики получают 12‒14 тысяч рублей в месяц, максимум — 17 тысяч. А у людей дети, семьи, кредиты… Вот и уходят, — называет причины проблемы председатель Курского отделения ВОГ Александр Качергис. — Из-за негарантированной заработной платы, непродуманного механизма финансирования. На переводы русского жестового языка области выделяется 2 млн 40 тысяч рублей в год. На 3500 инвалидов. Около 600 тысяч рублей уходит на налоги. Раньше каждый нуждающийся мог прибегнуть к помощи переводчика на 40 часов, с марта 2021 года — на 84 часа. Но это не означает, что нам изменят финансирование. Оно останется прежним.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Нет единого подхода к расчетам. Пропорционально численности инвалидов деньги не выделяют, на карты реабилитации не смотрят. Сурдопереводчик — эксклюзивная профессия: в нашей стране золотодобытчиков больше, чем сурдопереводчиков. Я с министрами общался, выступал на разных уровнях — бесполезно.

У сурдопереводчиков до сих пор нет единого государственного стандарта профессии. По сути, они и социальные работники, и переводчики. Тем не менее к труду соцработников их не приравнивают…

В России мало учебных заведений, занимающихся профессиональным обучением специалистов, понимающих язык жестов. В мегаполисах отделения ВОГ все чаще прибегают к помощи волонтеров. В Железногорске есть единственный доброволец — Ольга Дмитренко. Никто ее не искал, ни к чему не привлекал, вступить в волонтерское движение не предлагал, затраты на обучение не оплачивал. Она сама по собственной инициативе стала изучать язык жестов и периодически помогает десяти глухим.

— Началось все с того, что 5 лет назад я увидела инвалидов по слуху на улице. Заинтересовалась, как люди живут без звуков в мире, который ими переполнен. Учусь в Питере. В крупных городах у глухих есть театры, кафе, разные сообщества. В Железногорске, да и в других населенных пунктах нет ничего. Большой мир отвергает глухих, и они уходят в свой — закрытый для посторонних, — рассуждает Ольга. — Никто не хочет ими заниматься. В одной из ближайших деревень Железногорского района живет мужчина с проблемами слуха. И ни один из его соседей не знает, кто он, что он и как его зовут. Живет на отшибе десятки лет. Такое у людей отношение к глухим. И к переводчикам тоже. Нет должного уважения к их труду.

В России катастрофически не хватает количества часов, доступных глухим. В Швеции и Финляндии ограничений на услуги переводчиков нет. А у нас даже в мегаполисах специалисты справляются с обработкой всего 70‒80% поступающих запросов.

— В областной центр за переводчиком не поедешь — расстояние 110‒120 километров. Звонишь в диспетчерский центр. Там то занято, то человека на месте нет, — продолжает Раиса Крюкова. — Кругом проблемы. В данный момент, например, инвалиды пишут письмо в Москву — в министерства — о том, чтобы им перестали ставить III группу по слуху — она рабочая и поэтому малооплачиваемая, а вакансию с ней не найдешь — компании и предприятия нас не берут, боятся ответственности. Многие глухие не могут трудоустроиться и сидят дома с минимальными пособиями. Но это дело второстепенное, главное — с сурдопереводчиками разобраться. Нам без них никак.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#курская область #глухие #сурдопереводчики #регионы #инвалидность

важно

2 часа назад

Что произошло за ночь 14 октября. Коротко

Топ 6

1.
Интервью

«Газпром» идет на шантаж Россия поставит дополнительно газ в Европу только в том случае, если Европа откажется от антимонопольных законов — нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин

views

386225

2.
Репортажи

Разработчики (18+) Так обозначают заключенных, которые по приказу оперативников насилуют и мучают других. Репортаж Виктории Ивлевой — из обычной пыточной в Ангарске

views

187916

3.
15 ЛЕТ БЕЗ АННЫ ПОЛИТКОВСКОЙ

Заказчик известен. Ему просто выдали индульгенцию 15 лет создавались все условия для того, чтобы главные виновники ушли от наказания. Раскрываем механизм

views

163083

4.
Сюжеты

Тридцать седьмой, только с айфоном В Минске похоронили убитого бойцами «Альфы» программиста Андрея Зельцера. Уже 136 человек помещены в СИЗО за комментарии в соцсетях об этом убийстве

views

114893

5.
Сюжеты

Теперь не расхлебаешь Замначальника тюменского управления ФСИН грозит до 12 лет колонии из-за киселя, на котором он сделал бизнес

views

104352

6.
Комментарий

Трагедия случилась «по многочисленным просьбам» Ирек Муртазин — о том, почему был снят запрет на полеты самолетов L-410 и почему катастрофы, подобные мензелинской, будут повторяться по всей стране

views

86823

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera