Интервью · Культура

«Война — это мейнстрим»

Критик Юрий Володарский — о том, как украинцы относятся к русскому языку и русской литературе

Этот материал вышел в № 112 от 6 октября 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 112 от 6 октября 2021
12:34, 4 октября 2021Ян Шенкман, обозреватель
views

23201

12:34, 4 октября 2021Ян Шенкман, обозреватель
views

23201

За семь лет, прошедших после Майдана, отношения Украины и России изменились кардинально и не в лучшую сторону. Если раньше мы хотя бы ругались, то теперь не замечаем друг друга. У нас полно своих проблем, у них тоже, но главная их проблема та же, что была семь лет назад — война. О том, как все это отражается в литературе, мы беседуем с ведущим киевским критиком Юрием Володарским.

Юрий Володарский. Фото из личного архива

— Поймал себя на том, что, читая сегодня украинские переводы и слушая украинскую музыку, воспринимаю их как нечто однозначно чужое. Звучит хорошо, но очень уж далеко от меня. Как будто речь идет о Канаде или Испании. За эти семь лет мы настолько разошлись, что перестали быть понятны друг другу.

— Безусловно. Лет пятнадцать назад, еще до всех этих событий, один из текстов Сергея Жадана был издан в России без указания, что это перевод с украинского, и понять, что действие происходит в Украине, а не в Воронеже или Екатеринбурге, было довольно трудно. Сейчас такое вряд ли возможно. Возникли новые реалии, произошло ментальное отделение Украины от России, украинская специфика большинству россиян уже непонятна. В разговорах с россиянами мне все время приходится объяснять то, что нам ясно без объяснений.

У нас любят говорить, что изначально украинцы более свободолюбивы по сравнению с русскими. Не могу согласиться с этим. Во времена СССР в Москве дышалось гораздо свободнее, а в Киеве было болото. Опыт массового противостояния несправедливой власти украинцы приобрели уже в период независимости. И теперь, как результат, украинская ментальность кардинально отличается от российской.

Главное отличие между нами в том, что украинское общество очень активно, большинство инициатив у нас идет не сверху, а снизу. К сожалению, эта активность пока не привела к подлинной революции, к слому бюрократическо-коррупционной системы. Но она привела к изменению общей атмосферы — люди почувствовали, что от них что-то зависит. И власть это тоже почувствовала. Когда Зеленский принимает решения, он оглядывается на настроения улицы. Он понимает, что если будет делать что-то, что не нравится улице, его сметут так же, как смели Януковича.

События на Майдане в Киеве в революционном 2014 году. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

— И ментальность разная, и общаться мы почти перестали.

— Связи между российскими и украинскими писателями, между институциями двух стран, стали рваться еще в 2014-м. Сейчас они сошли на нет практически полностью.

Россия в Украине воспринимается как враждебное государство, этот термин официально закреплен: Россию теперь надлежит называть «государство-агрессор».

У меня это возражений не вызывает. А вот с тем, что такое отношение распространяется на всех россиян, в том числе тех, кто не поддерживает политику Кремля, я согласиться не могу.

Радикал-патриоты ратуют за полное прекращение каких бы то ни было контактов с Россией, в том числе культурных. Они оказывают значительное влияние на государственную политику. Приравнивать их взгляды к официальной линии нельзя, но списки российских актеров, музыкантов, писателей, угрожающих национальной безопасности Украины (в них включают не только за несанкционированные посещения Крыма, но и за высказывания — в частности, в поддержку его аннексии) создаются под их влиянием. По большому счету для радикал-патриотов все россияне — враги. Гастроли большинства российских групп и приезды российских писателей вызывают в их среде бурю негодования, уличные протесты, попытки срыва концертов. Они воспринимают с неприязнью, например, приезд Дмитрия Быкова, которого трудно заподозрить в том, что он поддерживает российскую власть.

Когда Быков читает лекцию о Лесе Украинке, многие возмущаются: «А чего этот москаль приезжает рассказывать нам про нашу Лесю?».

— Семь лет назад все были в шоке от случившихся перемен. Некоторые в радостном, некоторые — не очень. Царила неразбериха. И было немножко не до книг. Но прошли годы. И сейчас уже трудно все списать на Майдан и войну. Чего достигла украинская литература за это время?


— Новых и ярких имен за эти годы не появилось, но было написано несколько важных книг. Прежде всего, роман Владимира Рафеенко «Долгота дней». Масштабное, сильное высказывание писателя, который был вынужден покинуть родной Донбасс и переехать в Киев. Речь там идет о войне, но роман написан в специфической манере, которая наследует традициям Гоголя, Венедикта Ерофеева, Саши Соколова.

Второй роман, который стоит упомянуть — «Амадока» Софии Андрухович, дочери Юрия Андруховича, зачинателя современной украинской литературы. «Амадока» — роман огромный, там около 900 страниц.


Он тоже касается войны — как Второй мировой, так и нынешней, российско-украинской. В нем также поднимается тема украинско-еврейских отношений, которая раньше в украинской литературе почти не звучала.

Вышел «Интернат» Сергея Жадана, роман о «маленьком человеке», оказавшемся на линии фронта в Донбассе. Он избегал решений, не хотел становиться ни на чью сторону, считал, что может быть вне политики, и в результате это обернулось проблемами — для него, для региона, для страны.

Это символическая фигура, в ней отразилась вся донбасская ситуация.


Тема войны еще долгие годы будет мейнстримом украинской литературы, от этого никуда не деться.

— Отношение к войне однозначное или все-таки есть нюансы?

— Можно построить шкалу от ура-патриотизма до крайнего пацифизма. От «наши танки въедут в Москву» до «надо просто перестать стрелять», как когда-то сказал Зеленский (теперь он так не говорит). И есть середина: да, война — это зло, но зло иногда неизбежно: если на родину напали, ее надо защищать.

Запрос на прекращение войны есть, но закончить ее может только один человек, зовут его Владимир Путин.

— Белорусские события волнуют украинцев?

— Конечно. Много белорусов приезжает в Украину, получает здесь убежище. Культурная общественность Украины поддерживает борьбу белорусских коллег с режимом Лукашенко. Есть, правда, настроения в той же радикально-патриотической среде, что, дескать, вы, белорусы, не понимаете: революцию нужно делать с оружием в руках, как мы, а вы со своими мирными выступлениями не способны ничего изменить. Но у каждой страны своя специфика, и я не уверен, что если бы белорусские оппозиционеры стали бросать «коктейли Молотова» в резиденцию Лукашенко, было бы лучше. Там совершенно другая ситуация.

Читайте также

Читайте также

Смотрящие при погонах

Российских солдат подготовят к бою с врагом с помощью «патриотического» кино. А также с помощью «Бесогона». Список «идеологически правильных» картин

— Как сказалась на литературной ситуации дерусификация последних месяцев?

— Издавать книги на русском стало еще сложнее, чем раньше. Определенной частью общества они воспринимаются как книги на языке врага, патриоты-пассионарии считают, что русскому вообще не место в Украине. Вступили в силу очередные статьи языкового закона, согласно которым не менее 50% книжной продукции должно быть на украинском.

Книгам российского происхождения доступ в Украину крайне затруднен, в магазинах хорошей русской литературы и русских переводов зарубежной литературы все меньше. Зато черный рынок процветает.

Недавно наш языковой омбудсмен привел печальную статистику: книгоиздание в Украине сократилось на треть, закрылось 343 издательства и 48 книжных магазинов. Тут есть общемировые причины — пандемия, уход читателя в интернет. И специфически украинские: закрытие магазинов связано с тем, что на рынок перестали поступать российские книги, раньше составлявшие огромную его долю.

— Когда этот процесс только начинался, многие говорили, что если перекрыть приток литературы из России, образуется дыра, поскольку украинская продукция не в силах заполнить рынок, ее просто нет в таком количестве.

— Дыра образовалась, и заполнить ее украинское книгоиздание пока действительно не в состоянии. Тут все сложно: с одной стороны, популярность украиноязычной литературы постепенно растет, отчасти потому, что нет конкуренции. С другой, на качество художественных текстов это пока не влияет. Если у нас выходит хотя бы один достойный роман европейского уровня в год, уже хорошо. Бывает, что их два или три, это повод для оптимизма.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#украина #переводчик #милитаризация #дерусификация #идеология #пропаганда #война

важно

час назад

«Комсомольская правда» объявила о закрытии белорусского представительства после ареста журналиста Можейко

важно

3 часа назад

Что произошло за день 5 октября. Коротко

важно

9 часов назад

Адвокат: МВД обосновало «нежелательность» комика Идрака Мирзализаде в России ксенофобским постом

выпуск

№ 112 от 6 октября 2021

Slide 1 of 6
№ 112 от 6 октября 2021

Топ 6

1.
Новости

В работе Facebook, Instagram и WhatsApp зафиксирован глобальный сбой. Главное

views

171736

2.
открытое письмо

«Настоящие голоса попали в черный ящик» Открытое письмо членов электронного избиркома Алексею Венедиктову, руководителю общественного штаба по наблюдению за выборами

views

142498

3.
Интервью

«Сильная власть не бегает за тетеньками моего возраста» Интервью самарской пенсионерки Людмилы Кузьминой, которую Минюст признал «иноагентом»

views

128999

4.
Расследования

Осколочные гранты Что известно о деле вице-президента Сбербанка Марины Раковой и о ней самой

views

122593

5.
Новости

Военное управление СК сообщило о предварительном следствии по делу «офицеров ГРУ», предположительно насиловавших солдат шваброй на Дальнем Востоке

views

115533

6.
Сюжеты

«Он родится кривой и косой. Давай делай аборт» Минздрав обяжет онкобольных беременных женщин лечиться по месту регистрации. Это решение может обернуться катастрофой

views

103262

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera