Сюжеты · Общество

Феликс Грозный

Кому и почему требуется вписать «рыцаря революции» в неомедиевальную мемориальную политику

Этот материал вышел в № 105 от 20 сентября 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 105 от 20 сентября 2021
10:42, 17 сентября 2021Дина Хапаева, историк и социолог, специально для «Новой»
views

9748

10:42, 17 сентября 2021Дина Хапаева, историк и социолог, специально для «Новой»
views

9748

Фото: РИА Новости

Пусть скромно, но день рождения главчекиста и организатора Красного террора все-таки отметили 11 сентября. И если с памятником на Лубянке пока решили подождать, то на передовой — в Крыму и в Краснодаре — два, пусть не таких больших, но все-таки поставили. История с памятниками Дзержинскому показывает, как и почему кремлевские мнемотехнологи вместе с подручной «общественностью» перелицовывают советскую легенду о Железном Феликсе, «бескомпромиссном борце с коррупцией», защитнике-любителе детей и покровителе ЧК-НКВД-КГБ-ФСБ, в свете новых средневековых приоритетов. Требуется вписать «рыцаря революции» в неомедиевальную мемориальную политику.

Точечные мнемопротезы, вживляемые в коллективную историческую память, направлены на вышибание воспоминаний об ужасе репрессий, главной причиной которых было стремление недоучек и садистов, захвативших власть в 1917 году, удержать ее любой ценой. Кремлевские мнемотехнологи обычно обкатывают эту политику памяти в провинции. В 2004 году памятник Дзержинскому был открыт в г. Дзержинске Московской обрасти, в 2012 году в Тюмени, в 2017-м в Кирове.

Новые памятники прародителю ФСБ сродни памятникам Сталину, метастазами расползающимся по России.

А советские архитектурные останки Феликса по-прежнему разбросаны по городам и весям. В Петербурге памятники Дзержинскому как стояли, так и стоят и перед зданием КГБ-ФСБ на Шпалерной, и на территории Высшего военно-морского училища имени Ф.Э. Дзержинского в Адмиралтейском проезде. Советская мемориальная доска на страшном доме Гороховая, 2, где были замучены тысячи ни в чем не повинных людей, славит этого «выдающегося деятеля коммунистической партии».

Памятник Дзержинскому, установленный в Тюмени. Фото: Максим Слуцкий / ИТАР-ТАСС

Советская легенда о Железном Феликсе мало чем отличалась от пропаганды остальных божков советского пантеона самого Сталина, основателя Северного ГУЛАГа Кирова, изверга Урицкого и многих других. Мол, им приходилось быть жестокими, чтобы построить светлое будущее и одолеть свирепых врагов, с которыми иначе нельзя. Тем самым коммунисты легитимировали свой террористический режим и его главное орудие карательные органы. В изданном в 1967 году двухтомнике «Избранных сочинений» Дзержинского не осталось ничего, кроме его борьбы с коррупцией и любви к сиротам, ставшим беспризорниками не в последнюю очередь благодаря чекистам.

Вопрос о памятнике Дзержинскому на Лубянке никогда не сходил с повестки дня в Москве. И хотя в 2002 году Сурков в пику Лужкову высказался против памятника, в 2005-м бюст лейб-палача протащили во внутренний двор Петровки, 38. В 2008 году за возвращение памятника выступило «ЕдРо» в лице Владимира Колесникова, члена комитета Госдумы по безопасности. Памятник не восстановили, но зато в 2014 году Путин вернул имя Дзержинского Отдельной дивизии МВД (позднее преобразованной в Росгвардию). А памятник из Музеона как бы невзначай отправили на реставрацию, чтобы стереть с него надписи, сделанные восставшими, «палач», «Феликсу конец» и т.д. следы той памяти, которая бросила вызов и советской легенде, и отжившему тоталитаризму. И в 1991 году победила.

В Москве с памятником не торопились. Требовалось время, чтобы ампутировать у Железного Феликса все, что касалось революции, не задев при этом идею о пользе террора для России. Поэтому бестактная попытка КПРФ провести референдум о памятнике в 2015 году была отклонена.

А вот февральское обращение 2021 году к мэру Москвы Сергею Собянину и правительству города с просьбой вернуть памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь увенчалось «всемосковским голосованием» в апреле. В этом обращении отразился важный аспект кремлевской мемориальной политики мобилизация прикормленной и подконтрольной «общественности», просящей у власти именно то, чего власть хочет, но по ряду причин предпочитает не брать на себя.

Самым замечательным фактом голосования стало появление в списке конкурентов Дзержинского в борьбе за место на Лубянке двух средневековых князей Александра Невского и Ивана III (деда Ивана Грозного). Присутствие Александра Невского участники бурной общественной дискуссии объясняли одновременным празднованием его 800-летия и лоббированием церковью своего святого. Хотя Невский появляется всякий раз, когда надо продвигать ту систему представлений об обществе и правах — а точнее, бесправии — личности, которую российские националисты называют «новым Средневековьем».

Читайте также

Читайте также

Зарубил окно в Европу

Почему Александр Невский был выбран на роль культовой фигуры еще при Иване Грозном

Причинам появления Ивана III среди кандидатов на увековечение было уделено явно недостаточно внимания. Между тем оно было не случайным. Дело в том, что проект возвести на лубянский пьедестал Ивана Грозного тоже предлагался. В 2016 году глава Союза православных хоругвеносцев и современных опричников Леонид Симонович-Никшич, вдохновленный появлением бронзового Ивана в Орле, горячо ратовал за эту идею. В восторге от памятника в Орле был и другой поклонник Грозного, Сталина и КГБ Александр Дугин вместе со своими неоевразийцами.

Но волна энтузиазма в связи с установкой памятников Грозному, несмотря на старания Дугина и Владимира Мединского, пошла на спад. И тогда решили: не удалось с Иваном IV, надо пробовать с Иваном III, сходного с их любимцем и по созвучию, и по родству. Ивана III уже и так начали пиарить как предтечу Грозного (см. телесериал «Софья» Артема Васильева, снятый в 2016 году при поддержке Минкульта РФ.)

В числе главных закоперщиков февральского обращения оказались поклонники Грозного с его опричниной, «нового средневековья» и сословной монархии председатель Изборского клуба Александр Проханов и член неоевразийского движения Алексей Беляев-Гинтовт.

Конечно, этим деятелям, как и Кремлю, большевизм и революционность Железного Феликса совершенно не симпатичны. Зато его роль в истории русского террора для них весьма важна. И здесь тоже мнемотехнологам было с чем работать даже на символическом уровне. Еще Бухарин называл Дзержинского «рыцарем революции», а Вера Мухина в своем проекте памятника 1940 года изобразила его с длинным мечом.

Взаимозаменяемость Феликса, двух Иванов и Александра Невского легко объяснить. Теоретики Изборского клуба и неоевразийства давно сварганили историческое обоснование единства опричнины и ЧК-НКВД-КГБ. Например, активист Изборского клуба и Института Динамического Консерватизма (ИДК) Андрей Фурсов, считающий «опричный принцип созидательным по определению», провозгласил «чрезвычайки» движущей силой и сутью русской истории. А его единомышленник, создатель ИДК, Виталий Аверьянов, писал:

«Опричнина — это правда России XVI века. Дух опричнины правдив и сейчас, отвечает и сегодняшним задачам жизни. <…> Если при Иоанне Грозном опричнина означала созидание империи, то завтра она будет знаменовать ее восстановление».

Неоевразийцы тоже внесли свой вклад. Дугин был первым, кто еще в 2000 году, в самом начале путинского правления прозрел генетическую связь КГБ и опричнины и воспел «новую опричнину»:

«КГБ — это дело будущего. <…> Опираясь на лучшие традиции советских спецслужб, помня о гнетущем опыте унижения и скитаний по коммерческим структурам в темное либерал-демократическое безвременье, устремленная в великое будущее, евразийская спецслужба неизбежно будет <…> своего рода «новой опричниной».

Так что и Феликс, и Иван Грозный символизируют террор как способ управления обществом, а Иван Третий, Александр Невский и другие средневековые князья олицетворяют собой отказ от современной демократии, но выступают как более нейтральные символы. Из них всех Дзержинский, конечно же, символ наиболее простой и понятный. Потому с ним и хлопот больше, особенно в Москве.

Митинг в Москве. Лубянская площадь. Снос памятника Дзержинскому, 1991 год. Фото: РИА Новости

Впрочем, под его возвращение на Лубянскую площадь уже подведен юридический фундамент. В апреле 2021 года в ответ на запрос «Офицеров России» прокуратура Москвы установила, что демонтаж памятника Дзержинскому в 1991 году был незаконным.

Прокуратура все-таки погорячилась, высказавшись так однозначно. Ведь если признать незаконным свержение памятника после провала августовского путча, то можно поставить под вопрос и законность подавления путча, равно как и законность всех последующих событий, включая выборы. Стоит только затронуть тему законности, особенно в России, вопросам не будет числа. Например, насколько законной была установка памятника основателю Красного террора по инициативе председателя КГБ Ивана Серова в 1958 году?

Следует ли считать законным сам большевистский путч, выплеснувший Дзержинского вместе с Лениным на вершину власти?

И, возвращаясь к сегодняшнему дню, кто имеет право решать, символам какого прошлого — и какого будущего — стоять в столице России?

Читайте также

Читайте также

Дзержинский в черном кубе

Спустя поколение — как поступят с памятниками злу?

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дзержинский #памятники #история #большой террор #историческое наследие

важно

8 минут назад

DDos-атака на сайт «Новой газеты» в день голосования 19 сентября продолжается. Это уже четвертая волна атак разных типов

выпуск

№ 105 от 20 сентября 2021

Slide 1 of 6
  • № 105 от 20 сентября 2021
Slide 1 of 6

Топ 6

1.
Сюжеты

Решения ЕСПЧ надо выполнять Совет Европы настоятельно призвал власти России немедленно освободить Навального, отменить оспариваемые приговоры и выплатить компенсации жертвам преследований

views

211644

2.
Репортажи

«Спросите у госпожи Сечиной» Как ФСБ и судья Менделеева закрыли от публики процесс по делу братьев Магомедовых

views

179254

3.
Новости

СК задержал дезинсектора по делу о смертельном отравлении москвичей арбузами из «Магнита»

views

174883

4.
Комментарий

Придется платить Страсбургский суд вынес три решения в пользу истцов из России

views

138683

5.
Сюжеты

«На СИЗО-6, в разработку, петушка из тебя сделаем» Тюремщиков из восставшей колонии в Ангарске перевели в соседнюю ИК-2. Теперь и там заключенные жалуются на пытки и объявляют голодовки

views

129663

6.
Репортажи

Зачищенный край Самый протестный регион России готовится отправить Михаила Дегтярева во второй тур

views

129086

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera