Интервью · Политика

На путях к свободной России. 18+

Зачем бывший сотрудник РЖД из Иркутска приехал в Москву агитировать на выборах

14:37, 16 сентября 2021Кирилл Мартынов, редактор отдела политики
views

347

14:37, 16 сентября 2021Кирилл Мартынов, редактор отдела политики
views

347

Алексей Фионин. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Алексею Фионину 32 года, по образованию он инженер-электромеханик. Получив диплом в Иркутске, Фионин работал в РЖД — на Транссибе и БАМе. К своим тридцати он стал молодым руководителем вагоноремонтного предприятия в городе Тынде, где под его началом трудилось больше ста человек. Весной Алексей уволился с предприятия, а в конце августа неожиданно для самого себя приехал за пять тысяч километров — чтобы агитировать на московских выборах. Он поддерживает команду самовыдвиженки Анастасии Брюхановой в 198-м округе — эта кампания была организована Максимом Кацем. В последние дни агитации редактор «Новой» разговорился с Фиониным на улице и в итоге взял у него интервью: о природе либерализма, разногласиях в оппозиции и политическом действии.

— Как получилось, что вы, житель Иркутска, сейчас занимаетесь агитацией в Москве, причем за кандидата с демократическими взглядами?

— Десять лет назад я был убежденным сторонником «Единой России» и Путина. Работал на нескольких выборах с 2007 по 2012 годы. Потом я все больше начал симпатизировать людям с либеральными взглядами, эта смена убеждений была постепенной. Параллельно менялись, например, мои отношения с религией.

Вообще, в детстве я рос в маскулинной обстановке, занимался спортом — боксом. В моей среде была установка, что начальник, руководитель — тот, кто просто старше, — всегда прав. Это не оспаривается, то есть я рос в авторитарной обстановке. В какой-то момент я начал читать, интересоваться, почему надо поступать так, а не иначе, и мои взгляды менялись.

— Чем вы занимались в последнее время в Иркутске?

— В апреле я уволился из компании. У меня жена и маленький ребенок, занимался его воспитанием. Летом съездили отдохнуть, у меня есть определенные сбережения. Когда я начал работать над своей финансовой свободой, это позволило мне мыслить шире.

— Почему вы поддержали именно команду Максима Каца?

— В либеральную повестку не он меня привлек. Но он меня задел тем, что проводит агрессивную политическую кампанию, что люди на нее отзываются. Например, Брюханова — она ведь не слишком известный политик, и с нуля ее довести до Государственной думы — это дорогого стоит. Мне импонирует этот <технологичный> подход. И я верю, что все финансирование, которое Кац получает, — это частные пожертвования частных лиц, сторонников.

Максим Кац. Фото из соцсетей

Ведь люди устали от того, что линия партии власти несгибаемая, а при этом все финансирование на политику распределяется централизованно, через партии. 

Человек свободен, и он может выбирать и голосовать не только у избирательной урны, но и рублем. Нормально и даже хорошо, когда есть выбор и сменяемость власти.

— Ну, историю про финансирование оставим без комментариев. Как вы относитесь к критике Каца?

— Если честно, то до вчерашнего дня был не совсем в курсе, почему его критикуют. Мне его профессиональная деятельность как политтехнолога не совсем знакома. Начал смотреть его 2–3 года назад на YouTube, ничего плохого, как мне кажется, он в них не говорил.

— Когда вы работаете на штаб определенного кандидата, вас не спрашивают почему именно в нем, а не, скажем, в штабе Литвинович или Хованской (основные конкуренты по 198 округу в Москве)?

— Мой основной тезис в том, что самовыдвиженцам приходится труднее. Когда идешь от партии, то сразу идет поддержка информационная и финансовая. Это первое. Второе: я сразу стараюсь объяснить людям, что у нас либеральная повестка, и я оговариваю основные пункты, что мы за права и свободы человека, в том числе за права ЛГБТ. Многих людей это даже отпугивает.

Кандидат по 198 округу Марина Литвинович и политолог Александр Кынев. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Есть также версия, что Кац своими действиями подрезал политика Юлию Галямину, которая не может избираться из-за судимости, но выступает главой штаба Литвинович.

— Это на самом деле дилемма для меня. В этот вопрос я погрузился сравнительно недавно. Я знал Галямину по событиям 2019 года, она выступала на протестных акциях. Знал, что она является достаточно весомым муниципальным депутатом. Но мне все-таки кажется, что я сейчас сделал правильный выбор.

— Когда вы решили ехать в Москву?

— Это произошло спонтанно. Где-то 30 августа услышал в ролике Каца на YouTube, что волонтеры начали сниматься с агитации, потому что начинается учебный год. Посоветовался с семьей, она меня поддержала, и я купил билеты.

— На сайте Каца есть форма, где можно подавать заявку, чтобы стать волонтером?

— Да, потом эйчар с тобой связывается по видеосвязи.

— Вы с кем-то здесь познакомились еще? Были ребята из других городов?

— В основном это были москвичи. Был еще один волонтер из Испании, что необычно (на кампанию Брюхановой работают волонтеры из разных городов, в частности автор текста разговаривал с активистом, приехавшим из Владимира. — Ред.).

Кандидат по 198 округу Анастасия Брюханова. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Вы приехали и сразу начали работать?

— Да, прошел тренинг и на следующий день начал работать. График разный: обычно с 10 утра до 9 вечера, в течение дня удается подробно поговорить, наверное, с двадцатью людьми. Я стараюсь говорить с ними обстоятельно, объяснять свою позицию и взгляды нашего кандидата.

— Когда российский человек слышит слово «агитатор», то себе представляет человека с флагом, на бронепоезде. В чем отличие вашей деятельности от такого советского стереотипа?

— Моя жена так себе и представляет, чем я тут занимаюсь. Но вообще, дело совсем в другом. Агитатор — это человек с устоявшимися ценностями, который пытается донести свою позицию до тех людей, которые нейтрально относятся или не определились со своей позицией по какому-то вопросу, необязательно политическому. Агитатор может быть, например, за здоровый образ жизни.

— Какая задача стоит перед агитаторами? Увеличить узнаваемость кандидата?

— Над узнаваемостью кандидата мы уже поработали, в последнюю неделю перед началом голосования больше занимались привлечением к повестке. Речь о том, что надо идти на выборы. Для себя выработал структуру разговора: объясняешь, куда нужно приходить.

Ведь люди даже не знают, что будет два бюллетеня: в одном — список партий, в другом — кандидаты по округу.

— О чем обычно приходится говорить?

— Больше всего меня удивило, что люди воспринимают выборы как социальную нагрузку, а не как привилегию. Я стараюсь им объяснить, что наши предки вырабатывали эти методы, выборный процесс на протяжении 300 лет, что они боролись за это право. Стараюсь убедить людей, что любое действие лучше бездействия. И для меня важнее агитировать, быть наблюдателем. Я лучше приведу на участок 100 человек, чем проголосую сам. Вообще, мне было интересно, почему москвичи не идут голосовать. Ведь выбор кандидатов здесь сильно лучше, чем в Иркутске. Иркутск — не очень подходящий город для того, чтобы что-то говорить и делать в политике.

— Вы сами не собираетесь голосовать?

— Я не успел взять открепительные, когда уезжал из Иркутска, упустил это из вида.

— Получается интересная штука: раньше кто-то «ходил в народ», ехал из Москвы в регионы, а теперь вы приезжаете в Москву, чтобы объяснить жителям столицы, что они политически пассивны.

— Для меня это еще некоторое испытание, выход из зоны комфорта. У меня хорошая жизнь в Иркутске: свое жилье, семья. А тут, в Москве, все иначе. Специально устроил себе спартанский образ жизни: снял койку в хостеле, там немного обустроился уже, но почти все время работаю.

— То, что молодые ребята называют челленджем? Почему бы тогда не заняться дайвингом вместо волонтерства на выборах?

— Дайвингом я тоже обязательно займусь, я путешествовал много, но вот с дайвингом пока не получилось.

— Вы называете себя сторонником либеральных ценностей. Что вы под ними понимаете?

— Права человека, в первую очередь. Я рассматриваю человека, как индивида, которой вправе распоряжаться своей судьбой сам, как он хочет. Конечно, есть оговорки, но это первично. Я начал думать об этом, когда работал в госкомпании.

— Много людей у вас было в подчинении?

— В Тынде — 115. В Нижнеудинске — 360. Достаточно серьезные предприятия, большие мощности. Мы ремонтировали вагоны. Мне было важно, чтобы люди работали хорошо. Ведь как это делается в РЖД? Это строгая вертикаль, командный принцип управления. Нужно было подчинить себе людей, жестко руководить. Должно было быть явное разделение на начальников и подчиненных. В РЖД очень много таких уровней — начиная от генерального директора компании и заканчивая рядовыми сотрудниками. И вот надевается униформа, погоны. Административная вертикаль выражается не только в одежде, но и в действиях людей, в вербальных и невербальных действиях. И это жутко неэффективно. Очень много времени тратится на то, чтобы расставить все точки над i, кто есть кто, чтобы обозначить статус. Предполагаю, что в нашем государстве такая же ситуация.

Алексей Фионин. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Почему вас это не устраивает, если устраивает многих других?

— Это все очень неэффективно.

— Проблема все-таки в неэффективности или в правах и достоинстве человека?

— Мое рассуждение об этом началось с неэффективности управления. Так я пришел к правам человека. Мне повезло, что я начал руководить предприятием, которое находится далеко от каких-либо центров. Тында находится в Амурской области, а ближайшее управление РЖД в Хабаровске — за тысячу километров. Я старался относиться к людям с уважением. Человека лучше мотивировать, а не заставлять его насильно что-то делать «как начальник»: например, накричать или через мастера надавить, применять дисциплинарные наказания.

Я согласен с тем, что тут можно говорить о понятии достоинства. Достоинства и в том, как людям платят за их труд, и в том, что к ним не относятся как к скоту. Очень плохое слово — «скот». Так вот, от того, как хорошо человек работает, зависит работа предприятия, финансово-экономическое положение. Поэтому я стал приходить к идее, что человек должен быть свободен.

— Есть ощущение, что в Москве никто уже в изменения политические не верит, все разочарованы. И тут на моем пути появляетесь вы с листовкой. Почему я подавлен, а у вас — активная жизненная позиция?

— Апатия действительно сейчас есть. И не только в связи с тюремным сроком для Навального или навешивания ярлыков «иноагент» на СМИ. В рядах оппозиции, наверное, нет веры в то, что можно что-то изменить. Но «черные лебеди» появляются с обеих сторон — и для нас, и для властей: если вы что-то делаете в политике, вы можете встретить одного из них.

— О чем еще вы говорите с людьми на улицах сейчас?

— Меня задели люди, которые поддерживают «Единую Россию», как им кажется, аргументированно. Настолько работает сила пропаганды и телевизора. Человек говорит мне, что в России все хорошо. Получается, что мы живем в разных странах.

Они живут в той России, где все прекрасно и Путин — правитель мира, а я живу в той России, где люди берут в микрофинансовых организациях кредиты, чтобы выжить.

Меня это заставило задуматься о том, что мы агитируем людей только перед выборами. Процесс этого спора со сторонниками «Единой России» происходит только в короткий промежуток времени: это три месяца, только перед выборами. А все остальное время — сплошной Соловьев и Киселев, пусть они и непоследовательную картину мира выдают. Когда люди, находящиеся под влиянием пропаганды, сталкиваются с действительностью, у них возникает злость. К тому же Соловьев явно говорит очень провокационные, ксенофобские вещи, которые разделяют людей, стравливают их. А я как либерал не могу этого приветствовать.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#выборы 2021 #выборы в госдуму #агитация #партии #кац #галямина #литвинович #конкуренция
accountor.comрекламарекламаУзнать большеУзнать больше

важно

5 часов назад

Экс-дизайнера штаба кандидата в Госдуму Брюхановой обвинили в склонении к беспорядкам через телеграм-каналы

Slide 1 of 6

выпуск

№ 103 от 15 сентября 2021

Slide 1 of 6
  • № 103 от 15 сентября 2021
Slide 1 of 6

Топ 6

1.
Комментарий

Угрозы для Путина, госпиталь для ФСБ и запрет на похороны 13 вопросов от жителей Камчатки и «Новой газеты», на которые не ответила депутат Госдумы РФ Яровая И.А.

views

208951

2.
Новости

СК задержал дезинсектора по делу о смертельном отравлении москвичей арбузами из «Магнита»

views

172949

3.
Репортажи

«Лишь бы ты умер раньше меня» Это — мечта многих любящих родителей особенных детей. Они знают, что такое ПНИ. «Новая» продолжает исследовать альтернативные сценарии жизни людей за пределами интернатов

views

144901

4.
Комментарий

Придется платить Страсбургский суд вынес три решения в пользу истцов из России

views

137192

5.
Репортажи

Зачищенный край Самый протестный регион России готовится отправить Михаила Дегтярева во второй тур

views

90759

6.
Новости

В учебниках английского от «Просвещения» обнаружили ссылку на порносайт для куколдов. Выпуск и распространение книги остановлены

views

89394

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera