Комментарий · Культура

Кто победит ничто

О самом главном, что случилось на XV Международном фестивале им. Андрея Тарковского

15:11, 28 августа 2021Лариса Малюкова, обозреватель «Новой»
views

10

15:11, 28 августа 2021Лариса Малюкова, обозреватель «Новой»
views

10

Алла Демидова. Кадр из фильма «Кто тебя победил никто»

Нет. Это не обзор в привычном смысле слова. Хочется рассказать о самом, на мой взгляд, существенном, случившемся на форуме имени главного отечественного кинопоэта.

Сроки юбилейного XV Международного кинофестиваля имени Андрея Тарковского «Зеркало» все время сдвигали. И поэтому программы формировали в экстремальном режиме, что, впрочем, не отразилось на их насыщенности.

Любопытно следить за тем, как фестиваль превращается в мультижанровый форум искусств, перекресток, на котором кинематограф периодически уступает дорогу научным конференциям, променад — спектаклям, выставкам, а классика — современности.

Открылось «Зеркало» композицией Филиппа Горбачева и группы «Колокол», в которой ритмы техно и индастриала сосуществуют на равных с настоящим колокольным перезвоном. «Для меня музыкальная деятельность всегда была связана с покаянием, радостью, духовными американскими горками, потому что без них вообще ничего невозможно сделать», — говорит Горбачев.

Открытие состоялось в День российского кино, 27 августа, в Юрьевце — городе детства Андрея Тарковского, который он воссоздавал в «Зеркале», как Феллини воссоздавал родной Римини в «Амаркорде». Сегодня Юрьевец — место паломничества синефилов со всего мира. Вел церемонию режиссер, актер, художественный руководитель «Гоголь-центра» Алексей Агранович. На территории бывшего Юрьевецкого пивоваренного завода построены сцена и уличный кинотеатр, в котором идут показы и встречи с авторами фильмов.

«Совесть» Алексея Козлова представляет Россию в международном конкурсе. У этой камерной черно-белой картины три награды Шанхайского фестиваля, состоявшегося в июне этого года.

о чем фильм

«Совесть»,
режиссер Алексей Козлов

Двадцатые годы. Постреволюционный Питер, замерший в черной расщелине эпох. Бандитские малины, расстрельные списки, тушенка из-под полы, конфискованные слитки золота. Борис Аркадьевич (Владислав Комаров) из бывших, профессор права, для которого правосудие — не право судить, а правильный суд и презумпция невиновности — не пустые слова. В свободное от лекций время помогает советской власти ловить бандитов. Мечтает о справедливом мире. Только время с каждым днем все надрывней, запутанней, душнее. И бандит Пантелеев, растерзавший и ограбивший брата профессора, и его прямой начальник — сифилитик, вор, и чекисты в галстуках и кожаных плащах, напоминающие образцово-показательных эсэсовцев — по сути, все убийцы, готовые вести «смертный бой» по отмашке сверху ради мифического «царства труда».

Мозг профессора закипает в неразрешимых вопросах. Во что превращается право в стране, отменяющей законы? И какова цена, которую приходится платить бесправным защитникам этого самого права? Мозг профессора спорит с его волей, но ни воля, ни страх не могут заглушить голос совести.

Не в состоянии профессор сделать мир справедливым. Даже спасти маленькую племянницу, намертво замолчавшую после убийства родителей. Фильм неровный, но с магнетическими моментами, в духе кино Германа. И еще мне запомнилась большущая комната в ЧК с мокрым полом. Черно-белая комната с запахом смерти и крови, только что смытой.

Кадр из фильма «Совесть»

«Не верьте сказкам, они были правдой»

Тема «Зеркала-2021» — «Сказка как документ». Она выстроена вокруг традиционной программы фестиваля «Костюм в кино» Надежды Васильевой-Балабановой, художника по костюмам с гигантской фильмографией. В этом году она «одела» две киносказки: «Конек-Горбунок» Олега Погодина и «Северный ветер» Ренаты Литвиновой.

Тема сказки возникает и в творчестве Андрея Тарковского: фестиваль «Зеркало» совместно с петербургским книжным проектом «Порядок слов» выпустили книгу «Гофманиана» — не поставленный сценарий Андрея Тарковского со вступительными статьями Олега Ковалова и Ларисы Полубояриновой.

У Андрея Тарковского целый мартиролог задуманных, но не рожденных картин. От «Идиота» и «Преступления и наказания» до «Волшебной горы», «Иосифа и его братьев», «Мастера и Маргариты». Например о замысле «Идиота» директор «Мосфильма» сказал: «Идиот» «Мосфильму» не нужен». Та же участь постигла «Гофманиану».

Сценарий писал по заказу эстонской студии, она выручила его в трудные времена безденежья. «Гофманиана» должна была стать своеобразным продолжением «Зеркала». «Гофманиана» вытекает из предсмертной исповеди героя. Волшебник и сказочник Теодор Гофман на пороге смерти. Вокруг тающего писателя собрались реальные и выдуманные персонажи. И тут же зеркало, в котором он ищет свое отражение. И не находит.

Зеркало и для Гофмана, и для Тарковского — не только средство самопознания (как у Бергмана), но портал в иные, параллельные миры. Сценарий Госкино не утвердило. Уже за границей он пытался к нему вернуться.

Русских людей должны были играть русские актеры, самого Гофмана — Дастин Хоффман.

Кто тебя победил?

Режиссер и основательница журнала «Сеанс», автор и составительница семитомной «Новейшей истории российского кино» Любовь Аркус награждена почетным призом XV Международного кинофестиваля им. Андрея Тарковского «Зеркало» за вклад в киноискусство. Фильм Закрытия киносмотра — новая работа Аркус «Кто тебя победил никто».

В релизе сказано, что это фильм-портрет Аллы Демидовой на фоне нескольких эпох и затонувшей Атлантиды советского кинематографа. И театра, разумеется. Про фон все верно. Портрет? Не знаю, во всяком случае, точно не байопик. Пять лет делался фильм. Он и сейчас доделывается, уточняется. Словно автору никак не расстаться со своей героиней. Магнетичной, невыносимой, невероятной. Словно фильм как-то мучительно связал их. Удивительно, но продюсер Константин Эрнст велел не торопить режиссера, видимо, в память о временах, когда сам был создателем богемной арт-программы «Матадор».

Поначалу фильм представляется их поединком: «Люба, если бы вы не были другом семьи… я бы ни за что на это не пошла…» Примерно тем же отвечает ей автор. Демидовой не нравятся бессмысленные — как ей видится — проезды на машине, проходы, то, как ее гримируют.

Кадр из фильма «Кто тебя победил никто»

Зачем «выглядеть», пусть будет как есть: усталая после бессонных ночей, немолодая женщина. То и дело возникает неподдельное напряжение: «Я даже отвечать не буду… Я не буду, как в художественном фильме…»

О своем несносном характере она знает лучше других. Многое объясняется детством, которое не любит вспоминать. Анемия, туберкулез.

Когда с такими данными воспитанная бабушкой-старообрядкой девочка вознамерилась утвердиться среди сверстников, они просто схватили ее и держали над рекой, грозя бросить вниз.

С тех пор ненавидит толпы. Взывающие к казни и восторженно славящие. Толпа всегда тюрьма, искусственная вентиляция. Она бросается в одиночество как в спасение, возможность самостоятельно дышать. «Одиночество учит сути вещей». Всегда вразрез с монолитными советскими надстройками и дружным бражничеством таганковской труппы. Вот редкая хроника — таганковцы в перерыве грандиозного, обжигающего «Гамлета» за кулисами поют-дурачатся, и только ее Гертруда тенью проскальзывает в свою гримерку, плотно прикрыв дверь. Да, она и в шумной, фееричной «Таганке» чувствовала себя лишней.

Кадр из фильма «Кто тебя победил никто»

Лишний человек на рандеву со временем. Когда «сукины дети» устраивают травлю Эфроса, Демидова в ней не участвует, когда они хором проклинают создателя театра Любимова, она встает на его защиту: родного отца из дома не выгоняют. Ее максималистский выбор, ее отчуждение, ее этический кодекс — неколебимы.

Экран ее приметил и востребовал уже за тридцать — в постоттепельную эпоху сокрушительного разочарования. Но в это же время случается «Зеркало». А там ее Лиза с нервными пальцами, ближайшая подруга героини Тереховой. И ее дурацкий фляк — в финале долгого прохода по коридору типографии. Актриса взяла и подпрыгнула. А Тарковский взял и оставил это в фильме. И тут все совпало: и наше знание о том, что эта Лиза утром умерла, и этот фляк. Больно.

Чем отличается фильм «Кто тебя победил никто» от множества актерских или режиссерских байопиков? Это кинороман, размышляющий о времени. В главной роли — Актриса. Сквозной сюжет — «незримое прорастание истории в человеке», в ролях, поступках. Здесь автор — киновед и аналитик — исследует непростой путь отечественного театра и кино, погружаясь в тайну искусства отдельной царственной актрисы, так и не ставшей крепостной, выламывающейся из институций гниющего Эльсинора с рычащим названием «Эсэсэсэр».

Отдельность Демидовой проявляется и в анализе женского кинообраза эпохи застоя: директорши фабрик, мэры, странные, сладкие женщины, ищущие своего мужчину. Это все не про нее. Хрупкую и стальную. Взрослую. Штучную. Самодостаточную. Ее персонажи такие же отдельностоящие: поэтесса, фанатичка, аристократка, колдунья, герцогиня Мальборо.

Как бы ни пряталась под маской Посторонней, фильм высвечивает притягательную силу актрисы, моменты ее восхитительного и трагического романа со сценой или камерой. Ее гретогарбовскую холодность, плавящуюся в «сверхчувственных энергиях» и странных сближениях с гениями. Ее жертвенность. «Железная леди», умеющая держать дистанцию между собой и ролью, готова выкладываться до последнего, рискуя собой. В «…Каменном госте» Анатолия Васильева она, едва придя в себя после двух операций, спасала спектакль танцем с кастаньетами, вбивая каблуками в дощатый пол смерть, крик боли.

В фильме редкая хроника — живые отпечатки истекшей эпохи, и последние интервью Гаевского, Туровской, Муратовой. И неспешные разговоры с Васильевым, Курентзисом, Серебренниковым.

И ведь с кем бы из великих Демидова ни работала — оставалась хозяйкой роли. Посмела в образ своей диковинной женщины-птицы Раневской влить «каплю цинизма, современного ломкого интеллигентства — и тем самым рискованно приблизить ее к современникам. Да и в муратовском «Настройщике» первоначально ее состоятельная вдова Анна Сергеевна была более карикатурной, провинциальной, это Демидова «заразила» ее чеховской нелепостью, словно Дама с собачкой состарилась в провинции у моря, но так и не приобрела никакого жизненного опыта. Их дуэт с Высоцким в «Гамлете» и в «Вишневом саде» — необъяснимое чудо, алхимия, центр спектаклей Любимова и Эфроса. «Свои лучшие роли они сыграли в паре», — скажет Аркус.

Зависимость актерской профессии… ну сколько можно. Кажется, она сама выбирала титанов: Любимов, Эфрос, Тарковский, Виктюк, Шепитько, Муратова, Хамдамов, Бродский.

Наблюдаем, как она располагает себя на сцене, дирижирует камерой, микрофоном. Готовится. И зрительницы, пришедшие на встречу с ней, в гардеробе филармонии переобуваются в туфли. Готовятся к встрече. Так было еще вчера. Сегодня она, как всегда капризничая, едет на выступление в «Гнезде глухаря». Читает Бродского. «На сетчатке моей — золотой пятак. Хватит на всю длину потемок». Зрители продолжают пить, жевать, разговаривать. Ее руки в кольцах хватаются за микрофон, как за соломинку — пытается выскользнуть из «черной пустоты».


Как объяснит проницательная Муратова: «Ее мания величия — форма самозащиты». Курентзис добавит: «Просто она и есть театр, нет границы между игрой и жизнью».

Ее время? Его нет. Оно истекло вместе с ее режиссерами, любимыми критиками, ее зрителями.

И поэтому частые гудки, звучащие за кадром, — рефрен нового времени. «Смежили очи гении». Кому звонить? Абоненты недоступны. Остались голоса, и эпизод с голосом Бродского, пожалуй, самый сильный в фильме. Как и воспоминание о парижских гастролях. «Вишневый сад» в Париже. За кадром Эфрос, слова прощания: «Жизнь, как вихрь, а люди не успевают за этим вихрем. Ветер сбивает людей, уносит их. И вихрь всегда над нами. И мы слабее этого вихря, которому название время. И время безжалостно, стремительно, беспощадно».

Не доиграно, не доделано: «Ухожу недовоплощенной». Васильев назовет это поражением. И у него нет труппы, дневники прописаны восклицаниями отчаяния.

А сейчас, когда сильно задержавшись, выходит фильм «Кто победил тебя», он попадает в самое больное — наше общее поражение.

Она смотрит в глаза беспощадному времени и не отводит взгляда. Поэтому и хочет быть перед камерой «как есть», не как в художественном кино. Но Аркус снимает художественное кино о художнике. Язвительном, колком, парадоксальном, бескомпромиссном. Уязвимом. С содранной кожей. Строящем невидимые непробиваемые стены между собой и крикливым неубиваемым Эльсинором. Там, за этими стенами, в тишине, среди матового хрустального блеска люстр и бокалов, она снимает очки и всматривается в зыбкие отражения, словно вспоминая пастернаковское «все люди, посланные нам, — наше отраженье». Любимов из темноты светит своим фонариком. Муратова оглядывается растерянно. Эфрос внезапно засмеется. Тарковский на мгновенье задумается. Высоцкий о чем-то с мученьем спрашивает. И ее муж, драматург Владимир Валуцкий, рядом с ней. Пьет вино. «А кто же тебя победил, старик? Никто. Я просто слишком далеко ушел в море».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#демидова #тарковский #артхаус
dubai-property.investmentsрекламарекламаДоступные квартиры для инвестиций ОАЭНедвижимость в ОАЭ. Доходность до 15%. Без посредников. Актуальная база объектов.Узнать большеУзнать больше

важно

день назад

Криштиану Роналду вернулся в «Манчестер Юнайтед»

Slide 1 of 6

выпуск

№ 95 от 27 августа 2021

Slide 1 of 6
  • № 95 от 27 августа 2021

Топ 6

1.
Исследование

В расход идут одни старики Россия потеряла от пандемии до 6,4 трлн рублей. Бюджет спасли за счет рекордной избыточной смертности

views

408987

2.
Новости

Путин разрешил чиновникам оставить иностранное гражданство, если избавиться от второго паспорта «невозможно»

views

348882

3.
Интервью

«Врачи не могут не заметить отравления фосфорорганическими веществами» Доктор Андрей Волна о том, что не вошло в его экспертизу двух историй болезней Навального: официальной и неофициальной

views

199122

4.
Интервью

«Наркота, урюк, шафран — вот и все» Самый полный портрет террористов, захвативших Афганистан. Интервью с востоковедом Борисом Подопригорой

views

147815

5.
Комментарий

Вам пакет! Прощальный визит Ангелы Меркель в Киев сопровождают слухи о непубличных предложениях Зеленскому, которые она привезла от Путина

views

113818

6.
Сюжеты

«У кого лечиться? Куда делись врачи?» Что делать больницам, если на 40 пациентов в них приходится одна медсестра, а на 42 участка 22 терапевта? И от кого медикам и пациентам ждать помощи, если их не слышат?

views

108043

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera