Репортажи · Обществопри поддержке соучастников

Произвол усадьбы

74-летний иконописец борется за сохранение купеческого особняка XIX века, однако скандалы вокруг памятников неудобны накануне выборов

Этот материал вышел в № 94 от 25 августа 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 94 от 25 августа 2021
17:04, 18 августа 2021Елизавета Кирпанова, специальный корреспондент
views

4846

17:04, 18 августа 2021Елизавета Кирпанова, специальный корреспондент
views

4846

Вячеслав Николаевич Волков. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

У города Рыбинска, основанного в 1777 году, много неофициальных названий. В прошлом это и «столица бурлаков», и «хлебная столица Поволжья», и «маленький Петербург». Сегодня он известен благодаря водохранилищу (или, как его здесь называют, Рыбинскому морю), ради создания которого затопили целый город — Мологу. А еще — благодаря колонии, в которой сидит экс-мэр Ярославля Евгений Урлашов, осужденный за взяточничество.

Усадьба Михаила Тюменева. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Я подхожу к перекрестку в нескольких кварталах от главной улицы Рыбинска — Крестовой. Многие дома здесь полуразрушены. На углу, заметно выделяясь на их фоне, стоит большой каменный дом, свежевыкрашенный в песочно-желтый цвет. Фасад украшен пилястрами — белыми прямоугольными выступами, напоминающими колонны. Между ними — лепнина: безмятежное лицо богини Фортуны с рогами изобилия. На втором этаже, цепляя взгляды прохожих и автомобилистов, висит ярко-красный транспарант. Надпись на нем гласит: «Рыбинск — единственный город в России, где в федеральном памятнике восемь круглосуточных автомоек».

Памятник, о котором идет речь, — усадьба первой трети XIX века, построенная по заказу первого городского головы Михаила Тюменева. Ее проект разработал великий архитектор Карл Росси, автор Михайловского дворца и здания Главного штаба с триумфальной аркой в Петербурге. Всего для местных заказчиков, мещан и купцов Росси создал 18 проектов (14 домов, фасады двух гостиных дворов и две пекарни), которые, как говорят искусствоведы, «задали масштаб и образ застройки провинциального Рыбинска». Правда, не все из них сохранились до нашего времени: часть зданий или снесли, или перестроили. У дома Тюменева судьба сложилась иначе.

В 60-е годы имение перешло Екатерине Савич, жене уездного врача и гласного городской думы. Она была правнучкой Федора Тюменева — известного рыбинского купца, городского головы и мецената, который много жертвовал на строительство церквей и училищ. На рубеже веков усадьба переходила от одной купеческой семьи к другой, а после революции была муниципализирована. С 1968 по 2011 год здесь располагался медицинский вытрезвитель.

Сейчас особняк принадлежит иконописцу Вячеславу Волкову. Это он вывесил баннер на фасаде дома.

Больше двух лет художник борется за то, чтобы перенести в другое место круглосуточную автомойку, которая находится в соседней пристройке — бывшем конюшенном флигеле.

Он входит в ансамбль усадьбы Тюменева и наравне с домом является федеральным памятником архитектуры. Но из-за работы мойки медленно разрушается.

***

Вячеслав Николаевич Волков родился в Москве. Ему 74 года. Из-под медицинской маски, которая скрывает половину лица, выглядывает поредевшая седая щетина. Пальцы в краске, под ногтями желтеет лак и клей.

Вячеслав Николаевич Волков. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Волков — иконописец, но иконописи его никто не учил. Он самоучка. В Москве у художника была своя мастерская, где он занимался реставрацией икон. В 80-е Вячеслав Николаевич приехал в Рыбинск и устроился учителем иконописи в церковно-приходскую школу. Когда та «начала разрушаться», Волкову предложили купить старый, но большой опустевший жилой дом на левом берегу Волги. В нем художник вскоре открыл гостиницу.

Сейчас бизнесом руководит его помощник. Сам Вячеслав Николаевич уже давно на пенсии и бо́льшую часть времени проводит в своей мастерской тут же, при гостинице.

— Там темно, тесно и творческий беспорядок, — отрезает Вячеслав Николаевич на мою просьбу взглянуть на мастерскую. Но тут же скрывается за дверью и выносит оттуда две иконы, покрытые паутиной из трещинок. Я бы подумала, что это работы XVI века, но на самом деле Волков написал их в нынешнем году.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— Я любитель старины и иконы создаю по старому рецепту, — делится художник. — Скупаю у старушек льняные мешки из-под картошки. В старину они служили паволокой — тканью, которую наклеивают на деревянную основу. На нее кладу левкас — смесь мела с клеем и специальными добавками. От них и появляются трещинки. Секрета этого рецепта нет ни у кого, кроме меня.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Волков часто пишет иконы на заказ. Четыре года назад, вспоминает он с гордостью, епископ Рыбинский и Романово-Борисоглебский Вениамин выбрал его «из всех иконописцев Ярославской области», чтобы написать семь икон с изображением адмирала Федора Ушакова (он родился в селе недалеко от Рыбинска, в 2001 году был причислен к лику святых). Работы Волкова «преодолели по воде больше пяти тысяч километров» под эгидой экспедиции «Голубое ожерелье России». Одна икона теперь в деревне Хопылево, где крестили Ушакова, вторая — в Петербурге, третья — в Саранске. Еще четыре — в Севастополе.

В 2019 году Вячеслав Николаевич узнал, что в Рыбинске продается старинный особняк Тюменева. Дом был запущен: крыша прохудилась, подвал оказался на метр затопленным, стены осыпались. На барельефе появились сколы, некоторые детали были утрачены. Почти ничего не осталось от внутреннего убранства: росписей, лепнины на потолке и четырех старинных каминов с изразцами. Но Волкова это не смутило.

— Я считаю, что этот дом — первый по значимости в Рыбинске. Им владел купеческий род Тюменевых, большие благотворители, которые бесплатно строили больницы и приюты. У них в гостях во время визита в Рыбинск останавливался император Александр I, — говорит художник. И восхищенно добавляет: — Кроме того, в их роду тоже был иконописец!

Вячеслав Николаевич решил восстановить особняк, мечтая открыть в нем галерею с портретами знаменитых людей Ярославской области.

***

Слева от дома Тюменева находится небольшая одноэтажная пристройка горчичного цвета. Это бывший конюшенный флигель, входящий в ансамбль усадьбы. В 1995 году президент Борис Ельцин внес его вместе с особняком в Список объектов культурного наследия федерального значения.

Круглосуточная автомойка «25 часов». Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

В 2015 году территория усадьбы была поделена на две части. Один из участков — тот, на котором стоит особняк Тюменева, — четырьмя годами позже купил Волков. А на втором участке, где как раз находится конюшенный флигель, предприниматель Дмитрий Сухачев открыл шиномонтажную мастерскую и круглосуточную автомойку «25 часов» с четырьмя постами.

По словам Волкова, Сухачев — друг мэра Рыбинска Дениса Добрякова. Они знакомы еще со времен, когда глава города работал зампредседателя правительства Севастополя. Об этом художник позднее узнал на личном приеме у сотрудника прокуратуры, имя которого попросил не упоминать.

Согласно нормам СанПиН, автомойки, у которых больше двух постов, относятся к четвертому классу опасности. Это означает, что в радиусе 100 метров от «пятна застройки» (края фундамента или плиты мойки самообслуживания) не должно быть жилых домов, школ, детских садов и других социальных учреждений.

Автомойка. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

На деле оказалось, что в санитарную зону автомойки Сухачева попадают как минимум четыре жилых дома.

Один из них находится за усадьбой по улице Ломоносова — меньше чем в 20 метрах от «пятна застройки». Грязные стены здания покосились и изрезаны глубокими трещинами. На окнах первого этажа стоят железные решетки.

— Штукатурка сыплется, балки наверху прогнулись. У меня кухонный уголок наполовину просел. Мы ходим по дому и боимся, что провалимся. Страшно, но что сделаешь…

Дом за усадьбой по улице Ломоносова. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Юлия, приятная темноволосая девушка лет тридцати, разговаривает со мной на пороге квартиры в полутемном подъезде, держа на руках сына-грудничка. Она рассказывает, что этот дом, построенный в 1917 году, уже давно признан аварийным. Его должны были расселить и снести еще в 2017 году, но дата постоянно переносилась (теперь это 2025 год). Сейчас здесь живет чуть больше 20 человек, среди них пенсионеры и маленькие дети.

Девушка рассказывает, что окна ее квартиры выходят на автомойку, и стоит ей открыть форточку, как едкий запах и пыль летят внутрь. Снаружи и правда сильно пахнет химией.

— У меня двое маленьких детей, и во дворе мы погулять не можем. Сразу же начинается кашель, болит голова. — Юлия покачивает малыша и плотнее закутывает его в одеяло. После паузы с тревогой добавляет: — У него всегда иммунитет был хороший, с рождения почти не болел. А когда все это началось, даже в больницу пришлось обращаться.

По словам Юлии, жители дома неоднократно жаловались на работу автомойки. «Муж тоже туда ходил, пытался объяснить ситуацию. Ругань была, но ничего не помогло».

Дом за усадьбой по улице Ломоносова. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Не доволен таким соседством и Вячеслав Волков, который настаивает: на территории федерального памятника автомойки попросту быть не должно.

***

Когда Вячеслав Николаевич занялся реставрацией своего особняка, Сухачев отгородил участок с флигелем и начал строительство еще четырех постов автомойки, что по закону делать запрещено. Вот как на это отреагировал рыбинский филиал Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК):

«Кирпичные стены здания (флигеля. — Е. К.) и фундамент постоянно разъедаются химическими реагентами, повышенная влажность и перепады температур разрушают связующие материалы, что крайне отрицательно влияет не только на состоянии здания, но и всего ансамбля усадьбы.

В погоне за прибылью владелец не соблюдает законов, пренебрежительно относится к истории города, уничтожает наследие предков, тем самым ставит себя выше государства и моральных устоев общества. У законов исключений быть не может, они действуют для всех одинаково».

Вячеслав Николаевич Волков. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Вячеслав Волков написал жалобу в администрацию Рыбинска. Чиновники ответили (документ есть в распоряжении «Новой»), что инспекция провела два «рейдовых осмотра» автомойки и составила на Сухачева протокол по ч. 1 ст. 8.8 КоАП (использование участка не по целевому назначению). Наказание по этой статье для юрлиц предусматривает штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости земельного участка, но не менее 100 тысяч рублей.

Дмитрий Сухачев попытался оспорить этот протокол в суде. Судья Анна Громова отказалась его оштрафовать, ограничившись предупреждением, но поддержала позицию рыбинской прокуратуры, которая потребовала закрыть автомойку. Несмотря на то что решение суда вступило в силу, владелец это предписание не выполнил. И тогда прокуратура сама подала к нему иск.

Это дело рассматривала уже другая судья — Екатерина Попова. Волков выступал в нем как третье лицо со стороны истца. Он вспоминает, как, пытаясь разобраться в сути проблемы, судья спросила, что делать Сухачеву в случае закрытия автомойки.

— Я ее переспросил: мы рассматриваем вопрос, где ему заработать денег или его законность нахождения там? То есть пусть лучше памятник рушится и жители травятся? Она ответила, что это к делу не относится, но задавать вопросов больше не стала.

Попова отказалась удовлетворить иск прокуратуры и закрыть мойку. После этого Волков написал в суд заявление, чтобы ему разрешили ознакомиться с материалами дела. Когда художник сел их просматривать, то обнаружил, что в них отсутствуют решение судьи Громовой, письмо ВООПиК, коллективная жалоба жителей и строительная экспертиза — то есть все ключевые документы, которые доказывают незаконность нахождения автомойки на территории флигеля. Волков предположил, что Попова вынесла такое решение, потому что «просто не разобралась».

В июне этого года рыбинская прокуратура снова подала иск к владельцу автомойки «в силу новых обстоятельств», но суд отказался его рассматривать.

— Что это за новые обстоятельства, мне неизвестно. Но меньше года назад Сухачев продал автомойку своему товарищу, у которого место прописки в Москве. И потому дело будет рассматривать московский суд, — объясняет Волков. — И я этому очень рад, потому что теперь смогу заново предоставить все «исчезнувшие» документы и добиться справедливости.

***

С тех пор как Волков начал борьбу за сохранение памятника, начали твориться всякие чудеса.

Прошлой зимой в доме Тюменева и в гостинице художника были не просто отключены, а отрезаны свет и газ. Официальная причина — «за неуплату задолженности». Коммунальщики заявили, что Волков должен платить по счетам по самой высокой ставке как юридическое лицо. Художник в ответ предъявил документы о том, что он оформил собственность как лицо физическое и никогда в жизни у него фирм не было. В итоге коммунальщикам пришлось признать ошибку и сделать перерасчет.

Однажды в особняк заявились полицейские.

— Они пролезли через щель в заборе, ворвались в дом и сказали, что ищут преступника. Но так и ушли ни с чем, — говорит Вячеслав Николаевич.

Потом неизвестные выбили в усадьбе Тюменева три стеклопакета. Украли рабочие инструменты на общую сумму около 150 тысяч рублей. Дважды в гостиницу к Волкову приезжали «бандиты».

— Говорили, что у них приятель пропал неделю назад. Спрашивали, не в курсе ли я, где он. Я знаю, как и зачем делаются такие намеки. Ответил: «Ну, пропал — значит, все», — вспоминает иконописец.

Пять месяцев назад Департамент охраны объектов культурного наследия подал в суд на Вячеслава Николаевича за то, что он отштукатурил и покрасил стены усадьбы без их согласия и тем самым «испортил здание».

Но чиновники не учли, что предыдущий собственник передал Волкову все разрешения на реставрационные работы, которые они же и подписывали. Суд Волков выиграл.

Усадьба Михаила Тюменева. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Последний инцидент произошел в конце июля, когда Волков вывесил тот самый красный транспарант с надписью «Рыбинск — единственный город в России, где в федеральном памятнике восемь круглосуточных автомоек» и длинной стрелкой, указывающей влево на флигель.

— Через два часа мне стали звонить все службы города: архитектурный департамент, земельный, два раза — администрация. Уговаривали снять плакат, но я отказался: я же ни к чему не призываю, а констатирую факт, — усмехается Волков. — Дважды звонил мэр, у него же выборы на носу. Через два дня плакат срезали. Я повесил такой же новый, но на ночь его убираю. Окончательно сниму теперь только вместе с закрытием мойки.

***

Долгие годы центр города представлял собой целые кварталы из полуразрушенных зданий, из крыш которых торчали кусты и деревья. Я помню пустые старинные дома с выбитыми окнами и просевшими полами в районе Советской улицы. Эти здания никто не охранял, потому что охранять внутри было нечего. Один мусор, пивные бутылки и загаженные полосатые матрасы, на которых ночевали бездомные. «Заброшек» в городе было настолько много, что сюда приезжали снимать военные фильмы.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Несколько лет назад облик исторического Рыбинска начал меняться. Купеческие особняки на главной улице города, Крестовой, были заново отстроены и отреставрированы. Часть дорог вымощена каменной плиткой. Магазины и офисы украсили деревянные вывески, вручную выписанные дореволюционным шрифтом. Теперь вместо приевшихся «Продуктов» над входом можно увидеть стилизованную под XIX век надпись «Бакалейная торговля» с фруктовым и мясным натюрмортами, а у «Магнит Косметик» на концах слов появились «еры».


«Магнит Косметик». Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Эта идея принадлежала Мите Кузнецову, уроженцу Рыбинска, музыканту, дизайнеру и основателю арт-резиденции «Этно-Кузня», расположенной здесь же, в Рыбинске. Его проект с энтузиазмом поддержала городская администрация, которая вскоре обязала владельцев магазинов сменить вывески.

Бизнес встретил новацию неоднозначно: с одной стороны, никто не был против привести в порядок рекламу в историческом центре. С другой — это дополнительные финансовые затраты. Власти города хоть и обещали выделять субсидии, но они покрывают лишь часть расходов. Недовольство вызвала и угроза принудительного демонтажа вывесок, не соответствующих новым правилам.

В апреле 2019 года рыбинский онлайн-портал «Черемуха» рассказывал, что «в текущих реалиях большинство предпринимателей балансирует на грани выживания».

«Меня как предпринимателя давят! И материально, и морально. За семь дней — такой срок мне дали на демонтаж — нереально найти деньги, заказать макет, согласовать его с тем же департаментом архитектуры, как требуют в администрации. Я представитель малого бизнеса, и у меня нет свободных денег», — жаловалась Наталия Макарычева, владелица салона дверей на Крестовой. Изготовление ее вывески обошлось в 80 тысяч рублей, и это «далеко не самая высокая цена».

А недавно местные власти предложили заменить не только вывески на исторических зданиях, но и оконные рамы, переплеты, а также «сопряженные с ними элементы фасадов». Все они тоже должны быть изготовлены из натуральной древесины. В июне по поводу внесения этих поправок в правила благоустройства состоялись общественные слушания.

— Когда предприниматели отказывались демонтировать вывески, администрация приезжала, проводила демонтаж, а потом выставляла счет. Если у предпринимателя нет возможности декорировать окна, администрация сама будет это делать и позже выставлять счет? — спрашивала предприниматель Ольга Волкова. Ответа на свой вопрос она так и не получила.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

В итоге рыбинцы проголосовали против принятия поправок.

— Критику принимаю, — прокомментировал результаты общественных слушаний Денис Добряков. — Если у горожан возникли вопросы — значит, документ сырой и нуждается в доработке. Будем выяснять мнение бизнеса и горожан, предлагать варианты решений, разработаем систему компенсаций затрат предпринимателей.

***

В 2018 году президент России Владимир Путин поручил правительству разработать национальные стандарты в сфере сохранения объектов культурного наследия. К этой теме глава государства впоследствии возвращался неоднократно, заявляя, что «восстановление памятников архитектуры — это очень важно».

«Очевидно, что на местах, к сожалению, не всегда есть возможность обеспечить достойное содержание памятников истории и культуры, а значит, нужна, наверное, и корректировка соответствующих законодательных норм», — говорил Путин на прошлогоднем заседании с членами Совета по культуре и искусству.

На территории исторического центра Рыбинска расположено 157 объектов культурного наследия как федерального, так и регионального значения. Из них больше 20 — полуразрушены. У города огромный туристический потенциал, и администрация всяческими способами (преимущественно за счет бизнеса и собственников) пытается создать «красивую картинку», чтобы в город повалили туристы. Это полезно и с точки зрения поднятия рейтинга — выборы главы города пройдут 19 сентября.

Вот несколько примеров того, как «красивая картинка» расходится с реальностью.

Скульптура Остапа Бендера и мальчишки-беспризорника в центре города. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Накануне празднования Дня города по инициативе мэра Дениса Добрякова в центре города была установлена скульптура Остапа Бендера и мальчишки-беспризорника. Она воспроизводит сцену из фильма Леонида Гайдая «12 стульев», которую снимали в начале Стоялой улицы, где теперь и находится композиция.

Дом купца Журавлева. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Но выше по этой же улице стоит закрытый строительной сеткой дом купца Журавлева, который в фильме «сыграл» жилище мадам Грицацуевой. Раньше его украшали резные наличники, растительные орнаменты по периметру и кованый балкон. Долгое время дом Журавлева находился на балансе администрации. Сейчас это здание — объект культурного наследия регионального значения — стоит без крыши, в руинах. Кирпичная кладка рушится, стены опасно накренились. Недавно стало известно, что у него появился новый собственник, который займется реставрацией. Но хватит ли у него на это денег без поддержки от государства?

Памятник бурлаку на набережной. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Рыбинск гордится негласным званием «столицы бурлаков». Бурлаки — это рабочие, которые помогали тянуть суда против течения Волги, когда гребцы и парус не справлялись. В период навигации в середине XIX века их число в Рыбинске достигало 130 тысяч — при населении всего города в семь тысяч. Рядом со старой хлебной биржей на набережной стоит памятник бурлаку. Говорят, что он единственный в мире.

При этом в плачевном виде находится единственная в городе больница, в которой лечили этих самых бурлаков. Она была построена в неорусском стиле в конце XIX века на пожертвования купцов. Больница работала и при советской власти, но с 90-х годов постепенно приходила в упадок. Все привело к тому, что за ее территорий остался следить один лишь сторож. После его смерти в 2019 году другого такого энтузиаста не нашлось, деревянные здания быстро обветшали, мародеры выбили окна. Сейчас они заколочены досками, чтобы внутрь не забирались бездомные.

Больница бурлаков. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Раньше больница бурлаков (или по-другому — водников) была памятником культуры федерального значения. Когда жители города начали обращать внимание властей на ее состояние, Денис Добряков разводил руками: «Мы хотим сохранить комплекс исторических зданий, но не имеем права ничего предпринять, пока это не городская собственность», — говорил он в одном из интервью.

В прошлом году после долгих переговоров больницу удалось перевести на баланс города, но видимых изменений в ее облике с тех пор не произошло. Территорию поддерживают в порядке разве что волонтеры, которые время от времени устраивают здесь субботники.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#ярославская область #памятники #архитектура #особняк #рыбинск #чиновники
dubai-property.investmentsрекламарекламаДоступные квартиры для инвестиций ОАЭНедвижимость в ОАЭ. Доходность до 15%. Без посредников. Актуальная база объектов.Узнать большеУзнать больше

важно

3 часа назад

В возрасте 80 лет умер барабанщик The Rolling Stones Чарли Уоттс

выпуск

№ 94 от 25 августа 2021

Slide 1 of 6
  • № 94 от 25 августа 2021

Топ 6

1.
Исследование

В расход идут одни старики Россия потеряла от пандемии до 6,4 трлн рублей. Бюджет спасли за счет рекордной избыточной смертности

views

402238

2.
Интервью

«Врачи не могут не заметить отравления фосфорорганическими веществами» Доктор Андрей Волна о том, что не вошло в его экспертизу двух историй болезней Навального: официальной и неофициальной

views

194844

3.
Кожа времени

Прогрессоры Никакая свобода и демократия не нужны афганскому крестьянину, если его дочь накрасит губы. Цивилизационная катастрофа XXI века в Афганистане

views

179230

4.
Сюжеты

Огонь по своим Крушение российского БЕ-200 — следствие турецких внутриполитических разборок?

views

135886

5.
Комментарий

«Мам, я не могу это читать без словаря» Почему ребенка непременно надо убить русской классикой, задавить интерес к чтению танками? Мнение учителя

views

126705

6.
Комментарий

Вам пакет! Прощальный визит Ангелы Меркель в Киев сопровождают слухи о непубличных предложениях Зеленскому, которые она привезла от Путина

views

110886

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera