Колонка · Экономика

Россияне против еды

Граждане уже не так рады «продуктовым контрсанкциям», но все еще поддерживают их

прямо сейчасДмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views

0

прямо сейчасДмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views

0

ВЦИОМ в своем докладе «Специфика восприятия жителями России отечественных и импортных продуктов питания на фоне экономических санкций» рассказал, что граждане уже не так восторженно относятся к запрету на ввоз импортных продуктов, как семь лет назад. 

Если в 2014 году 84% респондентов были за эмбарго на ввоз импортных продуктов, а против — 9%, то в 2021 году за «продуктовые контрсанкции» выступает уже только 57%, а против — 36%. 

Больше всего недовольных торговыми войнами среди жителей Москвы и Петербурга: там 50% опрошенных не одобряют российские контрсанкции (среди молодежи таких недовольных — 45%). 

Но больше 50% — все равно за запрет продуктового импорта.

Фото: Пресс-служба Россельхознадзора/ТАСС

Продуктовые принципы

Можно, конечно, сказать, что доля недовольных внешней продовольственной политикой РФ выросла в четыре раза, особенно среди молодежи и жителей больших городов.

Но, с другой стороны, больше половины россиян эту политику одобряют, а значит, одобряют и рост цен на продукты, и снижение ассортимента в магазинах и (косвенно) одобряют суперприбыли агроолиграхов. Согласитесь, в этом есть что-то трогательное.

Поэтому интересно еще раз вспомнить, что люди думали по поводу «антисанкций» на протяжении минувших семи лет — спасибо ВЦИОМ и его архиву.

Надо сказать, что, по данным ВЦИОМ, и в 2014 году москвичи и петербуржцы, а также молодежь, сомневались в мудрости такого государственного шага. Но тогда они были в безусловном меньшинстве. В возрастной категории «от 18 до 24 лет» 12% граждан считали, что этот запрет импорта еды принесет России больше вреда, чем пользы. 15% затруднялись сформулировать свою позицию по этому вопросу.

Зато старшее поколение было в полном восторге, считая, что запрет на импортное продовольствие «принесет пользу России». Такой позиции придерживались 85% опрошенных старше 60 лет и 81% респондентов в возрасте между 35 и 59 годами.

Старше 60 лет — это значит, те, кто родился до 1954 года. То есть эти люди должны помнить рассказы родителей о том, как обстояло дело с едой в сталинском СССР. Они сами постояли в очередях в 1970-е, повидали и пустые прилавки в конце 1980-х, и то, как эти прилавки быстро наполнились товарами в 1990-х. А вот, поди ж ты, — «запретить импорт»! И тем, кто родился между 1955 и 1979 годами идея отказа от заграничной еды тоже понравилась. Впрочем, ни в одной из возрастных категорий этот показатель не опустился ниже 73%.

Кстати, относительно возможных издержек запрета импорта граждане ничуть не обольщались. 63% ожидали роста цен, 46% — предсказывали, что продукты повезут контрабандой. 63% показали осведомленность в практиках мировой торговли, спрогнозировав увеличение доли импортных продуктов из стран, которые не попали под ответные санкции.

Сыр с переплатой

Надо сказать, что люди в своих ожиданиях оказались правы: и в том, что касалось роста цен, и в том, что касалось переформатирования импорта.

Как рассчитали в Центре экономических и финансовых исследований и разработок РЭШ и в Институте социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, «Общий отрицательный результат от контрсанкций для потребителя составил 445 млрд руб. в год, или примерно 3000 руб. на 1 человека в год. Потери потребителей в значительной мере перераспределились в пользу российских производителей — 374 млрд, или 2500 руб. в год на 1 человека. Еще 56 млрд руб. в год (или 390 руб. на 1 человека) компенсируют рост неэффективности российской экономики, а 16 млрд руб. (110 руб. на 1 человека) — эквивалент перераспределения в пользу зарубежных производителей, товары которых теперь продаются на российском рынке по более высокой цене, чем до контрсанкций».

А вот доля импортных продуктов из стран, не попавших под «ответные санкции», действительно выросла! Правда, теперь они стоили дороже — к большому удовольствию импортеров.

Хорошей иллюстрацией здесь может быть ситуация с сыром.

Как выяснили эксперты РЭШ и РАНХиГС, общий выигрыш импортеров сыра «за счет роста внутренних цен в 2013–2018 гг. составил 17,3 млрд руб. и распределился по странам-импортерам следующим образом: Беларусь (78%), Аргентина (6%), Швейцария (4%), Уругвай (3%), Чили (3%), другие страны (6%)». Это притом, что импорт сыра в долларовом эквиваленте в постсанкционный период существенно снизился, составив в 2018 г. 42% значения 2013 года.

«Положительными последствиями» продуктового эмбарго в 2014 году граждане считали увеличение доли отечественных продуктов в магазинах (86%) и развитие отечественного сельского хозяйства (85%).

Удивительно, как люди все-таки это себе представляли — насколько живуч миф о каких-то «российских фермерах», которые, дай им волю, сейчас же завалят все прилавки почти бесплатной и качественной продукцией.

В 2006 году (во время «засилья импорта») в России насчитывалось 2,3 млн работников, занятых на сельскохозяйственном производстве в крупных и средних сельскохозяйственных организациях. А в 2015 году таких работников было уже всего 1 миллион (из них 800 тысяч постоянных). То есть объем производства сельхозпродукции увеличивался, это бесспорно, но число работников агропредприятий сокращалось, причем в разы.

Да и на увеличении доли отечественных продуктов в магазинах санкции сказались вовсе не так заметно, как этого ожидали граждане. Импорт продуктов питания в рознице, по данным Росстата, уменьшился с 34% в 2014 году до 24% в 2018-м. Но с 2016 года падение импорта прекратилось.

Как говорилось в отчете «Импортозамещение или перемещение», подготовленном НРА в 2020 году, «Объем ввоза санкционной продукции за период 2013–2019 гг. сократился на четверть в реальном и на 40% в стоимостном выражении. При этом объем российского производства данных категорий продуктов вырос на 12,3%».

Производство сыра в Краснодарском крае. Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

С «ростом производства» отечественных продуктов получилось неоднозначно. Российским производителям в целом удалось заместить импортную свинину, мясо птицы и в меньшей степени — говядину.

А вот с некоторыми продуктами не получилось ничего. Как отмечали эксперты РЭШ и РАНХиГС, «потребление яблок в 2013–2018 гг. снизилось более чем на четверть, а цены заметно выросли. Внутреннее производство, несмотря на заметный первоначальный рост в 2013–2016 гг., впоследствии стало резко падать. Восстановить исходный уровень потребления за счет внутреннего производства пока не удалось».

Такая же история произошла и с сыром: цены устойчиво держались на уровне, существенно превышающем предсанкционный, внутреннее производство после быстрого первоначального роста сократилось практически до исходного уровня, а потребление в 2017–2018 гг. оказалось на 15–20% ниже, чем в 2013 г.

С молочными же продуктами вышло так: в целом, «импортозамещение» состоялось, но все стало сильно дороже — «проигрыш потребителей творога в 2018 г. по сравнению с 2013 г. составил 33 млрд руб., кисломолочных продуктов — 41 млрд руб., молока — 62 млрд руб. и сливочного масла — 60 млрд руб».

При всенародном одобрении трудящихся

К 2017 году уж 26% опрошенных ВЦИОМ говорили, что контрсанкции принесли больше вреда, чем пользы, однако значительная доля продолжала утверждать, что продуктовое эмбарго России только в плюс.

И самое примечательное — что одобряли запрет импортной еды уже не пенсионеры, комментировал ВЦИОМ: «как показывают данные ежедневного опроса «ВЦИОМ-Спутник», большинство россиян (67%) считают, что российские контрсанкции скорее пошли на пользу нашей стране (в 2014 г. — 80%). Положительные моменты чаще отмечают респонденты в возрасте 35–44 лет (79%) и обучавшиеся в вузах (75%)».

Ну а результаты последнего опроса вы знаете.

Получается, что люди действительно готовы обогащать отечественных агропроизводителей.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

3 часа назад

Против задержанной за отказ надеть маску в МФЦ женщины возбудили уголовное дело

Подписывайтесь!

выпуск

№ 74 от 9 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 74 от 9 июля 2021

Топ 6

1.
Колонка

Афганский винегрет Зачем «Талибан»* идет на север, к бывшим границам СССР

views

158539

2.
Неправительственный доклад

План «Крепостные» Как устроена современная сословная Россия: Владислав Иноземцев объясняет в 10 тезисах

views

147621

3.
Что думают в России

Говорят, не все так однозначно Россияне видят вокруг себя все больше недовольных внешней и внутренней политикой. Премьера рубрики социолога Алексея Левинсона

views

138245

4.
Комментарий

Александр Ширвиндт: «Чиновники подтираются этими воззваниями». ВИДЕО Знаменитый актер — о позиции Министерства культуры в скандале с увольнением директора музея имени Бахрушина

views

134058

5.
Сюжеты

Путь изгоя Куда ведет внешняя политика России

views

126186

6.
Скандалы

«Она сломала даже домики для котов», …а теперь будет рушить дом Бахрушина. Скандал в Театральном музее не утихает

views

100973

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera