Комментарий · Обществопри поддержке соучастников

«Необходимо принимать решение — переселять жителей или нет»

Экологи — о ртутной катастрофе в Усолье-Сибирском и возможности спасти город

Этот материал вышел в № 73 от 7 июля 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 73 от 7 июля 2021

15:20, 2 июля 2021Риза Хасанов, специально для «Новой»
views

13204

15:20, 2 июля 2021Риза Хасанов, специально для «Новой»
views

13204

Водосточная труба в Усолье-Сибирском. Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

13 июня «Новая газета» опубликовала спецрепортаж из Усолья-Сибирского — города-крематория, где третий год действует режим ЧС. Из-за распада химзавода-гиганта «Усольехимпром», на площадке которого сосредоточено более 2 млн тонн отходов наивысшего класса опасности (включая сотни тонн ртути), в городе загрязнены воздух, почвы, погибает Ангара. Жители массово страдают от онкозаболеваний.

Через три дня после публикации промплощадку «Усольехимпрома», на которой ФГУП «ФЭО» (Федеральный оператор по обращению с отходами I и II класса опасности, подразделение «Росатома».Ред.) проводит работы по рекультивации, посетили губернатор Иркутской области Игорь Кобзев и президент РАН Александр Сергеев.

«Сейчас на этой площадке мы можем уже говорить не только о решении экологических проблем, но и о дальнейшем ее экономическом развитии», — сказал губернатор.

Однако, по мнению независимых экологов, следящих за ситуацией в Усолье-Сибирском, говорить о решении экологических проблем рано. Более того, деятельность ФЭО вызывает у специалистов множество вопросов. Специалисты рассказывают «Новой газете», что не так с проводимыми работами и что нужно сделать, чтобы ликвидировать загрязнение и остановить химическое заражение города.

Василий Рябинин

бывший сотрудник Росприроднадзора, вскрывший масштабы экологической катастрофы в Норильске


— Все крупные российские промышленные предприятия, которые я видел, проходили последнюю модернизацию в 1980-е годы. Это большая проблема России.

На площадке «Усольехимпрома» находятся тонны хвостов производств с высоким содержанием ртути, перерабатывать которые сегодня нерентабельно. Подобные ситуации повсеместны на многих российских заводах-гигантах. Например, в Ачинске работает глиноземный комбинат, где находится огромное хвостохранилище (комплекс сооружений и оборудования для хранения или захоронения отвальных отходов.Ред.) высотой в несколько десятков этажей. С ним никто ничего не делает. Тенденция такова, что

как только на предприятии вырабатывается месторождение, его сразу закрывают, банкротят, никто не производит очистку территории. На этом большой бизнес умывает руки.

О случаях применения санкций за серьезные нарушения, повлекшие за собой вред экологии, ни к одному из предприятий я не знаю. Исключением является разлив дизельного топлива в Норильске, но это случилось только из-за широкой огласки. Кроме дизтоплива, которое однажды пролилось в реку, туда постоянно поступают загрязненные сточные воды. Сегодня я связался с коллегами оттуда, они рассказали, что река снова окрасилась в красный цвет. Подобное будет продолжаться, пока государство не займет более серьезную позицию в вопросах экологии.

Насколько качественно ФЭО проводит работы по демеркуризации (удаление ртути и ее соединений физико-химическими или механическими способами с целью исключения отравления людей и животных.Р. Х.) в Усолье-Сибирском, никто не знает. Важно, чтобы мониторингом занимались независимые специалисты. Сегодня таких мало.

Химический реагент на брошенной территории завода «Усольехимпром». Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

Экологических проблем в России много. Они будут накапливаться, потому что сегодняшние ошибки не исправляются. Причина также в том, что в стране практически не осталось хороших специалистов в прикладной химии, сегодня они — это штучный товар.

Проблема также в том, что, как показала катастрофа в Норильске,

Росприроднадзор сильно аффилирован с государственными структурами. Чем дальше от Москвы находится промышленный объект, тем менее эффективно там работает российское законодательство.

Усолье-Сибирское — это удаленный город. Если кто-то разольет солярку в Москву-реку, законодательство будет очень хорошо работать, а если подобное случится на Севере, где разливы происходят постоянно, или на Дальнем Востоке, никто не заметит этого, а если заметит, то закроет глаза, закон здесь не работает: ну случился разлив — и ладно, подумаешь, в этой тундре все равно никто не живет.

В госструктурах низкие зарплаты сотрудников, поэтому туда очень сложно набрать толковых людей и вырастить грамотных специалистов. Если такие появляются, их тут же забирают на работу крупные корпорации, которые платят своим сотрудникам больше установленных минимумов. Наше законодательство не считает нужным хорошо оплачивать труд работников на таких объектах, как «Усольехимпром». Если бы их обеспечили достойной зарплатой, они не брали бы взятки и не шли бы на преференции. Тогда экологическая ситуация в стране улучшилось бы. К сожалению, этого не происходит.

Читайте также

Читайте также

Агония на Ангаре

В Усолье-Сибирском третий год не снимают режим ЧС. Земля, воздух, река и люди здесь отравлены ртутью

На промплощадке не может быть сейчас все хорошо. Надо смотреть, в каком состоянии находится ртуть «Усольехимпрома». Ее необходимо добыть, переработать и получить готовый продукт. Проблема в том, что эти мероприятия очень нерентабельны — объемы накопленных отходов здесь колоссальны. Логично построить завод и перерабатывать на нем отходы для последующего производства ламп или других приборов и параллельно перерабатывать загрязнения «Усольехимпрома», но вопрос заключается в том, насколько верно будет реализована работа.

То, что на «Усольехимпроме» разносится ветрами (имеется в виду разносимый ветром шлам со шламонакопителя «Усольехимпрома».Ред.) на город, это нарушение российского законодательства. Там должны примениться меры, которые исключат эту проблему, вредящую здоровью населения. Можно применить и другие меры для спасения жителей Усолья-Сибирского от накопленных отходов. Например, засеять прилегающую к площадке «Усольехимпрома» территорию растительностью, которая будет удерживать химикаты, после чего выяснить, насколько эффективна эта мера. Затем необходимо будет принять решение — переселять жителей на новое место или нет. Эта мера, естественно, будет нерентабельной, но если угроза для здоровья людей серьезная и их здоровье действительно важно, она будет оправданна.

Олег Иванов

руководитель межрегиональной экологической организации «Зеленый фонд», экс-председатель общественного совета при Минприроды Калининградской области


— Ртуть, попадая в Ангару через промливневый коллектор бывшего «Усольехимпрома», не исчезает, не растворяется. Она распространяется по речному течению, накапливается в рыбе. Не зря глава Росприроднадзора Светлана Радионова сравнила ситуацию в Усолье-Сибирском по части последствий с Чернобылем. Даже если работы по ликвидации отходов будут проведены качественно, экологические проблемы будут оставаться здесь еще долго.

ФЭО провел работы по локализации нефтяной линзы вдоль Ангары. Было установлено шпунтовое ограждение, которое, по словам руководителей ФЭО, исключает поступление загрязнений в Ангару. Но в ноябре 2020 года стало известно, что установка шпунта не решила проблему — тонны нефтепродуктов, загрязненные грунтовые и поверхностные воды продолжили поступать в реку.

«Экологический оператор» провел первоочередные работы по рекультивации площадки «Усольехимпрома» — это демонтаж цеха ртутного электролиза, ликвидация скважин с опасными веществами и установка шпунтовой завесы. Работы не в полной мере отвечали требованиям природоохранного законодательства. Кроме того, планы по проведению работ не были согласованы с заказчиком.

Я предполагаю, что эта история — про деньги. 

У ФЭО нет опыта работы на подобных объектах; кроме того, нет собственных технологий и специалистов. Предприятие нанимает подрядчиков без конкурса по завышенным, на мой взгляд, расценкам. Компании, которые работают на рынке, говорят, что могли бы провести работы, в зависимости от объекта и технологий, в 2–4 раза дешевле.

По завершении работ в Усолье-Сибирском нельзя будет сказать сразу, что экологический ущерб полностью ликвидирован. Потребуется многолетний мониторинг ситуации. Известно, что контрольное управление президента внимательно следит за недоработками ФЭО на объектах в Сибири. Виктория Абрамченко (заместитель председательства правительства РФ по вопросам экологии.Ред.) говорит: «Они (имеются в виду представители ФЭО. Р. Х.) исправятся. Мы во всем разберемся».

Жесткой реакции на нарушения нет.

Есть информация, что к демонтажу цеха ртутного электролиза исполнитель приступил без проекта организации производственных работ. Отходы, образовавшиеся в результате демонтажа, должны храниться на специализированной площадке, чтобы они не попали в ливневые стоки и вместе с грунтовыми водами не поступили в Ангару. Но площадку не подготовили, отходы не были разделены и перемешались между собой.

Кроме того, МЧС и Ростехнадзор не придали значения возгоранию аварийной емкости, в которой содержались химические вещества, воспламеняющиеся при контакте с воздухом. Подрядчик из Саратова, допустивший ЧП, не имел лицензии на проведение работ по обращению с опасными отходами. Санкций за это к «ФЭО» не применялись.

Несколько лет назад в проектной документации по работам на полигоне Вальцово (мусорный полигон в Подмосковье. — Ред.) «ГеоТехПроект» (проектировщик работ «ФЭО» на Челябинской свалке, в Усолье-Сибирском и на будущих проектах — на БЦБК и Красном Боре.Р. Х.) использовал, по мнению ФАС, подложные документы для получения заказа на рекультивацию. Компания указала в документе, что имеет опыт работ на 170 миллионов рублей по контракту, сумма которого на самом деле равна 20 миллионам. Любая серьезная государственная компания, узнав, что подрядная организация имеет в портфолио подобную историю, отказалась бы от ее услуг. Но ФЭО эта история не смутила.

Чаша доверия, терпения и укрывательства в один день переполнится — президент узнает, что на самом деле творится в Усолье-Сибирском. Сегодня он получает от «Росатома» отфильтрованную информацию: мол, работы на объекте ведутся ударными темпами, с опережением графика и высоким качеством исполнения.

При этом «убрать» ФЭО из Усолье-Сибирского — не выход. Нужно провести серьезную ревизию, отстранить от работы людей, которые своим легкомыслием подвергают опасности здоровье 75 тысяч жителей Усолье-Сибирского, и привлечь к работе опытных ответственных специалистов.

Представители ФЭО рассказывают жителям, что новые заводы будут безопасными, аварийные ситуации здесь исключены.

Но при обращении с отходами I и II класса опасности «все хорошо» не может быть в принципе.

Чрезвычайные ситуации могут возникнуть на любом этапе работы. Например, транспорт, перевозящий отходы, может попасть в дорожное происшествие. Если опасные вещества в большом количестве окажутся в окружающей среде, это приведет к экологической катастрофе. Поэтому жителям важно знать, как логистически будет устроена транспортировка отходов и какие технологии по их переработке будут применяться на ПТК.

Жители Усолья-Сибирского правы, когда предлагает альтернативу экотехнопарку «Росатома» в виде сборных установок по утилизации отходов. Создавать стационарное предприятие в Усолье-Сибирском нет необходимости. Это чревато последствиями, начиная от образований навалов отходов, которые будут хаотично разбросаны на промплощадке, и заканчивая тем, что ФЭО завтра может просто не стать — никто не знает, какая ситуация будет в стране через 5–10 лет. Тогда площадка с привезенными отходами будет заброшена и в Усолье-Сибирском образуется гораздо более опасный объект накопленного экологического вреда.

Объемы отходов I и II класса опасности в России действительно большие. Сегодня специализированных объектов, которые принимают их, мало. Поэтому задача ФЭО — это ведение единого реестра отходов, из которого будет понятно, в каком количестве и на каком объекте они образуются, как будет осуществляться транспортировка отходов, сколько будут стоить мероприятия по их переработке и так далее.

Государство правильно мыслит: плодить токсичные полигоны и объекты накопленного экологического вреда больше нельзя, необходимо переходить к переработке этого вреда. С исполнительской стороны с этим пока все плохо.

Стена закрытого университета в Усолье-Сибирском. Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

Жители Усолья-Сибирского хотят жить в благоприятных экологических и экономических условиях. Чтобы обезопасить их, площадка «Усольехимпрома» должна быть в самое ближайшее время очищена от отходов. На ней должно заработать экологически чистое производство с рабочими местами. Никакой долгосрочной переработки отходов первого и второго класса опасности в Усолье-Сибирском быть не должно.

Переселять целый город в другое место нельзя. Необходимо просто привести промплощадку «Усольехимпрома» и прилегающую к ней территорию в порядок с помощью мобильных установок по переработке химических отходов.

Михаил Пастухов

эколог, старший научный сотрудник Института геохимии имени А.П. Виноградова СО РАН (Иркутск), кандидат биологических наук


— Ртуть «Усольехимпрома», поступая в Ангару, раньше обильно оседала в донных осадках. В период работы цеха ртутного электролиза (1970–1998 годы.Ред.) практически на каждом участке Братского водохранилища водилась рыба с превышениями ПДК по ртути. После закрытия цеха ситуация с загрязнением рыбы в средней и нижней частях водохранилища улучшилась. При этом верхняя часть водоема оставалась достаточно загрязненной.

На участке Ангары от Осинского залива до Усолья-Сибирского водится рыба с высокими концентрациями ртути в мышцах и тканях — это прежде всего лещ, который по месту обитания связан с донными осадками: по данным на 2018 год, превышения ПДК по ртути в рыбе составила 70%. В то же время плотва и сорога стали чище. Эта рыба обитает на тех участках реки, где наиболее токсичной и опасной формы ртути (метиловая ртуть. Р. Х.) скапливается немного.

Если говорить про «Усольехимпром», то ситуация с загрязнением территории здесь вряд ли изменилась в лучшую сторону, потому что при проведении демеркуризации концентрация ртути, как правило, увеличивается. В дренажных канавах и других технических выпусках бывшего «Усольехимпрома» количество ртути превышает нормы для водоема рыбохозяйственного значения, которым является река Ангара, и питьевого водоснабжения.

Ртуть поступает в Ангару в том числе вместе с талыми водами, когда случается смыв загрязнений с площадки «Усольехимпрома» и поверхностного стока.

Мы проводили анализ талых вод — концентрации ртути в них достаточно высокие: снег на поверхности шламонакопителя тает, и образовавшаяся вода вместе со шламом стекает в Ангару.

В том числе поэтому шламонакопитель, который находится в нескольких километрах от реки, необходимо изолировать, но это вряд ли возможно — работы требуют огромного бюджета: ртуть на шламонакопителе находится в сульфидной форме, перерабатывать такой шлам сложно. Но мы обнаружили, что около 3% ртути на объекте мобильна: она мигрирует и накапливается в биоте (совокупность живых организмов, объединенных общей областью обитания. — Ред.). Также вокруг шламонакопителя мы фиксировали огромные превышения ПДК по ртути в грибах. В двух километрах от объекта находятся сельскохозяйственные поля, на которых выращивают овощные и зерновые культуры.

Чтобы переработать ртуть в почве под цехом ртутного электролиза, нужно было поставить небольшую сборную установку, построить саркофаг и с помощью этого оборудования оправдать затраты на демеркуризацию, а потом остаться в прибыли, продав готовый продукт. Но этого сделано не было. Проблем в Усолье-Сибирском много. Мне кажется, что работы по утилизации отходов в Усолье-Сибирском растянутся на долгие годы. Причем это возможно в только в том случае, если исполнитель будет действительно заинтересован в качественном результате, а не просто отчитается перед президентом, что после демонтажа цеха ртутного электролиза все в Усолье-Сибирском стало хорошо. Сегодня все далеко не хорошо. Необходимо провести рекультивацию промплощадки «Усольехимпрома» и прилегающей к ней территории. Все техногенные объекты нужно где-то захоронить. Эти процессы будут происходить длительное время.

Бочки с химическими отходами на территории «Усольехимпрома». Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

Других загрязнителей в Усолье-Сибирском тоже много: по всем хлорорганическим отходам на промплощадке «Усольехимпрома» и в окружающей среде имеется превышение ПДК. Довольно большой состав неорганических соединений и некоторых тяжелых металлов, включая уран, присутствует в сточных водах, которые поступают в Ангару.

Прекращение сброса загрязненных стоков с веществами техногенного происхождения — основная задача, которую должен сделать человек. При этом самоочищающая функция Ангары довольно высокая: река пока самостоятельно справляется с поступающими загрязнителями. Необходимо сохранить то, что осталось. Это самое главное. Байкальская и Ангарская экосистемы — очень хрупкие, техногенные воздействия могут повлечь исчезновение животных. Уже пропала выдра, практически не стало тайменя, осетра и линка.

В регионе сосредоточены стратегические запасы пресной воды России, поэтому контроль над водными объектами необходимо усилить.

Наверняка будет представлен отчет Путину о том, что Усолье-Сибирском стало чистым, хотя мы (имеются в виду представители Института геохимии имени А.П. Виноградова СО РАН.Ред.) имеем совершенно другие данные. Но никто не хочет, чтобы мы давали объективную картину ситуации в Усолье-Сибирском, поэтому нас никто не слышит, с нами не связываются. Независимый контроль здесь отсутствует.

Серьезным источником вторичного загрязнения является почва. Необходимо делать рекультивацию не только точечных источников, но и всей территории «Усольехимпрома», чтобы обезопасить население Усолья-Сибирского. Эти работы там не планируют делать — по крайней мере, у меня нет таких сведений.

Переселить город подальше от «Усольехимпрома» нереально. Финансово и по другим причинам это невозможно. Поэтому выход здесь один — нужно поскорее очистить загрязненную территорию.

«Усольехимпром» — как разрушенный город после атомной войны.

Брошенные цеха «Усольехимпрома» после мародеров и воздействия природы. Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

Его необходимо полностью убрать вместе со всеми сооружениями и зданиями, которые там находятся, чтобы обезопасить жителей города от накопленного вреда, и построить там экологически чистое производство с рабочими местами. Это очень сложная работа, стоящая больших денег, но ее нужно сделать и избавиться от проблемы, а не растягивать ее на десятилетия.

Завод по переработке отходов I и II класса опасности необходим, но временный: он быстро переработает отходы «Усольехимпрома» и закроется. Может быть, это вложение не совсем эффективное, но, по крайней мере, завод не будет накапливать загрязнения и вредить населению. Это наиболее правильный выход из положения, который пойдет на пользу людям и экологии.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#экология #рекультивация #ртуть #загрязнение #химическое производство #банкротство #кто виноват #что делать #иркутская область

важно

час назад

Активисты собрались на новый про-ЛГБТ митинг в Тбилиси после срыва прайда. Их вновь пытаются атаковать праворадикалы

Подписывайтесь!

Slide 1 of 6

выпуск

№ 73 от 7 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 73 от 7 июля 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Прощание с покрышкой Россиян будут штрафовать за использование лысых шин на клумбах во дворах. Как воспримет народ запрет глубинного ЖЭК-арта

views

469323

2.
Колонка

Граждане, послушайте меня Директор знаменитой московской школы «Класс-Центр» Сергей Казарновский диктует из палаты ковидного отделения одной из московских больниц

views

170245

3.
Сюжеты

Путь изгоя Куда ведет внешняя политика России

views

122619

4.
Колонка

Афганский винегрет Зачем «Талибан»* идет на север, к бывшим границам СССР

views

122651

5.
Колонка

Линия в никуда Как Владимир Путин управляет страной без посредников и институтов

views

89326

6.
Комментарий

Взрывное расстройство Ближайший союзник России Лукашенко окончательно потерял связь с реальностью: теперь его враги — «террористы» с бензопилами и беспилотники с «взрывчаткой в канистрах»

views

81138

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera