Комментарий · Культура

Зумерское искусство

В Центре Вознесенского открылась выставка «Вовремя быть» юных поэтов и художников — выпускников независимого проекта «Каскад»

прямо сейчас

0

прямо сейчас

0

Фото: Глеб Кузнецов

«Каскад. Проект как метод» — независимый проект для подростков от 13 до 18 лет, где они обучаются современному искусству под руководством кураторов, художников и поэтов. С октября по май проходят курсы по перформансу, саунд-арту, инсталляциям, медиажурналистике, кураторству, скульптуре и другим практикам современного искусства. В финале участники презентуют свою выставку.

Новые художники, перформеры и поэты уже почти сформировались и готовы выйти в профессиональное культурное пространство. «Они всё сделали сами, я просто пришла на открытие!» — говорит Катя Муромцева, куратор резиденции и сокуратор выставки «Вовремя быть».

«Каскад» был создан 3 года назад Лидией Лобановой и Александрой Хейфец. «Новая» поговорила с Лидией о том, что такое «Каскад», чего они хотят добиться, чем отличается зумерское искусство и как попасть в проект.

— Мы хотим дать им возможность поработать с социальным и культурным контекстом, прикоснуться к искусству, поработать в культурной институции, — говорит Лобанова. — Чтобы они пропустили это через себя и выдали некоторое высказывание, которое обычно заканчивается выставкой или фестивалем. Пока рано говорить о том, что это искусство в первой инстанции, это скорее пространство высказывания. Мы не делаем из подростков профессиональных художников и поэтов. Основное отличие их работ от чего бы то ни было — искренность и актуальность. Они говорят либо про себя, про свои глубокие внутренние вопросы, либо про то, что сильно их задевает. Они еще совсем не настроены на коммерческие рельсы, не встроены в какие-либо арт-рынки, поэтому могут быть предельно честными.

«Каскад» — это опыт, они совершают некую трансформацию себя, но дальше идут в вузы, не связанные с искусством. А кто-то действительно поступает на творческие специальности в ВШЭ, в Строгановку. Часть ребят остается с нами в волонтерском сообществе и помогает с выставками. Формат этой выставки состоит из курса «Поэзия? Круто!» и резиденции «Каскад», которую мы придумали специально для выпускников. Музей Москвы пошел на эксперимент и отдал большое выставочное пространство под их внутреннюю работу на месяц, результатом стала выставка одного дня. Она получилась настолько впечатляющей, что мы решили показать ее еще раз, теперь уже в Центре Вознесенского.


Нет задачи сделать из ребят художников, задача другая: сделать музеи более открытыми для этой аудитории, а аудиторию — более лояльной к ним.

Ребята получают право голоса на настоящих взрослых площадках. Это важный опыт и для культурных институций, и для подростков — это будет влиять на культурную среду в будущем.

Фото: Глеб Кузнецов

Чтобы попасть в «Каскад», нужно пройти отбор. Написать мотивационное письмо и пройти собеседование с кураторами и тьюторами. Нам необходимо увидеть мотивацию и понять, что программа подходит подростку и он готов к реальным действиям. «Каскад» требует длительной вовлеченности — это встречи каждую неделю на протяжении 9 месяцев. Нам важно, чтобы ребята пришли не потому, что их записали родители, а потому, что они сами приняли это решение.

На открытии прошло несколько перформансов участников резиденции. На одном из них я подписала «контракт», в котором обязалась не разглашать информацию о происходящем третьим лицам. Все это не более чем шутка, но она говорит о вкраплении документа в культурное пространство. И на выставке этого было много, причем документом может быть все что угодно: как собственно документ, так и рентген умершей собаки или Гражданский кодекс.

Посетив выставку, можно многое понять о поколении Z: в своих работах они говорят об одиночестве, любви, политике, непонимании, угнетении социальных и культурных групп. Сабина Байсарова в своем перформансе «сацита (,) прекрати» говорит об угнетении девочек в кавказских семьях, она рисует на простыне кровью барана — это отсылка к ритуалу жертвоприношения. Когда на Кавказе рождается мальчик, убивают двух баранов, когда девочка — одного, поэтому у Сабины всего один таз с кровью.

О работе курса «Поэзия? Круто!» рассказывает поэт Дмитрий Герчиков:

— Я понял, что ни в коем случае не надо пытаться научить подростков писать стихи. Просто рассказывал им, что такое современная поэзия. В первую очередь хотелось донести, что это множество разных практик. Есть практики, которые доступны каждому: необязательно воспроизводить Пушкина и какие-то привычные метафоры. Одна из практик, которая оказалась им близка, — компиляция, текстовый коллаж, переработка уже существующего материала: перевод из обыденного языка, языка документов — в поэтический.


Дмитрий Герчиков. Фото из соцсетей

Так, Софья Шишканова переработала Гражданский кодекс, нашла разные словоупотребления — и получился концептуалистский текст, который напоминает Пригова, и в то же время здесь присутствуют фольклорные элементы: некие заклинания, которые держатся на повторении. Язык закона с помощью поэзии превращается в другой нарратив. Проект Сони можно увидеть сразу в трех медиумах: аудио, видео и в качестве печатного зина.

Как ни странно, поэтических кумиров у ребят нет. Им интересно само поэтическое мышление, сопряжение поэзии с философией и отличие от того, что происходит в школе. Им оказываются близки не поэты, а темы. Очень много политических высказываний. Помимо Гражданского кодекса, есть работа Себастьяны «Нет», посвященная Конституции. Там, кроме текста, есть видео, которое показывает бессмысленность происходящего. Все работы — это практики политического письма. Им нравится ломать текст и видеть идеологию там, где, как нам кажется, ее нет.

Катя Тарарак — специально для «Новой»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#выставки #художники
Опрос

В России объявили принудительную вакцинацию, одновременно стал расти черный рынок прививочных сертификатов. Как вы поступите?

Мнение читателей «Новой» в анонимном опросе
Slide 1 of 6

выпуск

№ 66 от 21 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 66 от 21 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: космонавт Крикалев лишился должности исполнительного директора из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

781265

2.
Сюжеты

Мы его нашли! Браконьером, выложившим надпись «Чукотка 2021» трупами полутора сотен птиц, оказался депутат-единорос из Магадана Александр Крамаренко

565471

3.
Комментарий

Вот и вето наступило Путин неожиданно отказался подписывать один из новых цензурных законов: что это было?

412906

4.
Расследования

ЭпиВакАфера В прививочных кабинетах начали заменять вакцину «Спутник» препаратом «ЭпиВакКорона», не предупреждая пациентов

233987

5.
Комментарий

«Какие ваши доказательства?» Американцы — об интервью Путина накануне встречи с Байденом

135066

6.
Сюжеты

100 тысяч рублей за убийцу «Новая газета» объявляет сезон охоты на браконьеров. За информацию об охотнике, сделавшем фото на фоне трупов полутора сотен птиц, мы гарантируем вознаграждение

132843

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera