Колонка · Общество

Лет зем спик фром зей хартс

Суверенный Рунет уже наступил

08:14, 14 июня 2021Сергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

1532

08:14, 14 июня 2021Сергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

1532

Фото: imago images / Arnulf Hettrich

В России обновленного формата как никогда ранее возросла ценность личного пространства и времени. Нет худа без добра: лишившись физической возможности выражать себя вовне через политику, мы получили возможность сосредоточиться на повышении собственного благосостояния и обустройстве «ближнего круга».

По мне, так это замечательно, поскольку приближает соотечественников к ценностям европейской цивилизации гораздо эффективнее, чем бесполезные и бессмысленные телодвижения в публичном поле несуществующего гражданского общества.

Из уважения к этому самому личному пространству и времени сходу даю читателям TLDR (Too Long Didn't Read, «много текста — не читал»): ниже я попытаюсь объяснить два важных для адекватной оценки реальности обстоятельства:

  1. проблемы суверенного (читай: закрытого от внешнего мира) Рунета не существует в природе по той причине, что невозможно закрыть то, что никогда не было открыто;
  2. нынешняя российская власть — последняя инстанция, которую следует упрекать в суверенизации информационного пространства России, поскольку это пространство на протяжении столетий было отгорожено от внешнего мира чуть меньше, чем полностью, и почти весь ХХ век пребывало за железным занавесом. Всё, что делает нынешняя власть — формализирует статус-кво, давно сложившийся в мироощущении подавляющей части российского народа. Выходит, как ни крути, но в некотором смысле нынешняя власть — истинно народная, отражающая самые сокровенные народные чаяния.

Как нам преподносят суверенный Рунет

Для начала предлагаю формализовать само понятие «суверенного Рунета».

Публичный дискурс о закрытии отечественного интернета по китайскому образцу обрел материальную базу после принятия 1 ноября 2019 года Федерального закона N90-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Формально N90-ФЗ — закон сугубо технологический, поскольку предусматривает создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика и инструментов централизованного управления, которые бы позволили российскому сегменту интернета продолжить работу в условиях «недружественных действий» наших «зарубежных партнеров» (отключения РФ от мирового интернета).

Риторика N90-ФЗ аналитиков, впрочем, не обманула, поскольку закон помимо защитных технологий (централизованное управление со стороны РКН, национальная система доменных имен и проч.), предусматривал комплекс мер сугубо цензурного характера: установку на точках обмена трафиком государственного оборудования для анализа и фильтрации этого трафика (DPI), ограничение доступа к запрещённым РКН сайтам и т.д.

Из сказанного вытекает, что N90-ФЗ — это закон не столько о суверенизации Рунета, сколько о цензурировании цифрового информационного пространства, и в этом отношении процесс совершенно не интересен с исследовательской точки зрения, ибо он логичен:

было бы странно зачищать информационное поле традиционных СМИ и оставлять без внимания интернет.

Что-то мне подсказывает, однако, что вольнолюбивую интеллигенцию беспокоит все-таки не цензура, а именно физическое отмежевание Рунета от мирового интернета. Хотя бы потому, что о том, как справляться с цензурой в интернете знают сегодня даже первоклассники: было бы желание прикоснуться к запретному информационному плоду, а как настроить VPN — добрые люди всегда подскажут.

По этой причине я, с позволения читателя, не буду развивать тоскливую тему политической цензуры, а продолжу копать в направлении той самой суверенизации, даже несмотря на то, что N90-ФЗ эту суверенизацию держит на задворках гипотетического сценария с «недружественными действиями» «наших партнеров».

Новая латынь

Разберемся с самим этим состоянием — отключенности от внешнего цифрового мира. Здравый смысл подсказывает, что отключение от русскоязычных источников информации в мировой компьютерной сети, не является отключением от внешнего мира. Любой русскоязычный цифровой дискурс в XXI веке по определению не внешний, а сугубо внутренний, потому что в цифровом пространстве банально не существует границ. Кто не верит, пусть изучит архитектуру интернета и посмотрит, как устроены протоколы коммуникации, как курсирует сетевой трафик и проч.

Единственные границы, какие только существуют в пространстве интернета — границы языковые. Потому что только эти границы вызывают реальные сложности с преодолением. Даже если удастся создать Великий Русский Файерволл (что, конечно же, никогда не удастся сделать технически: если уж китайцам с их несопоставимо большими ресурсами за 20 лет не удалось, то об РФ и говорить не приходится) и перекрыть доступ изнутри страны к серверам, расположенным за физическими границами российского государства, в случае с русскоязычным контентом можно не сомневаться, что он будет реплицирован внутри страны (т.е. на российских же серверах) в течении 2–5 минут.

Опять-таки, было бы желание, а технические возможности вернуть обратно («отзеркалить») в информационное поле русскоязычный контент представлены с избытком. И это мы пока ведем разговор о старомодном централизованном интернете. А ведь давно существует уже интернет децентрализованный, со всеми необоримыми IPFS, хранением криптозащищенных данных, распределенных по тысячам частных компьютеров (даже не серверам, а именно что компьютерам рядовых пользователей) и т.п.

Короче говоря, единственный контекст, в котором можно всерьез воспринимать идею суверенизации Рунета как отключения от универсального информационного пространства — это контекст, в котором происходит преодоление языкового поля. Дело не только в том, что включение Рунета в мировую парадигму сегодня возможно исключительно за пределами русского языка, но и в том, что только вне собственного языкового контекста наше государство и — шире — наша национальная цивилизация способна сохраниться в будущем в мало-мальски немаргинальном виде.

Совсем простыми словами, если мы хотим, чтобы через 20–50 лет страна под названием Россия и народы, объединенные русскоязычной цивилизацией, были бы чем-то большим, чем физическим куском земного глобуса, и страна, и народы должны быть интегрированы в англоязычный информационный контекст.

Можно по-разному относиться к английскому языку (мне лично греческий в загашнике личных знаний нравится несравненно больше), но нельзя отрицать очевидное: наука, технологии, вся мировая цивилизация и прогресс сегодня исключительно англоцентричны. Если мы хотим не смешить мир родиной слонов и поддерживать науки и технологии на достойном мировом уровне, мы обязаны быть денно и нощно интегрированы в мировое информационное пространство, которое сегодня англоязычно. Это аксиома.

Фото: Richard Baker / In Pictures via Getty Images

Соответственно, единственной национальной трагедией цивилизационного масштаба была бы суверенизация Рунета именно в обозначенном смысле, как отключение от англоязычного интернета.

Подозрительные языки буржуазных стран

Вот мы и подошли к главной мысли данной реплики. Закон N90-ФЗ, думские люди, президент Путин, Роскомнадзор не могут отключить нас от того, к чему мы и так не подключены. Мы не подключены сегодня, как не были подключены и вчера, да и вообще никогда раньше тоже не были подключены.

Именно этот статус-кво — наш кошмар, а не страшилки про DPI. DPI глубоко по шарабану населению, в котором знание английского языка колеблется от 5% в глубинке до 11% в Москве и Петербурге. Это уровень между Афганистаном и Боливией. Это задворки мировой цивилизации.

Прежде чем попытаюсь объяснить сложившуюся вопиющую аномалию, даю читателям контекст для сравнения. Средний уровень знания английского языка в странах Евросоюза — 51%. Зашкаливающе высокий на севере Европы (Норвегия — 90%, Швеция — 89%, Дания — 86%, Финляндия — 70%), скромный — в центре и на юге (Франция — 39%, Италия — 34%, Испания — 22%).

Показательны цифры и для стран бывшего СССР: Россия — 10%, Казахстан — 15%, Украина — 18%, Литва — 38%, Латвия — 46%, Эстония — 50%.

Мое глубокое убеждение как человека, большую часть жизни посвятившего, среди прочего, изучению разных языков: эти цифры лишь отдаленно отражают уровень экономического развития, тип вероисповедания или меру проникновения технологического прогресса. Тем более они не показательны для особенностей национального речевого аппарата, просодии родного языка и прочей физиологии.

Чудовищную цифру российской статистики — невероятные и позорные 10% — невозможно полностью списать и на наследие большевизма, который на 75 лет отгородил железным занавесом страну и народ от мировой цивилизации.

Потому что уже как 30 лет занавеса нет, а уровень незнания английского языка точно такой же никакой, как и раньше.

Кому мы обязаны тем обстоятельством, что Рунет оказался отгороженным от мирового интернета (вернее: оказался в добровольной самоизоляции) не по вине закона N90-ФЗ, а с момента своего рождения по банальной причине поголовного незнания никаких языков, кроме родного русского? Поверишь ли, читатель: этим «счастьем» мы обязаны самим себе, то бишь тем самым «мозгам нации», к коим мы все тут себя причисляем. Именно эти мозги нации разработали оригинальные методички и написали учебники, по которым нон-стоп последние 100 лет соотечественники изучают (вернее, не могут изучить) иностранные языки.

Единственным оправданием для вольнолюбивой интеллигенции служит — без этого всё же никак — советская власть, которая в неудержимом порыве классовой ненависти уничтожила традицию полноценного изучения живых иностранных языков, спонтанно складывающуюся в Европе на протяжении более 300 лет, а уже в XIX веке получившую научное обоснование и стройную академическую форму.

Речь о т.н. коммуникативных методах преподавания иностранных языков и их предшественниках: «На протяжении нескольких столетий практическое направление в обучении иностранным языкам активно развивалось в отрыве от школьной образовательной системы. Формирующаяся концепция обучения общению на живом иностранном языке не могла должным образом опираться на традиции школьной методики, изначально ориентированной на преподавание латыни как грамматической и логической системы. Это обстоятельство привело в середине XIX — начале XX в. к противостоянию сложившихся направлений: практического, базирующегося на интуитивно-имитативном подходе, и традиционного системно-грамматического, в основу которого был положен сознательно-сопоставительный подход…» (А.Ю. Бондаренко «Формирование практического направления в обучении русскому языку как иностранному: XVI — первая половина XX века»).

Методы обучения, целью которых становится овладение живым языком как инструментом общения, а не системой правил и парадигм, получают научное обоснование в трудах европейских педагогов и методистов 70-х гг. XIX в., Ламбера Совье, а затем Максимилиана Берлица. С тех пор принципы коммуникативности являются золотым стандартом преподавания иностранных языков во всем мире. Во всем мире, кроме России. Почему?

Потому что задача данных техник — максимально быстро научить человека общаться. Легко и непринужденно вступать в контакт с живыми носителями языка. Для чего это делать? Чтобы обмениваться информацией. Чтобы преодолевать границы. Чтобы бороться с национализмом и химерой национальной исключительности.

Стоит ли говорить, что ничего более опасного и вредного для советской власти, чем живое общение с иностранцами, представить себе невозможно?

По этой причине «буржуазное извращение» коммуникативных методов изучения иностранных языков в СССР было решительно отвергнуто, а живые языки (немецкий, английский, французский) в советской средней и высшей школе изучали точно так же, как в дореволюционной России изучали мертвые языки — древнегреческий и латынь.

Результат налицо: советский человек не мог связать двух слов в живой беседе, зато при хорошей памяти был в состоянии выдать на ура текст из школьного учебника о всепобеждающей силе марксизма-ленинизма и неизбежной гибели капитализма.

Есть, конечно, тонкости. Одна из них заключается в том, что коммуникативные методы, столь необходимые для массового овладения языком широкими слоями общества, плохо годятся для профессионалов-лингвистов. Профессиональных переводчиков. Шпионов, на худой конец. Для идеального знания языка необходим сначала углубленный системно-грамматический подход с освоением каждого звука и заучиванием каждой грамматической формы, а затем уже интенсивный курс живой разговорной речи.

По этой причине подавляющее большинство населения Советского Союза иностранных языков не знало, зато сколько было потрясающих литературных переводчиков! А сколько великих шпионов!

Ваш покорный слуга все свои девять иностранных языков изучил именно так — по советской старинке. Но не потому, что на филологическом факультете МГУ иначе не преподавали (еще как преподавали и были, к слову, в авангарде методики преподавания русского языка иностранцам), а потому что я профессиональный лингвист. Специалист по синхронному переводу. И на изучение языков у меня ушли годы. Десятилетия.

При этом я хорошо вижу, что если кто-то хочет быстро научиться общаться на чужом языке, уже через два-три месяца вступать в живой контакт с носителями, грамматико-переводная методика — это смерть. Результат при всем упорстве будет близок к нулю.

Что же случилось после первой (мнимой) кончины советской власти в 90-е годы? В плане изучения иностранных языков — ровным счетом ничего! Впрочем, сегодня мы видим, что и в остальных планах тоже ничего особенного не изменилось.

Сегодня — в 2021-м — в российских школах и вузах продолжают «изучать» английский точно также, как это делали 30–40–70 лет назад — зубрежка грамматики, перевод вырванных из контекста предложений или содержательно скупых текстов с рашн на инглиш и обратно, заучивание житейски диких сюжетных заготовок: «Только круглый идиот может, выйдя на улицу, называть то, что видит: «Дерево растет. Оно большое. Это береза. Листья зеленые. Кошка бежит к дереву. Кошка серая. Она бежит быстро…» (цитата из одного популярного метода изучения иностранных языков).

***

Результат налицо: в глубинке 5%, в столицах 11%, типа, знают английский язык.

Результат результата: Рунет намертво изолирован в коконе родного языка, оторван от мирового контента, лишен возможности вступать в прямой диалог, контактировать без посредников с представителями иных культур, иных цивилизаций, иных этических систем, иной аксиологии.

Стоит ли после такого удивляться, что по улицам русских городов рептилия с планеты Нубиру по кличке Билл Гейтс распыляет короновирус, а американские анунаки уничтожают наш самобытный генофонд с помощью вышек мобильной связи 5G?

А вы говорите N90-ФЗ, Яровая, Путин, депутаты, железный занавес, суверенизация Рунета.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#интернет #рунет #суверенный интернет

важно

5 часов назад

В Петербурге вслед за Москвой ввели ограничения из-за распространения COVID-19

важно

14 часов назад

Что произошло за день 13 июня. Коротко

Slide 1 of 5

выпуск

№ 63 от 11 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 63 от 11 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Прости, Юра, мы тут наснимали Скандал в «Роскосмосе»: исполнительный директор космонавт Крикалев лишился должности из-за несогласия с планами отправить на МКС актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко

592013

2.
Исследование

Побег из Уханя Что означает для мира ответ на вопрос, имеет ли ковид естественное или искусственное происхождение. Исследование Юлии Латыниной

183850

3.
Письмо из редакции

Аппарат устал Почему чиновники в России больше не пытаются имитировать законность

131453

4.
Интервью

Александр Сокуров: «Остается только перестрелять таких, как я» Неюбилейное интервью выдающегося режиссера — о времени, кино и об удушающей силе немощного авторитаризма

126714

5.
Сюжеты

Двойка за «тройки» О Сталине и репрессиях теперь нельзя писать даже в школьных сочинениях. За это выпускника не допустили до ЕГЭ

119247

6.
Репортажи

Приставы у остова Почему адлерский пенсионер застрелил судебных приставов, пришедших сносить гараж, в котором он прожил больше 50 лет. И почему эта трагедия может повториться

116543

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera