Комментарий · Общество

«Люди стали хуже относиться к полиции. Не знаю, с чем это связано»

Монологи дружинников, помогающих полицейским задерживать протестующих. Зачем они это делают?

прямо сейчас

0

прямо сейчас

0

Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС

На зимних и весенних акциях протеста среди митингующих выделялись люди, все время снимающие происходящее на телефоны. Это члены «народной дружины» (преимущественно студенты), которых собрали специально в помощь силовикам. В нескольких городах, по неподтвержденной официально информации, именно дружинники устраивали провокации и стычки с полицией, кадры которых потом крутили государственные СМИ.

Корреспондент «Новой» поговорила со студентами-дружинниками: зачем они помогают полиции и как оценивают обстановку в стране?

Денис Анчугов, 23 года

Денис Анчугов. Фото: Алена Истомина

— Три года назад в моем колледже преподаватель ОБЖ предложил постоять в оцеплении на параде Победы. Я сходил, отстоял четыре часа. Рядом полицейские стояли, пообщались, было интересно.

Новый учебный год, сентябрь. Собирают отряд дружинников. И мне преподаватель просто говорит: «Ты в отряде». Ну и ладно: я занимался пауэрлифтингом и как раз получил травму, поэтому не знал, чем себя занять. А тут активность какая-то, помощь городу. Мы же здесь живем, у нас тут бабушки, дедушки. Не хочется, чтоб на их глазах какие-то ребята распивали спиртное на улице.

На митингах мы были на подхвате у полиции. Я наблюдал происходящее со стороны и скажу: мне все очень не понравилось. Выходят люди, выходит полиция, и они идут друг против друга. Жутковато. У нас все мирно, хорошо, красиво… и тут начинаются какие-то стычки.

Сам бы я не пошел на митинг. Зачем? Митингом не поможешь, нужно просто собираться и идти в правительство, предлагать свои идеи. Я хочу жить в спокойствии.

У нас все не так плохо. Есть, конечно, минусы: люди стали более злыми. Лежит человек, все будут идти мимо, никто не спросит, что случилось. Люди стали безразличными. Но в остальном меня все устраивает, мне жаловаться не на что.

Все зависит от человека. Если ему ничего не надо, то он ничего и не добьется. А если человек будет ставить цель, достигать ее, строить карьеру — ему и жить будет хорошо. Если все время говорить, как у нас в стране все плохо, то ты в своей жизни ничего не добьешься.

У меня есть мечта пойти в полицию работать. К сожалению, пока никак по здоровью. Дальше видно будет.

Все полицейские нормальные ребята. Да, митинги это отдельная тема. Если бы я увидел человека, который прыгает или кричит, я бы тоже это жестко пресекал. Видно, что последнее время люди у нас стали хуже относиться к полиции, комментарии негативные появляются про сотрудников. Не знаю, с чем именно это связано.

Ирина (имя изменено), 19 лет

Ирина. Фото: Алена Истомина

— Я учусь на юриста. В моем вузе все хвалили дружину, говорили, как нам будет весело, как мы будем ездить в ночные патрули. Я и шла ради веселья и общения с полицейскими. На деле это оказалось очень скучно. Ты просто выходишь в патруль с пэпээсниками и сидишь с ними часа четыре. Либо в отделе, либо ходишь по улице.

Бывают ситуации, когда ты подходишь к пэпээсникам, говоришь: «Здравствуйте, я дружинник». А тебе в лицо смеются: «Зачем тебе это»? Сами сотрудники считают, что дружинники не нужны.

На митинге я была понятой при задержаниях. На самом деле, полиция не имеет права брать дружинников в понятые — ими должны быть простые люди с улицы. Это нарушение закона.

Парней-дружинников на митингах просили гулять с полицейскими, сообщать о беспорядках. Возможно, их кидали в толпу как провокаторов. Те ребята, дружинники, которых я знаю, они бы смогли так поступить. Они не поддерживают митинги. Не считают людей, которые выходят на митинги, за людей в принципе. Как и полицейские.

Когда мы сидели понятыми в полиции, нам говорили, что сейчас привезут протестующих, и их надо бояться, они, мол, невменяемые и агрессивные.

Ирина. Фото: Алена Истомина

На деле, там были очень спокойные люди.

Сама я сидела в отделе и следила за митингом, читала страницу ФБК (организация признана экстремистской и исполняющей функции иностранного агента. — Ред.) и очень переживала за тех, кто вышел на улицу. Ну и еще сливала знакомым журналистам информацию о количестве задержанных.

Я к действующей власти отношусь плохо. То, что происходит <в стране>, не устраивает уже ровным счетом никого. Работу полиции оцениваю тоже очень плохо. Но и к Навальному отношусь средне.

Я не могу говорить, что те, кто выходят на митинги, — абсолютно хорошие, а полицейские — абсолютно плохие. Нет, в тех же органах наверняка есть хорошие люди, просто мне такие не попадались.

Денис Усков, 20 лет

Денис Усков. Фото: Алена Истомина

— Я со школы увлекался правом, историей, у меня есть родственники, которые работают в правоохранительных органах. Мне всегда были интересны силовые ведомства. Скорее всего, после вуза в этой сфере и буду работать. Поэтому и вступил в дружину.

На митингах я не работал, но знаю, что ребята-дружинники должны были просто фиксировать происходящее: если кто-то ведет себя агрессивно, бросается на полицию, они должны были все это снимать.

Я политикой особо не интересуюсь, но митинги мне не нравятся. И то, что происходит на митингах, тоже. Митинги в принципе бесполезны и опасны. Были случаи, когда задерживали людей с превышением полномочий. Смешанные чувства. С одной стороны, полиция просто выполняет свою работу, а с другой — человек ничего не сделал, а его избивают.

Последние митинги точно неправильные: я читал и от полиции слышал, что в 2012 году Навальный мошенником был, а сейчас он высказывает идеи, что не должно быть коррупции.

Ну это странно. Я не сомневаюсь, что он виновен. Слышал, что Европейский суд его оправдал. Но ведь Европа поддерживает Навального. Я думаю, решение признать его невиновным было неправомерным.

Борьбой с коррупцией должно государство заниматься. Неидеально, но у нас работают в этом направлении. То губернатора какого-то задержат, то полковника. Государству я доверяю больше, чем ФБК.

В стране мне почти все нравится. Только рост бедности — вот тут я вижу проблему. Но это больше проблема самих людей, проблема образования. Сейчас у молодежи нет мотивации учиться, и это приводит к бедности. Родители не уделяют время ребенку, он живет улицей, а потом эти дети не получают образования и не могут устроиться на нормальную работу. То есть виноваты родители, а государство просто не вмешивается. И правильно делает.

Путин как президент мне нравится. Он сильный лидер.

Да, свобода слова сейчас сжимается. И я нормально к этому отношусь. Ведь это связано с удержанием власти.

А меня нынешняя власть устраивает. Я как-то думал о других вариантах и понял, что лучше Путин. Поэтому я согласен с закручиванием гаек. Я не терпила, но пусть будет лучше так. Может, если к власти придет другой человек, все будет еще хуже, чем сейчас.

Рената, 21 год

Рената. Фото из соцсетей

— Я никогда ничего не нарушала, но почему-то боялась полиции. Два года назад у меня мошенники сняли деньги с карты. Было страшно, но я пошла к полицейским. Они оказались приятными ребятами, которые помогли мне, объяснили, как застраховать себя, куда звонить в таких ситуациях. Деньги мне не вернули — мы посмотрели, что мои мошенники сидели в тюрьме. А как там из тысячи человек найдешь того, кто взломал тебя с неизвестной страницы?

После этого случая у меня прошел страх перед полицейскими, поэтому, когда предложили пойти работать дружинником, я сразу согласилась. Это возможность дежурить с полицией, ездить на вызовы и участвовать в соревнованиях. Мне нравится военный спорт: марш-броски, военные операции.

Когда ты подходишь к людям, говоришь: «Я дружинник, пожалуйста, не курите тут», — люди реагируют адекватно. Скандалить начинают только во время одиночных пикетов, когда ты говоришь, что это тоже статья, что это считается за одиночный несогласованный митинг.

Я так разграничиваю: если человек стоит с плакатом «Защитим животных», то это пикет, а если плакат оскорбляет правительство, — это одиночный митинг.

Если человек напишет «Свободу Навальному», я тоже сочту это за одиночный митинг. К пикетам спокойно отношусь, а митинг — это же протест. Я считаю, что каждый человек имеет свое мнение, и если каждый будет выходить на площадь и митинговать, то получится хаос.

Надо учиться выражать свое мнение по-другому, в приличной форме, а протесты и крики ничего не изменят. Нужно обращаться к властям, если совсем плохо.

В Новосибирске десять тысяч человек зимой вышло. Для чего? Чтобы государство и полиция боролись со своими же родственниками?

Обстановка в стране накаленная. Сегодня ты хочешь изменить одно, а завтра — совсем другое. Мнения расходятся постоянно.

Полицейские очень хорошо работают. Но был случай, что я с мужчинами из МВД ездила проверять работу полиции. Один парень играл вора, я играла потерпевшую. В одном отделе при мне передали описание «преступника» дежурным. И вот парень, который был за вора, прошел мимо полицейских, спросил время, они ему вежливо ответили, хотя слышали ориентировку. Так он потом зашел в отдел, где я еще сидела и давала «показания», спросил у дежурной: «А вот у меня друга к вам доставляли, где он сейчас?» Ему вежливо ответили, что таких не было, и он ушел. То есть полицейские плохо слушали, плохо приняли заявление. Мошенник пришел в отдел полиции, а они даже не сообразили, что он разыскивается. А если бы это был реальный преступник?

Алена Истомина, специально для «Новой»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дружинники #полиция #митинги #акции протеста

важно

2 часа назад

Соратника Навального Ивана Жданова объявили в розыск

важно

4 часа назад

Чеченскую девушку и ее подругу из Перми похитили и увезли в Чечню после рейда силовиков в шелтер для жертв домашнего насилия

Slide 1 of 5

выпуск

№ 63 от 11 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 63 от 11 июня 2021

Топ 6

1.
Исследование

Операция «Э» Мы вам расскажем, что получает с «ЭпиВакКороной» человек, что — кролик, а что — разработчики вакцины. Исследование Ирины Тумаковой

243088

2.
Исследование

Побег из Уханя Что означает для мира ответ на вопрос, имеет ли ковид естественное или искусственное происхождение. Исследование Юлии Латыниной

167964

3.
Письмо из редакции

Аппарат устал Почему чиновники в России больше не пытаются имитировать законность

128720

4.
Колонка

Как ворон ворону... Какие нормы и принципы УПК нарушил Бастрыкин, лично вмешавшись в дело сотрудника Новосибирской ГИБДД, убившего человека

122038

5.
Комментарий

«Буфет обнаглел, как и весь форум» На заоблачные цены в кафе и ресторанах Петербургского международного экономического форума пожаловались даже те, кто заплатил за участие в ПМЭФ почти миллион

113690

6.
Сюжеты

Двойка за «тройки» О Сталине и репрессиях теперь нельзя писать даже в школьных сочинениях. За это выпускника не допустили до ЕГЭ

112533

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera