Комментарий · Обществопри поддержке соучастников

«Эвакуация» «Свободы». 30 лет спустя

Аресты счетов, миллионные штрафы, отъезды сотрудников, угрозы возбуждения уголовных дел

14:45, 8 июня 2021Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

358

14:45, 8 июня 2021Вера Челищева, репортер, глава отдела судебной информации

358

Фото: Reuters

Майский вечер 2021 года, московский бар, сидим вместе с коллегами из разных СМИ — от государственных агентств до зарубежных радиостанций. С некоторыми меня связывают годы дружбы, с другими — совместная работа в судебном пуле. Такая традиционная встреча: раз в год мы «ходим в баню» — смотрим через большие окна какого-нибудь столичного заведения на проезжающие по центру танки (репетиция парада) парада. Болтаем, пьем и делимся тем, что произошло за год. На этот раз итоги — так себе. Я сидела между двумя «иностранными агентами» — «Медузой» и «Свободой» (оба СМИ внесены Минюстом в реестр иноагентов) — и могла загадывать желание. Да и встреча получилась прощальной. Выяснилось, что двое сотрудников «Радио «Свобода» вынужденно уезжали из страны в Прагу (где находится штаб-квартира корпорации РCE/РС) и Киев (там бюро РCE/РС). Уезжали поспешно и неожиданно. По сути, эвакуировались. Так решил их работодатель, отказавшийся исполнять глупый репрессивный закон, обязывающий носить ярлык иноагента, маркировать все материалы и уплачивать миллионные штрафы за отсутствие этих маркировок.

Этой темы старались не касаться, но в атмосфере висело ощущение проводов и неизвестности: что со всеми нами будет дальше?

Ребята уехали.

А через две недели, 14 мая, все счета ООО «Радио «Свободная Европа» / «Радио Свобода», представляющего интересы медиакорпорации РСЕ/РС в России, были арестованы судебными приставами — для обеспечения оплаты за выписанные ранее штрафы.

Еще через две недели судебные приставы возбудили в отношении российского бюро «Свободы» еще с десяток новых исполнительных производств о принудительном взыскании долгов по штрафам. Документы приставы лично доставили в московскую редакцию, заботливо произведя фотосъемку оборудования и мебели. На добровольную выплату штрафа радиостанции, согласно закону, дали пять дней, притом что, напомню, все счета российского бюро были уже под арестом.

На сегодняшний день штрафуют и РСЕ/РС, и входящий в ее структуру телеканал «Настоящее Время» (внесен Минюстом в реестр иноагенов) и другие русскоязычные проекты РСЕ/РС. Всего Роскомнадзор составил и направил в суд 520 (!) протоколов о нарушении РСЕ/РС правил маркировки и сообщил о том, что начинает оформление еще 130.

Началось все неприлично банально — с доноса. Механика была такая: генеральный директор ассоциированного с фамилией Пригожина агентства РИА «ФАН» Евгений Зубарев, как выяснилось, в свободное от работы время, а может быть, за счет рабочего, тщательно изучал сайты «Радио «Свобода» и обнаружил «множество нарушений». Дабы обезопасить сограждан от такого ужаса, Зубарев сигнализировал в Роскомнадзор. РКН сигнал принял и провел проверку девяти сайтов медиакорпорации-иноагента и их аккаунтов в соцсетях. На каждом РКН нашел одно-два «безобразия», сделал скриншоты и каждое оформил как отдельный проступок. Потом РКН начал возбуждать административные дела и выписывать штрафы — 65 протоколов на ООО «РСЕ/РС» и 65 лично на Андрея Шарого как гендиректора российского бюро — всего 130. И такие проверки РКН проделал трижды — получилось 390 штрафов. Протоколы ушли в суд.

Генеральный директор РИА «ФАН» Евгений Зубарев. Фото: riafan.ru

Очередная проверка обнаружила новую порцию «безобразий», РКН квалифицировал все как «повторное злостное нарушение». Плюс еще 130 протоколов. Всего: 390+130=520. Каждый протокол — самостоятельный судебный кейс. И вот уже почти полгода 423-й судебный участок Москвы и Тверской районный суд в режиме нон-стоп накладывают по пребывающим от РКН протоколам штрафы.

«Радио «Свобода» обжалует сотни судебных постановлений, естественно, проигрывает. Общая сумма штрафов скоро может составить порядка 200 миллионов рублей.

Недавно РКН прислал радиостанции письмо, буднично сообщив, что выявлены «очередные нарушения» и что в период с 15 июня по 9 июля 2021 года будут оформлены и переданы в суд еще 130 протоколов о штрафах. Нет пределов у бесконечности.

ООО «РСЕ/РС» и его гендиректору Андрею Шарому грозит уголовное дело по статье 330.1 УК РФ — «Злостное уклонение от включения в реестр «иноагентов». Карается штрафом до 300 тыс. рублей либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

В общем, словно и не было этих 33 лет.

В 1988-м «Свободу» в СССР как раз впускали официально, красиво, решением генерального секретаря Горбачева сделали эфир, что называется на профессиональном сленге чистым, убрав глушилки. «Свобода» была единственной станцией из всех зарубежных, которую в СССР глушили с самого первого дня ее образования, 1 марта 1953 года, — каждый день, каждый час, каждую минуту — не дай бог, кто-нибудь услышит из советских граждан. К 1988 году все это выглядело уже нелепо: два года как из горьковской ссылки вернулся Сахаров, уже печатали Гумилева, Ахматову, Пастернака, Набокова, Булгакова и даже книги Солженицына (правда, за исключением «ГУЛАГа»)… И вот свобода добралась и до «Свободы».

Фото: Reuters

Но 2021-й с его законами «об иноагентах», «о просвещении», о «нежелательных» и «экстремистских» организациях, с посадками оппозиции, «шпионов» и «изменников Родины» — это вам не 1988-й. 33 года чистого вещания оказались просто стерты. И официальный представитель МИД РФ Мария Захарова говорит нам, что

действия властей по отношению к «Свободе», «Медузе» и другим иностранным СМИ — это проявление «медиаплюрализма» в «подлинно свободном обществе».

На моей памяти июнь 2021-го в «подлинно свободном обществе» останется таким: московское бюро «Свободы», открытое после провала путча 1991 года, разорено, часть журналистов «эвакуировалась» из страны, часть осталась, но живет под постоянной угрозой попадания в список «иностранных агентов» в качестве физических лиц… Гостями московского офиса вместо спикеров стали судебные приставы, а сотрудники Федеральной службы по труду и занятости письменно выражают озабоченность тем, «нет ли задолженностей по зарплате сотрудников» (намек на возможность уголовных дел уже по другим статьям в отношении руководства).

33 года — словно в бездну.

Генеральный директор российского представительства «Радио «Свобода» и глава Русской службы Андрей Шарый отметил в разговоре с «Новой», что бюро в Москве не закрыто, но «час икс» может наступить в любой момент:

Андрей Шарый

Генеральный директор российского представительства «Радио «Свобода», глава Русской службы

— У меня нет особых сомнений, что давление на нас продолжится, бюро под угрозой ареста. Но при всей драматичности ситуации Русская служба РС и «Настоящее Время» пока никуда не переехали из Москвы, бюро у нас пока в рабочем состоянии, хоть счета и заблокированы. Оставшиеся журналисты, продюсеры эфиров, технические сотрудники ходят на работу, мы производим из Москвы программы. От Русской службы в Киев и Прагу переехали пока менее чем по 10 человек. Нет смысла скрывать, что это вынужденные меры. Однако любая большая редакция (а у нас в России около двух сотен сотрудников на разных типах контрактов) имеет право на такие перемещения, в конце концов, из Москвы в Прагу у нас постоянно перемещаются люди, из Киева много лет выходит программа Виталия Портникова «Дороги к Свободе».

В Киеве у РСЕ/РС технически продвинутое бюро. Сейчас туда переехала Елена Рыковцева, ведущая программы «Лицом к событию», Максим Блант с «Деньгами на Свободе», Мумин Шакиров с программой «Грани времени». В Прагу уехала бригада программы и подкаста «Человек имеет право».

В середине мая ООО «Радио «Свободная Европа» / «Радио «Свобода» и Андрей Шарый обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой на российские власти. Они настаивают: применение закона об иноагентах, в частности, практика взимания штрафов за неисполнение приказа Роскомнадзора о маркировке журналистского контента, нарушает статьи Европейской конвенции по правам человека. В частности, 10-ю статью, гарантирующую право каждого человека свободно выражать свое мнение, а также распространять информацию и идеи без какого-либо ограничения. Юристы корпорации отмечают также, что приказ Роскомнадзора о маркировке журналистских материалов противоречит Конституции России (даже перекроенной), праву на свободное распространение информации и свободный доступ к ней, «Закону о СМИ», правилам честной конкуренции на медиарынке, создает предвзято негативное отношение к «Радио «Свобода» и является вмешательством в работу журналистов.

«Кто в ютубе будет дожидаться, пока окончится 15-секундный титр с надписью про «иноагентов», чтобы посмотреть, наконец, видеосюжет? — задается вопросом Андрей Шарый. — Ознакомьтесь с твиттер- или телеграм-аккаунтами «Медузы» и VTimes (тоже внесено в список иноагентов. На днях объявило о закрытии по причине невозможности работать из-за ухода рекламодателей, проблем с ньюсмейкерами и новых рисков для журналистов.Ред.) — коллегам, которые выполняют этот приказ, можно посочувствовать».

Максим Блант

ведущий программы «Деньги на Свободе», переехал в Киев

— Я пережил события, связанные с переездом, нормально. Видимо, потому что был к ним готов. Еще в 2014 году я осознал, что горизонт планирования больше чем 3 месяца в России, — абсолютная глупость. После присоединения Крыма, начала военных действий на Донбассе стало очевидно, что в любой момент надо быть готовым к тому, чтобы просто взять и уехать. Вне зависимости от того, где бы я сейчас ни работал — на «Свободе» или где-то еще, — не сейчас, так позже этот момент, когда бы я понял, что пора уезжать, наступил бы, учитывая, как развиваются события в России.

Я довольно долго работал сначала в «Еженедельном журнале», потом его заблокировали. После журнала «Нью-таймс» я работал какое-то время на портале Newsru.com, который недавно вынужден был приостановить работу. Придушили экономически: не давали рекламу, буквально запрещали ее там публиковать, несмотря на то, что издание вполне себе было читаемым и рейтинговым. Сейчас пришли за «Свободой»… Что дальше?

В отличие от многих коллег, которые восприняли переезд как трагедию, для меня это скорее приключение, по большому счету. У меня папа военный, я с детства привык к переездам и вполне комфортно могу ощущать себя где угодно. Лишь бы были рядом хорошие люди, а с этим здесь все в порядке. И потом все-таки я не один приехал, а в хорошей компании коллег из Москвы, и местные коллеги тоже настроены к нам доброжелательно, с пониманием.

У меня нет рефлексии. Знаете, поехать в Киев — гораздо лучше, чем поехать в Краснокаменск шить перчатки. Поэтому здесь у меня однозначные ощущения: если вы готовитесь к худшему, то не самый плохой вариант — вынужденный отъезд в Киев или Прагу — начинает восприниматься как подарок судьбы. Такое отношение помогает мне здесь в период адаптации довольно неплохо себя ощущать в моральном плане.

Я уже снял квартиру, как-то обустроился, город начал обживать, решать какие-то бытовые вещи: теперь знаю, где нужные мне магазины находятся, где то, где сё. Раньше я бывал, конечно, в Киеве. Но это другое — туристическая поездка. Семья пока осталась в Москве, но как только я тут немного обживусь, жена с детьми тоже приедут в Киев. «План Б» ведь был не только в моей голове. Мы с женой еще в 2014 году начали думать о том, куда может вырулить ситуация и что в этом случае делать.

В плане работы — здесь увеличенная в техническом плане нагрузка на офис. Он передовой. Сотрудников много. В московской студии и в московском бюро было немножко проще. Правда, последние программы в Москве мы снимали не в студии, а рядом во дворе дома (прятались от приставов). Так что последнюю программу в Москве было делать сложнее, чем первые программы из Киева.

В России остались корреспонденты, которые могут оперативно делать какие-то вещи. Вот их судьба меня больше беспокоит, чем собственная. Кто-то сам принял решение остаться, кого-то приняло решение оставить руководство. В каждом конкретном случае своя индивидуальная история. Но за них тревожно.

Марьяна Торочешникова

ведущая программы «Человек имеет право», переехала в Прагу

— Думаю, большинство людей, которые работают в региональных бюро «Радио «Свобода», и я в их числе, хотят поработать в штаб-квартире, в Праге. Это очень интересный и классный профессиональный опыт. Но одно дело, когда о чем-то мечтаешь или осознанно долго планируешь и, вот (ура!), получаешь. Совсем другое, когда нужно принимать решения о переезде очень быстро. Когда переезд фактически превращается в эвакуацию.

Да, выбор — ехать или остаться в Москве — был. Мне, например, после официального предложения на раздумья дали чуть больше недели. Выбор был сложным: в России останутся любимые двуногие (дочь, мама, муж, друзья) и еще двое с лапами — коты. У мужа в Москве любимая работа, на которой его очень ценят. Тянуть его за собой было бы несправедливо. Для трудоустройства в Чехии пришлось бы сначала выучить язык, соблюсти ряд необходимых формальностей и только потом претендовать на квалифицированную работу либо заранее найти место в международной компании, которая командирует его сюда. Зачем? Плюс все эти ковидные правила и ограничения. В придачу: Россия включила Чехию в список «недружественных» стран, консульства с обеих сторон фактически разогнали.

В общем, я сомневалась и рефлексировала. Потом домашние сказали что-то вроде: «Во-первых, при нынешнем раскладе, работая на «Свободе», оставаться в Москве не очень-то безопасно. Во-вторых, если не поедешь, сама себе потом не простишь — ты же всегда хотела поработать в Праге, а сейчас — возможность». И вот я в Праге. По приезде нужно было отсидеть в карантине неделю. Пандемия приучила к удаленке, поэтому сначала разницы в работе на новом месте не заметила — записывала интервью, готовила подкаст и программу, сидя в карантине на корпоративной квартире. А первый «живой» рабочий день совпал с моим днем рождения. Так я его и провела. На работе.

Меня все еще не оставляет ощущение, что я в командировке. Чемоданы еще стоят неразобранные… Реально, мне кажется, что я сейчас поработаю-поработаю и поеду домой. Часто думаю теперь: вот есть люди, вынужденные бежать из своих стран, из любимых мест, от любимых котов неизвестно куда. Мне-то на что жаловаться?! Корпорация позаботилась: перевезла, разместила. Я делаю ту же работу: по вторникам — подкаст, по четвергам — видеопрограмма. По большому счету, изменилось только место на карте. Но, конечно, мне очень не хватает 12 объятий в день, или сколько там положено человеку для счастья? Вот этой близости, тактильности, запахов… всего того набора, который не может заменить видеочат. Но на это же нелепо жаловаться, проситься на ручки и требовать обнимашек, когда в Москве остаются коллеги, а ситуация вокруг РС в России накалена, а все имущество бюро на грани ареста.

Еще я тут отчетливо поняла: как круто жить — хоть в Праге, хоть в Лондоне, хоть в Череповце, — если ты это сам выбрал, а не обстоятельства. Круто, когда у тебя есть свобода выбора, свобода работать, где ты хочешь, делать то, что ты хочешь. Как бы пафосно это ни звучало, свобода слова — это круто. Круто, если тебе что-то не понравилось, начиная от произвола вахтера в общаге, суда и следствия или действий президента, просто рассказать об этом. Что в этом такого?.. Почему нас лишили такой возможности?

Никто не требует от RT, например, чтобы они каждый свой материал начинали заставкой, что они иноагенты, ведь у них полно иностранных корпунктов. Так почему «Свободу» или «Медузу», например, обязывают писать здоровые, в полстраницы оповещения об этом? Причем надо маркировать все, не только тексты, но и видеопродукцию, и аудио. А у нас аудиоархив за 70 лет работы «Радио «Свобода». И, если не маркируешь, это же, по логике российских властей, — «длящееся правонарушение». Ну а как можно отмаркиваровать все за 70 лет?!

Иван Трефилов

руководитель информационной службы Московского бюро РС, переехал в Киев

— Я был к этому готов. Где-то с начала ранней весны о возможной, так скажем, «эвакуации» сотрудников стали вестись разговоры в редакции. Ближе к маю ситуация стала более очевидной. Некоторым сотрудникам, включая меня, предложили переехать. К этому моменту свой выбор я уже практически сделал. Слишком много сейчас в России возможных рисков и угроз.

У меня взрослая дочь. Ей ничего не пришлось объяснять. Она все поняла и приняла. Сейчас в Киев из России попасть достаточно трудно, но я надеюсь, что рано или поздно у нее получится ко мне иногда приезжать.

Адаптация на новом месте прошла нормально. В Киеве действительно более передовой и более технически оснащенный по сравнению с Москвой офис, выпускающий много программ.

В Киеве мне нравится. Я думал, как нас, приехавших из Москвы, встретят украинские коллеги, мало ли. Но все отнеслись доброжелательно, они нам очень помогают.

В остальном я привыкаю. Обживаюсь, как и другие коллеги, решаю вопрос с жильем и прочим. Тут драмы нет. Опыт, конечно, необычный.

Что дальше будет со «Свободой» в России? Трудно сказать, увидим. Пока же мы просто продолжаем делать свою работу, как и все предыдущие годы.

…Что касается журналистов-фрилансеров, то они оказались перед личным выбором — либо перестать сотрудничать со «Свободой», либо продолжить, но под угрозой в любой момент попасть в список иноагентов в качестве физического лица.

Наталия Сафонова, журналист, сотрудничающий с российским представительством «Радио «Свобода»

— Я вне штата, фрилансер. Да, в любой момент нас могут признать физлицами — иностранными агентами. Если честно, то я уже много лет испытываю ощущение стремительно сгущающейся тьмы. Некоторые журналисты, сотрудничающие с разными проектами радиостанции, уже признаны «физическими лицами — иностранными агентами». Это вызывает лично у меня недоумение: получается, что «Радио «Свобода» преследует интересы какого-то иностранного государства? Но, сотрудничая с ним уже пять лет, я никогда не знала и не знаю, в чем эти интересы заключаются. Никто никогда не указывал и даже не рекомендовал мне, о чем и как говорить и писать.

Я считаю, что «Радио «Свобода», и в том числе его российское бюро, — это «агенты» российского гражданского общества, простите за пафос. От всех событий мне не по себе. Но пока разрывать сотрудничество со «Свободой» из-за тенденциозного «закона об иноагентах» я не намерена. Мне очень нравится то, чем я тут занимаюсь.

Справка «Новой»

Закон, который позволяет властям объявлять средства массовой информации, получающие финансирование из-за рубежа, «иностранными агентами», был принят в конце 2017 года. Такие СМИ обязали отчитываться перед Минюстом о работе и маркировать свою продукцию.

Изначально в список СМИ, которым присвоили статус «иностранного агента», попали: «Голос Америки», «Радио «Свободная Европа» / «Радио «Свобода» (РСЕ/РС), медиапроекты Русской службы «Радио «Свобода» «Фактограф», «Сибирь.Реалии» и «Север.Реалии», телеканал «Настоящее время», Татаро-башкирская служба «Радио «Свобода» (AzatliqRadiosi), медиапроекты «Idel.Реалии», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии». Ситуацию сильно ухудшил приказ РКН об обязательной маркировке журналистских материалов, вступивший в силу в октябре 2020 года. Он, собственно, и позволил сегодня обложить российское представительство «Радио «Свобода» миллионными штрафами, что, по мнению руководителей медиакорпорации, нарушает не только международные, но и российские законы. Ну и, как известно, «СМИ — иностранным агентом» в России власти с недавних пор решили признавать также физических лиц. В декабре 2020 года Министерство юстиции России признало таковыми пять человек, трое из них — сотрудничающие с «Радио «Свобода» журналисты Людмила Савицкая, Сергей Маркелов и Денис Камалягин. Помимо маркировок они обязаны отчитываться обо всех своих тратах, включая проезд в автобусе и покупку еды, а также о своей «политической деятельности». Все журналисты в настоящее время обжалуют ярлык «иноагента» в судах.

Решение о внесении поправок, ограничивающих работу иностранных СМИ в России, последовало после того, как финансируемый Россией телеканал RT заявил, что выполнит требования американских властей о регистрации своего подразделения в США как «иностранного агента». Представители США неоднократно подчеркивали, что американский «закон об иностранных агентах» значительно отличается от российского и никак не ограничивает свободу информации. Как подчеркивало руководство медиакорпорации «Радио «Свободная Европа» / «Радио «Свобода» Томас Кент, «телеканал RT распространяет свои программы в США через кабельное телевидение, тогда как «Радио «Свобода» таких возможностей в России не имеет».

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#иноагенты #радио свобода #журналистика #минюст

важно

3 часа назад

Российские власти впервые признали, что почти вся избыточная смертность в стране вызвана COVID-19

важно

день назад

В Москве присяжные оправдали сына экс-главы правительства Дагестана по делу об убийстве студентки МГИМО

выпуск

№ 61 от 7 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 61 от 7 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

«Папа трогал меня, как будто разделывал кусок мяса». 18+ Мария Куфина несколько лет публично рассказывает о сексуализированном насилии со стороны отца. Но ее никто не слышит

260227

2.
Исследование

Операция «Э» Мы вам расскажем, что получает с «ЭпиВакКороной» человек, что — кролик, а что — разработчики вакцины. Исследование Ирины Тумаковой

198923

3.
Исследование

Побег из Уханя Что означает для мира ответ на вопрос, имеет ли ковид естественное или искусственное происхождение. Исследование Юлии Латыниной

134640

4.
Колонка

Как ворон ворону... Какие нормы и принципы УПК нарушил Бастрыкин, лично вмешавшись в дело сотрудника Новосибирской ГИБДД, убившего человека

120867

5.
Комментарий

«Буфет обнаглел, как и весь форум» На заоблачные цены в кафе и ресторанах Петербургского международного экономического форума пожаловались даже те, кто заплатил за участие в ПМЭФ почти миллион

108529

6.
Сюжеты

Двойка за «тройки» Выпускник написал итоговое сочинение о репрессиях и цензуре в СССР и не был допущен к ЕГЭ

77753

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera