Сюжеты · Обществопри поддержке соучастников

До и после смерти

Читатели и соучастники «Новой» рассказывают о потерях от коронавируса среди своих близких

Этот материал вышел в № 61 от 7 июня 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 61 от 7 июня 2021

19:00, 6 июня 2021«Новая газета», редакция

787

19:00, 6 июня 2021«Новая газета», редакция

787

Фото: Юрий Козырев / «Новая»

Вместо предисловия

Читатели, соучастники «Новой газеты» откликнулись на просьбу редакции рассказать о потерях от коронавируса среди своих близких. Если хотите — это спецвыпуск некрологов. Смысл: жестоко напомнить — пандемия не закончилась. Люди продолжают уходить. Надо защищать себя и близких.

Мы не ожидали такого потока писем — несколько сот. В двенадцати нашу идею осудили («хватит пугать людей»), еще десять писем от ковид-диссидентов и противников вакцинации. Абсолютное большинство наших соучастников поддержало редакцию.

…У нас и у наших читателей были и сомнения стилистического характера: все же не литераторы и не журналисты прислали свои тексты. Все сомнения отпали, когда мы начали читать нашу почту. Человек хорошо пишет, когда он искренен. Читайте, пожалуйста. И извините, что потревожили вашу память. Но это тот случай, когда, говоря о смерти, мы охраняем жизни.

Редакция

Предисловие к этим некрологам редакция попросила написать выжившего — нашего друга, любимого страной телеведущего Владимира Молчанова

Я почти ничего не помню из того, что произошло со мной 3 января нынешнего года. Помню только, что мне было так плохо, как до этого не было ни разу в жизни. Не больно, только дышать трудно, ничего не чувствуешь — ни запахов, ни вкуса таблеток валидола, которые мне одну за другой давала жена, пока дочь везла нас на машине от сияющей новогодними огнями дачи в подмосковной Старой Рузе в Москву. 100 километров, почти два часа полной тишины в машине. Только изредка вопрос, который мне позже в письмах ежедневно будут задавать сотни людей: «Как ты?» И еще один какой-то очень резкий, секундный всхлип телефона — это пришло сообщение: «Ваш анализ на COVID-19 готов. Результат положительный». Но я и это уже был не в состоянии осознать, я вообще почти ничего не понимал и не чувствовал, не мог поднять руку, ноги не слушались, хотел пить, пытался сделать глоток — не получалось, еще один — вода почему-то текла по щекам.

Мне казалось, что я сплю или где-то уже не здесь…

Виноват в том был только я сам. Пока гром не грянет… Разумные старинные русские поговорки и в XXI веке никто не отменял.

Четыре дня кашля, слабость, ночная температура под 38 с лишним — простыл, бедолага. Наверное, в бассейне. Поэтому — анальгин, пропотеть, арбидол, чай с травками погорячее. Водки бы с перцем, но вот беда: пить бросил уже лет семь тому. Ничего, заменим медом или чем-то, что под рукой есть… Не помогло и, увы, в будущем не поможет никому…

Что было дальше? Помню только какие-то звуки, штрихи, чьи-то голоса, куда-то ведут, пытаясь помочь мне преодолеть десять ступенек до лифта — дом старый, довоенный, ступени большие, — жена, дочь, внук почти несут на себе мои 95 килограммов веса. Потом куда-то кладут, снова куда-то везут, но уже чужие люди — это врачи скорой помощи. Я их не знаю и не понимаю, что со мной делают, встать с носилок я уже не могу, я лечу в каких-то черных облаках и хочу хоть что-то увидеть… Не получается. Потом опять какие-то чужие, напоминающие инопланетян в скафандрах люди. Это скорая привезла меня в больницу.

Гул голосов, не могу разобрать ни одного слова, пытаюсь заставить себя понять, что происходит вокруг меня. Не получается… Меня спрашивают, как зовут жену, дочь, внука. Я путаю имена, хочу что-то ответить, но — тщетно.

Обо всем этом мне расскажут позже. Как и о том, что четыре дня русского «авось пронесет» стоили мне 75 процентов поражения легкого. Но это все — потом, когда потрясающие врачи, не отходившие от меня днями и ночами медицинские сестры 52-й московской больницы спасут мне жизнь. Благодаря этим людям и их заботам я и не оказался среди тех 120 тысяч человек, которых на сегодняшний день Россия потеряла за время этой жуткой, чудовищной пандемии.

За прошедший год от коронавируса умерли 69 моих друзей, приятелей, коллег, людей, часто приходивших ко мне в гости в телевизионные студии и на радио. Шестьдесят девять!!! И это только моих друзей и добрых знакомых. Кто-то из них надеялся, что спасут, кто-то понимал, что жить осталось совсем немного.

Через неделю после того, как я попал в 52-ю больницу и уже стал что-то осознавать, мне сказали, что где-то этажом ниже лежит Боря Грачевский, с которым мы и дружили лет сорок, а иногда и работали вместе. Еще сказали, что ему совсем плохо. Я тут же с ошибками — пальцы рук сводила судорога — напечатал ему по телефону какие-то добрые слова. Боря, тоже с ошибками, ответил очень быстро и еще прислал мне финальный стоп-кадр из своего знаменитого «Ералаша». Он его еще нескольким друзьям послал. Это было последнее, что Боря успел сделать в этой жизни. Через несколько часов он умер…

Моим знакомым, умершим от коронавируса и его последствий, было от 34 до 98 лет. Это были хорошие люди, очень известные и совершенно безвестные. Известные умирали в хороших клиниках. Безвестных, как моего чудесного соседа по деревне, тупо возили на скорых по пяти больницам, выписывая домой через несколько дней: дома долечивайся. Утром дома ему становилось совсем плохо и он снова вызывал скорую. В шестой больнице он отошел в мир иной.

Ковид осуществил мечту идиотов: он создал и будет создавать далее всеобщее равенство. Равенство нищих и миллиардеров, талантов и бездарей, власть имущих и власть презирающих, людей очень известных и людей совершенно безвестных, людей, верующих в Бога, и убежденных атеистов. Все они умирают и будут умирать от ковида приблизительно одинаково: быстро и в муках — или долго, но тоже в муках. Отличаться будет только место на кладбищах, но это уже не будет их волновать…

А что я? Меня спасли, я жив и буду вечно благодарен тем, кто это сделал. Вместо 20 шагов, которые я с жутким трудом преодолевал после трех недель, проведенных в 52-й больнице, и еще двух недель в потрясающем реабилитационном центре на Иваньковском шоссе, я — правда, тоже с некоторым трудом — прохожу в деревне вдоль реки 4–5 километров в день.

Я заново почти научился дышать как нормальный человек. У меня почти прошли судороги, которые сводили ноги и пальцы на руках. Ко мне вернулся мой нормальный голос, который несколько десятилетий слышали мои телезрители и радиослушатели.

Я — пусть с трудом, через не могу — снова из бесчувственного овоща превращаюсь в нормального человека, который хочет жить, любить, работать, общаться с друзьями, ходить в театры и на концерты, заниматься спортом, тем паче что я стал не по своей воле строен: ковид унес с собой 12 кило моего веса. Мне — повезло! Но, но… Страх, переходящий в ужас, от перенесенного и увиденного за эти месяцы уже не покинет меня никогда.

Увы, я знаю это и чувствую абсолютно точно. Особенно когда я слышу и вижу речи некоторых безумных, упивающихся своей властью, безнаказанностью, неприкосновенностью и очень большими деньгами представителей власти и того, что некогда считалось СМИ — средствами массовой информации. Речи, в которых они лгут людям, что и в области борьбы с ковидом мы впереди планеты всей, что у нас, как обычно, почти все в порядке и что если бы не враги, которые везде и всюду, то все бы «стабилизировалось»… Когда я вижу, как наивно, как бездумно поверивший лжецам народ — простой, обычный народ, — срывая маски, отказываясь от прививок, презрев все необходимые для цивилизованных людей антиковидные запреты, в обнимку, обливаясь потом, дыша друг на друга, кашляя и чихая, заполняет собой бары, кафе, ночные клубы…

Сколько еще тысяч и тысяч людей умрет от всего этого ужаса в больницах в ближайшее время, в ближайшие дни, завтра или послезавтра, чтобы мы поняли:

ВРАГ ПОД НАЗВАНИЕМ COVID-19 НЕ БУДЕТ РАЗБИТ И ПОБЕДЫ, ЕСЛИ МЫ НЕ ИЗМЕНИМ СЕБЯ И СВОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ЗА НАМИ НЕ БУДЕТ!

Искренне ваш, выживший журналист Владимир Молчанов

«Коллеги и ученики его не забудут»

Пишу не о близком, не о друге, а скорее о добром знакомом, но то, что он умер в прошлом году от ковида, для меня большая постоянная печаль. Александр Яковлевич Фих. Мы видели его только в отпускное деревенское время, заходя в дом, где нас радушно встречали Александр Яковлевич и его жена красавица Тамара. С ними было так хорошо, так интересно! Александр Яковлевич всегда ясно видел и ценил в людях хорошие качества, интересовался всем вокруг, помогал самым толковым. Уважение к нему было особенным.

Александр Яковлевич 54 года работал учителем физики в знаменитой петербургской физико-математической школе 329.

Он дружил со своими учениками и со многими потом поддерживал хорошие отношения долгие годы. Коллеги и ученики Александра Яковлевича его не забудут.

Марина Мясоедова

«Я потеряла Рыжую»

Я потеряла Лену, Лену Рыжую, как я называла ее в детстве. Это прозвище Лене Наглер придумала моя бабушка, Лена и вправду была прекрасно рыжей. Друг нашей семьи, очень близкий друг мамы, она стала другом и мне, когда я выросла.

Теперь образовалась огромная тоскливая дыра размером примерно с ее огромную душу — странно звучит, но это именно так. Лена была другом, семьей, частью нас, она была красивая и нежная, она мужественно справлялась со своими недугами и всегда была готова помочь.

На ковид ее сил не хватило.

Дарья Рыжкова

«Большая душа Большого театра»

Ведерников.

Конечно, за глаза его звали Сан Саныч.

В Большой он пришел в 2001 году, а я на год позже. Собственно, он меня и взял, то есть конкурсное прослушивание я играла комиссии с ним во главе.

Придя на пост главного дирижера, Сан Саныч решил омолодить оркестр и сразу принял несколько спорных кадровых решений. Даже теперь, когда его уже нет, ему те решения припоминают.

Слово, которое приходит на ум, когда я думаю о Ведерникове, — человечность. Несмотря на непопулярные меры, принятые им тогда, в 2001–2003 годах.

В Сан Саныче удивительным образом отсутствовала чиновничья хватка, которая всегда либо изначально есть, либо отрастает, как чешуя, у дирижера, назначенного художественным руководителем чего-либо, тем более главного театра страны.

Он умел разговаривать просто и совершенно, как мне кажется, не имел потребности напускать на себя важность. Если существует антоним к понятию «снобизм», то это был он — Сан Саныч. Возможно, эта человечность и привела к тому, что однажды в 2009 году Ведерников обнаружил, что должен либо смириться с несвойственным ему творческим подходом, либо оставить пост. Мы не были близко знакомы и никогда не обсуждали эту ситуацию, возможно, поэтому мне кажется, что он ушел из театра легко, не утруждая себя претензиями или обидами на чей-то счет.

Разговаривали мы всего раза четыре, из них три обсуждали здоровье его собаки. Сан Саныч, как оказалось, был трогательным и ответственным собаковладельцем, лечил пса у лучших врачей, не жалел времени и денег на операции…

Для меня Ведерников всегда был символом погруженности в свое дело. Он держал в голове множество партитур, знал огромное количество музыки. Владел несколькими языками: с немецкими певцами на репетиции всегда общался по-немецки, с итальянскими — по-итальянски, когда я услышала его французскую речь, уже совершенно не удивилась.

Его смерть меня потрясла и, пожалуй, впервые в жизни поставила перед фактом: ты можешь знать пять языков и сложнейшие партитуры, но однажды биологический процесс превратит все это в небытие. Мне до сих пор сложно осознавать, что всего этого, что составляло личность Ведерникова, больше физически не существует. Нет его потрясающего чувства юмора, нет могучего интеллекта, нет планов громадья, нет этой погруженности в музыку. Верующим людям легче представить, что все это есть, но где-то в других мирах, ну а я пока не смирилась. Обиднее всего осознавать, что Сан Саныч не дотянул до доступной вакцинации всего три-четыре месяца…

Виктория Мочалова

Фото: РИА Новости

«Я против вашей затеи»

Уважаемый Дмитрий Андреевич, отвечаю на ваше письмо про шоковый проект с некрологами.

Мое мнение: идея категорически дурацкая.

Те, кто смотрят ТВ о пришельцах-политиках, не читают «Новую».

Читатели «Новой» способны сами принять решение относительно своего поведения в общественных местах и вакцинации.

Недоверие к вакцинации есть далеко не только в невежественных и темных слоях населения, но и среди медицинских работников и сотрудников фармкомпаний.

Связано это в первую очередь с административным давлением, с которым вакцина продвигается прежде качественных клинических исследований.

Спекуляция на смерти друзей, знакомых и известных людей для дополнительного продвижения вакцины в данном случае кажется не самым удачным этическим решением.

С уважением, Александр Михайлов

«Ваш проект — правильная идея»

Уважаемый Дмитрий Муратов и редакция «Новой»! Весь мой жизненный опыт, а мне уже 68, говорит о том, что люди предпочитают жить в мире своих собственных фантазий и предубеждений. Если человеку что-то втемяшится в голову, то «колом не вышибешь», как написано в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Но дети и молодежь до 35 лет восприимчивы к принятию нового, способны критически относиться к навязанным стереотипам. Ваш проект по ковиду-19 — это хорошая идея. Но подумайте, как дополнить эту идею еще одним проектом, рассчитанным на просвещение молодежи. У меня конкретного плана нет. Быть может, это будет какая-то рубрика в газете, специально рассчитанная на молодежную аудиторию, или какой-то молодежный веб-форум. Но смысл такого мероприятия — развенчивать мракобесие и передавать жизненный и исторический опыт (вспоминаю Леонида Млечина, Юрия Пивоварова…) тем молодым людям, которые еще не столкнулись в полной мере с подлостью жизни. Прививка нужна не только от инфекционных болезней, но и от болезней социальных. Ведь погружение умонастроений наших граждан в средневековье — это не только неверие в антиковидные вакцины, но и взгляд на современный мир через призму «барин — холоп», «вассал — сюзерен». А иначе будут снова и снова возникать новые дела типа «дела «Сети» (организация признана террористической и запрещена в РФ) или «дела канских террористов». Страна получит хроническое отставание вместо развития, застой и деградацию в интеллектуальном и моральном плане.

Здоровья и творческих удач вам!

Александр Аврамчик

«Я хотела бы сделать свободный выбор»

К тотальному некрологу (напишу ниже) хотелось бы добавить МНЕНИЯ о том, почему не вакцинируются. Только ли несознательность наших граждан тут виновна.

  1. Я, например, хотела бы, но не могу сделать СВОБОДНЫЙ ВЫБОР даже среди российских вакцин. В Москве «КовиВак» (Центр им. Чумакова) не находится в СВОБОДНОМ доступе, о чем достаточно бесстыдно мне сообщили в Мосгорздраве. И обнадежили, что как гражданка России я могу привиться в любой точке необъятной Родины. В Мособлздраве не скрывают, что эта вакцина не для всех. И только из Рязанского облздрава получила внятный ответ с перечислением медучреждений и телефонами, по которым могу записаться.
  2. Одна до сих пор внятная дама из Рязанской области горячо верит и через интернет убеждает других, что все вакцины — пустышки. Понятно, что ее ценные сведения почерпнуты в сетях. Но никто эту крамолу не отслеживает.
  3. 3 июня 40 дней, как умер от ковида мой деверь — Климент Владимирович Яблоков, старший брат известного эколога Алексея Владимировича Яблокова. Чтобы чувствовать себя увереннее на параде 9 мая, куда его пригласили как ветерана войны, он решил капельку «подремонтироваться». Полежал недельку в больнице, вернулся домой, а через пару дней на скорой помощи попал в реанимацию, где и скончался. Оказалось, заразился ковидом в больнице, успел заразить жену. Да, он прожил более 94 лет, но, уверяю вас, был здоровым человеком. Например, ездил за 200 км в свой «домик в деревне» сначала на метро, потом на электричке, потом километр пешком — и все с рюкзаком за плечами. На пенсию вышел (вышли) в 90 лет. В военкомате сказали, что никакое их участие не предусмотрено, кроме выстрела во время погребения урны. Вдова получила поздравительные открытки Климу к 9 Мая.
  4. В декабре в Петербурге в возрасте 40 лет умер от ковида Рашид Алимов. Умный, красивый, очень совестливый человек. Соратник А.Яблокова по антиядерным вопросам, сотрудник Гринписа. Незадолго до болезни приезжал ко мне и забрал в нескольких больших коробках досье А.Яблокова для подготовки доклада к 35-летию Чернобыля. Раньше к юбилейным датам такие доклады делал Яблоков, а Рашид ему помогал. Пять лет назад принял участие в презентации книги А.Яблокова «Чернобыль…».
  5. В январе умер Женя Усов, пресс-секретарь Гринписа. Ему было 57 лет. Женя все эти ковидные месяцы во всех доступных ему рассылках публиковал просветительские материалы по ковиду. И сам соблюдал все предосторожности. Его жена, Оля Вещева, считает, что это она где-то подхватила заразу — у нее симптомов не было — и Женя от нее заразился. Все, кто знал хоть немного Женю, до сих пор не могут опомниться. О его жизнелюбии, неизбывной доброте, о всегдашнем желании подставить плечо можно долго рассказывать. И рассказывают до сих пор в фейсбуке. Он был не только журналистом, но и изумительным фотохудожником, поэтом, новеллистом. Очень надеюсь, что нам удастся провести в память о нем специальный «ЯблоковДень» в нашем частном клубе в д. Петрушово на Рязанщине. Кстати, жители нашей деревни запомнили его, когда он два года назад примчался на своей машине из Финляндии, чтобы встать на защиту «ЯблоковСада» от криминала Рязанского сельхознадзора (yablokov@site).
  6. В «ЯблоковСаду», защищать который приезжал Женя, появятся, как только я смогу туда выехать, яблоньки памяти эти троим жертвам. Там уже есть аллея памяти, создавать которую нам пытались запретить прошлой осенью, именно ссылаясь на ковидный карантин, как сейчас запрещают митинги.
  7. Конечно, эта эпидемия не просто констатация распространения страшной болезни. Это какой-то спрут-фактор, удушающий, уничтожающий нормальность. И усугубляющий ненормальность.
  8. Могу сказать только большое спасибо моей любимой «Новой газете» за эту больную тему, которую вы поднимаете ради нашего здоровья. И простите за многословие. Наболело.

Дильбар Кладо

Климент Владимирович Яблоков

Рашид Алимов

Евгений Усов

«Я/мы потеряли Светку»

И этого не пережить. И не объяснить, какая она. Не «была», «есть» — к ней вообще неприменимо прошедшее время. Концентрация тепла, оптимизма, неподдельной доброты, юмора, 100-процентная готовность помочь. Что бы ни случилось. Всегда.

Частота общения не играла никакой роли — с ней можно было встретиться после долгого перерыва и болтать обо всем часами, до закрытия кафе и недвусмысленных намеков официантов. Можно было перекидываться новостями и планами (задумка нового тату — какие наши годы, всего-то 40 с хвостиком!), обсуждать сериалы, жонглировать бесконечными «а помнишь…».

Не бывает дня, чтобы мне не хотелось чем-то с тобой поделиться. Тем, что ты обязательно оценишь. Но мне уже никто не ответит.

Я/мы потеряли Светку. 4 июня — 40 дней.

Юлия Тарасенко

«Она излучала тепло и свет»

В сентябре от ковида умерла моя любимая коллега, наставник, друг Эсфирь Львовна Увбарх. Многие годы работала завучем и учителем физики в московской школе № 235. Оптимист и удивительно добрый человек, излучала тепло и свет, рядом с ней хотелось стать лучше. Очень горько от этой потери.

С уважением, Волкова А.А.

«Александр Михайлович, Ваш уход — это какая-то глупость»

Здравствуйте, хочу поделиться с Вами и читателями «Новой» историей своей очень личной потери.

26 октября 2020 года от осложнений, вызванных коронавирусом, скончался мой дорогой школьный учитель по химии, Александр Михайлович Никитюк, ему было всего 49 лет. Далее я приведу текст некролога, написанного мной сразу после извещения меня о смерти (этот некролог лежал до сегодняшнего дня в моих заметках). Я осознаю нагрузку, лежащую на Вас, но прошу, пожалуйста, прочитайте этот небольшой текст полностью и оставьте на Ваше личное усмотрение, что считаете должным, потому что для меня в этом тексте важна каждая строчка. Это был великий человек. Далее привожу текст.

«Александр Михайлович, не могу поверить, что Вы ушли от нас. Это какая-то глупость вообще. Очень страшная глупость, и я не могу принять, что больше никогда не увижу Вас и мы не поговорим о том о сем.

Вы были таким хорошим мужиком: безотказным, справедливым, открытым, честным, настоящим добряком. И Учителем, которого любили абсолютно все школьники. У Вас был талант помочь ребенку полюбить химию, открыть ее для ученика, объяснить ее максимально простым языком. Вы были крутым химиком, забивавшим на ТБ и делавшим опыты без халата (особенно разложение дихромата).

А еще Вы были бессребреником, который жил для ученика. Когда мне нужно было готовиться к олимпиадам по химии и биологии в 11-м классе, Вы были одним из немногих в школе, кто помог мне и организовал практику. Когда я решал «Ломоносова» по химии, мы открывали с Вами задачи вечером в школе и расходились по домам (на решение давали 24 часа). Я никогда не забуду, как на следующее утро Вы сказали мне: «Ну вот 10-я решалась уже в 5 часов утра, поэтому только наполовину».

Типа, Вы не спали всю ночь, только чтобы решить мои задачи и разобрать их со мной утром, чтобы что? Вам за это не светило ни премий, ни поощрений, Вы делали это просто ради моих знаний! Вам просто хотелось, чтобы я знал. И благодаря этому мне самому было интересно знать и учить предмет, а еще учиться у Вас самому отношению к делу, такая схема.

Наизусть помню Ваши фразочки: «Кто хотел поговорить, он давно за дверкой стоит!», «Не надо всем свои мечты озвучивать!». Вы были лучшим химиком в области, но в Вас не было и капли понта, высокомерия или гордыни: к отличнику, и к двоечнику, и к троечнику Вы относились абсолютно одинаково и непредвзято. Я не могу вспомнить ни одного Вашего косяка или несправедливого суждения, прозвучавшего от Вас.

Вы — один из тех людей, кто фундаментально изменил меня и мою жизнь, мое отношение к ней. Без Вас и Вашей помощи, уверен, я бы и не был там, где нахожусь сейчас, и вообще был бы совершенно другим человеком.

Я горд, что могу называть Вас своим Учителем, горд, что мне выпал счастливый билет учиться у Вас, общаться с Вами, делиться идеями. Рад, что сбылась Ваша давняя мечта и с нашим выпуском в Вашей копилке появились 100-балльники!

На форзаце книжки Гринвуда, которую мы классом подарили Вам на выпускной, мы написали: «Учитель продолжается в своем ученике». И это правда…

Спасибо Вам за все, мне будет очень сильно Вас не хватать! Я Вас очень сильно люблю и ценю (как и все Ваши ученики). Вот и подступают опять слезы. И опять не верю, что это правда.

Покойтесь с миром, Александр Михайлович, Вы лучший».

Никита Багаев

«Ее ученики — украшение оперных театров»

2 ноября 2020 года на больничной койке под аппаратом ИВЛ умерла любимая коллега Светлана Григорьевна Нестеренко. Замечательный человек, музыкант, вокальный педагог. Специалист, каких в России считаные единицы. Умела выращивать оперные голоса по самым современным мировым методикам. Ее ученики — украшение всех оперных театров мира! Заболела, заразившись от своих студентов в Молодежной оперной студии при Большом театре. В те дни многие в театре болели. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

Ольга Петровна

«Вместе пришли в школу карате»

Проводили в последний путь старого товарища Сашу Лухнева. Он сгорел от ковида за 3 дня. Познакомились мы в середине сентября 1971 года, когда меня зачислили в 3-ю группу на 1-й курс факультета строительства и городского хозяйства Московского инженерно-экономического института им. С.Орджоникидзе переводом с вечернего отделения. Я пришел по расписанию и стал искать свою группу. Слегка робея среди деловой толпы студентов, я натолкнулся на высокого серьезного парня, на вид лет 20, с крутой щетиной (предмет зависти всех сокурсников с тремя волосинками на подбородке), на мой взгляд, курс 3-й, не меньше. Я вежливо спросил: «Простите, вы не знаете, где 3-я группа 1-го курса стройфака занимается?» Он удивился и говорит: «Так я из 3-й группы». Так мы и познакомились. Сашка отвел меня в группу, и началась наша студенческая жизнь.

Строили новое здание института на Ждановской (сейчас Выхино), работали вожатыми служебных собак в милицейском питомнике на винном заводе. Ездили на шабашки, особенно запомнился Нефтеюганск в 1977-м. Нам с Сашкой был поручен самый ответственный и денежный объект — дорога в тайге. Прошли экспресс-курс и торжественно сдали экзамен на звание стропальщика 3-го разряда. В течение 3 недель без выходных мы с автокраном укладывали бетонные плиты 6 х 2 м, варили стыки и заливали битумом. Проложили 5 км дороги. Начали в жару +20, потом проливные промозглые дожди, а заканчивали при –20.

Заработали по 500 рублей, в последний день сходили в баню, поймали вшей и счастливые вернулись в Москву. Тут встречаем приятеля по прозвищу Паша-каратист, и он радостно сообщает, что записал нас в настоящую школу карате. А мы бредили карате уже года два, ломали доски и спарринговали, размахивая ногами почем зря. Вместе пришли в карате в школу Володи Томилова, прозанимались месяца три в младшей группе, когда пришел сенсей и сделал отбор — техника + кумите «на победу».

Я волею случая там занял 1-е место, и Володя Томилов меня взял в старшую группу, где были все наши звезды: Кама, Мишка Антипов, Зайцев и Суворов. Я умолял Томилова взять Сашку, и он его взял. Мы прозанимались полгода, я тренировался как оглашенный, а Сашка сачковал. В один прекрасный день мы били по мячам: я держал мяч, а Сашка бил спустя рукава. Подошел Томилов и выгнал нас обоих. Сашка бросил тут же, а я озверел и стал ходить в 3 группы 6 дней в неделю. Через 3 месяца на тренировку в 12-й школе на Арбате к Юре Бучкину пришел Володя Томилов и стал смотреть технику в рядах. Потом подошел и спросил, откуда я и где он мог меня видеть. Я говорю: «Вы меня из старшей группы выгнали». Он мне: «А ну быстро в старшую группу обратно!» Ну и дальше все понеслось… Первая Москва, ЦСКА и т. д., так что всей своей спортивной карьерой я обязан Сашке… Потом получилось так, что Сашка женился на моей сестре и стал моим родственником. Сегодня мы его проводили… Прощай, дорогой друг…

С уважением, Сергей Соколовский

«Есть предложение, может помочь»

У меня нет погибших близких родственников. Но есть еще одно предложение, которое тоже может помочь, — запустить флешмоб #япривился.

Люди не верят и боятся прививки — поэтому не прививаются.

Но это должно быть как-то красиво и прям значимо. Конечно, нужно начать с медийных личностей.

И не просто в сториз в инсте. А в закрепе, в посте.

Пусть это будет какой-то красивый значок «я привился».

Еще круче, если можно будет поставить такой статус во «ВКонтакте», «Инстаграме», «Телеграме» и прочих соцсетях.

Денис Герасименко

«Дедушка умер, бабушка выкарабкалась»

Моим бабушке и дедушке осенью прошлого года было 86 лет. В сентябре бабушке поставили диагноз «ковид», она лечилась дома — выздоровела, дедушка проживал с ней, врач сказал, что он все перенес бессимптомно.

В ноябре им дали бесплатные путевки в санаторий Дорохово, учитывая, что они уже перенесли ковид, мы их отпустили. По рассказам бабушки, в санатории не соблюдались меры предосторожности: в масках никто не ходил, дистанцию не соблюдал, питание — за совместными столиками, температуру ежедневно никто не мерил (в августе мы были в Турции, и там все меры строго соблюдались).

На третий-четвертый день после заселения бабушка начала кашлять, но от нас это скрыла. Ее знобило, кидало в жар, но она думала, что простыла на циркулярном душе. Кашляли и другие гости санатория, никто не обращал на это внимание. А ведь практически все гости этого санатория пенсионеры Москвы и дети-инвалиды. В итоге бабушка сама уехала на электричке в Москву. Пара, проживавшая напротив них, тоже с кашлем уехала одновременно с ними на такси.

В Москве я сразу вызвала им с дедушкой скорую — ковид, сатурация 90. Положили обоих в больницу. Дедушка был в более хорошем состоянии, но именно он и умер 5 декабря. А бабушка выкарабкалась.

Перепёлкина Елена

«Из реанимации они не возвращаются»

Дважды работал с ковидом, жутко вспоминать, как переводишь пациентов в отделение реанимации, а потом они уже не возвращаются.

Денис Лебедев

«В списках умерших от ковида брат не значился»

Осенью в Волгограде умер от двусторонней пневмонии младший брат. Это было 20 октября 2020 года. Брат с детства отличался слабым здоровьем. Малоподвижный образ жизни привел к лишнему весу. В совокупности это привело к быстрому развитию пневмонии со всей обычно сопутствующей ковиду симптоматикой. Сам вирус у брата не диагностировали, как и у многих болевших пневмонией в городе во вторую волну, но хоронили в закрытом гробу. В списках официального отчета по умершим от ковида в Волгограде брат так и не значился.

С уважением, Олег Коляснико

«Мое персональное кладбище стало длиннее на 27 могил»

Очень тихо и незаметно в Петербурге попрощались в нынешнем году с Алексеем Захарцевым. Радиожурналистом. Высокий, нескладный, в очках в роговой оправе, он походил на Знайку из мультфильма, но это было обманчивое впечатление.

Он был репортером, во-первых, аналитиком, во-вторых. Можно поменять местами. Когда мы с ним встречались в Законодательном собрании Петербурга, еще в те времена, в которые там были возможны пресс-конференции любых депутатов, а не исключительно его председателя полковника Макарова, Леша, чуть наклонив голову вниз, внимательно смотрел тебе в глаза и говорил: «Понимаешь, вот тут у них в законопроекте нестыковки, посмотри…» И, как шахматист уровня гроссмейстера, раскладывал текст законопроекта, выявляя несуразности. А потом в эфире радио «Петербург» он выдавал материал, в котором все было практически идеально: и уровень работы с входящей информацией, и многочисленные точки зрения, и логический вывод аналитика. Ему было 53 года. Всего. На восемь лет младше меня. Когда из жизни ушли такие корифеи петербургской журналистики, как спортивный комментатор и режиссер прямых трансляций Эрнест Наумович Серебренников, которого, несмотря на возраст, мы звали просто Эрик, ему было за 80; или умнейший ироничный Игорь Александрович Сидоров, некогда возглавлявший наш региональный Союз журналистов — ему было 68, — ну да, ну возраст, ну сопутствующие заболевания…

Таким образом мозг пытался примириться и оправдать неизбежность. Но каждая потеря очень горькая. Любая, вне зависимости от возраста. Меня чаша сия миновала, как и супругу, которая неделя через неделю занимается выпуском программы «Вести Санкт-Петербург». Скорее всего, потому что еще три-четыре года назад мы прошли курс иммунотерапии в частной клинике в Петербурге. Мое персональное кладбище с 1979 года велико и простирается за горизонт. С марта 2020-го по март 2021-го оно стало длиннее на двадцать семь захоронений моих друзей и коллег. И только одно из них в результате убийства из огнестрела. Остальные — ковид и сопутствующие. Да, есть выжившие, которые переболели. Но их в моей ковидной статистике меньше, чем тех, кто ушел.

Игорь Апухтин

Алексей Захарцев

Эрнест Наумович Серебренников

Игорь Александрович Сидоров

«Это была первая жертва»

Ровно год назад ковид унес жизнь моего старого доброго друга, замечательного человека, физика, альпиниста — Геннадия Арутюнянца.

Это была первая жертва в кругу моих друзей и знакомых, но, увы, далеко не последняя…

И вот спустя несколько месяцев, практически в его день рождения, в семье родился внук!

И хотя он его не увидел, мне кажется, что появление этой новой жизни было очень знаменательно…

Поэтому я поддерживаю вашу идею выпустить такой номер.

Здоровья и удачи вам!

С уважением, Евгения Михайловна

«За проталкивание вакцинации»

И вам, сукам, платят за проталкивание вакцинации! Отказываюсь от ежемесячной поддержки вашей газетенки!

Владимир

«Я врач. Каких коллег я потеряла!»

Я врач-пульмонолог городской больницы и преподаватель в медицинском вузе. Так получилось, что в декабре 2019 года я ушла в декретный отпуск и уже не застала в 2020 году перепрофилирования нашего терапевтического корпуса городской больницы в инфекционный госпиталь. И тогда, в декабре, я даже не могла себе представить, что некоторых своих коллег я вижу в последний раз…

Владимир Андреевич, профессор кафедры, заслуженный врач-пульмонолог. Мы сидели с ним в одном кабинете, обсуждали подготовку к занятиям, современные рекомендации, пациентов, которых он консультировал в одном из самых сложных отделений ревматологических заболеваний. Ему всегда звонили на городской звонкий телефон с просьбой подойти на консультацию в спорных случаях, и часто он брал меня с собой. Я смотрела на его осмотры, беседы с пациентами, работу с историями болезни с восхищением. Всегда спокойный, уверенный, рассудительный, он точно знал, как успокоить взволнованного пациента или огорченного коллегу. Он прошел путь от деревенского мальчишки до заслуженного врача и профессора кафедры. Через месяц после своего 76-летия он умер в больнице, которой отдал многие профессиональные годы своей жизни, от тромботических осложнений коронавирусной инфекции. С началом пандемии кафедру перевели на удаленку, но в октябре 2020 года у жены Владимира Андреевича случился инфаркт, он ухаживал за ней около месяца и в больнице, где были развернуты инфекционные корпуса, заразился коронавирусной инфекцией. Ушел он тихо… До последнего своего осознанного дня просил окружающих не тревожиться за его здоровье… Перед декретом я представляла себе, что через полтора-два года вернусь на кафедру и мы снова пойдем с профессором в отделение ревматологии на очередную консультацию. Но, к сожалению, этого больше не будет…

Вторая коллега — врач-пульмонолог Наталья Борисовна… Всегда задерживалась на работе до 9 вечера, работала вдумчиво, ответственно. У нее на все было свое мнение, любила выслушать и дать дельный совет, отлично выглядела в свои 65 лет. Яркая, мудрая, сопереживающая. Когда началась пандемия, перевелась из инфекционного госпиталя в хирургию дежурным терапевтом, боялась заболеть коронавирусной инфекцией из-за хронических проблем со здоровьем и принести ее домой своим близким. Но перевод не оградил ее от болезни. В больнице, где она проработала всю свою жизнь, она лежала в отделении реанимации со своей 90-летней мамой на соседних кроватях, обе с двухсторонним поражением легких. Ее мама умерла первой. Она следом за ней через неделю. Последнее сообщение от Натальи Борисовны было со словами: «Сегодня умерла моя мама». Возможно, из-за чувства вины и беспомощности Наталья Борисовна перестала бороться за свою жизнь… В ее родной больнице ей не смогли помочь.

Совершенно ужасная история и про другую коллегу-пульмонолога. Отличного профессионального врача. На ее глазах в реанимации больницы, в которой она проработала много лет, от коронавирусной инфекции умирала ее любимая мама (врач-окулист). Каждый день доктор проводила по несколько часов у кровати матери, контролировала терапию. Но коллеге, спасавшей много лет чужих людей, спасти жизнь своей матери, увы, не удалось. Болезнь не выбирает бедных или богатых, врагов или близких людей… Через несколько месяцев докторам отделения вручали звания заслуженных врачей. Думаю, было нелегко, получая это звание, осознавать, что в борьбе за жизнь самого родного человека ты одержал поражение…

Эти истории не единичны. Было время, когда на сайте университета каждую неделю публиковали новый некролог. Конечно, быть вечно взаперти никто из нас не может. Но воспользоваться достижениями современной медицины, вакцинацией просто — ради спасения близких людей.

Александра Косинова

«Не смогла убедить ее сделать прививку»

27 мая умерла Паршина Наталья Николаевна, с которой мы дружили почти 30 лет. Я не знаю среди своих подруг более жизнерадостного и жизнелюбивого человека. И вот ее нет. Невозможно поверить в это. Она всегда фонтанировала всяческими идеями, и у нее все получалось. Она с нуля открыла свой бизнес, построила два загородных дома и начала строить третий. У нее был фантастический вкус. Она прекрасно, почти профессионально фотографировала. Даже выставки своих фотографий проводила. Очень любила путешествовать. Всем всегда помогала. Я удивлялась, откуда столько энергии и оптимизма. Остались две дочери и пятеро внуков. Но вот не смогла я убедить ее сделать прививку, сколько ни пыталась.

Горбачева Галина

«И где этот «КовиВак»?

Добрый вечер! Дело не только в нашем мракобесии. В моей семье все за вакцинацию. Мы сделали предварительные анализы, по результатам которых «Спутник» нежелателен, а «КовиВак» более безопасен. И таких, как мы, немало. Но где этот «КовиВак»? Спасибо за предупреждение, мы просто не будем открывать этот номер «Новой». И без демонстративной наглядности появилась уже какая-то безысходность нашего положения.

Ирина Замятнина

«Выдающийся молодой ученый ушел…»

Друзья, вы задумали очень правильное дело.

Хочу участвовать рассказом об ушедшем по COVID замечательном молодом ученом, однокласснике и ближайшем друге моего сына, друге нашей семьи.

Это Костик Иванов, Константин Львович (10 января 1977 г. — 5 марта 2021 г.). В больнице Костик провел две недели. Незадолго до ухода сказал жене, что идет на поправку.

Доктор физико-математических наук, профессор РАН, директор Международного томографического центра Сибирского отделения Российской академии наук.

Института, в который шли люди за МРТ-диагностикой.

Мы были близки с Костиком с его школьных лет. Он был невероятно талантлив, трудолюбив и честен. Верен дружбе, внимателен и добр.

Всегда брался за решение очень трудных задач и умел объяснять свои решения.

Костик был полон научных и научно-организационных планов. Обладал значительной международной известностью и авторитетом.

Остались на этом свете мама Алла Павловна, вдова Лена (филолог, китаист) и доченька Ксюша.

Вот что сказали на прощании его коллеги: «Замечательный человек, молодой талантливый ученый, лауреат премии Лаукина в области ЯМР и МРТ, он вел активнейшие исследования в области спиновой химии, развития методов ядерной гиперполяризации. Он был в центре проектов по формированию международных программ по методам повышения чувствительности ЯМР и крупных научных проектов по приоритетным направлениям научно-технологического развития России. Он принадлежал кругу признанных специалистов как в России, так и за рубежом.

Общительный и добрый человек, всегда готовый помочь своим ученикам и коллегам, Константин Львович навсегда останется в памяти всех, кто его знал и кому посчастливилось работать вместе с ним».

Леонид Чубаров

«Гроб отдали уже заколоченный»

В ноябре прошлого года у меня заболела сестра и племянники, сестра перенесла коронавирус на ногах, ходила на работу, хотя и плохо себя чувствовала, так как опасалась ее потерять (неизвестно сколько людей заразив при этом). Племянники отсиделись дома, на карантине. От нее же заболела мама и в течение недели умерла, хотя диагноз «коронавирус» не озвучивался и не фиксировался, чтобы не портить статистику. Гроб отдали уже заколоченный и запретили вскрывать…

Таких историй масса, многие, кто мог перенести болезнь, ходили на работу, скрывая от окружающих диагноз, и только сейчас начинают об этом говорить… И вроде бы и люди нормальные, даже, можно сказать, хорошие, но когда дело касается лично кого-то, то тут сразу проявляется двойная мораль. Все это печально и ужасно, но изменить это невозможно, не изменив саму природу человека!

Николай Клецов

P. S. Сам я не заболел, хотя по роду своей деятельности всегда находился в гуще людей, но 1 апреля привился «Спутником», Береженого Бог бережет!

«Его детективами зачитывалась вся страна»

Все знали российско-американского писателя Льва Гурского. Его детективами зачитывалась вся страна, сериал «Досье детектива Дубровского» смотрели миллионы. А я знала Ромку Арбитмана — чудесного, светлого, немножко смешного, знающего все и обо всем, читавшего то, что, как мне казалось, порой еще и не написали. Лев Гурский и Рома — один человек. Ковид поймал его молодым, кипучим, полным всевозможных планов — творческих и человеческих. Роме не было 60. До сих пор мне сложно говорить о нем в прошедшем времени.

Евгения

«Единственное спасение — вакцинации»

Здравствуйте, уважаемая редакция! Вы совершенно правы.

Дней десять назад я уже повторно послал друзьям и коллегам письмо с призывом прививаться, вот это:

«Учитывая, что COVID-19 не жалеет никого, убедительно прошу вас сделать прививку любой доступной вакциной от коронавируса. Я привился «Спутником V», конечно, вылезли мелкие недомогания, но это лучше, чем сыграть в ящик или стать полуинвалидом или инвалидом.

Кроме того, как говорят врачи, в красной зоне медики переболели уже по второму разу (и их семьи) и кое-кто уже умер. Поэтому не стоит рассчитывать, что если вы переболели, то дальше все будет хорошо.

У многих переболевших есть проблемы психологического и неврологического характера. Упадок сил, депрессия и т. п. Вообще лучше с течением времени привиться всеми имеющимися вакцинами, поскольку у них разные механизмы действия. Эта эпидемия никуда не уйдет и никогда не кончится, единственное спасение — вакцинации, причем тоже периодические, в зависимости от стойкости иммунитета».

У меня и моих друзей, коллег действительно большая потеря от COVID-19. В Екатеринбурге в больнице 4 мая 2021 года умерла Анна Яковлевна Пастухова (1952 г. р.) — бессменный руководитель Екатеринбургского Мемориала. Хоть мы и редко виделись на каких-то правозащитных семинарах, конференциях, съездах, но она всегда была дорога мне своими человеческими качествами, преданностью делу Мемориала, неутомимостью в нашей правопросветительской и правозащитной работе.

Весьма важная деталь о заражении: 7 апреля ее доставили в полицию с акции «Последний адрес», а 19 апреля она уже попала в больницу с ковидом, где 4 мая скончалась.

С уважением, Сергей Вальков

«Эта смерть заслонила все колонки цифр»

26 мая 2020 года в больнице умерла Яна Федотова, наша любимая подруга. Она работала в мэрии Москвы в отделе, отвечающем на письма горожан. Мы очень любили ее за доброту и мягкость. Она почувствовала себя плохо на даче, вернулась в Москву, попала в больницу, потом в реанимацию. И там, не приходя в сознание, умерла. Это была первая смерть близкого человека, и она заслонила все колонки цифр, сообщающих о смертях по всему миру.

Марина Маркова

«Не верят никому и ничему»

Дима (Муратов. — Ред.), не прививаются, потому что не верят. Никому и ничему. Власти не верят.

Александр Покровский

«Вернуть адекватность обществу»

Здравствуйте!

Я однозначно поддерживаю инициативу вернуть обществу адекватность восприятия проблемы (проблемы реальной).

Я готов поддержать эту инициативу, но с условием, что это будет адекватное и уравновешенное информирование и оно не скатится в поток чернухи и запугивания людей (которых и без того достало зомбирование масочным режимом, который, как верно замечено автором рассылки, практически не соблюдается, потому что польза масок сомнительна для еще не заразившихся и уже переболевших).

Я предложил бы со своей стороны: давайте подумаем коллективно над тем, как противостоять потоку чернухи и дезинформации (к примеру, слухам и домыслам о «чипировании» и прочей конспирологии). Вместе с тем собирать факты — не только о смертях, но и о людях, которые выздоровели, благодаря кому или чему выздоровели, и т. д. Чтобы было честное и объективное информирование людей…

С уважением, Сергей Жарков

«Но было уже поздно…»

Моя двоюродная сестра, Рыжова Елена Георгиевна, скончалась 16 декабря 2020 года в городской больнице г. Дубны. Возраст 58 лет. Попала в больницу с хроникой по легким. В палате подхватила ковид от другого пациента. Лечащий врач не поставила ковид и не лечила ее по протоколам Минздрава. В реанимации ковид подтвердили, но было уже поздно.

Она была очень позитивным и хорошим человеком. Добрая ей память! Люди, берегите себя и близких!

Дмитрий

«Среда юристов понесла большую утрату»

Среда юристов, занимающихся международным частным правом, международным коммерческим арбитражем, правовым регулированием внешней торговли, в целом российская цивилистика понесла большую утрату. Скончался один из авторов Гражданского кодекса РФ, участвовавший в его разработке начиная с 1992 года, доктор юридических наук Маковский А.Л.

Умерла Бардина М.П. — автор нескольких десятков научных работ, научный работник, преподаватель, арбитр.

Ольга Зименкова

«Разоблачители мировых заговоров — хотел бы я посмотреть на вас в похожей ситуации»

Моя подруга Наталья практически здоровая женщина 63 лет. В сентябре сообщила, что чувствует легкое недомогание и поэтому посидит на даче, «чтобы оклематься». Через неделю мой звонок не был принят ее аппаратом и больше связи не было. Сам я в это время сидел в полной изоляции на даче и никуда ехать не рисковал.

Ровно через месяц с ее телефона позвонила дочь, так как при включении увидела более десятка моих звонков. Она сообщила, что ее мама, Наталья Петровна, три дня назад умерла в больнице от тотального восполнения легких. Усилия врачей не дали результата, и Наталья Петровна буквально сгорела.

Мерзавцы, сволочи, кликуши, лгуны, собирающие себе аудиторию разными разоблачениями мировых заговоров! Хотел бы я посмотреть на ваши гнусные рожи, если бы вы оказались в похожей ситуации. Вчера еще вполне себе боевые храбрецы, а сегодня — на грани гибели, задыхаясь и без сил. Тогда лгите себе сколько хотите, авось это поможет спастись.

Как говорят, атеистами моментально перестают быть при первой хорошей вибрации самолета!!!

С уважением, Аркадий Хаскельберг

«Мама, прости»

О господи, неужели могут быть такие совпадения?! Что вот вы спросили об этом, а я сейчас каждый божий (вернее, мне уже теперь и не божий, а какой-то ужасающий) день как будто бы разговариваю с месяц назад умершей мамой и все пытаюсь попросить прощения за непрощаемое: что и не верила в прививку, и не озаботилась покупкой каких-то более надежных масок…

Мама, прости, если можно.

Татьяна Захарова

«Потери от коронавируса были особенно велики»

Наверное, потому, что я старый человек и главные мои друзья-товарищи — пожилые люди, потери от коронавируса были особенно велики. Первым в апреле умер П.П. Огурцов, великолепный терапевт, доктор медицинских наук, профессор и замечательный человек. В мае эта беда настигла давнего друга и добрейшего человека О.А. Аристархова. В самом конце мая от ковида погиб друг с институтской поры, член-корреспондент РАН К.С. Раевский, а через несколько дней за ним последовал его друг и мой приятель кандидат мед. наук Ш.Ш. Шотемор. Это только ближний круг, к моему мартирологу надо добавить еще четверых знакомых.

Всего хорошего, Александр Немцов

«Двое наших близких друзей»

Дорогие соучастники!

В перечень людей, погибших от коронавируса, просим включить имена двух наших близких друзей.

Николай Алексеевич Богомолов (ноябрь 2020-го), доктор филологических наук, профессор Московского университета, крупнейший специалист по истории русской литературы первой половины XX века.

Лев Моисеевич Щеглов (декабрь 2020-го), доктор медицинских наук, выдающийся сексолог, психолог, крупный общественный деятель Петербурга.

С уважением, Татьяна Павлова, Александр Лавров

Лев Щеглов

«Сейчас привиться можно и нужно!»

В сентябре 2020 года умерли в больнице от ковида в течение недели двое наших старых друзей (больше 80 лет) — соседи по даче — и их близкая родственница. Мы сидели там на самоизоляции и пытались их уговорить переехать на дачу, за город, но они не соглашались, заразились от соседки по дому и быстро «сгорели». Правда, тогда еще нельзя было быстро привиться…

А сейчас можно и нужно!

Мы с женой (75 и 70 лет) после самоизоляции привились этой весной и уже съездили в начале мая в Адлер, в санаторий.

Никаких «побочных явлений» после «Спутника V» у нас не было.

Слезы капают, глядя на фотографии друзей…

Берегите себя!

С уважением, М.В. Семенов

«Думаете, некрологи подходят для профилактики?»

Коллеги, могу предположить, что те, кто читает «Новую», прививаются. Зачем им номер газеты с некрологами? Те, кто смотрит ТВ про пришельцев и изгнание бесов, не читают «Новую». Разве номер газеты с некрологами может оказать на них влияние? Принцип «не догоню, так согреюсь» вряд ли подходит вашей редакции. Думаете, жанр некролога подходит для профилактики?

С уважением, привившийся в феврале Николай Погодаев

«Он был создателем «Ангела»

В мае 2020 года умер от коронавируса петербургский художник Роман Шустров, создатель трогательной и очень любимой петербуржцами скульптуры «Петербургский ангел». На посмертной выставке его работ можно было прочесть очень теплый и сердечный текст о том, каким талантливым, порядочным и светлым человеком был Роман. И подписан текст: «Ольга Шустрова». Я спросил у хранительницы: «Это дочь или жена?» Она ответила: «Теща». — «Как это может быть, чтобы теща носила ту же фамилию?»

Оказалось, что старший брат Романа женился на женщине, у которой была дочка от первого брака. А через некоторое время младший брат женился на этой дочке.

Первым от коронавируса умер старший брат.

Через месяц от коронавируса умер Роман.

А через год покончила с собой жена Романа. Ей было всего 35 лет — художник, скульптор, ювелир, умница и прекрасный добрый человек.

Господи, если бы они просто сделали прививку…

Михаил

«Выпью сегодня за науку»

Я привился 17 декабря и всю семью, кроме малого (15 лет), привил в январе, включая 85-летнюю маму.

В семье, к счастью, потерь нет. Привитый «Спутником» племянник переболел недавно, но очень легко.

Слава академику Гинзбургу! :))

А вот среди не самых близких, но приятелей потери есть. И это все — ковид-диссиденты…

Выпью сегодня за науку! :))

Жму руку!

Поцелуйте мою любимую Лену Костюченко!

Н.Р. Орлов

«Этот выпуск может вернуть нас к реальности»

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Прочитала ваше письмо по поводу проекта — опубликовать некрологи людей, умерших от ковида.

Моя семья, мои близкие люди почти все переболели, все живы. И вот нам уже кажется, что все хорошо, ужасы карантина 20-го года (сводки из больниц, измученные лица медиков и т. д.) ушли в прошлое, но мы хотя бы смотрим «Дождь» и читаем «Новую», а на улице полное ощущение, что все окей.

Вакцинация идет у нас медленно, думаю, что отчасти из-за недоверия государству, людей трудно убедить в обратном.

Поэтому, возможно, такой проект «Новой» встряхнет как-то людей, заставит пересмотреть свое отношение к вакцинации.

У моей подруги, у которой умер от ковида сосед по даче, не возникло вопросов по поводу вакцинации: как только появилась возможность, ее семья привилась. Это я к тому, что, когда сталкиваешься со смертью, начинаешь по-другому относиться к каким-то вещам. Этот выпуск может вернуть нас к реальности.

Спасибо вам и всей команде «Новой», мы вас любим.

Анастасия Буровикова

«Так и не увидел его воочию»

Октябрь 2020-го. Пришел на новое место работы. Все на удаленке. Прошло две недели. Утро, обсуждаем с главным в скайпе мою задачу. В конце разговора упоминает о своем недомогании. Вечером его не стало…

Узнал от коллег: переболел в первую волну. Оклемался, но временами колбасило. Вероятно, тромбоэмболия. 55 лет ему было.

Я его так и не видел воочию…

Андрей Захаров

«Он думал: «А зачем колоться?»

Я не знаю, имею ли я право рассказывать, поэтому пишу без имен, но эта история очень меня задела.

У меня на работе есть отличный парень, большой, бородатый, с широкой душой, всегда готов помочь, что-то разъяснить или к месту повеселить других шуткой. В офисе проходила вакцинация, многие приезжали привиться (сама я привилась заранее, как только появилась возможность), он тоже заехал, только вот прививаться не стал, так как, как и многие, подумал: «Ну его, колоться еще чем то». И заболел. Проболел неделю-другую и выздоровел. А потом заболела его жена. И, увы, пару недель назад скончалась. Теперь он остался один с шестилетней дочуркой.

Мария Кукушкина

«Мою потерю звали Полина»

Эта страшная пандемия унесла у меня несколько очень близких людей. Мне очень тяжело пережить это.

Мою потерю звали Полина. Ей я обязана очень многим.

Я пришла на работу во Всероссийское театральное общество (ВТО) очень молодым человеком. Хотя и была уже замужем и растила четырехлетнего малыша. Полина стала моей коллегой. Только много позже я поняла, как велико было ее влияние на меня. Мы сидели бок о бок. Совершенно незаметно для меня она повлияла на мое человеческое становление. Исподволь. Коротким рассказом. Взглядом. Необычным замечанием. Своей человеческой грацией и высоким достоинством.

В последние годы, переехав к мужу в Данию, я продолжала ей звонить. И для меня великой честью было то, что она, прощаясь, просила меня звонить обязательно. В один прекрасный день я набрала ее номер. Незнакомый голос сообщил мне, что Полину положили на пару дней в кардиологию, чтобы настроить кардиостимулятор. Там ее заразили ковидом, и через несколько дней ее не стало. Похороны были на следующий день…

Это горе останется со мной навсегда.

Надеюсь, что о других прекрасных, ушедших из-за этой страшной болезни людях обязательно напишут мои друзья, с кем я делю горе от наших общих потерь.

Елена Иванова

«Может, прививка и спасла наши жизни»

Вы правильно сделали, что пригласили нас к этому печальному разговору. У меня первой личной потерей стал Саша Радов, он как продюсер с Ирой Васильевой создал «Фишка-фильм», которая выпустила на телеканале «Культура» несколько циклов, в том числе знаковую программу «Больше, чем любовь». Он был очень обаятельным человеком, из редкой породы русских интеллигентов, мы общались лишь несколько раз, но, чтобы почувствовать СВОЕГО человека, бывает нужно и несколько минут, а потом ты несешь в себе это ощущение долгие годы.

А потом нынешней зимой я потерял своего старшего друга Эрика Галимова, известного академика, геохимика, директора ин-та им. Вернадского, ты (Дмитрий Муратов. — Ред.) с ним познакомился у меня на юбилее 5 лет назад, и он тебе тогда глянулся, а заслужить твою похвалу не всякому дано. Эрика мне очень не хватает, я скучаю по нему.

Мы с Танькой привились в январе, может, это и спасло наши никудышные жизни, с которыми отчего-то не тянет расставаться.

Это был Дмитрий Крылов.

«Ваша инициатива очень правильная»

Алексей Кабанцов. Художник и преподаватель. Жил в г. Ессентуки.

Продержался 9 месяцев с начала эпидемии, но в октябре пошел на выставку работ своей ученицы и подхватил вирус. Стал задыхаться (оксигенация упала до 86%), пришлось класть в больницу. Через несколько дней его не стало.

Несмотря на возраст, продолжал работать. И еще порадовал бы нас картинами…

Если нужно, могу написать подробнее об этом замечательном человеке.

Люди сами не берегутся, а из-за них умирают другие люди, особенно пожилые или со слабым иммунитетом.

Всего доброго, Зинаида

«Он был командир подводной лодки»

8 января 2021 года в Санкт-Петербурге от коронавируса умер Сергей Вячеславович Апрелев — моряк, общественный деятель, историк, журналист и кинематографист, а главное, порядочный человек.

Сергей Апрелев, капитан 1 ранга, родился 12 августа 1951 года в Севастополе в семье флотского офицера. По окончании ВВМУ им. М.В. Фрунзе в 1973 году служил на Северном и Балтийском флотах, пройдя путь от штурмана до командира подводной лодки. Он — участник многих автономных походов. С 1981 по 1985 год Сергей Апрелев выполнял задачи в Алжире, возглавляя инструкторскую группу подводников. В 1988 году он окончил с отличием Военно-морскую академию им. адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова, после чего проходил службу на различных академических должностях вплоть до увольнения в запас в августе 2004 года.

С 1999 года, Сергей Апрелев осуществлял информационную поддержку российского исторического парохода «Дункан»!

Около 20 лет Сергей Вячеславович был председателем и организатором ежегодного кинофестиваля «Море зовет!».

Вечная память!

Валентин Сыромятников

Здравствуйте.

Я потеряла свою близкую родственницу из-за короны. Она была 1971 года рождения. Жена, мама троих мальчиков, мудрая, сильная, добрая. К ней тянулись все родственники… В начале января заболела, положили в больницу, пролежала в коме три недели и скончалась. Я до сих пор не могу в это поверить и принять(((

Малика

Здравствуйте,

6 апреля я потеряла мужа. Две недели он провел в реанимации госпиталя. Сначала дышал через маску, потом через шлем, а умер через три дня на ИВЛ. Ему было всего 53. Осталось трое сыновей-подростков.

Он веселый, добрый, щедрый и очень заботливый муж и отец. Был.

Я до сих пор не могу осознать, что его нет.

А ковид он нам всем принес из больницы, в которой за неделю до заболевания провел 4 дня на обследовании.

С уважением, Галина Силина

Здравствуйте, Дмитрий и вся редакция!

Знаю, что мое письмо не поможет вам в реализации этой идеи. Просто расскажу…

Я, ваш многолетний читатель, и даже какой-никакой «соучастник», живу в подмосковном Воскресенске.

Переболел COVID-19 в ноябре прошлого года. Было непросто, но «лечился» дома. Моя мама (82 года) в это время лежала с таким же диагнозом в больнице. Очень было нелегко.

Я лично могу засвидетельствовать две смерти людей, кого я знал лично.

Первый — мой сосед, ровесник, вместе в школе учились. Игорь Брагин (Воскресенск, ул. 40 лет Октября, 20). Я живу в 18-м. Я знаю, что это бесполезные для вас «личные данные».

Второй — мой очень хороший приятель, врач моей мамы.

С уважением, Николай

«Мы потеряли… кота»

Здравствуйте.

Боюсь показаться негодяем, вы собираете номер о людях, но у нас из-за ковида умер кот. Мы с женой заразились в начале ноября и из-за ковидной тупости, вялости и общей неадекватности упустили ухудшение его состояния, оказалось, у него хроническая почечная недостаточность. Наш чудесный, ласковый Феликс боролся неделю, мы положили его в ветеринарный стационар и в состоянии условной вменяемости ездили к нему несколько раз в день, кормили, сидели с котом до глубокой ночи, но он не сумел выкарабкаться. Мы, кроме себя, виним вирус. Отсутствие вакцины. Еще раз простите, пожалуйста, за рассказ про кота, когда тут 120 000 людей, но для нас эта потеря ничуть не меньшая.

С уважением, Сергей Казаков

«Скорее вакцинируйтесь!»

У меня был друг, сантехник. Всю жизнь лазил по подвалам и ремонтировал жильцам краны. В прошлом году ушел на пенсию и уехал на любимую дачу, чтобы наконец-то отдохнуть. Но через пару месяцев позвонили с работы и слезно просили вернуться и поработать еще немного. Друг не выдержал и вернулся, а там на самом деле завал. И закрутился он, выполняя заявки-жалобы. Через 3 недели заболел. Лежал дома, не хотел никого обременять, думал, что обойдется. Когда стало совсем плохо, его госпитализировали на ВДНХ. Но было уже поздно. Спасти не удалось.

Люди, носите маски, мойте руки, не плюйте на других. Если заболели, не терпите, вызывайте врача. И скорее вакцинируйтесь!

Сергей Осадчук

«Они шли синхронно»

В августе-сентябре 2020 года от коронавируса скончались моя сестра Саида (67 лет) и ее муж Равиль (80 лет). Они были пожилые, не слишком здоровые, но очень любившие жизнь люди, уже в очень зрелом возрасте родившие единственную дочь и жившие ее интересами. Они заразились одновременно при посещении одного медучреждения и дальше шли синхронно с разницей 2–3 дня: госпитализация в разные больницы — сначала она, потом он, появление известных симптомов болезни, температура, кислород, реанимации на несколько дней — и всё. Конец. В медстатистику по коронавирусу попал только один из них. У них осталась еще очень молодая дочь, на которую в один миг свалилось это двойное горе.

Берегите себя и близких.

Искандер

«Никого эти цифры не шокируют»

Здравствуйте, уважаемая «Новая газета».

Никого эти цифры и эти фамилии под портретами в рамках не шокируют.

И уж точно не заставят задуматься.

Изо всех моих знакомых вакцинировался только один, возраст 63 года.

За это время ушли мои коллеги.

Грудинин Юрий Савельевич, инженер-программист, 69 лет.

Захаренков Сергей Александрович, инженер-разработчик, 60 лет.

Серегин Владимир Анатольевич, инженер-схемотехник, 61 год.

И многие более молодые сотрудники переболели, примерно 10–12 человек.

И если начало протекания болезни у всех было одинаковым, то завершилось все очень по-разному.

Молодые — прошли без потерь. Пожилые — увы, нет.

С уважением, Андрей Зверев

«Там, где кончается асфальт»

Это не совсем некролог, это встреча со смертью от COVID-19 в мордовской глубинке, там, где уже кончается асфальт.

Уже несколько лет я участвую в ежегодной практике одного Московского кружка биологов, которая проходит в лесах Мордовии. Вот и в прошлом году оказался там. Места глухие, от Саранска более 80 км. Оказались волею случая возле бывшей ГЭС на речке Алатырь, решили заехать в магазин деревни Тарханово. Дорога оказалась запружена народом, вдоль улицы стояли автомобили. Медленно проехали мимо. В магазине продавщица рассказала, что хоронят тридцатилетнего жителя, который съездил недавно на заработки в Саранск. Народ там смотрит мировые новости про COVID-19 как марсианские хроники. Тут же пандемия добралась даже сюда. Хотя осознанию беды это не помогло. На обратном пути вся масса народа тесными рядами уже шагала в сторону церкви, разумеется, без масок.

Иван Семернин

«Помню ощущение эйфории»

Я не могу сообщить о смерти близкого.

Однако, может быть, сделать выпуск о тех, кто привился и испытывает сейчас облегчение? Я привилась в январе-феврале и прекрасно помню свое ощущение эйфории, как будто избавилась от огромного груза.

С глубочайшим уважением к вашей работе, Ольга Высоцкая

«Кормили три месяца с ложки и выходили»

В феврале 2021-го вся наша семья переболела COVID-19. Заразили по очереди друг друга, конечно, не подозревая, что больны. Симптомы начали проявляться по-разному, от 3 до 5 дней. Вот как раз эти отсутствующие симптомы оказались роковыми. Мои родители 1936 года рождения. Заболели оба. У папы была только ужасная слабость, которая продолжалась ТРИ месяца, мы его буквально с ложечки кормили и выходили, а вот мама умерла в больнице от пневмонии, которая развилась за неделю. Она просто не могла больше дышать, и нас не было рядом, потому что все были больны. Моя дочь и зять, молодые, 23 года, неделю буквально не могли встать с постели. При этом высокая температура и кашель.

Я никогда в жизни так тяжело не болела, неделю состояние было между небом и землей.

И сейчас, уже переболев, я ношу маску, соблюдаю дистанцию, потому что это не дол но больше повториться в моей семье. Берегите себя и своих близких.

Марина Литвинова

«Не смогли никого пригласить на прощание»

Спасибо за поднятую тему! Вы, как всегда, на острие требования дня.

В январе 2021-го я потерял маму — Макухину Александру. Скончалась от COVID-19 в возрасте 78 лет. Не дожила до 79 лет 4 дня.

Это была очень тяжелая и неожиданная потеря для всей семьи, друзей, близких. Пять дней в военном госпитале под кислородом. Не спасли.

Мы с отцом даже не смогли никого в январе пригласить на прощание в Митинский крематорий г. Москвы, все возрастные, были риски потерять еще близких людей. Прощались вдвоем.

Она родилась в оккупации в январе 1942-го в Орловской области, прожила очень непростую жизнь, всего добилась сама, в советское время переезжала с моим отцом-военным по городам России и занимала ответственные должности. При этом никогда не была в КПСС. Руководители ценили исключительно ее деловые качества. Воспитала нас — дочь и сына, поставила на ноги, выучила в институтах. И никогда не жалела себя…

Светлая ей память.

Георгий Макухин

«Вакцина спасает жизнь»

Ваша заключительная фраза — самый верный (и, может быть, действенный) лозунг: вакцина не предохраняет от заражения, но спасает жизнь, если заразишься.

Эту формулу и надо бы утверждать в массовом сознании.

Что, правда, почти бесполезно: те, кому эту формулу надо вдолбить, нашу (!) газету не читают.

Соучастник, Леонид Литинский

«Он был надежен в слове и в поступке»

Умер от ковида замечательный литературовед, мой близкий друг, Николай Аркадьевич Анастасьев.

C ним пройдены лучшие годы жизни, начиная с шестидесятых, когда мир порой открывался нам своей заманчивой весенней стороной. Потом было многое, но всегда оставалось чувство товарищества и общей судьбы во вкусах, привязанностях, в литературной работе. Он был надежен в слове и в поступке, и эта, почти утраченная нынче норма являлась очень привлекательной чертой его характера. Еще будут писать о его книгах о Набокове, об американской литературе, о его редакторской и профессорской деятельности в МГУ и университетах США. Я же просто начинаю прощаться с ним и хочу поддержать его семью в эту горькую минуту.

Евгений Сидоров

«Был у меня сердечный друг Лев Щеглов»

Эти времена глаголов всё и портят.

БЫЛ.

Был у меня сердечный друг Лев Щеглов.

Красивый, обаятельный, мужественный.

Главный сексолог Санкт-Петербурга! Ничего себе. Профессор, доктор медицинских наук.

Веселый, ехидный, ироничный, много знающий. Автор двух десятков книг.

А третьего не будет.

Не уберегся Лёвушка. Жестоко, тяжко и невыносимо протекала его болезнь.

Мучился он очень.

И не спасли другие доктора прекрасного коллегу.

Спортивный был, подтянутый, следящий за собой.

Огромное количество людей огорчил доктор Щеглов.

Пациентов, читателей, зрителей, сотрапезников.

Кстати, Лев был консультантом в деле Юрия Дмитриева. Профессионально, в высшей степени аргументированно доказал он невиновность петрозаводского историка.

Перемолола Дмитриева кафкианская машина правосудия.

Убил Льва Щеглова вирус.

Я сам болел.

И мне иногда кажется, что смертью своей доктор Щеглов оборонил, защитил меня.

Очень невеселая история.

Вадим Жук

«Смерти никого не пугают. Чужие»

Дмитрий, добрый день.

Спасибо за ваше письмо.

Предлагаю писать историю положительного опыта — плюсов вакцинации. Как у вас. Сам тоже вакцинировался и потом все же переболел, но суперлегко.

Смерти никого не пугают. Чужие, конечно.

С уважением, Федор

«Причиной было ковид-диссидентство»

Добрый день.

Работаю патологоанатомом в г. Димитровграде Ульяновской области. Рассказываю случай из практики.

24 апреля 2021 года в гости к бабушке и деду приехал внук из Тольятти. 27.04.2021 у внука оказался положительный лабораторный тест на COVID-19. 1 мая признаки заболевания появились у деда и бабки, 7 мая они были госпитализированы, а через неделю они скончались от новой коронавирусной инфекции.

И это не единичный случай. В нашем городе умерло несколько семей. Часто причиной заражения являлись ковид-диссидентство и несоблюдение элементарных противоэпидемических мер.

Сергей Груздев

«Камчатка, полигон Кура…»

Заболела ковидом жена нашего главврача, Людочка К. Из маленького таежного поселка вместе с другими заболевшими рейсом санавиации была доставлена в Петропавловск-Камчатский, а утром ее не стало. Хоронили в Севастополе, где ожидала их квартира по переселению. Муж, сам тяжело перенесший ковид, рыдал и выл страшно, любил, дружили со школы… Осиротела семья.

Спасибо моей дорогой газете. Иду прививаться. Камчатка, полигон Кура.

Зоя Григорьева

«Нужна ли обязательность при вакцинации?»

Здравствуйте, Дмитрий Андреевич, и весь Ваш славный уважаемый коллектив. Очень тяжелую тему вы хотите поднять…

Поддерживаю эту вашу инициативу!

Однако… Не все так однозначно в «прививочном» мире. Моя семья из немногочисленного числа тех, кто пострадал от прививки при рождении дочери. Тема ковидно-некроложная очень деликатная, и, полагаю, потребуется очень искусно излагать материал, так, чтобы не активировать крайностей — обязательность и принудительность нужна ли при вакцинации? Что-то не хочется, чтобы ребенок (еще раз, как при рождении) оказался в числе того, пусть и небольшого (как говорят медики — ведь всегда же бывают ошибки, зато человечество выживает), процента пострадавших от прививки… Я уж не говорю про доверие к официальным функционерам от медицины.

Мы переболели этой дрянью в тяжелой форме. Сейчас переживаем постковидные недуги — перманентные судороги и облысение… Хорошо бы, если после некроложной темы у вас вышла грамотная статья о том, как «формировать» иммунитет и что в этом контексте планирует (но планирует ли?) ортодоксальная медицина. С уважением к Вашей очень нужной и непростой деятельности,

Сергей Юрьевич

«Ушел последний…»

Откликаюсь, на Ваше исключительное предложение-идею как давний поклонник газеты и соучастник.

Некролог по ушедшему в марте 2021 года Евгению Евгеньевичу Нестеренко — всемирно известному русскому басу. Посылаю мой некролог и фото (с айфона) из фильма — права на фильм и фото принадлежат Хору.

«Ушел последний…» — так я написала в фейсбуке 20 марта этого года, когда не стало Евгения Нестеренко.

Последний русский бас поколения Архиповой, Образцовой, Ведерникова, Плисецкой, Гилельса, Рихтера… 70–80-е годы ХХ века — немыслимая концентрация исполнительских имен, о которых и через столетия буду вспоминать.

И в этом пантеоне имя Евгения Нестеренко будет одним из первых. Я брала у него интервью, когда делала фильм «Сотворивший чудо» о руководителе Московского камерного хора В.Н. Минине. Он вспоминал, с каким трепетом и осторожностью в конце 70-х они искали ноты духовных сочинений русской духовной музыки, которую тогда нельзя было исполнять на больших сценах. «Это был страшно интересный период моей жизни!» — сказал Е.Е. Нестеренко.

Он был без преувеличения великим музыкантом, получившим самые высокие награды Советского Союза, и вместе с тем стал депутатом знакового Верховного Совета СССР 1989–1991 гг.

Его первое высшее инженерное образование, затем и Ленинградская консерватория придали его выдающемуся таланту редчайшее сочетание — безукоризненное владение голосом, художественный вкус и интеллектуальную способность извлечения из каждой ноты красоты и смысла…

Без Евгения Нестеренко наша культура еще больше оскудела.

Вечная память.

Алла Дубильер (директор Московского камерного хора с 2001 по 2020 г.)

«Краснодар потерял Бовина — всеми обожаемого Сан Саныча»

Светлейший человек, добрейшей души. Народный просветитель по призванию. Скольким детям и взрослым он открыл множество своих интересов и увлечений, увлекая красотой природы, науки, музыки! Заботился о каждом входящем в наш всем открытый дом, как о родном. Его невозможно было не любить. Невозможно было на него обидеться или рассориться с ним. Все обращал в шутку, ненавязчиво и непосредственно. Все, кто его знал, несут в сердце тепло его изобильной любви, как прикоснувшиеся к живому чуду. Да, его будет так не хватать! Но то, чем он успел поделиться, будет радовать всегда.

Тысячи учеников, коллег, друзей и знакомых, видевших его так недавно полным сил и вдохновений, в скорбном шоке с октября. Ну как мог единственный учитель физики бросить школу из-за того, что учеников не обязали носить маски?

Опустел Нескучный Замок без радушного хозяина.

Так трудно поверить, что он не вернется в свою лабораторию, полную маленьких чудес и экспериментов, книг, тетрадок и приборов, не приготовит штатив с камерой к началу каждого концерта и не встретит гостей всегда открытым сердцем…

Конечно, пока не перевелись в городе энтузиасты живой камерной музыки, концерты будут. Просто теперь все не так.

Такой легкий был человек… Легко относился к карантину… и расплатился своими легкими. Обидно, что умер в реанимации, не попрощавшись. Не уберегли его ученики и посетители, не проявили должной заботы и уважения, игнорируя потенциальную опасность. А ведь он был в очевидной группе риска и жертвовал собой ради просвещения.

Счастье, что мы его знали.

Берегите друг друга.

«Стоит ли «Новой» прибегать к страху?»

Не всегда читаю «Новую», но уважаю ту работу, что Вы и Ваша команда делаете. Очень интересно читать Ваши письма к соучастникам (продолжайте это общение с нами, пожалуйста) — и опять же по прочтении этих писем проникаюсь уважением к Вам лично.

С этой весьма уважительной к Вам позиции позволю себе высказать свое отношение к предложенному Вами шоковому проекту. Напишу первое, что инстинктивно пришло на ум, когда прочитал, — пожалуйста, не надо. Понимаю идею, понимаю, что иначе трудно до наших людей достучаться, но все равно — пожалуйста, не надо. «Новая» и так, по правде сказать, не отличается позитивом (Вы скажете, что жизнь такая — возможно, будете правы, но мне все равно не хватает позитивной повестки; и вообще мне кажется, что среди Ваших соучастников много людей дела, которым очень быстро хочется перейти от осознания, как все плохо, к тому, что сделать, чтобы было хорошо), но номер из некрологов — это уж слишком. Да и потом, вас, хочется надеяться, и так читают адекватные люди, скорее всего либо переболевшие и с антителами, либо сделавшие прививку. И последнее соображение: наш народ во многом такой, как к нему относятся; так уж повелось, что самой сильной мотивацией для нашего народа считается страх, и власть в основном использует именно эту мотивацию в отношениях с народом — стоит ли «Новой» прибегать к страху и тем самым подспудно признавать, что ничто другое на наш народ не подействует?

С уважением, Евгений

«Не играть в коронавирус с государством»

Предлагаю не нагнетать панику и прекратить играть в коронавирус с государством. Меры по борьбе с ним причинили уже больше вреда, чем сама болезнь. Привился первой дозой.

Илья

«Половина тела отекла и посинела»

Добрый день!

К счастью, среди моих родственников никто не умер от коронавируса, но очень многие переболели, и если Вы посчитаете, что мои примеры кому-то помогут, повысят дисциплину соблюдения мер предосторожности против коронавирусной инфекции, побудят сделать вакцину или просто заставят задуматься об осторожности в эпидемию, о чем мы просто забываем, тогда мне стоит привести реальные примеры заболеваний моих родственников, которые, слава богу, не погибли, но вокруг них умерло множество людей.

Василий, 32 года, сын племянника мамы моей жены, программист, крепкий парень. «Полгода назад почувствовал себя плохо, показалось, что простудился, небольшая температура, слабость, насморк. Затем стало тяжело ходить. Вызвали скорую, они взяли тест на коронавирус, но тест оказался отрицательным. Становилось хуже и хуже, и решили еще раз вызвать скорую и попросить госпитализировать. Приехавший врач сделал быстрый тест на коронавирус, который был отрицательным, но сатурация была намного ниже нормы, и врач принял решение о госпитализации. Это оказалось правильным решением, так как уже в больнице компьютерная томография показала повреждение легких от 50 до 75%. В больнице становилось хуже и хуже, и стало невозможно вставать и ходить. В туалет помогал дойти сосед по палате. Когда вокруг умирали люди, с кем совсем недавно разговаривал, появился внутренний, все накрывающий страх, что так и задохнусь, не выйдя из больницы. Но крепкий организм переборол болезнь, и через две недели настало улучшение. После выписки на третий день стало хуже, как оказалось, нужно было продолжать пить таблетки для разжижения крови. Иммунитет упал, как мне казалось, до нуля. Болел постоянно различными болезнями еще месяц. Посоветовали принимать витамины Д, селен, цинк, и стало лучше. В больнице за две недели похудел на 10 килограмм. Уже сейчас, через полгода после больницы, до конца не могу восстановиться. Раньше увлекался бегом, сейчас бегать не могу. Периодически накатывает сильная усталость, которая мешает полноценно жить. Если бы знать, через что придется пройти, не задумываясь, сделал бы вакцину».

Ольга, 48 лет, жена брата моей жены, заведующая четырьмя детскими садиками, в подчинении 200 человек персонала. «Несколько месяцев назад почувствовала себя плохо и подумала, что простудилась. Стала лечиться от простуды, но неожиданно стала очень сильно болеть спина, как от радикулита, затем пропало обоняние, и наступила страшная слабость, как будто не спала в течение 10 дней. Скорая посоветовала сделать ПЦР-тест, который оказался отрицательным. Но началась сильная одышка. Приходилось лежать на животе, чтобы легче было дышать. Через несколько дней вызвали скорую в очередной раз, но из-за загруженности скорая не приехала. Тогда собрались и поехали сами. Положили в больницу, где сделали замер сатурации, она оказалась 90%. Компьютерная томография показала 52% поражения легких. Палата была на двух человек, и кислородную маску приходилось передавать друг другу. Постоянно не могла прокашляться, а также накатывали панические атаки. Лицо и половина тела отекли и посинели. Волнообразно накатывали приступы удушья. Кроме коронавируса поставили диагноз сердечно-легочная гипертензия. На работе заболели 92 человека, двое из них умерли. Врачи помогли, и постепенно настало улучшение, но даже сейчас, когда прошло уже почти полгода, через каждые 5–6 шагов мне приходится останавливаться, чтобы отдышаться. Совершенно точно знаю, что нужно вакцинироваться. Никому бы не пожелала пережить то, что пришлось пережить мне».

Прислал Иван Хомяков

«Никаких гарантий при этой вакцине нет»

Здравствуйте.

На мой взгляд, ситуация такова, человек вправе сам решить, как ему умирать. К сожалению, в процессе лечения от коронавируса врачи получают карту, которую обязаны выполнять, даже если считают, что делают неправильно, отвечать за последствия никто не хочет, особенно в свете законов о дезинформации. Мне кажется, про чипирование и подобную ересь никто не вспоминает, просто люди каждый день ездят в метро… и раз уж там можно, значит, смысла в остальных мерах не видно. Я честно скажу, сам лично не хочу прививаться, основная причина то, что и переболевшие, и привитые болеют повторно, никаких гарантий при этой вакцине нет, в больницу тоже не поеду… знаете, в других странах, да и у нас тоже, платят за то, что ты привился, т.е. непонятно, кому это все же надо. Системе не просто нет доверия, а просто совсем нет. Не так давно надо было держаться подальше от ментов, а теперь и от врачей(((

У меня два высших, мне 53 года, и вроде здоров))) Мне кажется, было бы интересно собрать различные мнения о способах лечения и о регалиях тех, кто имеет отличный от официалов взгляд на эту болезнь.

С уважением, Игорь Шлюев

«Нашего друга звали Роберт»

Нашего друга семьи звали Роберт. Мы дружили семьями три поколения подряд. В общей сложности насчитали больше 100 лет. Началось все с того, что отец Роберта был страховым агентом, а мой дед страховался у него. (Была в советские годы такая затея.) Когда дружат так долго, то постепенно отношения становятся практически родственными. Мы знали друг про друга почти всё. Три года назад умерла жена Роберта, и вскоре он заболел раком. Его заболевание прогрессировало медленно. Он был вполне активен — путешествовал по городу, помогал мне с мелким ремонтом по дому, самостоятельно занимался своим домашним хозяйством. Он выполнял все предписания врачей, сам активно делал все необходимое для поддержания сил. В январе 2021 года Роберта положили «по скорой» в городскую больницу для однократной экстренной манипуляции, и там он заразился ковидом. Его перевели в специализированный стационар, вскоре подключили к ИВЛ, и 23 февраля Роберта не стало. Конечно, ему было уже немало — 84 года. Но он был настолько энергичным, подвижным человеком, что даже при онкологическом заболевании, не подцепив этот чертов ковид, он бы мог еще жить и жить! Он мог бы рассказывать мне о своей жизни в послевоенном городе, о своей семье с немецкими корнями, помогал бы внучке поднять правнучку, занимался бы своими любимыми кошками. Мне очень не хватает Роберта. Это был толковый, интересный и совершенно порядочный человек. Роберт не прививался от ковида, ему было противопоказано. Но если бы быстрее прививались те, кто мог это сделать, то не заболели бы они и не заразили бы моего давнего надежного друга. Светлая память Роберту!..

Людмила Бойцова

«Страна не опомнится»

Добрый вечер! Если не поздно. Страна не вздрогнет, не опомнится. Вздрогнут только пожилые, которые и маски носят, и дома сидят, и имеют кучу побочек, поэтому не могут привиться, которые не в интернете вас читают, а на бумажном носителе и бегут по утрам к киоску за свежей «Новой».

С уважением, Надежда Евгеньевна Тельнова

«Не хочу принести домой заразу»

У моего близкого друга обе бабушки скончались от ковида. Не уберегли. Моей бабушке 84 года, я ее напугал ковидом так, как только мог. Снабдил всем — перчатки, маски, респираторы, антисептики, объяснил «протокол безопасного поведения», но, чувствую, у нее запас энтузиазма себя ограничивать иссякает, запал потух. У меня в феврале 2021 года родилась дочь Оливия, и я думаю, что для того, чтобы увидеть правнучку, как она растет, насколько ей лет отпущенных хватит, для того бабушка и бережется. Иначе я не знаю, как объяснить. Старики как говорят: «Ну а сколько уж мне осталось, я свое пожила». Я думаю, сильнейший мотиватор — это семья, нужно как можно дольше прожить, сделать для этого все, что можно. Старики и так рано уходят у нас в России, не успев пожить, не все счастье видели на своем веку, и расставаться с ними из-за ковида очень не хочется. Хочется, чтобы они подольше были с нами, свидетелями и участниками нашей жизни.

Костлявая и так косит население будь здоров, не нужно ей помогать. Я в своем инстаграме постоянно пропагандирую все способы уберечься, надеюсь, до кого-то дошло, что это не шутки. Недавно сделал укол первого компонента «Спутника». Делается это с помощью предприятия организованно, прямо на работу приезжают врачи и прививают. На работе сказали, кто без медицинских противопоказаний не прививается — ищет другую работу. Очень эффективно. Мое мнение — правильно. Слишком много на весах лежит — жизнь и смерть. Раньше я думал, что добровольно-принудительно прививаться — это посягательство на мою свободу. Теперь я думаю, что если тебе дана свобода, нужно распорядиться ей правильно.

Свобода — прививаться или нет — это большая ответственность перед согражданами. Не хочется жить и думать, что мог быть передаточным звеном для распространения вируса, приведшего к смерти другого. Беда в том, что многие об этом не думают.

Сегодня, на 30 мая, согласно списку памяти, погибли от ковида 1378 врачей только в России. Не последняя в списке — 1378-я — Яштина Наталья Николаевна, 65 лет, врач-кардиолог, заведующая кардиологическим отделением областной клинической больницы Омска.

В письме вкладываю фотографии, на них я с женой Юлей и я с дочкой Оливией. Ни у кого из нас не было антител к вирусу. Я привился, жена не может, кормит дочь. Я не хочу принести в дом заразу. 4 июня будет второй укол.

Берегите себя и близких.

С уважением, Линар Донин

«И цветы от российских журналистов»

Есть друзья, которых всегда не хватает в жизни. Таким был для меня Николай Томов, главный редактор болгарской газеты «Борба». Все российские журналисты, кому выпало работать в Софии в конце 80-х — начале 90-х годов, знали его. А я, в то время собкор «Известий», всегда искал такие маршруты для командировок по стране, чтобы дорога проходила через Велико-Тырново, где в небольшом доме под красной черепичной крышей меня ждал стол и кров, радушие Николая и его жены Тани. С ним не надо было говорить «о многом», нас объединяло то состояние, которое Н. Заболоцкий точно выразил словами «душа в душу ударяет». Объединяло. Горькое слово в прошедшем времени. Хорошо, что еще в недавнем настоящем мы успели не раз встретиться и в Болгарии, и в Москве, и даже в Таиланде, где я прожил много лет, а Томов все обещал, обещал, да вдруг и приехал с супругой навестить. Опять прошедшее… Таня недавно написала, что Николая больше нет. Коронавирус. Он ушел скоропостижно. Летом мы собирались вместе на Байкал. Не успели… Теперь только я к Николаю — в родовое село Козар Белене. Там на могилу друга я попросил Таню положить венок и от российских журналистов.

Александр Капралов

«Последний из восьми братьев и сестер»

Здравствуйте, «Новая газета», соучастники!

Я столкнулась с потерями с началом пандемии в апреле 2020-го.

Скончался коллега Дмитрий Николаевич Капитанов, который работал в нашей клинике; доктор наук, профессор Центра нейрохирургии им. Бурденко, 55-летний врач-отоларинголог. Это как обухом по голове, невозможно было в это поверить.

Летом у моей пациентки скончался родственник — врач-хирург, и я помогала ей пережить горе.

А потом мой пожилой дядя, Хованец Михаил Петрович, последний из маминых 8 братьев-сестер, скончался, вернувшись после операции по установке кардиостимулятора, радостный, что стал хорошо себя чувствовать. На другой день госпитализирован вновь с ковидом и больше не вернулся. А зимой 2021 года, после Рождества, не стало моей близкой подруги Лачко Галины Петровны. Она планово госпитализировалась в кардиологию, заразилась ковидом, пережила кризис, но скончалась.

Столько близких, знакомых уже нет со мной, вечная им память.

Лариса Михайлова

«Сразу не стало целой семьи»

Сегодня похоронили близкую знакомую. Абсолютно здоровая женщина. 64 года. Боролась 2 недели. Три месяца назад ушел от ковида ее муж. Сразу не стало целой семьи. Ни она, ни он не были привиты, к сожалению.

Елена

«Ученые не однозначны в своих оценках»

В марте прошлого года умер мой племянник Алеша… ему было 44 года, и у него были проблемы с сосудами головного мозга. Он почувствовал себя плохо: была высокая температура и очень сильная головная боль, вызвали скорую помощь… И ни один врач из вызываемой скорой ничем не смог помочь, и при этом его оставляли дома. Пятая скорая взяла, но когда его сестра через полминуты вышла следом за бригадой — увидела брата сидящим около подъезда, обхватившим руками голову и стонущим. Шестая бригада скорой его забрала и довезла до больницы, на вторые сутки он умер. Его звали Алексей Тананов, ему было 44 года. Врачи сказали, что это был вирус.

Я рассказал историю об Алексее (забыл упомянуть, что это случилось в Москве), и мне больно от утраты родного человека, и еще от того бардака, который царит в нашей медицине, о нелепых экспериментах в организации здравоохранении, о непродуманных назначениях на ответственные руководящие должности безответственных людей и, как известно, зачастую вообще не имеющих отношения к медицине… Горько наблюдать, а мне уже минуло 70 лет, как с каждым годом уровень медицинского обслуживания летит вниз…

Вдогонку решил, раз уж Муратов «напросился», задать вопрос: почему «Новая» рекламирует прививку, тогда как известные ученые от медицины и эпидемиологи не однозначны в своих оценках о самой вакцине, как отечественной, так и зарубежных и кампании по ее «внедрению»? Почему резонансом в «Новой» не идут мнения об известных публикациях видных мировых специалистов, высказанные в известных и престижных медицинских журналах?

Владимир Герасимов

3 января 2021 года в возрасте 73 лет умер Сергей Старостенков — кампанолог, один из первых, кто начал в нашей стране возрождать колокольные традиции. Он всю жизнь занимался колоколами и звонами и был, можно сказать, добрым пастырем звонарского сообщества. Все колокольные конференции проходили с его помощью, он вдохновлял людей на научную работу и сплачивал вокруг любимого дела. Сам при этом был скромнейшим человеком. На его месте невозможно представить никого другого.

22 января 2021 года умерла Елизавета Рулёва — пианистка, органистка, карильонистка. Ей было 32 года, она собиралась жить долго и плодотворно, играть концерты, выпускать записи, участвовать в конкурсах. Мы, ее друзья и коллеги, готовим очередной летний карильонный фестиваль в Петропавловской крепости СПб, и один из концертов посвятим памяти Лизы, но, честное слово, лучше бы свой концерт Лиза сыграла сама. Мы все ужасно скучаем по ней.

4 мая 2021 года ушел из жизни Станислав Крейчи — композитор, бессменный хранитель первого в мире оптоэлектронного синтезатора АНС. Всю жизнь он сочетал творческую свободу в музыке с профессиональными инженерными навыками, а более доброго и отзывчивого человека невозможно представить. Несмотря на возраст (84 года), в жизни Станислава наступал второй расцвет — овдовев, он создал новую семью, писал музыку, преподавал. Какая огромная потеря!

С уважением, Алексей Погарский

«Нужно напоминать ежедневно»

Полностью согласен — хорошая идея. Но, думаю, одного выступления недостаточно. Нужно об этом напоминать ежедневно. Хорошо бы подключить к этому — регулярному обсуждению конкретных судеб медицинские анализы, конкретные истории болезней. Ведь часто невозможно понять человек умер от ковида или причина в другом.

Важно было бы проследить каждую историю с самого начала — как человек заразился, с кем общался, его отношение к профилактике, к ношению маски. Нужна постоянная работа. Иначе люди привыкают, расслабляются. Плохо будет, если начнут говорить, что это просто очередная кампания на пустом месте. Особенно важно, чтобы не возникали сомнения в достоверности вашей информации.

Хорошо бы подключить к этому и другие каналы — лучше регулярно и пусть понемногу напоминать, чем один раз ужаснуть.

Удачи вам в этом важном деле.

А.Г. Рябенко

«Мы принесли маме сливки. Она не успела их выпить…»

С февраля 2020-го, когда заговорили о пандемии, в душе поселился страх, особенно за маму. Мама выходила во двор только на лавочке посидеть. Конечно, скучала. А в этом году как-то взбодрилась, строила планы, попросила свозить ее в магазин, купить обувь к лету. Я согласилась.

Через день после этой поездки, когда я пришла к ней, она лежала с температурой. На скорой увезли ее в инфекционку, там подтвердили пневмонию.

Мама как-то спокойно приняла это. У нее хронический бронхит, в этой больнице ее уже не раз успешно лечили от пневмонии, она была настроена оптимистично. На следующий день подтвердили ковид. Через два дня маму перевели в ковидный госпиталь. Лечащий врач предупредила о том, что ей станет хуже. Я смогла пройти к служебному выходу, откуда маму вывезли для перевозки в госпиталь. Обняла ее, просила не сдаваться, посадила в машину. Мама только немного ослабла, но ей не было плохо. Она хотела, чтобы я поехала с ней, но меня не пустили. Я почему-то уже знала, что прощаюсь с мамой навсегда, но улыбалась и махала ручкой на прощание. Через два дня у мамы было поражено уже 80% легких. Мама лежала в реанимации. Раз в день, когда снимали аппарат, медсестры помогали ей позвонить нам. В один из этих очень коротких разговоров мама сказала: «Живите хорошо». 12.02 мама позвонила и сказала, что хочет сливки. Как мы были рады! Может, все не так плохо, если хочет есть?! Передачи в госпитале принимали только раз в день, поэтому мы принесли ей сливки только на следующий вечер. Наверное, мама уже не смогла их выпить. На следующее утро мамы не стало. Она умерла 14.02.2021. Ей было 83 года.

Боль утраты и чувство вины за то, что не уберегла маму, не отпускает.

В марте я уехала в Эстонию. В июне возвращаюсь в Набережные Челны и обязательно сделаю прививку. Страшно стать причиной смерти другого человека, особенно если этого можно было избежать.

С уважением, Татьяна Васильева

«Просвещенная Россия с вами!»

Я археолог, к.и.н., 51 год. Осенью мы потеряли нашего большого друга, Человека и Поэта, действительно с большой буквы. Николай Гаврилович Цыганаш, сгоревший от короны вместе с супругой буквально в одночасье. В своем песенном авторском творчестве, очень широкого спектра, он, оставаясь самобытным и индивидуальным, стоит в одном ряду с замечательными поэтами — авторами-исполнителями, рожденными оттепелью 60-х годов. И эту трагедию породили по-человечески понятные житейские обстоятельства. Приехал родственник, пригласил на день рождения — и всё: заражение, госпитализация, смерть. А до этого был на даче, берегся.

С уважением, Виктор Цыбрий

P.S. Дорогой Елене Камбуровой наша поддержка и пожелание пережить и жить долго и счастливо.

P.S. Спасибо, Дмитрий! То, что делаете Вы и коллектив «Новой», это не просто важно, а критически важно для нормального будущего нашей страны. Держитесь! Просвещенная Россия с вами! Рад, что я соучастник.

«Риск умереть от болезни выше, чем от прививки»

Я сегодня узнала, что умер Андрей Парабеллум от ковида. Для многих он являлся примером, успешным человеком, преодолевающим все на своем пути, — и вот такой конец… Наверное, было бы здорово включить его в некролог. Показательно.

В моем окружении много людей погибло от ковида. Мой муж еле выкарабкался, а ему всего 44 года.

В большинстве умирали люди, живущие в области (Новосибирской), для которых качественная медицинская помощь малодоступна. Умирали целыми семьями. Но лично я их не знаю. Спрошу, смогут ли рассказать.

Еще большая часть моего окружения антипрививочники, многие лечатся гомеопатией, в их числе ни одной смерти не зафиксировано, хотя тяжелые случаи были. Я тоже не прививаю своих детей, есть несколько случаев моих близких знакомых, когда дети остались инвалидами после прививок. Однако в случае с ковидом считаю, что риск заболеть и умереть выше, чем получить увечья от прививки. Поэтому планируем с мужем прививку, говорят, с минимальными рисками разработана институтом Чумакова.

Спасибо, что организуете такой выпуск, очень важный.

С уважением и благодарностью за то, что вы делаете, Ирина Ведергорн

«Никто из привитых всерьез не заболел»

К сожалению, и нашу семью беда не обошла стороной.

25 апреля ушел из жизни отец жены моего младшего сына Николай Фёдорович Трухачёв. До 67 лет он не дожил совсем немного.

Он целый год, как и мы, прожил в жесткой самоизоляции и очень от нее устал. Надеялся это лето пожить нормальной жизнью, покопаться на даче, что очень любил. Но для этого нужно было подправить здоровье — нуждался в рутинной операции.

Лег в больницу. Сама операция прошла очень неудачно, и прямо из дома его забрал оперировавший хирург и на своей машине (!) вернул в больницу для исправления ошибок. Но там Николай Фёдорович подхватил КОВИД. Через три дня его перевезли в «Коммунарку». Болел тяжело: кислород в крови сильно упал, тело отекло, слабость, одышка. Лечили его интенсивно, и, казалось, дело пошло на поправку: «В понедельник выписывают». Но затем состояние снова резко ухудшилось, перевели на ИВЛ, но это уже не помогло… Никто не смог быть рядом с ним в последние дни и минуты.

Скажу и о нашем с женой случае. Мы тоже год жили анахоретами. Очень соскучились по детям и внукам. Да и они по нам. Ждали, когда будет создано лекарство или вакцина. Критерием было поведение Путина. Думали: вот привьется президент, всем покажет на личном примере, что и как, тогда и мы. Но он трусил и примером стать не мог. В январе-феврале вкололи себе «Спутник V» и в марте поехали к родным (сын и внук, кстати, переболели, но не тяжело). С тех пор активно перемещаемся и общаемся. На душе — «гора с плеч». Но продолжаем часто мыть руки, где положено, носить маски (больше — для безопасности непривитых).

«Розовых очков» не надеваем — отдаленные последствия пока никому не известны и как долго будет действовать вакцина — тоже непонятно.

На своей странице в фейсбуке провел опрос. Часть привитых ощущала недомогание (многие, как и я, — мышечную боль и боль в суставах), но никто из привившихся всерьез не заболел. Похоже, эффективно защищает.

После всего этого нежелание огромного числа людей прививаться удручает. По крайней мере, те, кто по возрасту, здоровью, роду деятельности относится к «группе риска», — не тяните. На длинной дистанции избежать заражения маловероятно. Но тогда жалеть об упущенной возможности будет поздно.

Искренне ваш, Е.В. Савостьянов

Пока Господь милостив — мне не о ком рассказывать.

Сама я решила положиться на Его волю.

Евгения Фенова

«Он поработал паркетчиком в Эрмитаже»

04.12.2020 не стало замечательного человека, доброго, умного и любящего своих детей и внуков Вадима Георгиевича Маташкина. Это был очень трудолюбивый, грамотный ученый и руководитель небольшой, но весьма известной «в узких кругах» организации. Жизнь не баловала его. К сожалению, его любимая жена Римма рано ушла из жизни. Учиться ему пришлось, совмещая учебу в институте с работой на конвейере завода «Красный треугольник». Окончив институт, поступил в аспирантуру. Кандидатскую диссертацию написал и защитил легко. Руки у него были просто золотые. Мог сделать практически любую вещь, переложил паркетные полы в своей большой квартире так, что получил предложение поработать паркетчиком в Эрмитаже. Сам построил дом и разбил при нем большой ухоженный сад и огород. Самостоятельно выучил нотную грамоту и прекрасно играл на баяне и фортепьяно. Это был всегда веселый и жизнерадостный человек. 7 ноября 2020 года он написал мне, что заболел COVID-19 и госпитализирован. Через месяц моего любимого дяди не стало.

Виктор Терещенко

«Был госпитализирован повторно»

Добрый день!

В этом году, в январе, не стало прекрасного, доброго и отзывчивого человека, бывшего декана биологического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского Александра Павловича Веселова. Перед Новым годом среди сотрудников двух дружественных кафедр ИББМ (бывшего биофака) стал распространяться ковид. Александр Павлович попал в больницу. Из-за нехватки мест (видимо, судя по разговорам) он был выписан еще до полного выздоровления. На следующий день семья, видя его состояние, повторно госпитализировала Александра Павловича. В тот же день он скончался в больнице. Причина — отек легких. Горечь этой утраты почувствовали на себе как коллеги Александра Павловича, так и множество выпускников биологического факультета и ИББМ.

К сожалению, я не смогла попрощаться с этим замечательным человеком, так как ровно в то же время сидела на карантине с ковидом…

Алена Балашова

«Важно посмотреть на любимые имена»

По поводу некрологов. У меня два брата, четыре племянника. Три сына, пять внучек. Вся пандемия незаметно проходит стороной. Родственники со стороны отца и матери проживали до самого преклонного возраста. Думаю, ген хороший. У родственников жены пока тоже все в порядке. Работаю за полярным кругом. В прошлой вахте одному работнику пришлось уволиться, хоронил сразу трех близких родственников. Не повезло. Думаю, что кто пришлет фамилии и истории, им будет важно посмотреть на любимые имена и фамилии в некрологах. Если не изменяет память, в Рейкьявике опубликовывают некрологи по поводу смерти каждого жителя Исландии независимо от социального статуса. На острове Мадейра (население триста тысяч человек в 2001 году) в ежедневной газете на последней странице можно было прочитать, когда и где прощание с умершим. У нас в Оренбурге 700 000 населения, и хоронят, я имею в виду без пандемии, не каждый день. Можно было бы тоже писать некрологи, много места не займут, но менталитет не тот. Как говорится, бизнес, ничего личного.

«Новую газету» читаю с 1995 года.

С уважением, Константин Холда

«Здоровье незнакомых влияет на близких»

Моя крестная мать уже давно потеряла любимого мужа — он умер от рака. С тех пор она жила в частном доме на окраине Ростова-на-Дону с дочерью, зятем и внуками. Она была троюродной сестрой моей мамы, и они были очень дружны, не все родные так любят. Помню, она подарила мне еще в советские годы, когда я был школьником, Советский энциклопедический словарь, и это был самый важный подарок в моей жизни. Она уже давно никуда не ходила, ограничила свой мир пределами двора и заботой о детях. Она избегала больниц — все говорила, что только попади туда, и уже не вернешься, предпочитала услуги врачей частной практики. Я виделся с ней нечасто, а в прошлом году и вовсе не вышло. После зимы 2021-го, когда уже казалось, что пронесло, — все внезапно рухнуло — заболели внучка, дочь и зять, а затем и она. Молодые, слава богу, выздоровели, а она потом две недели боролась за свою жизнь вместе с врачами реанимации, но после двух недель не выдержало ее большое доброе сердце, и теперь ее нет среди живых, а мы скорбим и упрекаем себя, что не уберегли ее, хотя это, наверное, было не в наших силах. Мир стал очень маленьким перед этой угрозой, и здоровье незнакомых людей теперь влияет на самых близких. Берегите себя, родных и незнакомых — прививайтесь, носите маски.

С уважением, Сергей

«Нет более жизненно важной задачи, чем вакцинация»

Благодарю за предложение написать в Вашу газету письмо о самой острой для нашего народа проблеме — борьбе с COVID-19.

Как доктор, проработавший в медицине около 60 лет, считаю, что на сегодня нет более жизненно важной задачи, чем вакцинация населения. Моя многолетняя дружба с директором института им. Н.Ф. Гамалеи — Гинзбургом А.Л. помогла мне окончательно убедиться в эффективности созданной коллективом вакцине — «Спутник V» и достаточно стойком иммунитете после вакцинации. Так же, как и Вы, я как врач постоянно призываю к проведению этой насущной инициативы для создания коллективного иммунитета.

Вакцинация необходима главным образом для того, чтобы человек не умер, ибо бороться с тотальным поражением легких практически невозможно.

Мне известны многочисленные трагические случаи смерти близких и дальних знакомых, которых поразил этот вирус. Один из примеров тяжелой потери — смерть нашего друга — создателя и главного редактора киножурнала «Ералаш» Бориса Грачевского. Вспоминаю, как он был счастлив, рассказывая о том, что уже в достаточно уважительном возрасте стал отцом. Я тогда сказал ему: «Боря, тебе надо жить долго, потому что надо вырастить cына!» Неожиданно узнал, что Борис попал в больницу, и по телефону он говорил уже в кислородной маске, но все же надеялся, даже был уверен, что поправится. Врачебные манипуляции он по профессиональной привычке старался превратить в шутку. Чем все закончилось, к сожалению, известно.

И малыш остался без отца.

Можно привести еще множество примеров трагической гибели людей от этой заразы.

Друзья, пожалейте себя ради родных и близких, пожалейте детей и родителей, у кого они живы.

Мне стыдно об этом говорить применительно к России, ибо весь мир и все цивилизованные страны приблизились к созданию коллективного иммунитета, который должен в данной страшной истории поставить точку.

И тогда мы сможем избавиться от этого полуторагодового кошмара!

Александр Бронштейн

«На переднем крае — медики»

Дорогая, родная газета и вся редакция, которая почти тридцать лет с нами, делясь и разделяя наши надежды, радости, огорчения, БОЛЬ!

И вот сейчас общая беда лишает нас знакомых, близких, любимых и, что больно особенно, тех, кто помогает нам, многим — безответственным, неверующим в лживом государстве, гораздым до праздников — не замечающим трагедию будней!

На переднем крае медики-инфекционисты. На рабочем месте, часто «переоборудованном» или просто уничтоженном чиновничьими соображениями — «оптимизаторами» и невежами, лишившими первой помощи, теперь недоступной многим согражданам! Моя замечательная первая и старейшая в России инфекционная больница, много раз страдавшая вместе со своим народом, переживая его трагическую историю, возрождалась неимоверными усилиями подвижников, служащих вечной профессии!

В 2017 году наконец открылась долгожданная новая. Ее сотрудники приняли на себя первый удар, начали болеть и уходить… А те, кто оставался, работали с огромным напряжением, находясь в ежеминутной опасности.

Моя любимая подруга-хирург и ее медсестры почти год лечили мою 96-летнюю маму, нет, не от ковида, но трудно поддающиеся болячки немолодой женщины. Терпеливо, ВЕСЕЛО, внимательно и вот, добились результата. А в отделении между тем росли нагрузки, и заболела большая часть сотрудников.

Надежда Анатольевна АВАКУМЯН сгорела за несколько дней! Прилагая все возможные усилия, ее не могли спасти коллеги — слишком запущенной оказалась болезнь — не отходя от операционного стола, уставая и недосыпая, она трудилась. Ушла, успев отправить мне и маме смайлик-«сердечко»!

Ни смириться, ни забыть, ни простить тех, кто продолжает жить, как будто они и их окружение бессмертны.

Галина Стукалова

Спасибо за возможность написать некролог — уже полгода как не могу на бумаге осмыслить смерть матери (тяжело), а сейчас получилось.

Второе дыхание у матери открылось в ее последнее десятилетие: наконец-то появившийся внук, калейдоскоп поездок, откуда-то взявшийся напор в решении сложных коммунальных вопросов. Капремонт многоквартирного дома раньше срока в программе? Done! Она была на пике — и, казалось, сейчас пойдет на «еще одну Олимпиаду». Конечно, как и у любого российского пенсионера, на ее пути были проблемы разного уровня, провинциальная нищета и явно не улучшающееся здоровье. С пришествием ковида — она в опасной группе (сахарный, бруцеллез, периодический кашель), а ее собственная зона риска — опасная смесь мнительности, даже страха перед всем неизвестным и бесконтактность с российской медициной: «пойду в поликлинику, если не отпустит».

Первая волна позади, и всем стало легче. На второй она соблюдает строгий режим самоизоляции, но, видимо, контактирует с бессимптомным из своего окружения — и заболевает. А в окружении та же российская зашоренность: «Да где бы подцепила?» Диагноз общества: простуда, самолечение. Признаться, недооценил эту опасность… Я позвонил по традиции в выходной, шел уже пятый день болезни. Быстро переговорил — и «пребронь» скорой, коммерческий заказ ПЦР-теста на дом.

Нас ждал еще целый месяц впереди с черно-белыми полосами: госпитализация и связи, интенсивная терапия и снова звонкий голос; помню, как обсуждали реабилитацию на фоне уезжающих каталок тяжелобольных. Она благодарила врачей и всегда заканчивала последние телефонные разговоры фразой «Берегите себя!».

Умерла за двадцать восемь дней до начала массовой вакцинации в регионе.

Прощай, мама.

Дмитрий Струков

«Задумайтесь, в конце концов, почему мы не болеем оспой?»

Дорогие соотечественники! Оглянитесь на свое ближайшее окружение. Есть ли среди ваших знакомых люди, переболевшие оспой, полиомиелитом, бешенством, чумой, клещевым энцефалитом? Задумайтесь, почему мы теперь массово не болеем этими болезнями с высокой смертностью, оставляющими выздоровевших инвалидами. Это происходит потому, что от всех этих болезней у нас есть отечественные вакцины. У наших микробиологов, вирусологов, иммунологов, эпидемиологов накоплен огромный опыт в создании этих вакцин и в борьбе с массовыми инфекциями. К счастью, этот опыт успешно передается в поколениях ученых и медиков, несмотря на войны, революции, смены политических режимов, уже целое столетие. На чем основывается недоверие к вакцинам против коронавируса SARS-CoV-2 при таком успехе в борьбе со страшными болезнями прошлого века? Наши вакцины от коронавируса созданы коллективами ученых, работающих именно в тех институтах, которые много лет создают и производят вакцины от перечисленных болезней. Задумайтесь над фактами успешной борьбы с инфекциями у нас и над тем, на чем основываются суеверные слухи об ужасах вакцинации. У нас нет другого способа не бояться КОВИДа, так же как мы не боимся чумы и оспы, — только массовая прививка.

С уважением, Natalia P. Kisseljova, Ph.D., Principal researcher N.N. Blokhin National Medical Research Center of Oncology

Фото: Boonmachai Mingkhwan / EyeEm / Getty Images

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#коронавирус #вакцинация #COVID-19

важно

2 часа назад

Сборная Канады обыграла команду Финляндии в финале чемпионата мира по хоккею в Риге со счетом 3:2

важно

3 часа назад

Политик Дмитрий Гудков уехал из России на фоне уголовного преследования

выпуск

№ 61 от 7 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 61 от 7 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

«Папа трогал меня, как будто разделывал кусок мяса». 18+ Мария Куфина несколько лет публично рассказывает о сексуализированном насилии со стороны отца. Но ее никто не слышит

258521

2.
Исследование

Операция «Э» Мы вам расскажем, что получает с «ЭпиВакКороной» человек, что — кролик, а что — разработчики вакцины. Исследование Ирины Тумаковой

161872

3.
Колонка

Как ворон ворону... Какие нормы и принципы УПК нарушил Бастрыкин, лично вмешавшись в дело сотрудника Новосибирской ГИБДД, убившего человека

111193

4.
Комментарий

«Буфет обнаглел, как и весь форум» На заоблачные цены в кафе и ресторанах Петербургского международного экономического форума пожаловались даже те, кто заплатил за участие в ПМЭФ почти миллион

85578

5.
Комментарий

«Время беспамятства. Извращенного и беспрецедентного» Нину Шацкую похоронили, нарушив предсмертную волю. Что бы об этом сказал Леонид Филатов…

79752

6.
Сюжеты

Ашаршылык 90 лет Голодомору в Казахстане, убившему не менее миллиона казахов. Вина СССР и Сталина неоспорима. Как за это будет отвечать Россия?

69619

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera