Репортажи · Общество

Какой такой заказчик?

Экс-полицейских приговорили к длительным срокам за подброшенные наркотики журналисту Ивану Голунову. Зачем им это было нужно, выяснять не стали

11:10, 28 мая 2021Андрей Карев, корреспондент судебного отдела

13874

11:10, 28 мая 2021Андрей Карев, корреспондент судебного отдела

13874

Фото: Пресс-служба Мосгорсуда / ТАСС

Московский городской суд 28 мая вынес приговор пятерым бывшим полицейским по делу корреспондента «Медузы» (мы вынуждены указать, что издание внесено в реестр СМИ-иноагентов Минюстом РФ. — Ред.) Ивана Голунова. Их признали виновными в том, что они намеревались улучшить свои трудовые показатели и сфальсифицировали доказательства против журналиста, подбросив ему наркотики (будто попроще жертву найти не смогли).

Экс-начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД по Западному округу столицы Игоря Ляховца приговорили к 12 годам заключения, а его бывших подчиненных отправили в колонию на сроки от 5 до 8 лет.

Бывший начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД по Западному округу столицы Игорь Ляховец. Фото: РИА Новости

Странная провокация

В ходе разбирательства прокурор Татьяна Пашинцева ни разу не упоминала о заказном характере преследования Голунова и наличии основного интересанта. Так что, по-прежнему остаются вопросы, например: почему Ляховец подделывал материалы ОРМ конкретно на Голунова? Тем не менее судья Сергей Груздев далее обстоятельств, указанных в обвинительном заключении, не стал углубляться и просто признал бывших полицейских виновными по всем пунктам обвинения: «Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и оружия» (ч. 3 ст. 286 УК), «Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности» (ч. 4 ст. 303 УК) и «Незаконный оборот наркотиков» (ч. 2 ст. 228 УК).

Судебный процесс начался еще в декабре прошлого года.

Все обвинение против полицейских строилось на том, что они якобы просто устроили «провокацию» в отношении журналиста.

Так, Ляховец надеялся «улучшить показатели борьбы с правонарушениями», что в дальнейшем должно было способствовать его «продвижению по службе и получению наград». Чтобы осуществить задуманное, он в марте 2019 года обратился к старшему оперативнику ФСИН московского СИЗО № 3 Владимиру Матвееву и, введя того в заблуждение, получил от него показания некого сидельца-информатора, что дало повод начать разработку Голунова. Для материалов оперативного учета использовалось якобы поступившее из СИЗО сообщение о некоем гражданине по имени «Иван», который «употреблял наркотики и распространял их в ночных клубах». В апреле 2019 года Ляховец запросил у сервиса «Яндекс. Такси» данные о передвижениях почему-то именно Голунова, которого выбрал из множества других московских Иванов. Так ему стал известен фактический адрес проживания журналиста.

Бывший начальник отделения УВД по Западному административному округу ГУ МВД России по Москве Максим Уметбаев. Фото: Пресс-служба Мосгорсуда /ТАСС

В начале июня за квартирой Голунова начали следить подчиненные Ляховца. Однако ничего незаконного не обнаружили. 6 июня Ляховец дал указание своим подчиненным Денису Коновалову, Роману Феофанову, Акбару Сергалиеву и Максиму Уметбаеву задержать журналиста, подложить в его личные вещи запрещенные вещества и подбросить электронные весы в квартиру. Одновременно с этим оперативники «в неустановленном месте и в неустановленное время» приобрели кокаин и мефедрон, после чего расфасовали их в отдельные пакетики.

6 июня Голунова задержали, надели на него наручники и усадили в свою служебную машину. Как установил суд, полицейские засунули в рюкзак журналиста несколько пакетиков с наркотиками, после чего доставили его в отделение полиции, где в ходе личного досмотра их благополучно «изъяли». Спустя несколько часов подсудимые отправились вместе с корреспондентом в его квартиру, куда подбросили еще пять пакетиков с мефедроном. Голунову вменили распространение наркотиков.

Как указано в материалах дела, именно Коновалов положил в рюкзак журналиста свертки, по которым были расфасованы семь граммов наркотиков. Позже Коновалов, как следует из обвинительного заключения, подбросил «доказательства» во время обыска в квартире: экс-полицейский положил пять граммов кокаина и электронные весы на шкаф в комнате.

Другие обвиняемые в тот же день неоднократно применяли физическую силу к Голунову в Управлении внутренних дел по ЗАО. Как следует из материалов, оперативник Уметбаев нанес не менее одного удара кулаком в лицо закованного в наручники журналиста. Били Голунова также Сергалиев и Феофанов, которые сопровождали задержанного на медосвидетельствование: они также применили к нему удушающий прием, а затем протащили волоком по ступеням лестницы, о которые журналист ударялся головой, спиной и грудью. Впоследствии на его теле были зафиксированы многочисленные гематомы и ссадины.

Задержание журналиста вызвало широкое общественное возмущение. На фоне масштабной общественной кампании МВД прекратило дело против Голунова «из-за недоказанности его причастности к совершению преступления».

Вскоре пятерых полицейских, которые были причастны к задержанию журналиста, уволили и обвинили в фальсификации доказательств и незаконном хранении наркотиков. Четверо фигурантов — Ляховец, Феофанов, Сергалиев и Уметбаев — на время следствия и суда находились в СИЗО, а Коновалов — под домашним арестом. Он единственный, кто признал вину. Все остальные категорически отрицают, Ляховец назвал предъявленное ему обвинение «полетом фантазии».

Частично открытый процесс

Судебное разбирательство проходило в Мосгорсуде. Заседания, на которых прокурор Пашинцева представляла доказательства, проходили в открытом режиме. Судья Груздев не возражал, чтобы на слушаниях присутствовала пресса. Но когда исследовали засекреченные материалы, то просил всех журналистов покинуть зал. В начале процесса он заметил, что рассмотрение такого рода дел обычно проходили в закрытом режиме, но сейчас судьи стараются частично слушания проводить публично. Секретность связана с методикой работы оперативников, фамилиями информаторов и прочей внутренней «кухней» полиции и ФСИН.

Первым на процессе выступил сам Голунов. Он ходил на каждое заседание в сопровождении госохраны. На допросе журналист детально описал день задержания и момент, когда ему подбросили наркотики. Утром, 6 июня, журналист гулял с собакой, поехал на работу, около двух часов дня отправился на встречу с коллегой, но дойти до места так и не успел. В районе Цветного бульвара его окликнули:

Фото: Пресс-служба Мосгорсуда /ТАСС

«Я услышал окрик: «Стоять!». Обернулся и увидел, что на меня бегут Феофанов и Коновалов. Феофанов заломил мне руки за спину. Поначалу я подумал, что это ограбление. Спросил, что происходит. Мне ответили: «Ты задержан. Уголовный розыск». Они надели на меня наручники и сообщили, что нужно проехать с ними в отделение для досмотра. Я сказал, что без адвоката никуда не поеду».

По словам Голунова, сотрудники полиции применили к нему физическую силу, оскорбляли, требовали «во всем сознаться и не портить себе жизнь».

Причем происходило это в ответ на его отказы подписывать протоколы, проходить досмотр, дактилоскопию и медосвидетельствование без адвоката. В подтверждение его слов прокурор представила суду записи с камер наблюдения, которые детально восстановили хронологию того дня.

Показания Голунова подтвердила медсестра Московского научно-практического центра наркологии Татьяна Евдокимова. Она вспомнила, как во время смены видела сотрудников полиции, которые тащили Голунова по лестнице в кабинет: «Я вышла в коридор, услышав крики и шум. Сотрудники полиции спускали по лестнице испытуемого, он требовал адвоката, не хотел без него идти в кабинет. Сотрудники полиции выносили его за руки и за ноги. Я сказала им, чтобы были аккуратнее и не разбили ему голову, а они ответили, что у него под головой рюкзак».

Другой свидетель, Сергей Кузнецов, — один из понятых. Он рассказал, что на участие в следственных действиях его пригласил старый знакомый Егор (его участковый). Кузнецов заверил, что не знал, о каком именно преступлении шла речь. Впоследствии он был понятым при обыске дома у Голунова и в отделе полиции.

Свидетель признался, что получил от подсудимого Уметбаева вознаграждение около 2 тыс. руб. Деньги он потратил на такси.

Почти на все вопросы обвинения и защиты свидетель-«понятой» не смог ответить, постоянно говорил, что уже «не помнит». Не смог вспомнить он и о знакомстве с Ляховцом. Примечательно, что по данным геолокации сотовых телефонов следует, что бывшие оперативники дежурили у дома Голунова на улице Вешняковской три дня до его задержания — с 4 по 6 июня. Туда же приезжал и Ляховец, а 5 июня весь день рядом с домом Голунова находился и Кузнецов.

Из протокола осмотра компакт-дисков с видеозаписями с камер наблюдения выяснилось, что Коновалов несколько дней следил за местом проживания Голунова. К дому Голунова приезжал еще и Ляховец, который, как утверждает, в это время якобы находился в отпуске. Также камеры зафиксировали и его подчиненных — Феофанова, Сергалиева и Уметбаева. А 4 июня около дома Голунова практически весь день находился еще один понятой, который присутствовал при задержании, Дмитрий Бокарев.

Подстава

В материалах прослушки тоже оказалось много интересных деталей. Согласно расшифровке телефонных переговоров, оперативники обсуждали, кому и как нужно вести себя на допросах и какие последствия могут ждать их на фоне развернувшейся летом 2019 года общественной кампании в защиту корреспондента.

«Мне все равно, честно говорю. Главное, чтобы отстали от меня… Вы знаете, если я поеду <в колонию>, то вы тоже… (Смеется.) У меня везде был «золотой билет», я себя проявил как нельзя лучше», — говорил Феофанов своему бывшему начальнику.

Другой любопытный разговор между оперативником СИЗО Матвеевым и Ляховцом:

«Матвеев: Сейчас позвонили от следователя…

Ляховец: Опять? Ну чего, нормально? В качестве свидетеля?

Матвеев: Да. Там все плохо по ходу.

Ляховец: Почему?

Матвеев: Они все знают.

Ляховец: Откуда?

Матвеев: От вас.

Ляховец: Это все ерунда…

Матвеев: Источника допросили.

Ляховец: Источник может рассказать все что угодно…

Матвеев: Ну, вы подставили…

Ляховец: А?

Матвеев: Подставили! Мне это надо было?

Ляховец: Тебя никто не подставил. Такая ситуация абсурдная».

Причины, по которым Ляховец выбрал жертвой именно Голунова, в материалах дел так и не прояснены. Ничего не добавили к этому и сами подсудимые. Их допросы прошли за закрытыми дверями. Прокурор аргументировала подобную необходимость тем, что данные о тактике проведения оперативно-разыскных мероприятий составляют гостайну. С ней согласился председательствующий. Адвокаты тоже ничего не могли рассказать, как и сам Голунов, — с них была взята подписка о неразглашении.

Максим Уметбаев и Роман Феофанов. Фото: Фото: Пресс-служба Мосгорсуда /ТАСС

Длительные сроки — каждому

В конце апреля состоялись прения, которые также прошли только с участниками процесса и без посторонних. На заседании, сославшись на показания свидетелей и самого потерпевшего, а также имеющиеся в деле вещественные доказательства, прокурор Пашинцева просила суд приговорить Ляховца к 16 годам колонии общего режима, а его бывших подчиненных — Уметбаева, Феофанова и Сергалиева — к 12 годам каждого. Коновалов, единственный из бывших оперативников, кто признал вину, по мнению прокурора, заслуживает 7 лет колонии. Кроме того, фигурантам после освобождения, предлагала гособвинитель, необходимо запретить в течение трех лет занимать должности на государственной службе. И вместе с этим предложила суду удовлетворить гражданский иск потерпевшего Голунова в размере 5 млн рублей.

Спустя месяц, 28 мая, судья Груздев огласил приговор без мотивировочной части из-за секретности некоторых материалов. Экс-начальника «наркотического» отдела УМВД по Западному округу столицы Игоря Ляховеца отправили в колонию общего режима на 12 лет, его бывших подчиненных Максима Уметбаева, Романа Феофанова, Акбара Сергалиева — на 8 лет, Дениса Коновалова — на 5 лет. Также им запрещено занимать должности в правоохранительных органах. Помимо прочего, суд частично удовлетворил гражданский иск Голунова и обязал подсудимых выплатить ему 1 млн руб с каждого, а подсудимых дополнительно лишил званий.

«Я обещал добиться справедливости. Первый этап мы сделали. Мы ждём второго этапа… о заказчике», — сказал Голунов.

Он выразил надежду, что в скором времени мы все «узнаем что-то новое».

Также журналист поблагодарил коллег, поддерживавших его. Голунов полностью удовлетворен решением суда.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дело голунова #голунов #приговоры #полицейский произвол #наркотики #мосгорсуд

важно

3 часа назад

Экс-сотрудник МВД открыл стрельбу из карабина по прохожим в Екатеринбурге. Ранены росгвардеец и 9-летняя девочка

важно

9 часов назад

В Новосибирской области умер молодой человек, в которого случайно выстрелил сотрудник ДПС

важно

5 дней назад

«Как меня убивали». Презентация книги журналистки Веры Челищевой о юристе ЮКОСа Василии Алексаняне в Петербурге

Slide 1 of 9
Опрос

Отдаст ли Лукашенко Романа Протасевича под нажимом международных санкций?

Отвечают читатели «Новой газеты»

выпуск

№ 58 от 31 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 58 от 31 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Как белорусские спецслужбы выследили Романа Протасевича Рассказывает спецкор отдела расследований «Новой» Денис Коротков

246828

2.
Интервью

«Какая твоя фамилия, сволочь?‎» Авиаэксперт Вадим Лукашевич о «воздушных пиратах», захвативших самолет с экс-главредом NEXTA Романом Протасевичем

151960

3.
Сюжеты

«Мы все в шоке» Кто такая Софья Сапега, девушка задержанного экс-главреда Nexta, и что говорят о ее задержании ее друзья

146050

4.
Сюжеты

Патриоты делят Донбасс «Единая Россия» подрезала Прилепина в борьбе за избирателей из «ДНР/ЛНР»

102180

5.
Комментарий

«Это жестокая атака на весь Евросоюз» Как европейские страны реагируют на экстренную посадку самолета Афины—Вильнюс и задержание экс-главреда Nexta

90840

6.
Новости

«Откуда пришла рекомендация перенаправить нас в Минск?» Минтранс Беларуси опубликовал переговоры диспетчера и пилотов перехваченного рейса Ryanair. Вот их полный перевод

85180

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera