Сюжеты · Спорт

«Побеждать можно не только на дистанции»

Одна из самых титулованных спортсменок российской паралимпийской сборной рассказала «Новой» о том, как в неотапливаемой избушке в уральском лесу подрастает большой спорт

Этот материал вышел в № 57 от 28 мая 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 57 от 28 мая 2021

21:02, 27 мая 2021Артем Распопов, корреспондент

950

21:02, 27 мая 2021Артем Распопов, корреспондент

950

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

  • Анна Миленина — одна из самых титулованных паралимпийцев в истории России. У нее семь золотых, восемь серебряных и две бронзовых паралимпийских медали по лыжным гонкам и биатлону. Одиннадцать раз она выигрывала чемпионат мира, а сколько раз брала Россию, «даже не считала».
  • Анна Миленина — мать троих детей, героиня глянцевых журналов и патриотка маленького свердловского городка Краснотурьинска, в котором она живет всю жизнь, несмотря на мировую известность.
  • Анна Миленина — 36-летняя девушка с третьей группой инвалидности, родителям которой врачи когда-то предлагали отказаться от дочери.

Фонбет — партнер совместного проекта «Новой газеты» и Паралимпийского комитета России

Первое, на что обращаешь внимание, когда видишь Анну Миленину, — она постоянно улыбается. Улыбается искренне, широко и совершенно по-детски, сильно сощурив глаза, — и ты начинаешь улыбаться вслед за ней. Это ее главная отличительная черта. Только потом замечаешь, что спортсменка держит левую руку в одном положении и что эта рука чуть короче другой. «Я думаю, это благодаря спорту моя травма стала не так заметна», — улыбается Анна.

Анна Миленина (в девичестве — Бурмистрова) родилась в 1986-м в небольшом свердловском городке Краснотурьинске (население — 56 тысяч человек) в семье заводских рабочих. Она третий ребенок в семье. Во время рождения получила травму — повреждение плечевого нервного сплетения вызвало частичный паралич левой руки (плексопатия Дюшена-Эрба). Врачи предложили ее матери, Наталье Леонидовне Бурмистровой, отказаться от дочери.

— В бумаге о рождении, кроме плексита, еще куча всего было написано: и кровоизлияние, и еще что-то, — вспоминает Анна. — Почему-то врачи думали, что родителям будет лучше без меня. Я не знаю, что мама им ответила. Говорила, что ей тогда было страшно.

Бурмистровы краснотурьинских врачей не послушали. Вместо этого они стали лечить дочь. «Харьков, Киев, Екатеринбург, Курган — много куда на консультации ездили», — говорит Анна. В то же время, по словам Милениной, акцент на ее инвалидности родители никогда не делали — по врачам возили, но воспитывали «как обычного ребенка».

— Мама никогда не говорила, что я какая-то особенная, — рассказывает девушка. — Я ходила в обычный детсад, потом пошла в обычную школу. Все было как у обычных детей, ни обзываний, ничего такого. Мама мне всегда говорила: «Не получается — делай еще раз, делай больше». Никогда не было такого: «Ой, не трогайте Аню, она не может». Я благодарна за это, потому что выросла настолько самостоятельной, что мне не нужна помощь ни в чем, даже я помогу кому-то, если надо.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Спортом Анна начала заниматься еще в раннем детстве — тоже во многом из-за родителей. «У меня просто выбора другого не было, — смеется она. — У меня все в семье занимаются лыжами, мама с папой даже познакомились на лыжне. Я с самого детства с ними ходила в лес. Параллельно занималась плаванием — в шесть лет пошла в бассейн. Но в голове все равно были лыжи — и в семь лет я пошла в лыжную секцию в краснотурьинской спортивной школе олимпийского резерва. Занималась вместе со здоровыми детьми. Там работала моя тетя, Екатерина Анатольевна Бурмистрова, и она стала моим первым тренером».

В спортшколе от Бурмистровых потребовали предоставить справку о том, что Анне можно заниматься в секции. И вновь Наталье Леонидовне пришлось бороться с врачами. «Плавание врачи как-то разрешали, а тут был категорический запрет: «Вы что, хотите ребенка угробить? Нельзя, мы вам не дадим допуск», — вспоминает Анна. — Мама меня из кабинетов выгоняла: «Иди погуляй». И с врачами уже разговаривала по-своему. А я выходила в коридор и плакала. В итоге мы приняли всей семьей решение, что я все равно буду заниматься. Помню, как через год после этого, когда мне было восемь, мы приехали на операцию в Курган — мне делали удлинение руки. Я на тот момент уже 50 раз от пола отжималась, за год занятий в секции. Врач был в шоке, там даже съемки какие-то были. Наши, местные врачи, тоже после этого стали более-менее относиться к тому, что я занимаюсь спортом».

Медицинские запреты — не единственная преграда, с которой пришлось столкнуться спортсменке. Лыжами она начинала заниматься в начале 90-х. Лишних денег в семье не было. «Мама работала в глиноземном цехе нашего «Богословского алюминиевого завода», папа на этом же заводе был электролизником, — говорит Миленина. — Какой-то достаток был, но все равно жили от зарплаты до зарплаты. Тем более трое детей. Но что-то удавалось своими силами купить — тогда цены на лыжи были не такие заоблачные, как сейчас. Где-то завод помогал — по просьбе мамы».

Сейчас Анна с улыбкой вспоминает о том, в каких условиях начинала тренироваться.

— Лыжная база — избушка, в которой зимой протекали трубы, — рассказывает спортсменка. — Было холодно, душа не было, туалет на улице. У меня была одна пара ботинок, две пары палок — коньковые и классические, но лыжи были одни, причем гигантские, ростовкой 189 сантиметров. Я сейчас даже не представляю, как на таких лыжах бегать, — я бегаю на лыжах с ростовкой 172–175. По-хорошему, нужно хотя бы пары три лыж для классического хода, пары три — для конькового хода. Разные лыжи должны быть на теплую погоду, на холодную. Ну и ботинки, соответственно, — классические, коньковые должны быть. А мы в секции соревнования устраивали — кому получше ботинки достанутся от спортшколы. Я помню, как кто-то помешал мне на трассе, и я проиграла буквально секунду — мне было так обидно, что проиграла хорошие ботинки! Но мне все равно кажется, что чем меньше у человека удобств, тем у него больше стремления. Сколько у наших футболистов условий — лучшие специалисты, лучшее питание, лучшая витаминизация. А результатов нет.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

В секции со здоровыми детьми Анна занималась на равных до 13 лет. А потом начала проигрывать. «Я не понимала, что происходит, — говорит Миленина. — Было дико обидно — вроде я работала больше всех, но наравне с другими соревноваться не могла. Это я сейчас уже смотрю видеозаписи — и понимаю, что я бегу с двумя палками, а толкаюсь одной рукой. Вторая палка просто мешает. Слава богу, мама тогда где-то узнала через каких-то знакомых, что есть вот такой паралимпийский спорт. И мы решили попробовать».

И дело пошло. Уже спустя год тренировок, в 2001 году, Анна поехала на свой первый чемпионат России по лыжным гонкам и биатлону среди спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата и спортсменов с нарушением зрения. И привезла оттуда золото. Ей тогда было всего 14 лет, но она «уже не задумывалась, кем стать, — все мысли были о спорте». А в 16, в 2003 году, Миленина уже выступала на своем первом чемпионате мира по лыжным гонкам и биатлону среди спортсменов с инвалидностью.

— С этого турнира я, по сути, и начала по-настоящему свой спортивный путь, — говорит Анна. — У меня была большая радость, когда я прошла квалификацию: я могу выступать среди таких же людей, как я, и быть на равных! Эмоций было море. Я тогда первый раз участвовала в биатлонной гонке (многие паралимпийцы участвуют одновременно в соревнованиях и по биатлону, и по лыжным гонкам, не концентрируясь на одном виде спорта. — А. Р.). Винтовки тогда еще стационарные были — не было у каждого своей винтовки, они лежали на рубеже, и их после каждого выстрела перезаряжали солдаты. Во время первой гонки я промазала раз семь. Лыж не было, я бежала на одних лыжах и гонку классическим стилем, и гонку коньком. У меня старший сын, Матвей, сейчас занимается лыжами — я ему уже и ботинки, и лыжи, и роллеры, все купила. Смотрю и думаю: мне бы это в свое время на чемпионате мира!

Несмотря на все трудности, Анна Миленина завоевала на том чемпионате мира три золотых и две серебряных медали. «Меня признали лучшей спортсменкой мира, и канцлер Германии Герхард Шрёдер вручил мне серебряный поднос со своей подписью. Сами медали тоже были красивые. Я тогда была совсем девчонкой, а тут первый чемпионат, первая победа, еще и лучшей признали».

Читайте также

Читайте также

«Открываю двери улыбкой»

Волейболистка сидя Лиза Кунстман — о важности поддержки для достижения побед и смысле жизни в спорте

После чемпионата мира Миленина закрепилась в национальной сборной. И началась бесконечная череда сборов и побед. «Паралимпиада в Турине, 2006-й, — четыре медали: три серебряных и одна золотая. Ванкувер, 2010-й, — два золота, бронза и серебро. Сочи, 2014-й, — тоже два золота, бронза и серебро. Пхёнчхан, 2018-й, — два золота и три серебра», — с улыбкой перечисляет Миленина свои паралимпийские медали по лыжным гонкам и биатлону. Примечательно, что сейчас все эти медали хранятся в краснотурьинском музее — спортсменка к своим наградам относится очень спокойно: «Где-то после Ванкувера мне предложили все мои олимпийские медали и некоторые медали с чемпионатов мира передать на три месяца краснотурьинскому музею. Чтобы прошла выставка, люди на них посмотрели. В итоге прошло уже десять лет, а они все там. Я тоже иногда прихожу с экскурсией и смотрю: «О, точно, у меня же такие медали». У меня гораздо больше эмоций вызывает момент, когда я стою на пьедестале и играет гимн. А если я надену медаль на грудь и пойду куда-то — от этого ничего не изменится».

О своих победах Анна рассказывает с неизменной улыбкой, но за каждой из наград — история упорной борьбы. Причем борьбы не всегда справедливой. «Были трудные моменты, — вспоминает Анна. — В Ванкувере я бежала одну из гонок, выигрывала. И на каком-то из поворотов упала и сползла в яму за трассой — там не было ограждения. Лыжи сняла, вылезла, встала на лыжи и сделала пять шагов коньковым ходом, а гонка была классическим стилем. На финише меня дисквалифицировали за это, хотя я пришла третьей. Было обидно. Даже не из-за того, что лишили медали, а из-за того, что я упала».

13 марта 2010 года. Анна на паралимпийских играх в Ванкувере. Фото: Hannah Peters / Getty Images

Но самая трудная гонка, по мнению спортсменки, была в 2014-м — во время зимней Паралимпиады в Сочи. «Это была гонка на 15 километров классическим стилем. Температура была +25, снег собирали как могли. Мы бежали в футболках. В конце я уже просто пешком шла в этот подъем. В итоге мы взяли бронзу. Было очень тяжело». Как говорит Анна, в Сочи вообще все было «по-особенному»: «Конечно, от каждой Паралимпиады свои эмоции. Турин — это первые медали, это радость и слезы оттого, что наконец-то достигла того, чего хотела. Ванкувер — это финиш спринта с флагом России и куча красивых фотографий. Но Сочи — это игры на Родине. Это наши трибуны, мои родители на трибунах и ребенок. Радости тогда было просто море».

По словам девушки, спортивные победы не мешают ее семейной жизни. В 2010-м Анна вышла замуж за бронзового призера летних Паралимпийских игр 2008 года в Пекине по волейболу сидя Виктора Миленина. «Муж тоже из Краснотурьинска, но мы с ним никогда даже не пересекались. А тут после Пекина в газете вышла статья про него. Мама говорит: «Смотри, какой молодой человек!» Вскоре мы с ним познакомились на дне рождения нашего областного спортивного клуба инвалидов «Родник». У него в начале знакомства были какие-то комплексы из-за протеза ноги, я ему говорила, что в этом нет ничего страшного, пусть люди видят — каждый ведь может получить травму. В 2010-м мы поженились.

А в 2011-м я на третьем месяце беременности участвовала в чемпионате мира в Ханты-Мансийске.

Выиграла первую гонку, но потом тренер забрал лыжи и запретил участвовать. Я очень расстроилась — во мне живет это желание побеждать и побеждать. Сейчас, когда у меня трое детей, я понимаю, почему тренер так поступил».

После рождения третьего ребенка Миленина задумалась о завершении карьеры. «Думаю, что я не поеду на следующую Олимпиаду, — признается она. — Буду заниматься домом, детьми, предпринимательством. Побеждать можно не только на дистанции. И даже для человека с инвалидностью. Посмотрите на инвалидов в инстаграме, которые рисуют без рук, играют на гитаре, ведут какие-то каналы на YouTube и зарабатывают неплохие деньги. У меня сейчас в Краноснотурьинске небольшое кафе, еще я депутат городской думы — хочется сделать город красивее, чтобы люди отсюда не уезжали. Честно говоря, есть разочарование от системы — и даже не знаю, буду ли я дальше депутатом. Много бумажной волокиты. Чтобы решить какой-то вопрос, нужно кучу инстанций пройти. Но если кто-то сверху сказал — все решается быстро. У нас так было с лыжной базой — я еще в 2006 году писала письмо губернатору, что нам нужна новая лыжная база вместо той избушки. Ничего не поменялось. Но в 2010-м я на встрече с президентом (после Паралимпиады в Ванкувере Медведев вручил Милениной орден Почета, всего у нее два таких ордена, а еще — орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. — А. Р.) передала свою просьбу, и через пару лет у нас открыли лыжную базу. Теперь боремся за лыжную трассу, но никак не удается этот вопрос решить. Адаптивной среды в городе как таковой тоже нет. Я знаю, что нужно сделать, чтобы она появилась, — посадить депутата на коляску и пустить его по городу. И посмотреть, как он в поезд сядет или на самолет».

В рамках благотворительной программы «Ставка на добро» Анна Миленина предлагает компании «Фонбет» перечислить 100 тысяч рублей Фонду по поддержке спорта в Свердловской области А.В. Шипулина.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#паралимпийцы

важно

5 часов назад

Мосгорсуд приговорил экс-полицейских из «дела Голунова» к срокам до 12 лет лишения свободы

важно

3 дня назад

«Как меня убивали». Презентация книги журналистки Веры Челищевой о юристе ЮКОСа Василии Алексаняне в Петербурге

Slide 1 of 6
Опрос

Отдаст ли Лукашенко Романа Протасевича под нажимом международных санкций?

Отвечают читатели «Новой газеты»

выпуск

№ 57 от 28 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 57 от 28 мая 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

281202

2.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

278679

3.
Комментарий

Как белорусские спецслужбы выследили Романа Протасевича Рассказывает спецкор отдела расследований «Новой» Денис Коротков

244122

4.
Интервью

«Какая твоя фамилия, сволочь?‎» Авиаэксперт Вадим Лукашевич о «воздушных пиратах», захвативших самолет с экс-главредом NEXTA Романом Протасевичем

150308

5.
Сюжеты

«Мы все в шоке» Кто такая Софья Сапега, девушка задержанного экс-главреда Nexta, и что говорят о ее задержании ее друзья

144849

6.
Комментарий

«Это жестокая атака на весь Евросоюз» Как европейские страны реагируют на экстренную посадку самолета Афины—Вильнюс и задержание экс-главреда Nexta

90553

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera