Комментарий · Общество

Терминаторы, смирно!

Российских солдат и офицеров заменяют на «боевых роботов Шойгу». Обзор моделей

13:28, 24 мая 2021Валерий Ширяев

13781

13:28, 24 мая 2021Валерий Ширяев

13781

Сапер в защитном костюме «Сокол» и роботизированный саперный комплекс «Уран-6» со следами от разрывов на броне. Фото: РИА Новости

На канале Министерства обороны в YouTube опубликовано интервью Сергея Шойгу в рамках марафона «Новое знание». Из сюжета длительностью 43 минуты большинство СМИ обсуждали фразу о начале серийного производства боевых роботов в России. Она звучала 11 секунд. Очевидно, тема оказалась настолько интригующей, что вытеснила все остальные.

Хотя, новости тут нет, о серийном производстве роботов «Уран-9» (выполнение комбинированных боевых, разведывательных и контртеррористических задач) в Нахабино сообщалось еще год назад.

Тогда же писали о создании первого в России подразделения боевых роботов из двадцати машин «Уран-9». И пока это производство правильнее назвать мелкосерийным.

«Уран-9». Фото: Виталий Кузьмин / Wikimedia

Если рассматривать именно наземную технику (беспилотная авиация у нас развита намного лучше), то на сегодня в ряде научно-производственных подразделений ВПК, их гражданских бизнес-партнеров и армейских академий ведутся работы по ряду проектов, развивающих идеи строительства полуавтономных и автономных военных систем. О том, что технологии внедрены в вооружения, мы подчас узнаем из новостей в сферах, не связанных с обороной.

Как сообщил заммэра Москвы по вопросам транспорта Максим Ликсутов, уже в этом году москвичи смогут проходить в метрополитен не доставая рук из карманов: достаточно подключиться к системе FacePay (испытания длятся уже несколько месяцев), которая распознает лицо за полторы секунды и снимает деньги с привязанной карты.

Современные турникеты в московском метрополитене. Фото: РИА Новости

Помимо прочего, это означает, что

проблема распознавания в зоне боевых действий или чрезвычайного положения с пролетающих или проезжающих дронов-разведчиков лиц, сличение их с лицами, внесенными в базу комбатантов, в России решена.

Разумеется, с разной эффективностью, своими ли средствами, лицензионными ли, но решена она и в странах НАТО, и в Китае с Израилем, и отчасти даже в Южно-Африканской Республике. Что далее делать с опознанным боевиком, решает оператор.

Главное, что следует знать: министр обороны говорил о системах, призванных уменьшить потери в боевых действиях, облегчить труд военных, сделать его эффективнее, спасти их жизни. Но

ни одна из находящихся в разработке систем не предусматривает боевого применения без участия человека.

Пока и у нас, и во всех развитых странах создают беспилотные машины, дистанционно управляемые операторами. Самые продвинутые из них могут самостоятельно строить оптимальные маршруты и ехать по ним, вести запись и трансляцию, взаимодействовать с другими участниками боя, опознавать цели и вносить их в базы данных, выбирать первоочередные цели и сопровождать их. Но стрелять самостоятельно машины не смогут.

Читайте также

Читайте также

Кто рулит машинами для убийства

Военные технологии отодвигают человека от принятия решений. Почему это опасно — рассказывает эксперт

Сто лет военные США и представляющие в Конгрессе ВПК политики продвигали идею устранения человека, самой уязвимой и ненадежной детали боя, замены его техникой. И бурное развитие ее, казалось бы, обещало успех. Войны во Вьетнаме и Афганистане нанесли по этому «военному мировоззрению» сокрушительный удар — самая изощренная техника, решающее военно-техническое преимущество не помогли избежать поражения. Одновременно развивалась европейская школа, полагавшая, что думающего солдата заменить машиной невозможно. Ее идеалом было гармоничное сочетание разума и техники на поле боя.

Сегодня, на новом этапе прогресса, заново встает вопрос: может ли машина взять на себя ответственность командира? Развитие армейских роботов — столбовая дорога военного строительства по всему миру. Этому способствуют фундаментальные тенденции, одинаковые в развитых демократических, авторитарных и тоталитарных странах.

Повсюду демографы отмечают снижение рождаемости, технологи фиксируют рост стоимости и длительности обучения специалистов, военные теоретики толкуют о резко возросшей в высокотехнологической среде цене человеческой ошибки.

Если раньше самыми ценными кадрами были летчики, которых спасали всеми силами, то скоро такими станут буквально все военные специалисты.

За океаном, где и денег, и умов на порядки больше, чем в России, в области военной робототехники запустили проекты, от которых захватывает дух (сегодня в армии США «служат» более 15 000 роботизированных наземных устройств). Пентагон в своей военно-промышленной политике опирается на «Интегрированную дорожную карту развития беспилотных систем на период 2013–2038 годов». Наши же военные, судя по номенклатуре строящихся автономных машин, исходят из минимальных задач сохранения жизней военных — так дороги они стали ввиду описанных тенденций. Перечислим их.

Наибольшие потери несут разведчики, эта горькая истина усвоена всеми. Основные усилия и сосредоточены на сборе данных с поля боя силами беспилотных машин. Создаются они в рамках, выросших из экспериментального проекта «Маркер» НИОКР «Кунгас», где упор делается на безлюдную разведку.

Следующей по опасности профессией считается ремесло сапера. Разминирование без участия человека, в том числе расчистка минных полей под огнем противника, призван вести «Уран-6» (участвовал в разминировании Алеппо и Пальмиры, торгуется на международном рынке). Бои в условиях плотной городской застройки, как мы знаем из трагедии Майкопской бригады в Грозном, также чреваты экстраординарными потерями. Для расчистки завалов и баррикад, ведения заградительного огня на перекрестках и площадях должен служить комплекс «Штурм», судьба которого пока не ясна.

Все эти машины в идеале должны быть очень просты в ремонте и дешевы в производстве, чтобы не жалко было потерять в бою или при необходимости бросить. «Штурм» и создается на устаревшем, но дешевом и давно освоенном шасси танка Т-72. Это такая кастрюля, гибель которой не нанесет особого ущерба.

Робот проекта «Соратник»

Кроме того, в России несколько лет разрабатываются роботы патрулирования и охраны (помимо разведки) по проекту «Соратник», а также автомат доставки боеприпасов и заряжания и машина для вывоза раненых с поля боя. Как видим, настоящей замены боевым машинам в атакующих порядках пока не ищут. Исключением можно считать проект роботизированной машины залпового огня, которая фактически является давно опробованной нашим бизнесом системой беспилотного грузового автомобиля.

Читайте также

Читайте также

Ждать недолго, но надо поменять менталитет и законы

Эксперты — о перспективах и главных проблемах российских беспилотных машин популярным языком

К созданию полностью автономных наземных, летающих и морских устройств, не зависящих от оператора, в нашем ВПК пока лишь приступают.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Опрос

Отдаст ли Лукашенко Романа Протасевича под нажимом международных санкций?

Отвечают читатели «Новой газеты»

важно

11 часов назад

«Как меня убивали». Презентация книги журналистки Веры Челищевой о юристе ЮКОСа Василии Алексаняне в Петербурге

Slide 1 of 5

выпуск

№ 56 от 26 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 56 от 26 мая 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Шойгу призвал тайгу 70 лет назад солдаты пожгли у них скиты и монастыри, сегодня старообрядцы-беспоповцы учат военную элиту государства. Как это устроено

276925

2.
Сюжеты

Два термоса с кипятком 13 лет без воды, света и канализации в московской квартире прожила пожилая женщина, исправно оплачивая коммунальные услуги

270414

3.
Комментарий

Как белорусские спецслужбы выследили Романа Протасевича Рассказывает спецкор отдела расследований «Новой» Денис Коротков

231489

4.
Интервью

«Какая твоя фамилия, сволочь?‎» Авиаэксперт Вадим Лукашевич о «воздушных пиратах», захвативших самолет с экс-главредом NEXTA Романом Протасевичем

140872

5.
Колонка

Потомственные думцы Депутаты проголосовали за законопроект, который закроет ход в политику всем, кто требует смены власти

140469

6.
Сюжеты

«Мы все в шоке» Кто такая Софья Сапега, девушка задержанного экс-главреда Nexta, и что говорят о ее задержании ее друзья

124227

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera