Комментарий · Общество

«Нас больше, чем кажется»

«Балконный Первомай» психоактивистов: почему важно замечать людей с психическими расстройствами

11:07, 2 мая 2021«Новая газета», редакция

7

11:07, 2 мая 2021«Новая газета», редакция

7

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Платформа «Психоактивно» с 2018 года занимается психопросвещением и объединяет людей с ментальными расстройствами по всей России. По сложившейся традиции 1 мая — день, когда психоактивисты выходят с лозунгами, дестигматизирующими ментальные расстройства. Однако из-за ковидных мер и запрета первомайских демонстраций, участникам пришлось поменять формат и выйти с плакатами, баннерами и листовками в свои подъезды и дворы. В этом году «Балконный Первомай» прошел не только в России, но и в Беларуси.

«Новая газета» публикует монологи участников акции.

Пес, студент

«Балконный Первомай» — нестандартная акция, ты вывешиваешь что-то на окне и в подъезде, в местах, которые не предназначены нести повестку.

Я вывесил лозунг «Нас нет, но мы есть» — он у меня очень откликается. Он о том, что тебя будто не замечают или расценивают не тебя, а слово, которое написано у тебя в медкарте. Словно бы часть населения нашей страны — это не люди, а люди-диагнозы.

У меня биполярное расстройство, в моей семье есть люди с психическими расстройствами. Часто, когда речь заходит о психическом здоровье, мне говорят что-то вроде: «А докажи, что у тебя есть диагноз!» Как будто моих слов недостаточно.

Бываети такое, что в соцсетях, где я пишу о своем состоянии, меня обвешивают ярлыками. Последнее что написали: «Ты же понимаешь что у тебя проблемы с психикой?» Расстраивает, что прямым текстом говорят: «Ты больной». Тебя расценивают как предмет, перестают воспринимать как полноценную личность со своими мыслями, идеями и чувствами.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Многие проблемы, как мне кажется, начинаются еще со школьных лет, когда получение помощи преподносится как что-то ненормальное. Моя подруга делала в школе проект про психические расстройства, и директриса просто сказала ей, что психических расстройств не существует. В системе образования идет полное отрицание проблем психического здоровья, с ранних лет мы становимся запуганными.

Другая проблема —романтизация психических расстройств. Бывало что мне говорили: «Как здорово, что у тебя есть расстройство, это наверное так интересно!» В таком ключе тебя тоже не расценивают, как человека. Очень важно проводить уроки о психическом здоровье в школах и как можно чаще поднимать эту тему среди людей разного возраста.

Людям с с психическими расстройствами я хочу сказать, что мы с вами не одни, нас много и если мы будем вместе, мы правда сможем быть услышанными.

Рита Женцова, фотограф

Я решила участвовать в «Балконном Первомае», потому что у меня самой есть пограничное расстройство личности, расстройство пищевого поведения, депрессивные эпизоды.

Когда у меня только начинались мысли о том, что со мной что-то происходит, вокруг не было людей, которые бы посоветовали мне пойти к врачу. Окружающие обесценивали мои проблемы, говорили, что мне кажется, что я просто «надумываю» себе что-то. Поддержку я находила только в интернете: вступала в разные каналы и группы, в которых люди рассказывали о своих расстройствах в формате дневников. Уже через время я поняла, что мне нужно обратиться к психиатру.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Лозунг, который я повесила на своем балконе — «Нас больше, чем кажется». Потому что, на самом деле, вокруг очень много людей с проблемами психического здоровья, а по статистике — и вовсе каждый четвертый хотя бы раз в жизни сталкивается с психическими расстройствами.

Со временем я стала замечать, что люди часто обесценивают свои психические проблемы и предпочитают о них молчать или не обращать внимание на психическое здоровье, это сильно ухудшает качество жизни. Сейчас я все чаще сталкиваюсь с тем, что окружающие просто не понимают, как общаться с людьми, имеющими психические расстройства или ментальные особенности: гораздо проще сделать вид, что этих проблем просто не существует. Но я вижу, что людей с проблемами, похожими на мои, становится все больше, это помогает чувствовать, что и для меня в этом мире есть место.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

На уровне системной работы кажется важным улучшать качество психиатрической и психологической помощи в нашей стране, потому что многие специалисты продолжают вести себя непрофессионально. Например, когда я обращалась к психиатру в Твери, он ссылался на то, что у меня очень трудный характер, из-за которого я впадаю в депрессию. Сказал, что я психопатка, пытался на меня давить. Часто сами врачи забывают о том, что люди с психическими расстройствами — это прежде всего люди, это личности.

Про психические расстройства важно знать всем, ведь столкнуться с ними может каждый человек, и важно иметь возможность быстрее отреагировать, найти помощь и поддержку.

Алиса Эль, студентка

Многие мои друзья имеют психические расстройства, и я видела, как они сталкивались со стигматизацией. Я лежала в психиатрической больнице, но у меня нет официального диагноза, хотя окружающие почему-то хотят навязать мне то шизофрению, то биполярное расстройство. Создается ощущение, что психическое расстройство — это ярлык, который можно повесить, и которым можно оправдывать поведение.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Когда я вышла из психиатрической больницы, где мне не поставили никакого диагноза,

мой друг сказал, что я «удивительно нормальная для человека, который отлежал в психиатрической больнице». Он думал, что я выйду «овощная» и «вообще забуду, как меня зовут».

Именно поэтому я стесняюсь говорить о своем опыте нахождения в больнице, боюсь бестактных вопросов, потому что люди по-прежнему спрашивают: «А там есть смирительные рубашки?»

Мне кажется, что такие акции, как «Балконный Первомай», могут что-то локально менять, потому что люди вывешивают на свои окна очень конкретные лозунги, это не абстрактные люди где-то в интернете, это люди, которые живут рядом с тобой. И эти люди заявляют, что у них есть особенности, и при этом у них есть права и желание быть видимыми.

Многие соседи меня знают, и я думаю, что они, скорее всего, представляют человека, лежавшего в психбольнице, как какого-то неадеквата, который бросается на других. Но я обычная девушка, и мне кажется, что такие акции могут развенчивать образ неадекватного человека, с которым страшно, опасно или стыдно общаться. Я выбрала лозунг «Не стыдно — не смешно —не страшно», потому что часто слышала фразы именно про страх и стыд, когда говорила окружающим, что у меня есть психиатр, или когда рассказывала о своем опыте нахождения в психиатрической больнице.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Проблема психопросвещения в России стоит очень остро: во-первых важно объяснить учителям, что не нужно запугивать детей получением психиатрической помощи. Я росла и училась в Москве и с детства слышала, что если пойдешь к психиатру, тебя обязательно занесут в какую-то страшную базу и ты никогда не найдешь себе работу и не сможешь нормально жить. Это все пришло еще из СССР, люди словно бы боятся погуглить или прочитать про что-то лишнее, боятся даже спросить. Каждый раз, когда люди отрицают существование психических расстройств, они усугубляют проблему.

Людям, которые пока боятся открыто говорить о своих расстройствах, стоит помнить, что не нужно боятся быть собой, а открытое говорение о своих проблемах помогает рефлексировать свое состояние и порой позволяет чувствовать себя чуть лучше.

Мария Оксамитная, исследовательница

Я решила принять участие в «Балконном Первомае», потому что в России у людей критически не хватает информированности в плане психического здоровья, это создает чувство изоляции и отчужденности у людей с психическими расстройствами, из-за чего им сложно интегрироваться в общество, плюс от этого ухудшается состояние. Я думаю, что когда лозунги или ключевые слова на листовках на виду, они откладывается у людей в голове, и тема становится ближе и понятнее, появляется желание обсудить. Например, когда я печатала листовки, парень в копи-центре стал расспрашивать меня про разные расстройства.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

У меня самой два диагноза — это биполярное расстройство второго типа и синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Со стигматизацией приходилось сталкиваться в семье, когда близкие не принимают или обесценивают твой опыт, культивируют чувство вины за то, что ты как-то отклоняешься от нормы. Бывали и проблемы в личных отношениях: одна моя подруга просто не верила моему диагнозу, и я совершенно не понимала, как ей доказать, что мне действительнов определенные периоды сложно общаться с людьми. В свой адрес я слышала и много оскорблений: «психованная», «сумасшедшая», «истеричка», но меня больше трогает, когда люди обесценивают мой опыт, не доверяют мне.

Сейчас очень многим людям сложно получить психиатрическую и психологическую помощь.

В районном ПНД у специалиста есть 20-30 минут на пациента, разве этого достаточно?

У людей нет выбора. Также кажется важным обсуждать тему психических расстройств на межличностном уровне, выпускать и распространять методички, инструкции. Чем больше, тем лучше. При этом я думаю, что люди смогут быстрее понять и принять проблему психических расстройств, когда в их жизни случится какой-то сдвиг от нормы, а это может случиться с каждым.

Ева, художница

У меня клиническая депрессия с суицидальными наклонностями, совсем недавно у меня случился рецидив, и я столкнулась со стигматизацией со всех сторон: меня не воспринимали всерьез, меня боялись. Много проблем связано со школой — например, меня постоянно просят прикрывать руки, на которых видны порезы, учителя просто не верят тому, что у меня депрессия, в семье я также не нахожу поддержки.

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

Я думаю, что большинство людей не хотят верить в то, что все не так хорошо, как им кажется, не хотят видеть тех, кто как-то от них отличается. У всех в приоритете физическое здоровье, но никак не ментальное. Очень важно, чтобы у нас в стране появилась адекватная система психиатрической и психологической помощи, в том числе для детей и людей подросткового возраста. Когда у меня случился рецидив и на его фоне произошел приступ селфхарма, я пришла в местный ПНД, чтобы госпитализироваться в психиатрическую больницу. Вместо этого меня почему-то отвезли в детскую гнойную хирургию и когда я сидела в очереди на прием к врачу, один из мимо проходящих врачей,

довольно молодой парень, сказал, что я занимаюсь «показухой» и предложил другой метод самоубийства.

Меня повергла в шок эта ситуация, ведь врачи это люди, от которых ждешь помощи.

Один из самых важных для меня лозунгов: «Нас нет, но мы есть». Окружающие просто привыкли думать, что «где-то живут какие-то психи», хотя, скорее всего, люди с психическими расстройствами есть в каждом коллективе. Почему-то люди привыкли считать, что если они чего-то не видят или не могут пощупать,тоэтого просто не существует, но это совершенно не так.

Записала Катрин Ненашева, художница, соосновательница движения «Психоактивно»

Фото: Наталия Буданцева / для «Новой»

ОТ АВТОРА

В рамках платформы «Психоактивно» мы стараемся говорить не только о людях с психическими расстройствами, но и о людях с ментальной инвалидностью. Тысячи таких людей находятся в закрытых психиатрических больницах и психоневрологических интернатах (ПНИ), в которых человек до сих пор не считается человеком, а только приложением к большой и мало кого щадящей системе. «Всегда взаперти» — это лозунг, который посвящен тем, кто находится в ПНИ. По-прежнему система устроена так, что жители ПНИ остаются совершенно бесправными, они не имеют никакого выбора и никаких возможностей, а восстановить дееспособность удается буквально единицам. Решением в таком случае может являться только избавление от интерната как от институции — людям важно иметь возможность жить и развиваться в адекватных условиях и альтернативой могут служить квартиры сопровождаемого проживания, которые создают сейчас различные НКО, для которых нужны новые условия и новые кадры. Отчасти лозунг «всегда взаперти» посвящен и людям подросткового возраста — мне часто приходится сталкиваться с проблемой, когда людям подросткового возраста просто запрещают получать психологическую или психиатрическую помощь в семье, а в школах на их проблемы просто закрывают глаза или обесценивают.

От посещения школьного психолога у многих ребят остается травма: бывает так, что психологи оказывают неквалифицированную помощь и скорее вредят или запугивают. Эти ситуации также говорят о том, что систему оказания психологической помощи в школах необходимо менять — у психологов просто нет времени на индивидуальную работу с ребятами, они заняты отчетами и постоянной бумажной волокитой, которая не имеет ничего общего с решением реальных проблем.

Мы в «Психоактивно» верим, что психопросвещение может не просто объединять людей, а иногда и спасать жизни, поэтому стремимся заниматься дестигматизацией психических расстройств разными методами. «Балконный Первомай» мы проводим во второй раз, и, как отмечают многие участники, это большой шаг — рассказать своим соседям, что у тебя есть психические расстройства.

Отзывы показывают, что такие локальные действия имеют эффект — участники видят, как люди смотрят на плакаты, баннеры, листовки, фотографируют их, что-то ищут в интернете, в процессе акции у многих завязывались живые разговоры с соседями или прохожими, а это значит, что действия предпринимаются не зря. Мы также убеждены, что благодаря последовательной работе активистов и сотрудников различных НКО, через 3-4 года разговор о психическом здоровье станет привычным для любого сообщества, а обращение за психологической или психиатрической помощью будет не исключением, а нормой.

Читайте также

Читайте также

Интернат

В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#психическое здоровье #активисты #первомай #ПНИ

важно

4 часа назад

В московском «Театре.doc» сорвали премьеру спектакля «Соседи» о протестах в Беларуси

важно

20 часов назад

Доходы главы Чечни Рамзана Кадырова за год выросли более чем в 2,5 раза

важно

2 дня назад

Суд запретил адвокату Ивану Павлову пользоваться средствами связи и интернетом

выпуск

№ 47 от 30 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 47 от 30 апреля 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

343786

2.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

192932

3.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

139241

4.
Интервью

Войти дважды в одну и ту же ЧК Россию загнали обратно под власть «особистов»: механизм и виновных раскрывает политолог Николай Петров

106873

5.
Интервью

«Навальный в тюрьме — из ряда вон выходящее событие» Интервью академика РАН Ефима Хазанова, оштрафованного судом за организацию митинга в поддержку Навального

101169

6.
Сюжеты

От этой крови не отмыться Юрист, из-за показаний которого проходил обыск у Ирины Славиной, требует от журналистов доказательств своего «доноса». Публикуем их

90625

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera