Репортажи · Обществопри поддержке соучастников

Бьет, значит?

Центр «Насилию.нет» помогает женщинам и после того, как был признан иноагентом

Этот материал вышел в № 45 от 26 апреля 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 45 от 26 апреля 2021

13:37, 23 апреля 2021Лилит Саркисян, корреспондентка отдела спецрепортажей

2123

13:37, 23 апреля 2021Лилит Саркисян, корреспондентка отдела спецрепортажей

2123

В Центре «Насилию.нет». Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

«Насилию.нет» — центр помощи жертвам домашнего насилия — привыкает к новой роли иностранного агента. Совсем недавно им пришлось съехать из офиса на «Смоленской»: арендодатель приехал в сопровождении габаритных мужчин в кожаных куртках, попросил освободить помещение. Новый офис пришлось искать стремительно, теперь центр работает на «Трубной».

Организация попала в реестр Минюста накануне Нового года: в ведомство якобы пришла анонимная жалоба. После внеплановой проверки нашли «иностранное финансирование». В центре не скрывали, что переводы из-за рубежа были: в прошлом году ООН дала небольшой грант на проект по гендерному равенству, приуроченный к «16 дням активизма против гендерного насилия», 25 ноября — 10 декабря. На этот грант ребята из «Насилию.нет» выпустили ролик о том, что девочки могут стать кем угодно — и программистами, и актрисами, и депутатами.

«Я не думаю, что это политическая деятельность — показывать, что девочки, оказывается, могут не только в куклы играть, но еще и мечтать стать программистами», — говорила «Новой газете» Анна Ривина, основатель и директор центра «Насилию.нет».

Корреспондентка «Новой» узнала, как теперь работает главная организация, борющаяся с проблемой домашнего насилия в России. С проблемой, которой официально в России нет.

Никому не известно, сколько в России жертв домашнего насилия. Конкретной, регулярной статистики нет, в том числе и потому, что нет уголовной статьи о побоях, совершенных в отношении членов семьи впервые: с 2017 года это — административное правонарушение. Нет и самого закона о профилактике семейно-бытового насилия.

В отчете Росстата за 2011 год говорится, что 38% женщин в течение своей жизни подвергались со стороны мужей или партнеров вербальному насилию, 20% — физическому, а 4% — сексуализированному. И только 10% опрошенных дошли до полиции.

В 2018 году РБК, ссылаясь на данные МВД, писал, что против женщин в семье было совершено 21 390 преступлений. А Консорциум женских неправительственных организаций подсчитал, что из 8300 женщин, убитых в том же году, не меньше 5000 погибли от рук партнеров. МВД в тот год заявляло лишь о 253 женщинах, убитых в ситуации домашнего насилия.

Минюст в конце 2019 года в ответ на запрос ЕСПЧ по поводу ситуации с домашним насилием в России, заявил, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его (домашнего насилия. — Ред.) дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Годом позже Минюст внес «Насилию.нет» в реестр НКО-иноагентов.

Основательница центра «Насилию.нет» Анна Ривина. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

˟˟˟

Проект «Насилию.нет» появился в 2015 году: тогда это была небольшая инициатива юриста Анны Ривиной, а в обществе проблема домашнего насилия почти не звучала. Законопроект о домашнем насилии к тому моменту дважды вносили в Госдуму, дважды же его отклоняли. В СМИ почти не было историй жертв, а самим жертвам почти некуда было обратиться.

Последние три года «Насилию.нет» существует как юридическое лицо. За это время тема домашнего насилия стала по-настоящему видимой.

Дела Маргариты Грачёвой, которой муж отрубил кисть руки, сестер Хачатурян, убивших отца-насильника, Анастасии Ещенко, убитой и расчлененной историком Олегом Соколовым, показали людям, что проблема есть, и у нее женское лицо.

Читайте также

Читайте также

«Я тебя сейчас, сука, убивать буду»

Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

В 2019-м Совет Федерации, взявший разработку законопроекта на себя, представил его первую версию. Ее раскритиковали юристы и правозащитники, работающие с проблемой домашнего насилия. Раскритиковали из-за недоработок: в проекте закона, например, нет определения понятия «преследование» и мер борьбы с ним, нет охранного ордера, не позволяющего агрессору приближаться к пострадавшей ближе определенного расстояния. А еще жертвами домашнего насилия не смогут быть признаны те, кто не состоит в официальном браке или не имеет совместных детей.

Из-за пандемии Валентина Матвиенко отложила работу над законом.

Возобновилась она только в конце прошлого года.

Центр «Насилию.нет». Администратор Анастасия Будко и координатор волонтеров Анфиса. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Вообще, пандемия коронавируса вызвала во всем мире огромный рост насилия дома.

Зато в России, по данным МВД, в апреле 2020-го преступлений в семейно-бытовой сфере в сравнении с апрелем 2019-го было даже на 9% меньше.

В то же время несколько правозащитных НКО, среди которых «Зона права», центр «АННА» (мы вынуждены сказать, что Минюст внес его в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента), центр «Сестры», в совместном докладе в июле 2020 года рассказали, что запросов о помощи стало в 2–2,5 раза больше.

Читайте также

Читайте также

Государство говорит насилию «Да»

Анна Ривина в «Центральном вайбе»

«Насилию.нет» весной 2020-го был на грани закрытия. Спасли сочувствующие: сейчас каждый месяц благодаря ежемесячным пожертвованиям сторонников центр получает около 500 тысяч рублей.

Осенью 2019 года центр выиграл полмиллиона рублей в конкурсе грантов «Москва — добрый город», организованном Департаментом труда и соцразвития Москвы. В рамках проекта центр распечатал больше тысячи буклетов с инструкцией, как распознать домашнее насилие, и больше сотни плакатов с контактами центра. Буклеты и плакаты развезли по собесам.

В прошлом году Департамент СМИ и рекламы города Москвы одобрил заявку центра на размещение социальной рекламы. Несколько месяцев вдоль московских трасс можно было увидеть баннеры «Страшно идти домой?» с телефоном «Насилию.нет». Когда срок размещения рекламы истек, центр снова подал заявку, но согласовать новые макеты не получилось: «Нас уже внесли в реестр иноагентов, нужно теперь указывать крупными буквами, что мы признаны иностранными агентами. Они сказали, это мешается на макете. «Можете, пожалуйста, убрать?» — смеется Настя Будко, администратор «Насилию.нет». — «А мы не можем! Такие правила».

Центр «Насилию.нет» Александра, психолог, и Анастасия, администратор и психолог. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Регулярные пожертвования сегодня составляют 80% бюджета организации, остальное — разовые акции поддержки от бизнеса. Франдрайзер Диана Анищенко рассказывает, как недавно открывшийся интим-магазин предложил перечислять «Насилию.нет» 10 рублей с каждой покупки. «Хотя далеко не весь бизнес готов работать с этой темой. Она до сих пор остается табуированной», — говорит она.

Да и заниматься фандрайзингом с такой проблемой сложно: женщины, которые находятся в ситуации насилия, очень неохотно говорят публично. «Но чтобы получилась фандрайзинговая история, должно быть открытое лицо. Должно быть имя». Конечно, никто в центре не принуждает пострадавших клиенток говорить от своего лица публично. «Но это важно, чтобы эффективно решать проблему домашнего насилия. Чтобы общество увидело, что мы не берем цифры из головы».

˟˟˟

Ухоженная женщина — сумка «Валентино», юбка-карандаш — выходит из кабинета психолога. Обращается к сотруднице: «У меня последний бесплатный сеанс. Я могу и за деньги. Мне самой так хочется», — предлагает она. Но ограничения на пять бесплатных консультаций с апреля сняты. Теперь пострадавшие могут получать помощь столько, сколько им надо.

Сейчас центр обеспечивает своим клиентам юридические и психологические онлайн-консультации пять дней в неделю. Четыре дня работают для пострадавших, один — для «авторов насилия». Раз в неделю люди, пережившие насилие, могут прийти в группу поддержки.

Звонок. Администратор Настя Будко берет трубку.

— Вы из Москвы? Сколько вам лет? Угу. Он сейчас, получается, преследует вас. Подскажите, пожалуйста, ваш номер телефона. У нас на сегодня есть окошко в 18 часов, сможете подъехать? Давайте. На наш сайт заходили? У нас есть схема, как пройти, чтобы вы не потерялись. Заранее постройте маршрут. До свидания!

Центр «Насилию.нет». Анастасия Будко, администратор. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Другой звонок.

Отвечает Диана.

— Центр «Насилию.нет», здравствуйте. У нас только психологические консультации, психиатрических диагнозов мы не ставим. Мне кажется, мы не сможем, но мне нужно уточнить у коллег. Возможно, мы сможем вас куда-то направить.

Звонившая девушка в бегах: ее муж пытается в суде доказать, что она недееспособна.

Всего таких звонков — от 15 до 40 в день, рассказывает Настя. Звонят со всей России, не зная, что центр в Москве, не зная, куда податься. Настя перенаправляет пострадавших из других регионов к дружественным кризисным центрам — если такой в регионе есть. Если нет, то отправляет их на горячую линию центра «АННА»: в отличие от «Насилию.нет», где оказывают только очную помощь, «АННА» дает консультации по телефону доверия женщинам со всей страны.

В 2020 году в центр «Насилию.нет» пришли 960 пострадавших. Больше всего — в карантин. «Особенно в конец локдауна. В самом начале, наверное, еще мало кто знал о нас. А потом «произошел» Иван Ургант, да и Регина Тодоренко с нами «случилась». Можно даже по статистике посмотреть:

  • апрель — 54 пострадавших,
  • май — 143,
  • июнь — 177.

Гигантский прыжок», — вспоминает Настя.

Регина Тодоренко «случилась» в конце апреля. Телеведущая, говоря о жертве домашнего насилия в интервью модному журналу PeopleTalk, задалась вопросом: «А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил?» После разразившегося скандала журнал Glamour лишил ее звания женщины года, она потеряла несколько рекламных контрактов.

Регина Тодоренко. Кадр Youtube

В соцсетях Регина подверглась нападкам. Телеведущий Иван Ургант предложил всем критикам Тодоренко вместо очередного гневного поста в соцсетях перевести любую сумму «Насилию.нет».

Тодоренко после всего случившегося сняла фильм о домашнем насилии, он набрал более четырех миллионов просмотров. Под видео были опубликованы контакты центра «Насилию.нет». В центре к такому не были готовы.

В то время в «Насилию.нет» работали сорок психологов-волонтеров, почти круглосуточно они давали онлайн-консультации. Но даже на эти онлайн-консультации попасть могли не все: дома, возможно, просто негде спрятаться. Некоторые клиентки шли для консультации в парки или сидели в подъезде.

— Когда был карантин, была огромная разница в количестве запросов на помощь письмами и обычными звонками. Очень многие писали в Инстаграме, — говорит Диана Барсегян, специалистка по коммуникациям. — Сейчас такого почти нет, звонят часто. Хотя все равно случается, что человек пишет: «Я только так могу. Вообще не могу звонить».

Читайте также

Читайте также

«Соседка посмотрела и ушла. Потому что его папа — начальник полиции»

Количество случаев домашнего насилия в России на фоне пандемии выросло на 150%. Где искать помощи?

Сейчас в «Насилию.нет» работают несколько штатных психологов, с августа помощь оказывается только очно. Так в центре пытаются создать безопасное пространство для пострадавших, вернуть им чувство контроля.

В центре «Насилию.нет». Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— Стандартная ситуация — это когда есть семья, есть очень много надежды на счастливые отношения, счастливый брак, — рассказывает Александра, психолог центра. — Часто это отношения, которые развиваются довольно быстро: познакомились, через полгода поженились, через два месяца съехались, быстро появляются дети. Это история про очень быстрое сближение. Когда партнер хочет быть 24/7 вместе. Часто под видом заботы партнер ограничивает увлечения, общение с друзьями, возможность работать. А второй партнер это воспринимает как заботу. Как мужественность, как решительность, как сильные и глубокие чувства. Потом очень сложно бывает принять и признать, что тот, кто себя так любит и так о тебе заботится, применяет к тебе насилие.

Бывает и так, что женщина говорит о своем желании уйти, и партнер убивает ее. Так случилось с 23-летней студенткой из Кемерово Верой Пехтелевой: бывший жених убивал ее 3,5 часа.

Александра вспоминает, как одна из клиенток, планируя сказать партнеру о расставании, попросила приехать родителей и только тогда сказала об уходе, заранее сняв квартиру. «Естественно, ее партнер был не рад, но как-то это принял. Они помогли ей переехать, собрать вещи, привезли в квартиру. И она была не одна в этом процессе, а с поддержкой родных. Если есть такая возможность, хорошо бы ею пользоваться. Чтобы были друзья или близкие, которые приехали, погрузили шмотки в машину и увезли».

Вот этим и занимаются в центре — кризисным консультированием.

— Здесь важно понимать, что это именно консультирование, не психотерапия, — объясняет Наира, еще один психолог центра. — Мы смотрим, что можно сделать в тех условиях, которые образовались здесь и сейчас. Мы возвращаем человеку контроль за его жизнью — пострадавшей и, конечно, «автору насилия».

Наира работает не только с пострадавшими, но и с «авторами насилия». Так она называет тех, кто агрессивен не из садизма. Тех, кто хочет поменяться. Таким в России почти никто не занимается — есть только петербургская организация «Мужчины XXI века». У них и училась Наира.

Центр «Насилию.нет». Диана Барсегян, специалистка по коммуникациям. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Каждая пятница — день работы с «авторами насилия» — в центре полностью заполнена. Бывает, что «авторов насилия» отправляют на консультацию их партнерши, но часто они приходят и сами.

«Приходят и с очень тяжелыми с историями, — говорит Наира. — С историями, в которых много вины, много стыда. К нам приходит человек. Да, он насильственно проявляется. Но к нам приходит человек».

Человек понимает, что все его отношения были нездоровыми или, наоборот, такими были только одни из его отношений. Или человек хочет сохранить семью. «Есть и те, кто говорит: «Я сам боюсь того, что я делаю. Не могу себе это никак объяснить — почему так происходит, почему я вдруг срываюсь, почему взрываюсь?» В основном, все приходят, чтобы понять: «Что со мною? Почему я вот такой?»

Среди клиентов Наиры, заявляющих себя как «авторы насилия», есть и женщины, причем последних немало. Правда, почти всегда выясняется, что такая женщина сама в прошлом страдала от своего партнера.

Наира вспоминает клиентские истории:

— Мужчина идет на женщину. Он может говорить очень тихим, спокойным голосом, но этим голосом он будет говорить: «Сейчас я тебя задушу. Или тебя, или ребенка. Выкину в окно». И куда ей деваться? Эта женщина понимает, что она в ловушке. И он же тихо говорит? Тихо. Спокойно говорит? Спокойно. Он не истерит. Он собран, он в нападении. И он ее загоняет в угол. Что ей остается?

У нас три реакции инстинктивные: замри, беги, бей. Кто-то замирает. А кто-то бьет. Если есть возможность убежать — убегают. И босиком, и в минус 20, и с новорожденными детьми.

Хэппи-энды в практике Наиры бывают. У одних получается сохранить отношения, другие, наоборот, из них выходят. Наира не раз видела, как у людей менялась жизнь — после пяти консультаций.

— Женщина приходит, говорит, что даже заикнуться про развод не смеет — знает, какая будет реакция. «Он не даст мне жить». А к пятой консультации эта женщина уже подала на развод. Съехала, сменила замки, устроилась на новую работу, наладила круг общения. Познакомилась с участковым, заручилась его поддержкой. Женщина, которая на первую консультацию приходит с потухшим взглядом, потерянная, уже спустя несколько недель меняет прическу, начинает краситься, в невероятных платьях приходит. С таким энтузиазмом рассказывает про свои перспективы: «Мы сейчас с подругой в отпуск поедем, у меня, наконец, деньги свои появляются, появляется возможность куда-то выходить. У меня, наконец-то, начинается жизнь».

Бывают, конечно, истории и с совсем другим концом. Одна из клиенток центра анонимно рассказала свою. Когда ее стал бить молодой человек, она дала отпор.

Она рассказывает:

— Одна из самых серьезных травм — сотрясение мозга. Сначала он прижал меня к стенке и душил. Смогла ударить его в пах — сразу отпустил. Потом попыталась убежать, но он схватил меня за шею и повалил на пол, бил головой о кафельную плитку. После этого я сидела на полу и плакала: «Ты понимаешь, что ты сейчас мог меня убить?» А он мне сказал: «Да когда ж ты уже сдохнешь».

Девушка смогла уйти от партнера, но он не оставляет ее. Несмотря на профилактическую беседу в полиции, он продолжает следить за ней.

С точки зрения сегодняшнего российского закона, этот человек — не преступник.

Читайте также

Читайте также

Директор центра «Насилию.нет»* Анна Ривина — на обложке Time

А в России государство не замечает жертв домашнего насилия. Смотрите «Центральный вайб» с Анной Ривиной: видео

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#домашнее насилие #пандемия #угрозы #самоизоляция #права женщин

важно

26 минут назад

Суд в Москве приостановил деятельность ФБК до решения о признании организации экстремистской

важно

4 часа назад

Что произошло за ночь 26 апреля. Коротко

Slide 1 of 7

выпуск

№ 45 от 26 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 45 от 26 апреля 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

«Срочно обезболить. Перевезти в Москву» Врачи Алексея Навального выпустили заключение по поводу состояния своего пациента. Публикуем полный текст

373243

2.
Комментарий

А нефть свою оставьте себе Незаметно для России в мире начался переход к зеленой энергетике

235757

3.
Комментарий

«Это казнь без приговора» Что значат показатели крови Алексея Навального. Анализирует известный врач-невролог Майкл Мирер

188864

4.
Сюжеты

«Подсудимого узнать невозможно» Cудья из Воронежа оправдала 11 участников январских митингов. Дела закрыты за отсутствием состава правонарушений

113881

5.
Колонка

Идите и огребите Россия обращает в уголовников своих лучших детей

94860

6.
Онлайн

Протесты в России. Онлайн «Новой» со всей страны Акции в Москве и регионах завершились. По всей России — 1200+ задержанных, больше всего их в Петербурге, силовики там действовали наиболее жестко

78311

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera