Сюжеты · Общество

«Как продают гранит науки»

Почему написание учебных работ за деньги превратился в большой и хорошо налаженный бизнес

12:26, 12 апреля 2021

2951

12:26, 12 апреля 2021

2951

Фото: РИА Новости

Академическое мошенничество все больше проникает в вузы, несмотря на очевидную незаконность. У студентов перед глазами наглядный пример: если так легко купить себе диссертацию, то почему российский студент должен быть честным? На покупку работ уходят огромные деньги как в столице, так и в регионах. Разбираемся, как и почему работает рынок студенческих услуг.

После поступления в один из лучших московских вузов передо мной как девочкой из небогатой семьи открылись поистине московские горизонты заработка: написание студенческих работ.

Если ты хоть немного эрудированный, это — легкие деньги. Я начинала с эссе по гуманитарным предметам для моих знакомых из технических вузов, затем перешла на портал «для поиска специалистов».

Позже друзья приоткрыли мне кладезь возможностей: на нашем факультете (его называют «факультет благородных девиц») есть много богатых москвичей, которые учиться не хотят. Заказы ищешь через друзей или берешь у одногруппников. На факультете спрос большой: от маленьких домашек по английскому и билетов на экзамены до дипломов. Спустя одну сессию у меня уже было несколько постоянных клиентов среди студентов. В начале второго курса я через один такой портал написала свою первую научную статью для опубликования в журнале, входящем в список ВАК, где должны публиковаться результаты диссертационных исследований.

Московский рынок написания работ — самый развитый по России. Здесь собраны все топовые вузы, где концентрируется денежный капитал студентов.

Работает какая-никакая реклама в соцсетях и в группах университетов, таких как «Подслушано МГУ», «Подслушано в Вышке», телеграме и инстаграме. Работает и сарафанное радио: об исполнителях узнают от знакомых и из университетских чатов.

А по России этот рынок в основном ограничивается личными контактами. Но там и получить положительную оценку проще: можно дать взятку или поучаствовать в вузовских активностях, например, в кружке танцев, и на твои оценки закроют глаза. Все зависит от вуза: если региональный, большой и вокруг него сконцентрирован хоть какой-то капитал, то исполнитель обязательно найдется.

Как устроен рынок

Черный рынок по написанию студенческих работ — очень конкурентная среда. Во-первых, существует множество онлайн-платформ. Например, на одном из студенческих сайтов видим материал «Где заказать, купить дипломную работу?» с рейтингом лучших ресурсов. Первый и очень дельный совет: «спросить друзей и близких, заказывали ли они какие-то работы и насколько успешно ее сдали. Если они порекомендуют конкретную организацию, значит, проблема поиска отпадает».

Онлайн-платформ десятки и сотни, но одна — наиболее разрекламированная. Ресурс прикрывает свою деятельность «онлайн-консультациями с репетиторами», «совместной работой с преподавателями» и «бесплатными полезными материалами». Самое интересное — это раздел рекомендаций, где шесть популярных ютуб-блогеров рекомендуют платформу. Блогеры предоставляют свой «экспертный» отзыв, а их видео размещают на сайте в разделе «Полезное для студентов».

Я зарегистрировалась на этом ресурсе как заказчик. При регистрации дают приятный бонус в 100 рублей. После заполнения анкеты заказ размещается в «аукционе», где его могут просматривать авторы. Размещаю заказ на ВКР по придуманной мной теме: «Коммуникационные стратегии в современных российских коммерческих организациях в сфере связи». На диплом по маркетингу откликается, на секундочку, кандидат экономических наук. Без предоставленного плана мне выставляют начальную цену: 21 960 рублей. Если буду откладывать стипендию в три тысячи рублей каждый месяц, накоплю на свой диплом за полгода. А вот у специалиста по маркетингу, который также предоставляет услуги, цена в два раза выше — 45 000 рублей. Копить придется целый год.

Фото: РИА Новости

Особого внимания заслуживает другой известный портал — «для поиска специалистов». Формально ресурс не поддерживает академическое мошенничество, но по факту разрешает так называемые «консультации». Тем более что прошаренные клиенты уже давно научились выбирать формулировки, которые система легко пропускает. Например, «помощь при написании курсовой», «консультация при написании диплома». Администраторы не могут просматривать каждый заказ и проверять его на соответствие указанной услуге. Поэтому на портале частенько можно увидеть заказы «секс за деньги» в разделе «Собеседник на час». Контролировать такие заказы не особо выгодно, ведь с каждого сайт берет свой процент.

В последнее время развиваются еще и биржи в телеграме: через него работать всегда безопаснее. На одном из таких «студенческих фриланс сервисов» почти полторы тысячи подписчиков. Здесь есть даже рейтинг заказчика: нигде нет ниже 4 из 5. Задачи разные: от микробиологии до топологии. Деньги переводятся через телеграм-бота, что позволяет избежать мошенничества и с той и с другой стороны. На более продвинутых каналах от двух до восьми тысяч подписчиков. Есть отдельные, вузовские телеграм-каналы, оказывающие помощь студентам. Но все равно

студенческим телеграм-биржам еще далеко до школьных бирж с ответами на ВПР, ЕГЭ и ОГЭ, у которых может быть до 600 тысяч подписок.

Почти у каждого вуза из российского топа есть свой паблик на сайте «ВКонтакте». Там работают, как правило, сами студенты, так что за 4 года предприимчивые учащиеся успевают не только получить знания по профильным дисциплинам, но и построить свой первый маленький бизнес. Вот один из забавных отзывов в такой группе престижного вуза: «Помню, у нас в Плешке половина группы юзала этих ребят) Мы даже думали найти кого-нибудь из них, отобрать паспорт и сделать нашим общим решающим рабом))». В региональных вузах могут вообще не заморачиваться насчет организации и размещать заказы, например, в таких группах на страничке «ВКонтакте, как «Подслушано КФУ».

Акулы подпольного рынка

Верхушку в такой рыночной системе занимают большие фирмы. Они концентрируются в Москве и специализируются на топовых вузах.

Даниил (имя изменено по просьбе героя) учился раньше в МГИМО, сейчас уехал учиться в Германию.

«Я учился в МГИМО на программе «Экология и природопользование». Фирма, с которой я работал, специализируется на топовых вузах. Соответственно, цена больше, качество выше, и полный full-service. То есть работа «под ключ»: когда работа хорошо выполняется, с минимальным плагиатом. В этот же сервис входит внесение правок. Выходит немного дороже, но работа выполняется качественно.

Я много писал работ для мгимошников, много работ для МГУ и для Вышки. Конкретно про МГИМО: есть две ситуации. Иногда люди уже работают, тогда они просто экономят время. Таких ситуаций 30%. А 70% — простое разгильдяйство.

В моей фирме была такая система: ты назначаешь цену, а менеджеры добавляют свой процент на нее. Зная фирму, на которую я работал, могу сказать, что там были вполне солидные клиенты, готовые платить столько, сколько им скажут. Я писал работы в основном для друзей, товарищей, знакомых, но все равно называл ту цену, которую бы брал в фирме. Два раза писал для регионов за такую же цену. Хочешь дешевле — ищи у себя в регионе.

У меня лично было не так много работ из Вышки, было много из МГУ и МГИМО, с РАНХиГСА были заказы. По сути, в этом бизнесе действует такой нетворк: есть основатель, есть менеджеры, есть авторы. Авторы только пишут работы, менеджеры занимаются тем, что находят клиента. Они активно ресерчат, проводят сарафанное радио, дают тебе заказы, проверяют тебя по срокам. Если ты не успеваешь, то вымаливают у заказчика несколько дней, следят за тем, чтобы оплата проходила вовремя.

Работал я много, и, наверное, это одна из причин, почему ушел. В один год я слишком много взял на себя, словил моральное истощение, нервные срывы. Сначала писал главу бакалаврской работы, потом уже все, начиная от маленькой презентации и заканчивая магистерской на русском и английском языках».

Факультетские конторы

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Не менее распространены факультетские «мини-фирмы». Например, один предприимчивый студент хочет организовать свой бизнес и собирает команду «решал» на своем факультете. Такие фирмы действуют в МГИМО и МГУ. Их основатели были студентами и писали работы знакомым, потом решили расширить свой бизнес: набрали команду авторов из отличников или пишущих, слава которых уже успела распространиться по сарафанному радио.

В какой-то момент основатель уже нанимает менеджеров, посредников между автором и клиентом, распространяет рекламу по вузовским каналам. Дальше он расширяет клиентскую базу: приходят заказчики из других, равных по уровню вузов и близких по направлению факультетов. Иногда клиентская база из другого вуза становится в разы больше, чем своего.

Цену устанавливает неформальный «директор», основываясь на средней цене на рынке. В цену будет входить и его процент как посредника и начальника структуры.

На процент будет влиять авторитетность «директора» и репутация его команды.

Вероника работает в компании, которая базируется в МГУ.

«Я учусь на журфаке МГУ и это напрямую связано с моей работой. Началась моя работа на первом курсе. Однажды я услышала от одногруппника, что он заказал экзаменационную работу на сайте, ему сделали плохо, и он ушел на пересдачу. Я предложила ему свои услуги. Это был мой любимый предмет, литература. Так все и пошло-поехало. Сначала у меня был только он и его друзья. Я брала очень мало денег, сейчас понимаю, насколько не ценила свой труд. Но с чего-то надо начинать, я хотя бы могла покупать себе вкусняшки.

Потом пошли масштабные слухи по факультету. Весной на первом курсе мне написал мальчик, которого я не знала, и предложил сделать ему диплом. Я сильно удивилась, потому что думала: диплом — нечто недостижимое. За первый диплом мне заплатили грошовую сумму — за 50 страниц меньше чем 10 тысяч. Но для меня это были огромные деньги. Я быстро разобралась со структурой, хотя тема была не моя — что-то про маркетинг. Потом мне было легче писать курсовые, главы дипломов, мне даже предлагали писать магистерскую диссертацию. Я не согласилась, надо было доделать ее за день, а там было много правок, и платили мало, я бы за такое взяла 10 или 20 тысяч.

Самое забавное — работы мгимошников всяких. Они спят, спят, потом за день просыпаются и такие: «А напишите диплом за день». Была одна работа, которую девочка должна была сдать в пятницу. Присылает в конце вторника: «Допишите». Смотрю, а там больше, чем половина диплома, и никакой информации вообще нет. В итоге я нашла 80-х, 90-х годов доклады с конференций, начала делать машинный перевод, потом рерайтить их. Я еще и редактировала, потому что там были дурацкие ошибки. Например, год чернобыльской аварии неверный.

Писала отчеты по практике. «Институт хитрости» студентов в Москве чрезвычайно развит. Они придумывают все, чтобы выкрутиться, но сделать минимум. У меня был однажды такой заказ: «Я учусь на таком факультете, проходил здесь, не знаю что, но напиши хоть что-нибудь правдоподобное».

С моего факультета в основном поступают мелкие задачки: домашки, эссе. Всегда много заказов из МГИМО. Больше стало поступать заказов из Вышки. Часто бывает из РГГУ, но все равно меньше, чем из Вышки или МГИМО. На дистанционке в разы стало больше заказов.

Я зарабатывала в месяц 50 тысяч, брала чуть выше среднего. Думаю, можно натянуть до 60–70, но нужно впахивать. Я брала так, чтобы у меня оставалось время на учебу, на молодого человека, на полежать и книжки почитать. У меня такая статистика: чем богаче человек, допустим, платник, тем больше он торгуется. Даже за 100 рублей. А если бюджетник, он примерно понимает, сколько стоит работа, ценит чужой труд и иногда даже сверху докидывает».

Как формируется цена

Цены на разные типы работ варьируются: стандартные домашки — от 100 до двух тысяч, курсовые и экзамены — от 1 тысячи до 10, дипломы — от 10 до 40 тысяч. На ценник влияет множество факторов: срочность, сезон, платежеспособность, тема, авторитетность конторы. Есть работы на английском языке, они обычно стоят в два раза дороже.

Расценки везде разные: в каких-то конторах есть установленные ценники, надбавки за сложность и время. На маленькие задачи автор ставит цену сам. Маленькое сочинение будет стоить 700 рублей, табличка — 700–800, задание после лекций — 500 рублей.

В маленьких фирмах цена ниже, те, которые идут в сторону расширения, снижают стоимость услуги, чтобы привлечь клиентов. Тогда уже будут работать бонусы за количество работ и другие надбавки.

Почему рынок работает

Особенности российской системы высшего образования только благоприятствуют черному рынку вузовских работ. Здесь свою роль играет нерелевантность самого образования. Студенты поступают на выбранное направление, а потом понимают, что оно их не устраивает. Тратить время на поиск другого образования они не хотят, поскольку воспринимают высшее образование как то, что нужно претерпевать, а потом забыть.

Маша (имя изменено) учится в МГУ, заказывает все работы с первого курса. «Не считаю целесообразным тратить время на то, что мне не сильно пригодится в будущем. Обычно я заказываю рефераты по литературе, там колоссальный объем информации, который тебе нужно изучить прежде, чем написать. У меня не всегда есть на это время и желание. Или, например, рефераты по географии, где информацию ты можешь найти только в открытом доступе, а при этом уникальность работы должна быть высокой.

Я перестала заказывать работы через первоначальную компанию, поскольку работы стали халтурными, пришлось искать новых исполнителей. Их найти легко: есть специализированные компании или отдельные фирмы в МГУ. Иногда прошу помощи у студентов, для которых такой вид заработка актуален. Какие-то конфликты с исполнителями случаются постоянно, но большинство из них можно разрулить. Самое комичное было, когда я заказала работу на английском, а мне ее сделали на русском. Эту статью расходов я не замечаю, относительно моего бюджета это не такие большие траты».

Фото: ТАСС

Михаил (имя изменено), выпускник МГТУ имени Баумана, окончил бакалавриат. «Учился я на платке. В целом, меня не устроил университет, но корочку я получил и доволен этим. Специальность была у меня изначально — управление человеческими ресурсами. Но в конце первого курса нас поставили перед фактом: направление закрывают. Было два варианта: либо отчисляться, либо объединяться с «управлением корпорациями». Из нашей группы никто не ушел, она была маленькая, человек 8–10, так что мы объединились с другой группой.

Я занимался дополнительно с преподами, но это сильного профита не давало, приходилось заказывать решения. Как это происходило: зная рубежную дату контроля, я и мои одногруппники писали в группу «ВКонтакте».

Кураторы подбирали тебе специалиста. Договаривались на конкретную дату онлайн, обговаривали примерные задачи и примерную стоимость, во время контроля фотографировали билет и отправляли заказчику, и он скидывал нам задания

на «ВКонтакте», и мы спокойно списывали.

Ближе к 3–4-му курсу я уже осознавал, что Бауманка — это не мое, но уходить не хотелось. Хотелось получить диплом и уже ворваться в свободную взрослую жизнь. Поэтому я заказывал работы напропалую, ведь в нашей стране без корочки — никуда. Еще сыграл фактор родителей старой закалки, для них это было важно. У меня оставалось много свободного времени. Я мог больше посвящать себя спорту, изучению интересующих меня вещей, развлечениям, друзьям. Ну а в начале 4-го курса у меня выявилось серьезное заболевание, я лежал в больнице долго. Мы с родителями приняли решение купить диплом. Работа стоила двадцать с лишним тысяч. Если подсчитать навскидку, сколько у меня ушло на покупку всех учебных работ, то из миллиона рублей, потраченных за четыре года на учебу, 100–200 тысяч ушло на покупку. И да, у меня много знакомых, купивших себе дипломы. Я отношусь к этому нормально: здесь есть свои плюсы и минусы. Из плюсов — сэкономленное время, нервы, минусы — потраченные деньги. Если ты учишься в универе и с некоторыми предметами не согласен или решил двигаться по другому направлению, то покупка работ и диплома — идеальный выход, на мой взгляд».

На дистанции

Один из новых факторов развития этого рынка — дистанционный формат обучения. На отдельных факультетах число заказов выросло в 3–5 раз, потому что списывать стало проще. Стали заказывать даже ответы после лекций на 2–3 предложения или маленькие задачки, за которые отдают от 500 от 1000 рублей.

В некоторых вузах действует рейтинговая система и скидки, например, в ВШЭ. То есть чем выше оценку ты получишь, тем скорее получишь скидку, если ты на платной форме обучения, то это 25, 50 или 70 процентов. Лучше сейчас три тысячи заплатить за экзамен, а потом сэкономить десятки и сотни тысяч за семестр. При современной системе финансирования вузов, которые пополняют бюджет в основном за счет платников, отчислять недобросовестных студентов просто невыгодно.

Данил Астапов, студент Высшей школы экономики, автор канала «Понаехавший».

«Я учусь на 2-м курсе в Высшей школе бизнеса в Вышке. Общался с ребятами с других факультетов, например, брат двоюродный учится на прикладной математике и информатике, у них почти все бюджетники, и у них почти нет написания работ за деньги, и это объяснимо. В основном причина этого рынка — большое количество платников и рейтинговая система. Платникам, возможно, просто лень, но часто причиной покупки становится то, что у них есть работа. А бывает, человек, решающий другим за деньги какой-то предмет, может по другому предмету купить работу у другого «решалы». Получается целое предприятие с прибылью и своими издержками.

Решалы, как правило, это старшекурсники. На 2-м курсе у нас есть люди, которые решают работы первокурсников. Возможно, это связано с тем, что у нас факультет бизнеса, и у людей есть предпринимательская жилка: хочется уже в университете заработать. Либо они готовят школьников к олимпиадам и ЕГЭ, либо внутри вуза организовывают курсы по предметам, либо решают за деньги. У меня есть знакомый, который на одном предмете, решая маленькие работы по 200–300 рублей, заработал за два месяца 25–30 тысяч.

Раньше я ничего из принципа не покупал. Но не исключаю, что, если будет сложный и неинтересный предмет, куплю что-нибудь».

Евгения Шмелева, научный сотрудник Центра социологии высшего образования института образования НИУ ВШЭ, автор исследования «Академическое мошенничество студентов: учебная мотивация vs образовательная среда» вместе с Т.В. Семеновой:

— Написание работ за деньги, его называют гострайтерство, по определению входит в академическое мошенничество, но и студенты, и преподаватели говорят об академическом мошенничестве как о чем-то нормальном. Более того, по мере обучения наши студенты все больше жульничают. Результаты же зарубежных исследований показывают, что в других странах студенты в процессе обучения все меньше прибегают к списыванию. Это объясняется тем, что университеты предпринимают усилия по развитию академической честности: это и информирование, и обучение тому, что допустимо, а что нет, кодексы честности, которые подписывают студенты. В российских вузах лишь единицы используют подобные документы (например, в Российской экономической школе, в Высшей школе экономики на данный момент в процессе разработки). В зарубежной практике, помимо кодексов, есть обучающие курсы, их проходят студенты и даже преподаватели, которые учатся делать свой образовательный процесс таким, чтобы списывания и плагиата было меньше.

Фото: РИА Новости

В нашем же случае большую роль играет терпимость преподавателей. «Мониторинг экономики образования» показывает, что только 68% преподавателей поставят студенту «неудовлетворительно» и заставят переписать работу. Звучит это как наказание, но, с другой стороны, они допускают вторую попытку, снижая желания воспользоваться плагиатом. Надо отметить, у преподавателей недостаточно стимулов для строгого реагирования на плагиат и списывание. Он должен предпринять большие усилия для изобличения, а это дополнительная нагрузка, а она у них и так высокая, в некоторых регионах несопоставимая с заработной платой.

Еще проблема в том, что

у университетов есть государственный заказ на обучение определенного количества студентов. И если отсев больше 10%, то это фиксируется как невыполнение госзаказа.

Значит, преподавателей косвенно стимулируют закрывать глаза на списывание.

У студентов мало выбора в выстраивании учебной траектории. Сложен переход между вузами и направлениями подготовки. Это приводит к тому, что появляются дисциплины, неинтересные студентам. У нас было исследование, где мы оценивали их учебную мотивацию и частоту прибегания к плагиату и списыванию, а также то, как они воспринимают вероятность наказания. Оказалось, эффект учебной мотивации пропадет, если учесть характер среды. В среде, где списывают, а преподаватели не наказывают, студент чаще начинает прибегать к плагиату. Нужно выстраивать образовательную среду, в которой настаивают на значимости академической честности.

Есть ли в том, что такой рынок действует, плюсы? Для умных студентов из регионов — это возможность работать не на стройке и не официантом в кафе. Те, кто пишет работы, развивают soft-skills: учатся искать клиентов, выстраивать отношения с заказчиками, набирать опыт в продажах, а пока пишут работы, практикуют свои hard-skills. Для кого-то это предпринимательство и бизнес. Но это все не про образование.

Анастасия Ларина

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#студенты #вузы #мгу #мгимо #мгту им баумана #научные работы

важно

2 часа назад

Что произошло за день 12 апреля. Коротко

важно

10 часов назад

«Спрашивали про редакционные процессы в "Новой газете"»: главреда «Важных историй» Романа Анина вновь допросили в СК

важно

9 часов назад

Активисты сообщили об исчезновении главы нового штаба Навального в Дагестане

Slide 1 of 6

выпуск

№ 39 от 12 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 39 от 12 апреля 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Кто должен мыть полы в бараках? Мария Бутина, обличая Навального, вскрыла преступление в покровской ИК-2. Объясняет Ирек Муртазин

584264

2.
Сюжеты

«Люди вокруг пахнут луком» «Мертвечина», «тухлятина», «помои» — тысячи человек после коронавируса преследуют отвратительные запахи. Что такое паросмия, как с ней живут и есть ли лечение?

352346

3.
Расследования

Семья, стоящая особняком В 2010 году жена советника президента Татьяна Юмашева пообещала, что тот, кто найдет у нее зарубежное имущество, сможет забрать его себе. Журналисты «Трансперенси интернешнл — Россия»* нашли виллу Юмашевой на Карибах

290385

4.
Сюжеты

Полковник Кошечкин, который искал правду История офицера вооруженных сил: от солдатского бати — до зэка, затравленного собаками на этапе

188793

5.
Сюжеты

«Присоединяться к России? Не для того мы воевали с грузинами» Кремль предлагает Абхазии добровольно «гармонизироваться» и объединиться в «общем социальном и экономическом пространстве»

113847

6.
Интервью

«Смерть от ковида или побочка от прививки? Выбор за нами» Какую вакцину предпочесть и почему — объясняет микробиолог Константин Северинов

98359

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera