Интервью · Культура

«Есть важный принцип, говорить за тех, чье слово не может быть услышано»

В апреле выходит яркий полнометражный дебют Григория Добрыгина «Sheena667»

11:34, 8 апреля 2021Лариса Малюкова, обозреватель «Новой»

1089

11:34, 8 апреля 2021Лариса Малюкова, обозреватель «Новой»

1089

Кадр из фильма «Sheena667»

«Sheena667» снят блистательным оператором Михаилом Кричманом, был показан на Берлинале и завис из-за локдауна — наконец-то зрители его смогут увидеть. Григорий Добрыгин — обладатель «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля за роль в драме Алексея Попогребского «Как я провел этим летом». Снимался вместе Филипом Сеймуром Хоффманом, Рэйчел Макадамс, Уиллемом Дефо и Робин Райт в «Самом опасном человеке» Корбейна. Снял короткометражки, отмеченные наградами «Кинотавра». Ставит спектакли в театре «Практика». Преподает на режиссерском факультете ГИТИСа.

Режиссер и актер Григорий Добрыгин. Фото: РИА Новости

о чем фильм

«Sheena667»

Супружеская пара обитает в автосервисе на окраине Вышнего Волочка. Оля (Юлия Пересильд) работает на почте, Вадим (Владимир Свирский) — автослесарь. Зарабатывает продажей запчастей с «убитых» машин. Планируют купить и привезти из Германии подержанный эвакуатор, чтобы подбирать побитые на скользкой дороге смерти «лады». Совершенно случайно Вадим попадает в порночат, где встречает секси-диву из штата Джорджия с ником Sheena667, — как тут не залипнуть? Начинается история параллельной виртуальной жизни.

Трейлер фильма «Sheena667»

— Вы сочинили эту историю или вычитали ее в газете?

— В каком-то смысле это про мое любопытство. Лет в 12–14 находил в газете картинки с рекламой интимных услуг по телефону. Меня страшно это интересовало. Но я понимал: если позвоню, то родителям придет счет. Этот сюжет догнал меня позже, когда в скайпе стал приходить спам с похожими предложениями.

— Ваши герои — обычные маленькие люди, с которыми случаются необычные истории, сдвиг из обыденности. В Sheena667 механик по зову чувств эмигрирует в интернет-пространство. Ныряет в эту нору, как Алиса, обнаруживая там для себя восхитительный мир.

— В ГИТИСе, где я работаю на курсе Олега Львовича Кудряшова, был семестр Гоголя. На уроках режиссуры мы разбирали «Невский проспект». В истории художника Пискарева я увидел историю нашего Вадима, очарованного виртуальным миром.

— В описании того, что со всеми нами происходит сегодня, более всего подошел бы Гоголь.

— И мне так кажется.

— Вы говорили, что профессия актера требует прежде всего внимания и сосредоточенности, а мы уже привыкаем к скроллингу, не успевая зафиксировать что-то важное, тихое.

— Именно так. Все неважно, все можно смахнуть. Это смахивание делает нас нечуткими.

Вспоминаю детство, когда были взрывы в Волгодонске. Я впал в оцепенение и не мог из него выбраться. Или убийство Влада Листьева. Мне было лет девять, я шел и оглядывался — казалось, это преступление кричит отовсюду. Сегодня восприятие притуплено. На нас из каждого монитора агрессивно движется «как бы мир». Этому натиску невозможно противостоять.

Портрет явления

Портрет явления

Четвертая власть 90-х

Эксплейнер Дмитрия Муратова

— При этом сама реальность, впадающая в массовую истерию по поводу эпидемии, курса валют, все больше похожа на антиутопию.

— Ощущение, что все это — контролируемые вещи. Как будто кто-то проверяет, насколько человеком можно манипулировать, насколько можно его запугать.

— Почему, имея в багаже такой опыт: жизнь на Камчатке, занятия хореографией, погружение в жизнь Церкви адвентистов, к которой принадлежат ваши родители, — вы не используете все это в своем кино?

Не знаю. Либо все это тоже притупилось в информационном потоке, либо прорастает в фильмах незаметно.

— Было смешно, когда на «Кинотавре» приз «Искусства кино» за лучший дебют получили два экс-танцовщика: вы — за «Sheena667» — и Борис Акопов — за фильм «Бык». Я надеялась, что вы вдвоем будете крутить фуэте во время получения наград.

— С фуэте я завязал. Вот Борис, судя по его форме, еще может.

Удивительно, что пока лента «Sheena667» консервировалась в карантине, на «Кинотавре» показали «Китобой» — новый фильм со схожим сюжетом про влюбленность в виртуальную женщину.

— Ну да; наверное, идеи, как вирусы, летают в воздухе. Думаю, различие в фильмах существенное.

Кадр из фильма «Sheena667» / Кинопоиск

В «Китобое» это подростковая любовь, у нас история пострашнее — она про кризис другого возраста.

— Есть в ваших картинах размышления о природе одиночества. В обласканном Берлинале фильме «Как я провел этим летом» ваш стажер Павел внезапно оказывается перед труднейшим моральным выбором. Они там вроде вдвоем на краю света. Но оба одиноки.

— Во время съемок «Sheena667» я проводил параллели между Павлом и Вадимом. То, что ты не сказал однажды, промолчал, в один момент может тебя задавить. Признайся Вадим жене: «Вот такая ситуация»… Но молчание втягивает в себя, оно разрушительно.

— А еще у обоих фильмов странное место действия. На первый взгляд — просто метеостанция или автосервис. Но при приближении возникает мистическое поле: в одном случае край света — Чукотка, в другом — ледяная дорога смерти, по которой едут Вадим и его жена Оля.

— Может быть, в силу моего образования и воспитания для меня у слова «мистический» отрицательная коннотация. Мой герой голоден до вопросов. Он останавливается возле странной мачты-церкви в поисках ответов. Эта мачта-церковь не придумана. Я жил в 40 километрах от съемочной площадки, мне нравилось проводить время в дороге, чтобы подумать перед съемкой. После ночных смен пару раз засыпал за рулем.

— Значит, у вас тоже была своя дорога смерти?

— Пару раз ловил себя на том, что мчусь по этой белой гололедице и просыпаюсь от того, что почти ударился о руль.

Так вот, церковь-мачта находилась на середине пути. Я был уверен, что это баптисты.

— Кстати, я прочитала, что баптистов и адвентистов у нас десятки миллионов, хотя эти церкви признаны сектами.

— В слове «секта» не вижу ничего отрицательного. Секта — это всегда меньшинство. Первые последователи Христа — меньшинство, по существу — секта, появившаяся в Новом времени. Так вот, едем мы с оператором Михаилом Кричманом мимо этой «церкви», я предлагаю: «Давайте остановимся». Подходим к сторожу. И случается тот диалог, который есть в фильме. Я был уверен, что они баптисты, а сторож не понял, о чем вообще речь: «Да нет, мы люди нормальные…»

— Вы снимались у Антона Корбейна в шпионском триллере «Самый опасный человек» со звездами первого эшелона. Что вы вынесли из этой совместной работы?

— Скорее всего, вынес себя. Изменения в понимании процесса. Наблюдал за работой группы. Видел, как режиссеры и продюсеры формируют команду. Это стало моим маяком; хочу, чтобы в моем кино люди между собой так общались.

— Как?

— Негромко. Ощущение, что у нас на съемочных площадках люди заняты прежде всего демонстрацией: «Мы снимаем кино!» Артисты показывают, как они играют, какие у них возможности, как здорово они владеют своим ремеслом.

Режиссер кричит, потому что нужно показать, кто главный, и продемонстрировать, что он руководит сверхважным процессом. Вся индустрия вовлечена в этот громкий процесс создания национального достояния!

Там люди спокойно и увлеченно делают дело, и оно важно всем, начиная с водителя и заканчивая продюсером.

— А если говорить о профессиональных тонкостях в работе выдающегося актера…

— Там люди не стесняются своего интереса к профессионализму другого. Когда мы снимали финальную сцену и Филип Сеймур Хоффман был в кадре, вся команда — от гримера до Даниэля Брюля и Дефо — стояла за плейбэками и смотрела, как он работает.

— И потом они щедрые. Как легко Уиллем Дефо отозвался на ваш призыв и снялся за пару дней в короткометражке «Mind the gap!» Как это было?

— Уиллем увидел сборку моей первой короткометражки «Измена» и сказал: «Давай что-то сделаем вместе».

Вы сделали запоминающиеся короткометражки «Измена», «Верпаскунген», «Mind the Gap». Но не обидно растрачивать время, энергию на «крошки»? На анекдот про мусор «Верпасгунген» с Сергеем Маковецким?

— Эти «анекдоты» мне были необходимы, чтобы понять, какие инструменты у меня есть и что из этого работает. Хронометраж неважен, если есть история и желание ее рассказать.

— Вы открыли в своем фильме другую Юлию Пересильд. Как создавался образ женщины офлайн — телесной, земной, теплой — на контрасте с его виртуальной любовницей?

— Хотелось, чтобы на экране были не артисты, а люди — незащищенные и в чем-то слабые.

— Как вы пережили карантин?

Со студентами в театре «Практика» выпустили стендап-концерт «Приоткрытый микрофон»: пытались освоиться в непростом для драматического артиста жанре. Ребята сами писали себе тексты на тему «Я и моя семья в карантине». Узнал много нового о поколении, которое по-другому видит наше время. Юмор помогает говорить о серьезных вещах. Разобраться в жанре на этапе работы с текстом нам помогал Артур Чапарян, на выпуске — Антон Курильчик.

— В отличие от многих кинематографистов вы не отмахиваетесь от реального мира: ах, политика меня вообще не интересует. Вы участвовали в ролике о «московском деле», в котором известные актеры произносили монологи от лица обвиняемых. Вы стояли с плакатом у администрации президента. Почему вы этот делаете?

— Есть важный принцип — говорить за безмолвствующих: за сироту, вдову, за тех, чье слово не может быть услышано.

— Вам достался Чирцов. Вы его сами выбрали?

— Сказать честно, в тот момент мне было абсолютно все равно, за кого из осужденных говорить, будь то Синица или Чирцов.

— Вы следили потом за процессом, знаете, что Чирцову год присудили?

— Знаю, но в какой-то момент я отпустил ситуацию.

— Не только вы, почти все участники той громкой акции остыли. Возможно, они думали: мы выйдем сейчас — яркие, талантливые — на площадь, и нас услышат. Но ничего не произошло, и люди сразу сникли.

— Конечно, было разочарование, что ролик, пикеты, митинг не достигли поставленной цели, желаемого результата. Мне показалось в один момент, что режим отступает, но сейчас есть ощущение, что это была подготовка к разбегу. Мы видели это в «деле Сети» (организация признана террористической и запрещена в РоссииРед.). Действительно,

когда система становится жестче, твой голос похож на мяуканье котенка.

— Что делать в ситуации, когда твой голос почти не слышен? Замолчать?

— Продолжать говорить, используя возможности, которые есть. Микрофон — не самая слабая вещь. Как здорово с ним обращаются западные коллеги, которые понимают, что у них есть эта минута!

— Или даже секунды на оскаровской церемонии.

— Они знают, что в этот момент камеры мира смотрят на них.

А мы почему-то разбазариваем такие моменты; даже когда у нас есть шанс сказать громко, мы громко говорим какую-то ерунду.

— Тогда я желаю вам получить «Оскар», чтобы вы сказали о несправедливо осужденных, об умирающих детях с диагнозом СМА…

— Да, какое-то мутное, страшное время нам досталось. Но мы сами делаем его еще безнадежней.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#режиссеры #премьера #как у них #«московское дело»

важно

4 часа назад

Что произошло за ночь 9 апреля. Коротко

важно

19 часов назад

Меркель потребовала от Путина отвести войска от границ Украины

важно

4 дня назад

Навальный рассказал об ухудшении своего состояния и случаях заболевания туберкулезом в отряде колонии

выпуск

№ 38 от 9 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 38 от 9 апреля 2021
  • № 37 от 7 апреля 2021
    № 37 от 7 апреля 2021
  • № 36 от 5 апреля 2021
    № 36 от 5 апреля 2021
  • № 35 от 2 апреля 2021
    № 35 от 2 апреля 2021
  • № 34 от 31 марта 2021
    № 34 от 31 марта 2021
  • № 33 от 29 марта 2021
    № 33 от 29 марта 2021
  • № 32 от 26 марта 2021
    № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Кто должен мыть полы в бараках? Мария Бутина, обличая Навального, вскрыла преступление в покровской ИК-2. Объясняет Ирек Муртазин

579837

2.
Колонка

Боль как норма В Ростовской области покончил c собой настоятель храма Дмитрия Донского протоиерей Андрей Немыкин

324776

3.
Расследования

Семья, стоящая особняком В 2010 году жена советника президента Татьяна Юмашева пообещала, что тот, кто найдет у нее зарубежное имущество, сможет забрать его себе. Журналисты «Трансперенси интернешнл — Россия»* нашли виллу Юмашевой на Карибах

251953

4.
Сюжеты

Полковник Кошечкин, который искал правду История офицера вооруженных сил: от солдатского бати — до зэка, затравленного собаками на этапе

162113

5.
Сюжеты

«Присоединяться к России? Не для того мы воевали с грузинами» Кремль предлагает Абхазии добровольно «гармонизироваться» и объединиться в «общем социальном и экономическом пространстве»

103542

6.
Сюжеты

Видео не помогут В Москве прошел крупнейший стихийный митинг протеста из-за депортации в Таджикистан защитника прав приезжих. Трудовые мигранты впервые громко заявили политические требования

91004

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera