Интервью · Общество

«Если мама плачет — значит, ей этот ребенок нужен»

Ежегодно в России женщины оставляют около 4 тысяч детей в роддоме. Почему их нельзя винить? Интервью координатора проекта «Профилактика отказа от новорожденных»

Этот материал вышел в № 36 от 5 апреля 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 36 от 5 апреля 2021

11:20, 31 марта 2021Наталья Чернова, обозреватель

11666

11:20, 31 марта 2021Наталья Чернова, обозреватель

11666

Самый несчастный ребенок — это отказник. Так называют новорожденных детей, от которых матери отказываются в роддоме. Даже если этот ребенок впоследствии будет усыновлен и воспитан в любви, знание о своей изначальной «брошенности» оставит в его жизни след навсегда. В фонде «Волонтеры в помощь детям сиротам» более 10 лет действует программа профилактики оставления детей в роддомах. Работает она так: из роддома звонят в фонд и сообщают, что у них родился ребенок, от которого собирается отказаться его мама. Психолог фонда буквально через несколько часов приезжает в роддом. Но не отговаривать от решения…

Ольга Шихова, координатор проекта «Профилактика отказа от новорожденных», рассказала, почему в России женщины сегодня отказываются от своих детей и почему их зачастую нельзя в этом винить.

Ольга Шихова. Фото: otkazniki.ru

— Вы уговариваете женщину не оставлять ребенка?

— Мы не формулируем так задачу — уговорить не оставлять ребенка. Это не очень хорошо — и для мамы, и для ребенка. Мы помогаем принять взвешенное решение. По образованию я перинатальный психолог, я работаю с беременными и рожающими женщинами.

— Что самое неожиданное в контакте с этими женщинами?

— Они не так уж сильно отличаются от тех мам, у которых все хорошо. Там есть специфика, но утверждать, что это принципиально другие мамы, неверно. Очень многое в принятии ими этого решения лежит во внешних обстоятельствах жизни.

Основное заблуждение считать, что это женщины асоциальные, пьющие. Это не так. В основном это женщины среднего возраста и без зависимостей.

— Самый типичный сюжет…

— Женщина приезжает из другой страны или из региона на заработки. Зачастую у нее уже есть дети, которые живут на родине с ее родителями и она должна помогать им материально. У нее часто нарушены отношения с собственной семьей, либо этих отношений нет вообще. Часто в ее судьбе было насилие. Либо она выпускница детдома. Пока она здесь работает, она может снимать жилье и обеспечивать себя. Она встречает в столице мужчину, который во время ее беременности или сразу после родов исчезает или, что еще хуже, проявляет насилие. И она оказывается в ситуации, когда с ребенком она уже не может себя прокормить, вернуться на родину она тоже не может. И в этой точке мы и встречаемся. В основном оставляют детей одинокие женщины, для которых мужчина это не ресурс, а опасность.

Но бывают отказы и по психологическим причинам, когда бытовые условия более-менее сносные.

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

— Разве можно предложить «взвешенное решение», у нее же, давайте говорить откровенно, патовая ситуация?!

— Она патовая, если не вмешаться. Какие могут быть ресурсы? Главный ее собственный ресурс — ее отношение к ребенку. Оно бывает зачастую хорошим, она иногда и отказывается от него в его же интересах, она понимает, что прокормить его и дать счастливое детство ему не в состоянии.

Второй ресурс, который обязательно мы рассматриваем, — ее потенциальные возможности, когда этот ребенок подрастет: у нее может быть востребованная специальность и опыт работы, может быть и социальная поддержка. У нее есть, если она гражданка России, права — на пособия на ребенка, на материнский капитал. Мы помогаем ей структурировать информацию о ее правах.

Что наш фонд может предложить? Первое — это проживание в приюте. Если брать наш приют «Теплый дом», то у нас там нет четких ограничивающих сроков проживания, мы берем и без документов. И если женщина выполняет правила проживания, то она живет там, пока не сможет жить самостоятельно. Одна мама жила у нас с ребенком два с лишним года, с ее устройством были сложности, она приехала из Африки. Или еще одна женщина у нас задержалась — у нее родились близнецы, одна девочка с ДЦП. В итоге она нашла работу с проживанием. И сейчас у них все хорошо. Так или иначе, есть место, где такая мама сможет жить с ребенком — у нее будет еда, подгузники и медпомощь. Мы заключили договор с клиникой, и даже если она не гражданка России, она с ребенком сможет там наблюдаться.

И если нет мест у нас, мы направляем в другие приюты. Это решаемая проблема.

Но бывает ситуация, что у женщины есть жилье. И тогда мы спрашиваем, может ли она вернуться домой и обратиться за помощью к родителям. Но мы никогда ничего не продавливаем.

Фото: РИА Новости

Бывают ситуации, когда с кровной семьей связываться опасно. Семья будет преследовать за внебрачного ребенка.

Иногда нужна юридическая помощь — оформить документы, чтобы уехать на родину. Она готова уехать, но у нее нет денег, или ей нужно оформить ребенка на выезд, потому что она здесь нелегально. Только что родившей женщине трудно самой все организовать.

Случается, она справляется сама, но ей важно убедиться в том, что у нее есть ресурс. Что если будет трудно, то мы ее подхватим.

— Что вы делаете, если женщина решительно отказывается от разговора с вами?

— Это случается очень редко. Я сразу говорю, что я не буду ее уговаривать оставить ребенка. У меня нет задачи склонить ее к материнству. Но я предлагаю узнать ей о возможностях. Она что ожидает? Что сейчас начнут давить на чувство вины. Так делать очень опасно, никакой диалог не получится. В этой ситуации на ее чувство вины все уже надавили, в том числе и она сама. И что мы получим? Что она заберет его под давлением, а потом будет жалеть об этом.

— Часто женщины плачут при вашем разговоре?

— Если мама плачет — это благодатный случай. Значит, этот ребенок ей нужен.

— Когда женщина решает оставить ребенка, вы отслеживаете ее судьбу, навещаете ее? Вам же наверняка хочется видеть любящую маму?

— Мне хочется видеть, что ребенок в безопасности. И в основном мы это и видим. У нас сложные случаи, это не случаи отказа, а когда женщина переоценивает свои собственные возможности. Нет, она не отказывается от ребенка. Но она может пойти с ребенком в сомнительную компанию и загулять, или ее бьет мужчина, а она это терпит и не уходит. И посреди всего этого младенец. Часто такие случаи попадают в органы опеки либо мы сами обращаемся туда.

— Что говорит статистика об эффективности такой профилактики?

— Приблизительно в половине случаев мамы забирают детей после нашего разговора. Западные показатели около 30%. Значит ли это, что мы работаем эффективнее? Не факт. Это значит, что в России больше удельный вес социальных факторов. То есть, условно говоря,

у нас большинство отказов происходит потому, что женщине негде жить. А если дать ей жилье, у нас резко уменьшится число оставленных детей.

— Какие ресурсы на государственном уровне можно подключить, чтобы уменьшить число отказов от детей?

— Это небольшие ресурсы, и они точно намного меньше, чем ресурсы, необходимые на содержание ребенка в детдоме. А эффект намного больше. Нам необходимо социальное жилье. Это важнейшая вещь в профилактике сиротства. Нужно строить «Теплые дома».

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#женщины #отказники #роддома #дети

важно

2 часа назад

ОБСЕ: на востоке Украины за сутки зафиксировали более тысячи нарушений режима прекращения огня. Это в 10 раз больше, чем в предыдущие дни

важно

2 часа назад

Патриарх Кирилл утвердил решение об извержении протодиакона Кураева из сана

выпуск

№ 36 от 5 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 36 от 5 апреля 2021
  • № 35 от 2 апреля 2021
    № 35 от 2 апреля 2021
  • № 34 от 31 марта 2021
    № 34 от 31 марта 2021
  • № 33 от 29 марта 2021
    № 33 от 29 марта 2021
  • № 32 от 26 марта 2021
    № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

503864

2.
Колонка

Боль как норма В Ростовской области покончил c собой настоятель храма Дмитрия Донского протоиерей Андрей Немыкин

274287

3.
Сюжеты

Культурно посидели, попили-поели Нарушения почти на полмиллиарда рублей нашли аудиторы Контрольно-счетной палаты в работе администрации Адмиралтейского района Петербурга

248175

4.
Сюжеты

«Всю ночь стоишь по колено в крови, и я потребовал отдыха» Признания участников спецгрупп НКВД и исполнителей расстрелов советских граждан. Украина продолжает открывать архивы Большого террора

183203

5.
Сюжеты

Да вас просто надули! Президент России и губернатор Петербурга не могут справиться с частными управляющими компаниями северной столицы

173311

6.
Репортажи

Принеси, подай, дай денег — не мешай Ролевая модель взаимоотношений России и Абхазии: республика считает себя независимой страной, но ее бюджет зависит от Москвы на 60 процентов

127622

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera