КолонкаЭкономика

Летающий кот, который стоил полмиллиона долларов

Почему люди инвестируют в цифровые предметы искусства

14:14, 9 марта 2021

1132

Сергей Голубицкий
14:14, 9 марта 2021

1132

Сергей Голубицкий

22 февраля 2021 г. в The New York Times вышла статья штатной обозревательницы Эрин Гриффитс под броским заголовком «Почему мультяшный летающий кот с туловищем в форме двуслойной печеньки продали за почти 600 тысяч долларов» (Why an Animated Flying Cat With a Pop-Tart Body Sold for Almost $600,000).

скриншот

Американская журналистка пытается проанализировать охвативший мир бум NFT (Non-Fungible Token, незаменяемый токен) и дает следующий ответ на поставленный вопрос:

  • в риаллайфе «люди придают эмоциональную и эстетическую ценность физическим объектам»;
  • в виртуальном мире до недавнего времени ценности у цифровых товаров не было, потому что эти товары было «легко копировать, распространять и воровать»;
  • все изменилось после изобретения блокчейна, «который обычно ассоциируется с биткоином». На основе блокчейна были созданы т.н. NFT, способные «маркировать официальную копию цифрового медийного объекта». Это обстоятельство позволило «художникам, музыкантам, лидерам мнений и спортивным клубам зарабатывать деньги на продаже цифровых товаров, которые в противном случае были бы дешевыми или бесплатными».

Иными словами, если верить Эрин Гриффитс, блокчейн и NFT вернули человечеству веру в справедливость копирайт, и отныне появилась возможность преодолеть проклятие цифрового контента, который обладает неприятным качеством — множиться до бесконечности с нулевыми издержками.

В реальности, разумеется, блокчейн и NFT проблему безграничного тиражирования никак не решили. Они лишь создали условия для того, чтобы отличить (с помощью достоверного и неопровержимого сертификата) уникальный оригинал от множества никак иначе от этого оригинала не отличимых копий и подделок. Людям, однако, по словам Эрин Гриффитс, этого достаточно, поэтому они готовы платить безумные деньги за уникальные оригиналы мультимедийной продукции.

Зачем это людям нужно? Ну как же: для того, чтобы «хвастаться, выставляя покупку на показ в социальных сетях или на мониторах домашних компьютеров».

Подбив подобную теоретическую базу Эрин Гриффитс весь остаток своей статьи посвятила подробному рассказу о том, как всякие художники-любители и диджеи, лишившиеся заработка из-за ковидного локдауна, заработали и продолжают зарабатывать миллионы долларов на NFT-лихорадке. Лейтмотив этого калейдоскопа курьезов — счастливые продаватели цифровых товаров неустанно повторяют одну и ту же фразу: «До сих пор не могу прийти в себя и переварить произошедшее!»

С чем уйдет обыватель после прочтения статьи в The New York Times? Правильно: фигня это какая-то, ваши NFT! Очередная блажь-прибамбас компьютерных гиков. Скоро пройдет.

Проблема (и счастье) в том, что не пройдет. Ни скоро, ни вообще никогда. За зацикленностью на сенсационных цифрах и миллионах долларов — согласимся, характерной для мейнстримной прессы — американская журналистка не донесла до читателей главного:

NFT — это не гиковский прибамбас, тем более не возрождение копирайта в цифровой среде, а продолжение Великой финансовой революции, которая началась в июне 2020 года.

Революция DeFi (децентрализованных финансов) уничтожила монополию государства и коммерческих банков в сфере денежных отношений и позволила каждому человеку создать свой собственный банк и участвовать в доходных операциях, о которых раньше не приходилось и мечтать (предоставлять и брать защищенные кредиты, зарабатывать на предоставлении денежной ликвидности в обменных операциях, чеканить синтетические и алгоритмические стабильные монеты, предоставлять страховые услуги и т.д.)

NFT — это вторая волна той же революции DeFi, которая вызревала весь прошлый год и набрала мощь девятого вала в январе-феврале 2021. Суть революции NFT — окончательное и, на сей раз, бесповоротное уничтожение монополии всех посредников и прокладок, которые исторически сложились между творческими личностями и их поклонниками.

В традиционном обществе единственную возможность для музыканта получить известность и заработать денег предоставляли монополии звукозаписывающего рынка — всевластные «лейблы». Не мог выжить без соответствующей прокладки и художник: его успех и благосостояние целиком зависели от галерей, выставочных залов, аукционов, влиятельных коллекционеров и издательских домов, заказывавших иллюстрации для своих книжных изданий.

Рождение цифровой цивилизации на рубеже столетий уничтожило традиционную монополию посредников. Аудио-формат MP3 решил проблему легкого тиражирования без существенной потери качества (FLAC и APE избавились от потерь вообще), а технология торрент-трекеров устранила сложности с мгновенным распространением цифрового медийного продукта и (не менее важно) — с поиском нужного контента.

Новые цифровые технологии уничтожили монополии посредников, но при этом уничтожили и благосостояние самих творческих демиургов! Если твоя песня бесплатно и беспрепятственно распространяется по миру со скоростью звука уже через 10 минут после релиза нового диска, зарабатывать становится, согласитесь, довольно проблематично. Остаются живые концерты и прочие мирские «тягости».

Нужно сказать, что на смену мирским набобам-посредникам пришли набобы-посредники цифровые — YouTube, TikTok, Vimeo. В определенной мере они решили проблему монетизации для творческих личностей, однако, по сути, произошла замена шила на мыло: вместо монополистов риаллайфа мы получили монополистов мира цифрового.

Чем YouTube отличается от Warner Bros? В плане «щедрости», думаю, ничем: создателям контента отстегиваются крохи по сравнению с наваром, оседающим в кармане посредника. Что касается меры тирании и волюнтаризма, рискну предположить, что YouTube даст фору любой студии грамзаписи.

Сегодня на наших глазах разыгрался финальный акт исторического спектакля под названием «Тотальная децентрализация жизни общества». После устранения посредников в денежных отношениях, все тот же блокчейн и его технологии (NFT — всего лишь еще один из структурных элементов общей децентрализованной экосистемы Web 3.0) окончательно устранили посредников и в отношениях творческой личности и аудитории.

NFT позволяет монетизировать творчество и при этом сохранить раннее завоевание цифровой цивилизации — ликвидацию посредников.

Теперь, когда у читателей сложилось адекватное представление о чуде NFT революции, можно вкратце рассказать и о сути самого явления, не опасаясь при этом, что сенсация о покупке «летающего кошака из мультфильма за 600 тысяч долларов» деформируют подлежащую реальность до неузнаваемости.

В децентрализованной и распределенной базе данных (= блокчейне) существует два типа токенов (т.е. единиц учета информации): FTs (Fungible Tokens) и NFTs (Nonfungible Tokens).

Первые токены обладают качеством взаимозаменяемости: мы можем взять токен № 1 и обменять его на токен № 2, и при этом никто ничего не заметит, потому что ничего не изменится в принципе. Хрестоматийный пример взаимозаменяемого токена — деньги. Любая монета, любая банкнота никак не отличима от себе подобных. Все криптовалюты и криптотокены являются именно такими единицами учета — взаимозаменяемыми.

Второй тип токена — невзаимозаменяемые. Это и есть те самые NFTs, из-за которых весь сегодня сырбор. Главная черта таких токенов — неповторимость каждого из них. Один токен не имеет ничего общего с другим, каждый уникален.

Фото: Getty Images

Аналог NFT в реальной жизни — любой материальный объект: машина, дом, картина, птица, человек. Каждый такой объект неповторим по виду и универсален по роду. На улице много носится «мерседесов», но вот этот в гараже под домом — мой единственный и неповторимый, а я узнаю его из тысячи (это лишь абстрактный пример, автор не любит «мерседесы» и у него их нет.С. Г.).

Думаю, понятно, что с помощью NFT можно зафиксировать в распределенной базе данных (=блокчейне) любую уникальную информацию: любой неповторимый цифровой объект — музыкальную композицию, дополненную видеорядом, акварель, гравюру, комикс, мем, крылатую фразу, сборник стихов, роман, юридически подкрепленные права на владение собственностью (дом, долговая расписка, автомобиль, яхта, остров и т.п.).

Из сказанного очевидно, что применений у NFT бесконечное множество. По сути, это ворота, через которые в цифровое пространство в ближайшее время хлынут нескончаемые потоки оцифрованной собственности из риаллайфа — те самые дома, отели и острова.

Музыкальные клипы, коллекционные карточки с изображением знаменитых баскетболистов и исторических игровых моментов, произведения цифровой живописи — это те NFT, которые лежат на поверхности, и именно они сегодня первыми и монетизируются. На радость, восхищение и зависть обывателям.

Эрин Гриффитс на написание статьи сподвигла продажа оцифрованного мема 2011 года — анимированного кота Nyan Cat, сварганенного в стиле Digital Primitive. За 10 лет котан со шлейфом из радуги налетал по Ютюбу на 186 миллионов бесплатных просмотров. И вот теперь автор, 35-летний Крис Торрес, не будь дураком, решил поймать удачу на хайпе момента: зарегистрировал клип со своим котаном в блокчейне в виде невзаимозаменяемого токена NFT и продал 19 февраля 2021 года на аукционе за 580 тысяч долларов.

На самом деле даже цифровая сенсация здесь дутая. Она явно рассчитана на восприятие обывателей, не представляющих о том, что сейчас творится в криптоэкономике. Nyan Cat был продан не за страшную сумму в долларах, а за более чем скромную сумму в «эфире» — токене блокчейна Ethereum, в котором сегодня обитает большинство NFT, — за 300 ETH.

Дело в том, что год назад 300 «эфиров» стоили не 580 тысяч долларов, а 39 тысяч, а для тех, кто покупал токен Виталика Бутерина и его команды в августе 2015 года, цена составляла всего 93 доллара (предложение ICO было по $0,331).

Иными словами, долларовые суммы, отданные за NFT, выглядят ошеломительно лишь для аутсайдеров криптомира. Внутри самого этого мира 300 «эфиров» остаются все теми же самыми 300 «эфирами».

Самое потрясающее в том, что сейчас происходит с NFT в мире: это не стоимость токенов на аукционах, а динамика расширения инфраструктуры и вовлеченность внешнего мира.

Революция NFT формально началась так же, как и революция всего DeFi — летом 2020 года. Однако NFT развивалась в тени, и самым ярким событием прошлого года, получившим резонанс в мейнстримной прессе, стала продажа на аукционе Christie's художественной инсталляции под названием Block 21. Художник Бен Джентилли оформил свою работу в виде NFT и продал ее за 131250 долларов.

Почему же только сегодня информационная волна NFT накрыла планету? Ответ интуитивно понятен: только сегодня мир созрел для массового восприятия DeFi революции! Произошло это, в первую очередь, потому что количество площадок для работы с NFT перешло в новое качество.

Неожиданно и неприметно мир проснулся и увидел, что вокруг уже созданы и запущены десятки и даже сотни площадок для обмена и торговли NFT. Есть специализированные порталы для работы с NFT музыкой; порталы для CryptoArt, NFT игр, NFT, связанных со спортивными событиями, клубами, знаменитостями и кумирами. В NFT в феврале пришла Национальная баскетбольная лига (США). В Европе запустилась площадка для работы с NFT, связанными с футбольной тематикой.

Параллельно создана и запущена инфраструктура, представляющая уже «традиционные» (для DeFi) финансовые услуги: кредитный и долговой рынок (можно закладывать свои NFT и брать под них кредит, можно одалживать NFT другим под определенный процент), обменные площадки (торговля NFT как обычными цифровыми активами), биржи долевого владения (т.н. Fractional Ownership, позволяющего вскладчину приобретать дорогие коллекционные NFT и при этом фиксировать в блокчейне права каждого на свою долю собственности), доходное фермерство (возможность передавать в «стейкинг» свои NFT и получать за это вознаграждение в различных токенах, обладающих реальной денежной стоимостью) и т.д.

Добавьте сюда ажиотаж, который начался вокруг нового цифрового формата среди многомиллионной армии коллекционеров самого разного толка (от комиксов и игровых карт до марок, параферналий и спортивных карточек), и вы получите уникальный феномен — многомиллиардный рынок NFT, претендующий на то, чтобы уже в текущем году стать ключевым каналом для миграции традиционного бизнеса в мир децентрализованных инклюзивных (т.е. не требующих разрешений) финансовых отношений. Добро пожаловать в будущее!

P.S.

5 марта глава Twitter Джек Дорси выставил на продажу свой первый твит, сделанный в 2006 году. Его оценили в два миллиона долларов — и это сегодня наиболее очевидный пример того, как NFT меняет представление о ценности в экономике.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

3 часа назад

«Роснефть» в иске к «Важным историям» утверждает, что не покупала долю в Pirelli. Правда, еще в 2014 году о покупке сообщали госСМИ

выпуск

№ 24 от 5 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • № 15 от 12 февраля 2021
    № 15 от 12 февраля 2021
  • № 14 от 10 февраля 2021
    № 14 от 10 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

243364

2.
Комментарий

«Роснефть превратилась в странное предприятие» Экономист Владимир Милов — об отчетности госкомпании, схемах ее работы и амбициях Игоря Сечина

205680

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

191407

4.
Колонка

Поражены вирусом глупости В вопросах вакцинации народ и власть оказались едины, что дает возможность одним — умереть, другим — заработать

135483

5.
Расследования

«Пробив» засчитан Показания журналистки Baza силовикам о рейсе Навального и его отравителей. Карьера десятка полицейских под угрозой

113399

6.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

106235

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera