Колумнисты

Протест ставят на учет

У детей, выходящих на митинг, скорее всего, будут проблемы

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 1 февраля 2021
ЧитатьЧитать номер
Общество8 176

Наталья Черноваобозреватель

8 176
 

«Как это в дальнейшем повлияет на жизнь детей, уже должна решать школа индивидуально». Так Ольга Ярославская, уполномоченная по делам ребенка в Москве, прокомментировала РБК сообщение о том, что на родителей 173 несовершеннолетних, задержанных на митинге в защиту Навального, составлены протоколы.

Фраза эта примечательна и своей уклончивостью, и перспективами, которые она потенциально открывает. Означает ли она, что ребенка, задержанного на несанкционированном митинге, могут отчислить из школы? Если да, то опираясь на какие правовые акты? Общеизвестны два: Конституция, гарантирующая право на образование, и устав, который каждая школа вправе учреждать самостоятельно.

А еще же есть норма, прописанная в российском законодательстве, которая, кстати, вполне демократична. С одной поправкой — она касается только согласованных митингов, которые в обозримом будущем светят только сторонникам «Единой России». На такие митинги дети могут ходить и, более того, организовывать их — с 16 лет. С 18 имеют право организовывать пикеты, демонстрации и шествия.

А быть участником можно в любом возрасте. Это право закреплено в Конвенции ООН о правах ребенка. 

Но это право зимой 2021-го и дети, и родители могут послать известно куда и надолго. 

Ранее департамент образования и науки Москвы заявил, что учеников, которые были привлечены к административной ответственности после участия в митингах 23 января, поставят на внутришкольный учет. Он предполагает, что ребенок оказывается на «особом» положении. С ним общается психолог для того, чтобы ребенок избежал «деструктивных сценариев», а попросту говоря, не пошел по наклонной дорожке. 

Так вот, можно себе представить, как психолог, накрученный директором, станет разговаривать с малолетним протестным электоратом. С позиции силы. Особенно в провинции. Посмотрите, что пишут в чатах подростки: могут пригрозить отчислением либо иными «трудностями» в учебе.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Доказать, что ребенка прессуют именно за выход на митинг, не удастся никогда. 

мнение депутата

Евгений Бунимович, депутат Московской городской думы, председатель комиссии по образованию, бывший уполномоченный по правам ребенка в Москве:
 

«Скорее всего, всех задержанных на митингах детей поставят на учет внутренний. Есть набор формальных действий, которые школа в таких случаях должна выполнить. Одно из них — поставить на внутришкольный учет. Но хочу сразу сказать абсолютно четко.

Согласно законодательству никаких последствий в области образования по фактам не может быть и не должно быть в принципе.

Сегодня в думе я говорил то же самое. Не только в отношении школьников, но и студентов. Не исключаю, что в уставе какого-нибудь эмвэдэшного института есть такой запрет, но это исключение. Школа — государственное учреждение, она может какие-то государственные взгляды излагать, но не может принуждать и наказывать за инакомыслие. Любая школа свою идеологию проводит, но политическая агитация в школе недопустима. 

Надо понимать, что есть три категории подростков, которые ходят на митинги. Есть те, кто идет из любопытства и хайпа, те, кто присоединяется за компанию, и, безусловно, есть те, кто осознанно это делает, имея уже сформировавшиеся взгляды и убеждения. Хочу очень важную вещь сказать. Чем в этой ситуации должна заниматься школа? Исключительно правовым просвещением. То есть объяснять, что на фонарь нельзя залезать, нельзя на проезжую часть выходить. И кидать снежки — это уже не игра. Во всяком случае, это будет расценено не как игра. А еще, что какими бы взрослыми они себя ни ощущали, даже за две недели до 18-летия, никто их из отделения [полиции] отпустить не может, если за ними не приедут родители. Я знаю множество ситуаций, когда подростки скрывали контакты родителей и вообще были против их привлечения. 

В Москве есть немало студентов, которым нет 18, это первокурсники. Они совсем уже чувствуют себя взрослыми, некоторые иногородние. Нужно, чтобы у кого-то из близких была нотариально заверенная родителями доверенность на представление интересов этого ребенка. Это даже и для больницы нужно, случись что, не только для отделения полиции. Это тоже нужно объяснять.

Каждая встреча подростка с органами власти и есть его встреча с государством. Никакой идеологией это личное впечатление подменить нельзя. Когда ребенок видит ролик в ютьюбе, в котором женщину бьют ногой в живот, он делает выводы». 

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Ольга Ярославская в своем фейсбуке выразила отношение к участию детей в протестной акции: «Детям нет места в политике, на митингах, на манифестациях, которые организуют подонки. Этих людей не интересует справедливость, им нужна власть, чтобы быть на местах тех, с кем они воюют». 

В ответ на это комментаторы выложили фотографии, на которых запечатлены десятки детей, в том числе и детсадовского возраста, организованно собранных на митинги «Единой России» и ЛДПР. 

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera