КомментарийКультура

«Не колокол, а Вечерний Мудозвон»

Русский Швейк Всеволод Емелин — о ковиде, Соловьеве и оппозиции

16:08 28 января 2021Ян Шенкман
16:08 28 января 2021Ян Шенкман

Всеволод Емелин. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Обложка сборника «Фейк ньюз»

«Фейк ньюз» — поэтический дневник 2019–2020 годов. Муниципальные выборы с тяжкими телесными повреждениями и посадками. Ковид. Обнуление. Беларусь… Все это есть в книге. А еще вы там прочтете про глубинный народ, Настю Рыбку, Грету Тунберг, иеромонаха Сергия… Безумный информационный карнавал, в котором мы и живем, Емелин описывает день за днем.

Конечно, это не настоящая жизнь, а те самые фейк ньюз, вынесенные в название. То, что нам подсунули вместо жизни.

Одно из самых трагических стихотворений в книге — о смерти предпенсионера, человека, не дожившего до пенсии. Строил коммунизм, потом рыночную экономику, качал нефть для олигархов, и вот теперь его хоронят в фанерном гробике, потому что на большее нету денег. Зачем была эта жизнь? Что он видел хорошего?

Человек — расходный материал для страны. Или, как пишет Емелин, «прокладка для Родины-вагины». Чудовищный образ на самом деле.

Всеволод Емелин. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

От безысходности шалеешь настолько, что начинаешь идиотически радоваться и петь дифирамбы начальству. Вот как это делает лирический герой книги:

Живи сто лет, товарищ Путин, Паси ты нас, тупых овец. С тобой мы что-нибудь замутим, А без тебя сплошной [апокалипсис]!

Такая похвала оскорбительней любой критики.

Не спешите осуждать этого человека, упрекать в покорности и пассивности. Швейк — это Дон Кихот, живущий в комнате с низкими потолками, согнувшийся в три погибели. Рано или поздно он разогнется, и тогда будут другие стихи.

Стихи из книги «Фейк ньюз»

По поводу историософской статьи В.Ю. Суркова

Народ глубокий — он не идиот.
Все понимает, лишь сказать не может,
Но есть у нас, кто скажет за народ,
Да скажет так, что проберет до дрожи.

Как минимум уже четыре года
От всех экспертов, брызжущих слюной,
Я слышу голос моего народа,
Известного своею глубиной.

Они разоблачают на ток-шоу
Палаческий, бандеровский режим,
Но хочется чего-нибудь большого,
Всемирно-исторических вершин.

Поодиночке мы глупы, как дети,
А всем народом — глубже, чем Байкал,
И звонко в «Независимой газете»
Из глубины послышался вокал.

И моему измученному сердцу
Так радостно, что мощный ум страны,
Не выдержав, подобно Псалмопевцу,
В «НГ» воззвах из самой глубины.

Он очень четко разложил на части,
С примерами из древней старины,
Что главное — всегда любить начальство
И в этом сущность нашей глубины.

Вокруг весь мир, как пьяный, закачался.
Кто лег на дно, кто замер на мели…
Но всех сильней любили мы начальство,
Поэтому мы так и процвели.

Как хорошо, как ясно, как глубоко…
Статья в газете разогнала тьму,
Кто верен Торе, кто словам Пророка,
А мы верны начальству своему.

Лишь мы несем неугасимый свет
В трансгенную, прогнившую Европу,
И выбора у нас, ребята, нет
Иного, чем лизать начальству жопу!


Предсказание

Ваша жадность и ваша нега
Мой январь утопили в луже.
Вы дождались зимы без снега,
Вы дождетесь чего похуже.

Видно, много грешили мы,
Перестала идти нам карта.
Не досталось такой зимы
Ни Адольфу, ни Бонапарту.

Дети снежных, морозных зим,
Всякий раз спасавших Россию,
Мы назло вам провозгласим
Грету Тумберг своей мессией.

Промотали вы все наследство,
Ни копеечки не осталось.
Вы украли у Греты детство,
У меня вы украли старость.

И хоть это нынче не в моде,
Я топлю тоску в алкоголе.
Грета Тумберг в школу не ходит,
Да и не хера делать в школе.

Нет бы там, как дева-эколог,
Поднимать потепленья проблему.
Знаем мы, чему учат в школах:
Всевозможному БДСМу.

Я пророчествую как автор:
В нашем доме дым и огни.
А у вас на уме лишь Хафтар,
Эрдоган да Сулеймани.

На Востоке Ближнем застряли вы,
Позабыв про главную тему.
А у нас сгорела Австралия,
Не осталось страусов эму.

Знаю, все это вас не мучает,
Не вселяет в сердца тоски.
Вам насрать на эму и сумчатых,
Но ведь тают и ледники.

Тает северный купол льда,
Тает южная Антарктида.
И прибрежные города
Превращаются в Атлантиду.

Вы и это готовы вытерпеть,
Вам их жалко меньше, чем страусов.
Пусть потонут и Мурманск с Питером.
Важно, чтоб и Нью-Йорк с Лос-Анджелесом.

Велика Русь, и есть отступать куда.
На восток вы двинетесь, грешные,
Но растает вечная мерзлота
И тогда-то вы,[блин], почешитесь.

Тыщи лет там туши зверей
В обстановке заморожения.
А как только станет теплей,
Так пойдет процесс разложения.

Преисподняя пасть разверзнет,
До души вас обнимут воды.
В ядовитой, вонючей бездне
Сгинут ваши газопроводы.

А когда подавятся скважины,
Когда лопнут трубопроводы,
Вы откуда станете, граждане,
Брать свои трудовые доходы?

Пропадут сибирские города,
Зато на поверхность вылезут
И пойдут по миру гулять стада
Неизвестных науке вирусов.

И тогда по останкам планеты,
Ненавистны и проклинаемы,
Побредем только я и Грета,
Неприкаянные, как каины.

Нищи, босы, простоволосы,
Неизвестно во что одеты,
Задавая людям вопросы,
Не давая на них ответы.

Побредем не спеша по свету.
Вслед нам будут кидаться калом.
На Руси говорят про это:
Два придурка, старый что малый.

Провожаемы лаем церберов,
Мы пойдем среди катаклизма:
Грета вместе с своим Аспергером,
Я с банальным алкоголизмом.

В беспощадных лучах рассвета
Я спрошу тебя, старый кобель:
А скажи мне, сестренка Грета,
Нам дадут этот сраный Нобель?

Ты поправишь в горохах платье
И ответишь с доброй улыбкой:
«А кому ее нам давать-то?
Все давно стали кормом рыбкам».


Венесуэльское

Ах, как меня плющит и крючит
Под либерастический вой.
Собралися черные тучи
Над мирной счастливой страной.

Из темной дали кукловоды,
Которых не видно ни зги,
Морочат простому народу
Его небольшие мозги.

Скажу я вам, венесуэльцы,
Безумные массы людей,
Что выволокли свои тельца
На мрачный простор площадей.

Скажу я вам с горькой усмешкой
В московском седом январе,
Зачем вы являетесь пешкой
В чужой очень грязной игре?

Я сам ей когда-то являлся,
И мне сатана правил бал,
У Белого дома кривлялся,
На снежной Болотной скакал.

Но не удалось мне прорваться,
Как я собирался, в ферзи.
Сосу свою лапу я, братцы,
Как червь пресмыкаюсь в грязи.

Угрюмо гляжу, маргинален,
На разбогатевших паскуд.
И пенсию, суки, украли,
И цены в «Пятерке» растут.

Но Венесуэла во мраке
Являет мне светлый пример.
Она высоко держит факел,
Почти что как КНДР.

Поймите вы, жалкие души,
Что в битве великих систем
Насрать, что вам нечего кушать
И жопу нет вытереть чем.

В борьбе супротив глобализма,
За светлых идей торжество
Все наши убогие жизни
Не стоят вообще ничего.

В бою против ада и смерти
Мне выбор дается легко.
Я выберу сторону «Роснефти»
И сторону Лаврова и Ко.

Пусть мчатся стремительно фуры,
Плывут сухогрузы в морях
И помощь везут для Мадуро
В моих пенсионных рублях.

Мне пить не впервой политуру,
Чтоб выжили наши друзья.
Держитесь, товарищ Мадуро!
Мадуро, Мадуро моя!


Политтоксикология

Звучит здравица за здравицей,
Водка льется в сто ручьев.
Оппозиция спивается —
Сообщил В. Соловьев.

Давно кончились амбиции,
Отказали тормоза.
И теперь у оппозиции
Одна цель — залить глаза.

Не зовите к ним полицию,
Не лишайте их вина.
Вы спросите оппозицию,
Отчего она пьяна?

Да от боли за Расею,
От страдания души.
Пил от этого Есенин,
Пил Высоцкий и Шукшин.

Всюду горестные лица
Да клоачные слова.
Заливает оппозиция
Спирт в глубины естества.

Эти бедные селения,
Проплывая за окном,
Вызывают настроение
Заглушить тоску вином.

Эти полосы несжатые,
Травы в жемчуге росы,
Эти волосы лохматые,
Эти красные носы.

В пиджаках парламентарии,
Новостной видеоряд…
Опадают гениталии,
Трубы пламенем горят.

С руководством несогласная,
Пьет зеленое вино.
Столько щас вокруг прекрасного,
Их не радует оно.

Ходят сутками нетрезвые,
Почки с печенью губя.
Если всматриваться в бездну,
Бездна всмотрится в тебя.

Вот зачем руководители
Из бездонной тьмы времен
Возвращают вытрезвители —
Чтоб протест был истреблен.

Выпит вермут с кока-колою,
Выпит весь одеколон.
И звонит по ним не колокол,
А Вечерний мудозвон.


За поправки!

Пускай не все мы Конфуции,
Но есть авторитетное мнение,
Что пора вносить в Конституцию
Поправки и дополнения.

Конституция — это вам не бараны чихали,
За нее всех порвет наш великий народ,
За нее дворянин, разночинец и пролетарий
Шли под пушки, на каторгу, на эшафот.

Конституция — нашей счастливой жизни основа.
Без нее бессильны душа и тело.
Каждое вставленное в нее мудрое слово,
Немедленно претворяется в доброе дело.

И чтобы могла она выполнять свою функцию,
Необходимо внести в нее поправок пакет,
Который новые силы вольет в Конституцию,
В частности — учредить Госсовет.

У меня, например, нет ответа
На простой и прямой вопрос,
Как сограждане без Госсовета
До сих пор нам вообще жилось?

Есть у нас вот все вот, вот это —
Есть Госдума, Совбез и Совфед.
Только не было Госсовета,
А теперь будет Госсовет.

И тогда на леса и степи к нам
Снизойдет благодать.
Как на картине Репина
Будет он заседать.

Также необходимо коснуться
Господа Бога — творца видимым всем и невидимым,
Поскольку, не вставив Его в Конституцию,
Мы Вседержителя серьезно обидим.

И всегда у наших людей понимание
Такая поправка найдет,
Что это СССР победил гитлеровскую Германию
А не наоборот.

И пусть запишут, как предками было завещано,
Как того требует наша многовековая культура,
Что брак — это союз мужчины и женщины
А не козла Тимура и тигра Амура.

Очень важна поправка, что нацдостоянием державы
Являются цветы нашей жизни — дети.
Хорошо бы упомянуть про победу над шведами под Полтавой,
Но это, видимо, уже в следующем пакете.

Надеюсь, второй пакет скоро будет готов:
Надо ведь, в своих кабинетах, чем-нибудь заниматься им.
Я требую внести в него упоминание котов
Как национального достояния Российской Федерации.

Короче, поднимайтесь с диванов, ребята,
Не будьте персонажами Кафки
И, в день рождения вождя мирового пролетариата
Отправляйтесь голосовать за поправки.

Slide 1 of 1

важно

4 часа назад

Экс-президента Франции Саркози приговорили к 3 годам лишения свободы, из них 2 — условно

Slide 1 of 1
Slide 1 of 6
Slide 1 of 1

выпуск

№ 22 от 1 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • № 15 от 12 февраля 2021
    № 15 от 12 февраля 2021
  • № 14 от 10 февраля 2021
    № 14 от 10 февраля 2021
  • № 13 от 8 февраля 2021
    № 13 от 8 февраля 2021
  • № 12 от 5 февраля 2021
    № 12 от 5 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Бюджетники сорвались с цепи Ученых и врачей, которые жалуются на низкие зарплаты, преследуют по всей стране

21981

2.
Репортажи

Без воды виноватые Как живут соседи «Дворца Путина» в стремительно разрастающемся курортном Геленджике: репортаж Ильи Азара

15119

3.
Колонка

За что мой папа не любит Горбачева О юбилее гражданского общества

7899

4.
Сюжеты

Удержаться на вершине пирамиды 26 тысяч пострадавших, 2 млрд рублей ущерба — и никакой ответственности. История лопнувшей структуры «Актив-Инвест»

7256

5.
Колонка

Мы всё ... , Михаил Сергеевич К 90-летию Михаила Горбачева, политика и дорогого друга нашей газеты, главный редактор Дмитрий Муратов добавил свои штрихи к портрету именинника

6158

6.
Комментарий

Третья попытка Александр Аузан — о перестройке, инициированной М. Горбачевым

6048

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera