Сюжеты

Герлистан

История последнего отряда герль-скаутов в советской России

Коллаж Марии Родигиной

Общество16 681

Алиса Кустиковакорреспондент

16 681
 

ОТ РЕДАКЦИИ

Перед вами — первые главы спецпроекта «Новой газеты» о деле скаутов 1926 года. В борьбе за молодые умы комсомол задействовал против конкурентов весь арсенал политической борьбы. «Держать линию на ликвидацию. Отряды расформировать. Помещения отнимать», — рассказываем историю противостояния языком рассекреченных директив ОГПУ. Но кем были они сами – уцелевшие к 1926 году отряды скаутов и скаут-герль в советской России? О чем мечтали, чего боялись, почему остались скаутами и не стали пионерами?

Полную версию истории читайте по ссылке.

Глава первая. 1926. Арест

22 апреля 1926 года 18-летняя герль-скаут Шура Баллод поднималась по лестнице дома на Большой Никитской. В руках у нее был портфель с поручением от одного из лидеров скаутского движения, Бориса Зеленова, или, как его все называли, Бурума.

На следующий день, как всегда 23 апреля, московские скауты собирались выйти на парад — он назывался Георгиевским, в честь святого Георгия Победоносца, которого русские скауты считали своим покровителем.

В доме на Никитской, на квартире у скаута Юры Ярмуша, должно было пройти секретное заседание Совета начальников отрядов, в который Шура совсем недавно была включена. Два прежних состава Совета были к тому времени уже арестованы.

Скаутская организация четвертый год находилась на подпольном положении, и со дня на день скауты ждали новых обысков и арестов.

Поэтому, поднимаясь на четвертый этаж, Шура подумала, не спрятать ли новенький портфельчик за запыленными стеклами окна на лестничной клетке. Но все-таки не стала и позвонила в дверь квартиры. Там уже ждали.

Минуту спустя Шура сидела на диване, прижав портфельчик к себе. Под столом вытащила из него сверток с поручением и бросила на пол. Обыск уже заканчивался, поэтому никто ничего не заметил. Двое молодых людей в штатском записали фамилию и адрес Шуры и попросили их с Юрой спуститься с ними во двор. Там стоял крытый автомобиль с зарешеченными окнами. Перед выходом Шура попросила разрешения выйти в туалет и на ходу успела шепнуть маме Юры о свертке. Юру скоро выпустили, — ему еще не было 18 лет. Шуре 18 исполнилось три недели назад, и ее арестовали.

Вечер 22 апреля 21-летняя Тася Чешихина провела у подруги. Понимая, что домой могут прийти с обыском, размышляла, не остаться ли ночевать, — но в конце концов пошла домой. В кармане лежала стопка открыток с поздравлениями к завтрашнему параду. На всяких случай Тася подправила год — вместо 1926 года написала 1922, тогда скауты еще не были запрещены.

В пять утра за ней пришли. Тасе предложили на выбор — подождать машину или идти до Лубянки пешком. Она выбрала второе — и спустя сорок минут была у здания Внутренней тюрьмы Государственного политического управления (ГПУ). На окнах — железные решетки, окна замазаны белой краской. Вход со двора, железная дверь с глазком, пятнадцать ступенек ведут в полуподвал.

Арест. Коллаж Марии Родигиной

На следующий день 19-летняя Лариса Траустель, в отряде ее звали просто Лялька, по просьбе Бурума выехала из Москвы в Ленинград, а потом в Нижний Новгород с заданием — предупредить скаутов о начавшихся арестах.

****

Ночью 23 апреля 1926 года в Москве были арестованы 24 скаута. Они были старшеклассниками и студентами младших курсов, одиннадцать — детьми профессоров. Обыски шли в основном в родительских домах, в пределах Садового кольца. Скаутов доставляли на Лубянку.

К тому моменту скаутскому движению в России исполнилось немногим больше, чем самим арестованным — семнадцать лет. Первый скаутский костер в России был зажжен в 1910 году. Родоначальником движения стал полковник российской армии Олег Пантюхов, а также писатель и педагог Василий Янчевецкий.

Само же движение родилось в Англии в 1907 году и было основано генералом Робертом Баден-Пауэллом — опыт ранней подготовки разведчиков подтолкнул военного к созданию молодежной организации. В 1908 году вышла книга Баден-Пауэлла «Scouting for Boys», где скаутинг рассматривается как система воспитания с помощью игры. Цель — «создание характера». К осени 1917 года в России насчитывалось 50 тысяч скаутов более чем в 140 городах.

Особое совещание при Коллегии ОГПУ признало скаутское движение «социально опасным и направленным против советской власти». Скаутам, задержанным той апрельской ночью 1926 года, предъявили обвинение по ст. 61 УК РСФСР — участие в нелегальной организации.

Из книги «Юный разведчик» Роберта Баден-Пауэлла. Петербург, 1916

Глава вторая. 1921. Показательный отряд

Тася Чешихина и Шура Баллод встретились в 1921 году — обе пришли в опытно-показательный скаутский отряд (ОПСО), который был создан годом раньше. Отрядом руководил Владимир Попов, главный редактор «Вокруг света», журнала, который Тася любила с детства. Тасе отчетливо запомнилась эта сценка — eй десять лет, а за обеденным столом брат Герман с отцом завязывают узлы по приложению к «Вокруг света». Так Тася узнала о скаутах.

Тасе всегда нравились мальчишеские занятия — она уговорила школьного учителя в нижегородской гимназии создать отряд девочек — герль-скаутов. Спустя год семья перебралась в Москву, и Тася стала искать «обстановку, где девушка будет равным товарищем юноше». Вскоре она попала в отряд Владимира Попова.

Шуре Баллод было тринадцать, когда на московской улице она увидела мальчика в форме скаута — рубашка цвета хаки, засученные рукава, синяя косынка на шее. Ей очень понравился значок скаутов — лилия с «ленточкой-улыбкой» и надписью «Будь готов». На следующий день она побежала записываться в ОПСО.

1921 год был последним, когда скауты еще не были запрещены. После революции 1917 в движении произошел раскол. В 1918 на базе скаутских отрядов советские власти создали организацию юных коммунистов (юки). Скауты, не пожелавшие стать юками, объединились в 1919 в подпольное содружество «Братство Костра».

Из книги «Юный разведчик» Роберта Баден-Пауэлла. Петербург, 1916

В этом же году II съезд Российский коммунистический союз молодежи (РКСМ) признал непригодность скаутской системы для коммунистического воспитания, и предложил распустить скаутские организации.

О всей этой борьбе Шура и Тася, как и многие другие скауты, не знали. Их увлекали ритуалы, общие игры и занятия. По воскресеньям утром проходил общий сбор отряда — скауты строились, пели под рояль гимн «Будь готов!», музыку к которому написал их руководитель Владимир Попов, занимались гимнастикой. Коронным номером у мальчиков отряда была инсценировка в гимнастическом ритме движений «Гибель тирана», изображавшая восстание рабов. Встречаясь на улице, скауты приветствовали друг друга салютом: поднимали на уровень плеча правую руку с тремя вытянутыми пальцами.

Главным временем года для скаутов было лето, когда они отправлялись в походы. Вот как вспоминала об этом Шура Баллод:

«С рюкзаками за спиной, с продуктами, мы ехали по железной дороге. А потом шли пешком, с песнями, уже не боясь, что нас поймают, отнимут значки, которые мы тщательно прятали. Расчищали место для костра, варили обед.

Самой любимой была песня «Картошка». Ее у нас взяли и пионеры, уж очень она была хороша.

И так правдиво отражала нашу жизнь. «Наши бедные желудки были вечно голодны, и считали мы минутки до обеденной поры...» Да, время было голодноватое, с продуктами было туго.

Работы по устройству лагеря было много, проходило несколько дней, пока на поставленной мачте перед строем взвивалось знамя — зеленое, с серебряной бахромой и белой лилией, и раздавался гимн: «Будь готов, разведчик, к делу честному».

После открытия лагеря у каждого патруля было задание: кухня, изучение ориентиров в лесу, работы по съемке местности с компасом, оказание первой помощи. А самое главное — вечер у костра, песни, декламация. И какое было удовольствие — снять юбку! Ее заменяли шаровары, широкие, стянутые резинкой выше колен, ремень-пояс и белая кофточка с карманами».

Для лагерной жизни скауты объединялись — всегда была угроза нападения деревенских мальчишек. Как-то они засыпали трубы печек в палатках и «выкурили» девчат. В другой раз деревенских прогнали бои. Они встали в ряд и ровным строем на руках пошли на деревенских — те скрылись и больше уже не показывались.

Из книги «Юный разведчик» Роберта Баден-Пауэлла. Петербург, 1916

«Скаут прежде всего должен уметь замечать «признаки». «Признаками» на языке скаутов называются все самые незначительные мелочи, как, например, отпечатки следов, сломанные ветки, примятая трава, крошки пищи, капли крови — все, что может помочь скауту получить те сведения, которые он ищет» ... «Когда наблюдательность и умение делать выводы обращаются в привычку, тем самым делается крупный шаг в развитии характера».

Это слова Надежды Крупской, жены Владимира Ленина и председателя Главполитпросвета при Народном комитете просвещения. Цитируя лидера скаутов Баден-Пауэлла, Крупская добавляет, что умение «видеть» имеет громадное значение — оно необходимо натуралисту, врачу и художнику, и не только. «Может быть, вы думаете, что не надо уметь «смотреть» рабочему?»

В ноябре 1921 года Крупская выступила на бюро ЦК РКСМ с докладом «О бойскаутизме», в котором заявила, что «работа комсомола с молодежью идет не по правильному пути». «Влияние комсомола во сто раз слабее, чем могло бы быть». И все потому, что работа не учитывает психологию переходного возраста. Крупская рекомендует присмотреться к движению скаутов. «Hад скаутизмом надо поставить крест, а вот методы скаутов должны практиковать союзы молодежи», — прямо указывает она.

Крупская предлагает создать церемонию вступления в комсомол и «обставлять ее с известной торжественностью», как у скаутов («принятие в бой­скауты надо заслужить»). Стоит позаимствовать и ношение знаков, «что ставило бы действия членов под общественный контроль», а также метод «серьезных игр», которые развивают у детей наблюдательность и память.

Доклад Крупской был издан дважды, а потом изъят из обращения.

Тем не менее, процесс был запущен — вскоре была создана комиссия с участием одного из бывших идеологов скаутского движения Иннокентия Жукова. Он предложил название «пионеры» и переработал символы движения.

Скаутский галстук стал красным, три лепестка лилии скаутского значка превратились в три языка пламени костра на значках пионеров. Перекочевали к пионерам сборы у костра, деление на отряды и система вожатых.

19 мая 1922 года была создана пионерская организация.

Глава третья. 1922. Разгром

В конце августа 1922 года Тася Чешихина и пять других герлей отправились в поход на Сетунь. Вернувшись в Москву, герли заглянули в штаб — но вместо скаутов обнаружили там посторонних, которые посоветовали им «уходить по-доброму». Оказалось, без герлей прошел последний сбор отряда — прощальный. На последней встрече начальник отряда Владимир Попов попрощался со скаутами. В 1922 году опытно-показательный скаутский отряд был закрыт, скаутов выгнали из помещения. На тот момент в трех отделениях состояло 150 человек.

Шура была на прощальной встрече. Перед скаутами с речью выступил молодой человек. Он сказал, что буржуазная скаутская организация ликвидируется, и теперь скауты должны стать пионерами. Молча выслушав приказ о ликвидации, отряд долго не расходился.

Шуру глубоко возмутило, что скауты «буржуазные». Законы и обычаи были общечеловеческими, — рассуждала она. — Честность, правдивость, преданность Родине, — что в этом было плохого? Сборы были запрещены, но отряд не хотел расставаться.

В 1922 году комсомол начал репрессии против скаутов. Вот выдержка из постановления бюро ЦК комсомола «О тактике по отношению к антисоветским группировкам среди молодежи» от 17 июня 1922 года.

Документ из Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ)

В документе упоминаются не только скауты — союзы христианской молодежи предлагается подвергнуть «постоянной материальной изоляции» , на членов объединения молодых социал-демократов собрать материалы о критике Красной армии, «проведя на основании этого полосу репрессий», союзы еврейской молодежи разгонять с конфискацией имущества.

Про скаутов сказано так: «Держать линию на ликвидацию. Отряды расформировать. Помещения отнимать».

Впрочем, новому движению были нужны скаутские методики — поэтому некоторое время скаут-мастера еще могли примкнуть к пионерскому движению. Правда, для этого нужно было пройти через фильтрационную комиссию, присягнув советской власти.

***

После запрета скаутов движение рассыпалось на осколки — отдельные отряды и группы. Их было около двадцати, из 50 тысяч подростков в движении к тому моменту осталось всего несколько сотен боев и герлей. В Москве действовал отряд Черного волка и отряд Эфиопы, Московская независимая команда скаутов и Хамовнический отряд герль-скаутов, в Нижнем Новгороде — отряд Арго, существовали отряды в Петербурге, Киеве, Архангельске, Одессе и Севастополе. Параллельно был создан общий Совет начальников отрядов и Клуб старших скаутов, скаутская театральная труппа.

Общее настроение той поры точно отражала песня Московского Отряда скаутов костра:

Нас десять, вы слышите, десять!
И старшему нет двадцати.
Нас можно, конечно, повесить,
Но надо сначала найти!

Отряд «Скаутов костра» (ОСК) в подмосковном Перхушково, 1924. Из архива Всеволода Кучина, предоставлено героем

Глава четвертая. 1924. Герлистан

Герли опытно-показательного скаутского отряда продолжили встречаться после запрета движения. Руководительницей стала Тася Чешихина. Собирались на квартире у Ляльки Траустель — она приносила с кухни голубой эмалированный чайник. Пили чай и обсуждали дела отряда. В 1924 году было решено устраивать общие встречи герлей двух отрядов — Хамовнического отряда герль-скаутов и ОПСО, чтобы не «вариться в собственном соку». Они получили название «Герлистан».

Дневник Герлистана, январь — март 1924 года
 

15 февраля.

Состоялось объединенное собрание — был организован так называемый «Герлистан» Мы собрались, чтобы поговорить на серьезную тему «о смысле работы в настоящее время». Прения открылись докладом Люси К., в котором она указала на ту моральную поддержку, которую нам дает общество друг друга, когда жизнь так пуста и трудна, «особенно для женщин».

15 марта. 3-й Герлистан.

Ольга Лахтина читает доклад о ближайшей работе, но упирает лишь на работу над собой и на необходимость быть «маячком» для людей. Я указываю на необходимость, в первую очередь, стать каждому на ноги, иметь заработок, быть материально обеспеченным, иначе наше «маячество» будет ничтожно мало, нас «жизнь заест». Спорили... намечаем интересную «лестницу скаута»: наверху — всемирный скаутизм, счастье и маяк!; ниже — обеспеченный заработок, а значит экономическая независимость; еще ниже — свой кусок хлеба. А как пролог ко всему этому, как опыт, решили устроить летом трудовой лагерь, т.е. поехать работать в какой-нибудь совхоз, за плату, конечно. Посмотрим, сумеем ли мы заработать свой кусок хлеба, главное, сумеем ли на деле, а не только на словах, быть «маяками» хотя бы друг для друга, в этой попытке совместной жизни.

Фото Марии Родигиной

12 апреля. 5-й Герлистан.

Разговор в этот день не клеился; во-первых, Ляля, оппонент Сони, не пришла, а, во-вторых, в соседней комнате кто-то берет ванну, и мы боимся, что он услышит нас, да и вообще настроение не разговорное.

26 апреля. 6-й Герлистан.

Решили, что скаутская организация, конечно, должна быть материально независима от государства, т.к. это ее делает свободнее от всякого давления властей, кроме того, скауты будут более идейны в своей добровольной организации, нежели в государственной, казенной. Но как-то не могли решить, насколько же легализация должна быть солидарна с государством: ведь государство часто вынуждает на нескаутские поступки, а между тем нельзя же нам будет отгородиться совсем от всякой общественной и политической жизни нашей страны.

Как-то перешли к тому, что мы многие вопросы, очень важные для герлей, замалчиваем, боимся касаться, и вот в следующий раз решили говорить:

1) о мальчишестве наших герлей

2) об отношениях между боями и герлями.

Читайте также

Герлистан: пионеры против скаутов. Спецвыпуск подкаста «Что Нового?» о войне за умы советской молодежи в 1920-е

Продолжение материала доступно по ссылке

Вы узнаете, как выглядела коммуна скаутов, что стало со знаменем опытного отряда скаутов, как сложились судьбы Таси, Ляльки и Шуры. А еще — узнаете историю Всеволода Кучина, без которого эта история никогда не была бы рассказана.

А если вам понравился спецпроект «Герлистан», сделайте репост в соцсетях — так об этой истории узнает большее число людей. 


Идея и текст: Алиса Кустикова
Продюсер: Сергей Карпов
Редактор: Андрей Борзенко
Дизайн: Мария Родигина
Фотографии: Мария Родигина, Диана Григорьева

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera