Сюжеты

Мухаммад, Аиша и чеченская полиция

Сирота из Дагестана сначала стала жертвой педофила, а теперь ее удерживают силовики

Этот материал вышел в № 1 от 11 января 2021
ЧитатьЧитать номер
Общество171 269

Елена Милашинаобозреватель

171 269
 

Сюжет о спецоперации в Октябрьском районе Грозного

13 октября в Октябрьском районе Грозного случилась контртеррористическая операция, в ходе которой была уничтожена группа из четырех жителей Чечни. По официальным данным, это были находившиеся в розыске боевики, вернувшиеся из Сирии. В ходе штурма частного дома, по словам главы Чечни Кадырова, погибли двое сотрудников Росгвардии, один получил ранение.

Также Кадыров уточнил, что спецслужбы получили оперативную информацию о возвращении этих боевиков задолго до самой операции и работа по их поиску велась совместно с УФСБ Чечни.

Однако источники «Новой газеты» в УФСБ по ЧР эту информацию не подтвердили. По их данным, УФСБ по ЧР никакой оперативной работы по установлению местонахождения данных четырех жителей Чечни не вело.

На самом деле, по версии наших источников, 13 октября трое сотрудников транспортного ОМОНа Росгвардии по Чечне (двое штатных и один стажер) пришли по наводке местных жителей в домовладение, принадлежащее жителю Чечни Исламу Исаханову, в поиске наркоманов. «Наркоманы» неожиданно оказались вооруженными бандитами и открыли по сотрудникам огонь. Двое погибли на месте, стажеру удалось выбраться живым и поднять тревогу.

Контртеррористическую операцию объявили уже постфактум, когда прибывшие на подмогу спецподразделения уничтожили боевиков

(один из них, по официальным данным, взорвал себя), а всех гражданских лиц, проживавших в доме, задержали, включая находившуюся на 5-м месяце беременности жену домовладельца — Биназиру Хамидову. Полицейские не стали задерживать только 8-летнего ребенка, пребывавшего в доме во время штурма.

Косвенно информацию наших источников подтвердил и сам Кадыров. Он сказал, что местонахождение боевиков удалось установить с помощью местных жителей, и также заявил, что в ходе контртеррористической операции погибли только сотрудники ОМОНа на транспорте. Хотя, казалось бы, участие в операции по обезвреживанию боевиков в частном доме не входит в должностные обязанности сотрудников транспортного ОМОНа. Этим должны заниматься совсем другие, подготовленные и предназначенные для этого антитеррористические спецподразделения.

Сотрудник антитеррористического подразделения у дома Исаханова / Кадр видео

Как удалось выяснить у адвокатов, занимающихся делами по 228-й статье УК РФ (незаконный оборот наркотиков, самая «народная» статья в Чечне), один из погибших сотрудников Росгвардии, Ахмед Исраилов, действительно регулярно «светился» в уголовных делах, связанных с хранением наркотиков. И это тоже странно, так как в должностные обязанности бойца ОМОНа на транспорте УФСВНГ РФ по ЧР оперативная работа по пресечению незаконного оборота наркотических средств также не входит.

По большому счету, только благодаря бдительности местных жителей сотрудники МВД по ЧР узнали и о четырех вернувшихся из Сирии боевиках, и о хозяине домовладения Исламе Исаханове, о существовании которого, как и о его весьма любопытной деятельности, чеченские опера до октября 2020 года совершенно не подозревали.

Дом Исаханова после контртеррористической операции. Кадр оперативной съемки

Ислам Исаханов был задержан в ночь с 13 на 14 октября. В момент штурма своего дома в Октябрьском районе он находился в другом районе Грозного, в квартире, которую снимал для своей второй жены — 14-летней жительницы Дагестана Жасмины Сейидовой.

По словам родственников первой жены, Исаханов стал сожительствовать с несовершеннолетней девочкой с лета этого года. После свадьбы он дал ей «имя по исламу» — Аиша. Сам же Исаханов был широко известен под своим исламским именем — Мухаммад.

Возраст второй жены и явные отсылки к истории с пророком Мухаммадом и его женой Аишей, о возрасте которой спорят до сих пор (по самой известной легенде ей было 6 лет, когда она вышла замуж за пророка, и 9 лет на момент фактического начала брачной жизни), многое говорят о самом Исламе Исаханове.

Но главное даже не это. Если бы чеченская полиция занималась делом, а не показухой, Ислам Исаханов был бы привлечен к уголовной ответственности как минимум по 134-й статье УК РФ задолго до того, как поселил в своем доме, в котором жила его первая, беременная жена, четырех вооруженных людей.

Ислам Исаханов и его шурин (брат первой жены) Анзор Хамидов широко известны на Кавказе как «врачи», которые «лечат по сунне». Их фирма «Аш Шифа» («шифа» в переводе с арабского означает исцеление, восстановление от болезней, ниспосланное Аллахом) занималась распространением БАДов якобы для лечения самых разнообразных заболеваний по всем регионам Кавказа. Особенно большой популярностью услуги фирмы пользовались в Дагестане. В этом регионе на фоне полного развала сферы здравоохранения стремительно набирает обороты средневековое знахарство.

Бады от всех болезней. Скриншот инстаграм-страницы фирмы, занимающейся знахарством «по сунне»

Жертвами «лечения по сунне» в первую очередь становятся женщины, которым в светские больницы запрещают обращаться правоверные мужья.

Впрочем, государственная медицина на Кавказе сама по себе способна отпугнуть и верующих, и неверующих.

Кроме Ислама Исаханова ночью 13 октября были задержаны его брат, первая, беременная жена Биназира Хамидова, ее брат Анзор Хамидов. Также была задержана и несовершеннолетняя Жасмина Сейидова. Все они были доставлены в отдел полиции № 2 по Октябрьскому району Управления МВД России по г. Грозному. Именно там, по словам проживающего за границей родственника Хамидовых, Биназира и Жасмина (Аиша) впервые познакомились очно.

Жасмина (Аиша) Сейидова

Через несколько дней после задержания сотрудники чеченской полиции неожиданно выпустили Хамидова, и он даже приезжал в Дагестан проводить очередной прием больных. По словам его родственника, Анзор был сильно избит, напуган и подавлен. Родственник подозревает, что его отпустили, чтобы использовать в качестве «стукача». Хамидовы не стали заявлять и бить тревогу — ни по этому поводу, ни по факту задержания беременной Биназиры Хамидовой.

О том, что произошло с женщиной, стало известно сначала из телеграм-канала «Адат». Через несколько дней после задержания Биназира Хамидова была доставлена в больницу, где у нее произошли преждевременные роды.

Недоношенный ребенок погиб, сама женщина на свободу не вышла и к родственникам живой не вернулась.

Очевидно, ее опять доставили в отдел полиции № 2 по Октябрьскому району Управления МВД России по г. Грозному. Эту информацию подтвердил и наш источник в УФСБ по ЧР.

По его данным, в начале ноября родственникам выдали тела Ислама Исаханова, его старшего брата Ибрагима и Биназиры Хамидовой. По официальной версии, они погибли в ДТП на новой трассе через Терский хребет, соединяющей чеченский Серноводск и ингушскую станицу Сунжа (бывшая Слепцовская). По данным УФСБ по ЧР, машина была обнаружена расстрелянной. Однако в официальных сводках МВД по ЧР ни происшествие с расстрелом машины, ни ДТП с гибелью трех человек не значатся. Тем не менее факт похорон всех троих нам подтвердили как многочисленные очевидцы, так и родственники Хамидовых.

 

Непроясненной оставалась судьба «второй жены» Ислама Исаханова — 14-летней Жасмины Ахмедовны Сейидовой, также задержанной сотрудниками чеченской полиции 13 октября прошлого года.

«Новой газете» не удалось выяснить, является ли девочка полной сиротой, так как в базе данных органов опеки и попечительства Дагестана опекуном девочки значится брат дедушки. Однако нам удалось выяснить, что с октября этого года Жасмина Сейидова, учащаяся 9-го класса школы № 3 города Дагестанские Огни, находящаяся на семейном обучении, ни разу не выходила на связь со своими учителями. Она пропустила все аттестационные тесты.

Накануне Нового года «Новой газете» удалось абсолютно точно и доказательно установить, что

14-летняя Жасмина Сайидова жива и уже почти три месяца содержится на территории Октябрьского отдела полиции № 2 по г. Грозный.

Сотрудник следственного управления по Чечне сообщил нам, что с девушкой проводят следственные действия, так как она якобы дала признательные показания о своей причастности к чеченскому подполью. Впрочем, как подчеркнул наш источник, все эти «показания» не имеют никакой силы, так как следственные действия с несовершеннолетним подозреваемым должны осуществляться в присутствии его законного представителя.

Опекун Жасмины Сайидовой отказался от комментария «Новой газете», а ее родителей, видимо, не удалось найти даже чеченским полицейским.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera