Расследования

Блуждающие пули

Следователь-важняк СКР Левон Агаджанян так странно вел дело о перестрелке в башне «Око», что сам оказался в СИЗО

Этот материал вышел в № 141 от 21 декабря 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика24 816

24 816
 

По уголовному делу о перестрелке в башне «Око» в Москва-Сити в ноябре 2017 года задержан бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета России (СКР) Левон Агаджанян. Он подозревается в фальсификации доказательств по расследованию уголовного дела о перестрелке. Это преступление, за которое предусмотрено наказание по ст. 299 УК — «привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», ст. 303 УК — «фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности» и ст. 285 УК — «злоупотребление должностными полномочиями».

Левон Агаджанян. Фото: Басманный суд / ТАСС

Напомню, вечером 17 ноября 2017 года в ресторане Crystal Ballroom в башне «Око» на территории комплекса «Москва-Сити» праздновал свой 50-летний юбилей московский бизнесмен Дмитрий Павлов. Для обслуживания застолья именинник нанял порядка восьмидесяти официантов, для охраны — бойцов сразу двух ЧОПов.

На празднование съехались более трехсот гостей, среди которых были и такие авторитетные персонажи, как Сергей Аксенов, Олег Шишканов, Сергей Лалакин, которых в весьма специфических кругах называют Аксен, Шишкан, Лучок. 

Банкет начался в восемь вечера. Около 20.30 к VIP-входу подъехал Maybach, из которого вышел совладелец башни «Око», член совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн» Гавриил Юшваев. Припозднившийся гость вошел в здание и поспешил присоединиться к торжествам.

Охрана Юшваева осталась у автомобиля. К ним подошли сотрудники ЧОП «ГРЭПС-2» и попросили убрать машину на парковку. Просьбу не поняли. Пытались объяснить, что это автомобиль собственника небоскреба и он «всегда тут стоит». Чоповцы оказались настырными. Завязалась перебранка. К конфликтующим подошли росгвардейцы из  ФГУП «Охрана» Дмитрий Якобсон и Дмитрий Иванчев, которые предложили всем успокоиться и разойтись. Но тут началась стрельба.

Первые выстрелы прозвучали в холле, продолжились на четвертом этаже, в банкетом зале. В результате получили ранения оба росгвардейца, чоповцы Кирилл Титоренко и Григорий Амелин, диджей Алексей Ивкин. Сотрудник ЧОПа Платон Койда, получивший ранения на первом этаже, через несколько дней скончался.

2017 год. Место перестрелки у башни «Око». Фото: Максим Григорьев / ТАСС

Расследование преступления в башне «Око» поручили первому управлению по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Главного следственного управления СКР по Москве. Следственную группу возглавил следователь по особо важным делам Левон Агаджанян.

Через полгода, 15 мая 2018 года, Агаджанян вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемых Якобсона, Титоренко и Койды (посмертно).

Первоначально же следствие придерживалось версии, что  конфликт, переросший в перестрелку, был спровоцирован «людьми Юшваева», а именно Магомедом Исмаиловым и Эльдаром Хамидовым, которые тут же были арестованы.

Еще несколько человек, которых удалось вычислить по записям с камер видеонаблюдения, скрылись и были объявлены в розыск. Среди них Магомед Магомедов (известный в мире спорта под псевдонимом «Пропеллер»), чемпион России по кикбоксингу Саид Асадулаев (псевдоним «Скорпион») и еще шестеро спортсменов.

Магомед Магомедов и Саид Асадулаев / Instagram

К маю 2018 года Агаджанян уже установил, что Исмаилов был лидером, отдававшим команды сопровождавшим его лицам, что именно он произнес фразу: «Достаем», после которой в руках «людей Юшваева» появилось оружие.

Тогда же выхватил оружие из кобуры и Якобсон. Но не успел даже снять его с предохранителя: был ранен и выронил пистолет. И из его подобранного с пола оружия стрелял уже кто-то другой.

Что важно, в холле на первом этаже не были обнаружены и изъяты пули и гильзы от ПМ.

Четыре гильзы и три пули от табельного оружия Якобсона были обнаружены и изъяты на 4-м этаже. Но это не помешало следователю Агаджаняну указать в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, что Якобсон на первом этаже произвел не менее семи выстрелов из ПМ.

О том, что на первом этаже не были обнаружены ни пули, ни гильзы от пистолета Якобсона, знало и руководство ГСУ СК России по г. Москве. Позже руководитель первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по г. Москве Дмитрий Павлов даст показания об «отсутствии на 1-м этаже пуль и гильз от ПМ Якобсона», вспомнив, что «данное обстоятельство очень сильно смущало их при принятии процессуального решения о привлечении Якобсона в качестве обвиняемого». Показал Павлов и о том, что «факт отсутствия пуль и гильз докладывался руководителям…»

А еще следователь Агаджанян «забыл» изъять и приобщить к уголовному делу пули, извлеченные из тела Кирилла Титоренко.

Чоповца доставили в НИИ им. Боткина с огнестрельными ранениями головы, грудной клетки, плеча и скуловой области лица. Во время операции хирурги достали пули. Но следователя эти пули якобы не заинтересовали. Впрочем, позже Агаджанян объяснил неизьятие пуль «большой загруженностью».

«Забыл» Агаджанян изъять и приобщить к материалам дела и пулю, извлеченную из тела росгвардеца Иванчева, так же, как и пулю, которую получил Якобсон, раненный в холле 1-го этажа. Это тоже объяснялось «загруженностью по службе».

Но самое серьезное обвинение, которое сегодня предъявляется Агаджаняну, — это подмена пуль, направленных на экспертизу.

Пуля от пистолета Макарова, извлеченная из бедра диджея Ивкина, получившего ранение на четвертом этаже, была описана, как пуля, извлеченная из тела чоповца Койды, раненного на первом этаже. А «пулю Койды» следователь описал как «пулю диджея».

Эта подмена и позволила предъявить обвинение Якобсону, которого Агаджанян обвинил в убийстве Койды. Хотя к тому времени, когда стрельба переместилась на четвертый этаж, в ресторан Crystal Ballroom, росгвардеец истекал кровью, и у него было похищено табельное оружие.

После предъявления обвинения Якобсону, Титоренко и Койде по Москве поползли слухи, что находящиеся под стражей Исмаилов и Хамидов скоро выйдут на свободу, а розыск других участников перестрелки будет отменен.

Но в постановлении, подписанном следователем-важняком Левоном Агаджаняном было столько нестыковок, что его опротестовала  прокуратура Москвы. Агаджаняна отстранили от расследования, следственную группу ГСУ Следственного комитета России (СКР) по Москве расформировали, а само дело забрали в центральный аппарат СКР.

Какими мотивами руководствовался Левон Агаджанян, совершая многочисленные ошибки, и предстоит установить следствию.

Из СКР Левон Агаджанян был уволен в феврале прошлого года и до момента ареста работал адвокатом.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera