Сюжеты

«Шведская модель», похоже, — всё

В реанимациях Стокгольма закончились свободные койки, но власти все равно не вводят локдаун. Им мешает Конституция

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 139 от 16 декабря 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество53 429

Никита Кондратьевруководитель службы информации

53 429
 

Швеция пережила взрывной рост смертей во время первой волны пандемии коронавируса, но в августе-сентябре 2020 года все изменилось к лучшему — в стране фиксировали лишь около 300 новых случаев заболевания в день, а смерти были единичными. При этом власти Швеции за год ни разу не ввели строгих карантинных мер, не закрывали предприятия и не ограничивали передвижения граждан. Шведская модель казалась успехом на фоне остальной Европы, когда даже при жестком локдауне Германия, Франция и Испания не смогли сдержать вторую волну. Главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелль объяснял подобный результат приобретенным коллективным иммунитетом и говорил, что к зиме ожидает роста заболеваемости лишь в отдельных очагах. Сейчас в королевстве 7514 связанных с коронавирусом смертей (около 1500 из них пришлись на ноябрь-декабрь) и 320 тысяч заболевших, а администрация Стокгольма официально говорит о коллапсе системы здравоохранения и просит гуманитарной помощи у коллег из Северной Европы. 

«Нам нужна помощь»

В минувшую пятницу глава департамента здравоохранения Стокгольма Бьёрн Эрикссон вышел к журналистам с не самым обнадеживающим отчетом: в столичных больницах занято уже 814 ковидных коек, и число заболевших растет. На пике весенней вспышки — для сравнения — система здравоохранения города приняла 1100 пациентов, но тогда гражданским врачам помогала армия.

По всей стране госпитализировано почти 2400 пациентов с коронавирусом, что уже больше показателей апреля.

В отделениях интенсивной терапии находится 90 пациентов. «В общем и целом эта цифра соответствует количеству всех реанимационных коек, что у нас есть, — сказал Эрикссон. — Нам нужна помощь». По данным издания Dagens Nyheter, в столице задействовано 99% аппаратов ИВЛ. 

На призыв стокгольмского чиновника уже откликнулась Норвегия. Власти соседней страны готовы прислать в Швецию медиков и гуманитарную помощь по запросу. В Стокгольм могут приехать и врачи из Финляндии. Однако пока шведские медики ждут помощи от «хотя бы сотни» коллег, правительство не спешит направлять официальные запросы и хочет координировать гуманитарную помощь через общенациональный план. 

10 месяцев работы по 12 часов в средствах индивидуальной защиты и невозможность властей пойти на строгие ограничения вызвали протест со стороны медицинского персонала — по данным гостелекорпорации SVT, за неполный год пандемии из больниц Швеции уволилось 3600 сотрудников (обычно сокращение медперсонала по всей стране находится на отметке 900 человек в год). 

В отличие от остальных европейцев, шведы могут провести рождественские праздники в привычном формате — с покупками (как это было во время «черной пятницы», после которой и произошел новый взрывной рост заболеваемости), торжествами и походами в общественные места. Медики Стокгольма не понимают, почему жители страны не следуют рекомендациям. «Выпивка после работы, рождественские покупки и встречи с друзьями не стоят того. Последствия будут ужасны», — говорит Эрикссон. 

Бюрократия превыше всего

С начала пандемии правительство Швеции не принимало решений по карантинным и любым другим противоэпидемическим мерам в стране. Поиск подходов к кризисной ситуации был полностью отдан на откуп Агентству общественного здравоохранения страны и главному эпидемиологу Андерсу Тегнеллю, которого также часто называют архитектором «шведской стратегии». Тегнелль уверен, что локдаун — временная мера, которая не поможет преодолению последствий пандемии в долгосрочной перспективе. Кроме того, он с самого начала делал ставку на популяционный иммунитет, полагая, что тяжелая первая волна станет гарантией быстрого восстановления зимой. Об этом Тегнелль, в частности, говорил и в интервью «Новой газете».

До ноября 2020 года правительство было солидарно с медицинскими властями, но затем начало пошагово отходить от стратегии открытого общества:

сперва власти ввели запрет на продажу алкоголя после 22.00 и ограничили публичные собрания группой из восьми человек, а затем премьер Стефан Лёвен все же распорядился закрыть старшие школы. Против закрытия школ ранее выступал Тегнелль: 

«В школах, где дети учатся до 9-го класса, то есть до 15 лет, вирус почти не распространяется. Они были открыты весь весенний период, и ничего не произошло. Сейчас, когда мы открываем старшие школы с детьми 16–19 лет, можно наблюдать случаи заражения, но это не опасно — дети не заболевают серьезно, им не нужны ни госпитализация, ни какое-либо лечение», — говорил он «Новой» в августе. 

Сейчас правовая система Швеции не позволяет кабмину ввести тотальный локдаун и ограничить работу бизнеса, как это сделала, например, Германия, где канцлеру Ангеле Меркель для общефедеральных решений требуется лишь провести совещание с главами местных правительств. 

Конституция Швеции не запрещает ограничение свободы передвижений или работы предприятий в принципе, но и не дает правительству полномочий делать это без поддержки парламента. Кабмин может изменить Основной закон или попытаться провести новый проект через риксдаг, но в обоих случаях процесс займет месяцы. 

Еще весной парламент экстренно одобрил временное дополнение к закону о противодействии инфекционным заболеваниям. Новые положения давали кабмину возможность закрывать общепит, однако тогда политическая власть страны так и не воспользовалась полномочиями, так как никто из медицинских управленцев не давал рекомендаций закрывать предприятия. Сейчас экстренно принятые поправки уже не применить — срок их действия был ограничен тремя месяцами. 

«Оно [дополнение к закону] было направлено на преодоление первой стадии пандемии. Потом стало ясно, что куда проще было бы вносить поправки в закон об общепите, который регулирует отдельную отрасль. Мы учли этот опыт», — сказала изданию Expressen глава минздрава Лена Халленгрен. 

Несмотря на то что вакцинация против COVID-19 начнется в Швеции уже в январе, Халленгрен и другие министры при поддержке левоцентристского блока решили все же представить законопроект о локдауне парламенту — спустя год борьбы с пандемией без запретов. 

Новый закон наделяет кабмин полномочиями самостоятельно закрывать сферы торговли и услуг, а также ограничивать передвижения граждан и вводить штрафы за нарушение карантина. 

Если парламент будет действовать по обычной процедуре, Швеция сможет ввести свой первый локдаун только летом. Правительство же надеется, что депутаты одобрят законопроект к марту. Правда, и эти жесткие меры будут строго ограничены — абсолютная власть правительства над общественной жизнью сможет действовать лишь до марта 2022 года, и, если пандемия не закончится даже тогда, политикам придется думать над новыми инициативами. 

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera