Сюжеты

Китайцы выносят наши мозги

В Приморье арестовали выдающегося ученого и требуют от него признаться в присвоении миллионов рублей за исполнение заказа КНР

Этот материал вышел в № 139 от 16 декабря 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество275 297

Валерия Федоренкособкор «Новой»

275 2971
 

Первый закон робототехники: не пытайтесь работать с заграницей — это провоцирует силовиков. В робототехнике они не сильны, зато хорошо умеют выдвигать обвинения. И если уж выдвинут, вам несдобровать. Примерно такая история сейчас происходит во Владивостоке, где в СИЗО почти месяц сидит доктор наук, директор Института проблем морских технологий Дальневосточного отделения РАН Александр Щербатюк. Его обвиняют в том, что он, создав по заказу Шанхайского университета подводного робота по изучению дна, злоупотребил должностными полномочиями на 7,5 млн рублей.

Кого и в чем обвиняют?

Александр Щербатюк

62-летний Александр Щербатюк — в отечественной науке фигура заметная. Директор Института проблем морских технологий ДВО РАН, член-корреспондент РАН с 2006 года, главный редактор журнала «Подводные исследования и робототехника». Специализируется на разработке и использованию подводных робототехнических комплексов для исследования океана. Неудивительно, что именно к нему пришли представители китайского университета, когда понадобилось сделать подводного робота.

Когда в середине ноября на официальном сайте краевого Следственного комитета (а вслед за тем и на сайтах федеральных и приморских СМИ) появилось обвинение и сообщение об аресте, все научное сообщество вздрогнуло и начало перешептываться про 37-й год и гонения на ученых.

Щербатюка подозревают в злоупотреблении должностными полномочиями. Разброс наказаний за это велик: штраф до 80 тыс. рублей либо иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, арест на срок от четырех до шести месяцев. Либо — до четырех лет тюрьмы.

«По версии следствия, в период времени с октября 2016 года по июль 2018 года подозреваемый вопреки установленным правилам заключил от имени Института контракт с иностранной компанией на изготовление автономного необитаемого подводного аппарата на сумму свыше 17,5 млн рублей. При этом он знал, что материальное обеспечение и штат сотрудников, необходимых для производства аппарата, отсутствуют, и фактически работы будут выполняться за счет особо ценного недвижимого имущества и имущества, находящегося на оперативном управлении института, а также с помощью работников Института. Продолжая свой преступный умысел повысить свое благосостояние, он заключил договор субподрядных работ на сумму 6 млн рублей, а через несколько месяцев увеличил его стоимость еще на 10 млн рублей. Кроме того, им было заключено несколько договоров подряда с рабочими института в общей сложности свыше 2,5 млн рублей. В результате указанных действий подозреваемого доходы от приносящей доход деятельности Института в сумме свыше 7,5 млн рублей не поступили в распоряжение Института, как это предусмотрено Уставом».

В СИЗО, сообщает Следком, Щербатюка посадили, потому что он забронировал авиабилеты за границу

(рейс Владивосток — Минск), «а также оказывал давление на свидетелей». Чем в этом случае не угодил домашний арест, не сообщается, но жалобу защиты о несогласии с заключением под стражу апелляционный суд Приморского края отклонил.

При этом СК сообщает: «Расследование уголовного дела продолжается». А человек уже сидит. В СИЗО, в подвальном помещении.

Действующие лица

Подробностей этого дела никто почему-то не публикует, а они интересны, потому что, оказывается, все не совсем так, как пишет Следственный комитет.

Да, в 2016 году контракт на изготовление робота по изучению дна для китайского института действительно был заключен. Но от имени не Института проблем морских технологий (ИПМТ) ДВО РАН, а ООО «Инновационное предприятие морских технологий» (тоже ИПМТ, но все-таки другое). Это — малое инновационное предприятие, у которого три учредителя. Это как раз профильный институт ДВО РАН (51%), «ДНС Групп» (45%) и Александр Супрун (4%), который во время описываемых событий также служил директором предприятия. Про двух последних стоит сказать отдельно.

Дмитрий Алексеев. Фото: фейсбук

«ДНС Групп» под руководством Дмитрия Алексеева — один из крупнейших в России ритейлеров цифровой и бытовой техники, занимается к тому же малоэтажным строительством. Но в данном случае интересна компания не этим. Алексеев — очень странный олигарх, который лично радеет за развитие робототехники, спонсирует деятельность школьных и студенческих команд. И, фактически, если бы не он с его постами в ФБ и петицией на change.org, о Щербатюке сейчас бы и знали как о злодее, который «с преступным умыслом» занимался махинациями и присвоил деньги.

В свою очередь, Александр Супрун — член Торгово-промышленной палаты Приморья, ведущий специалист лаборатории необитаемых подводных аппаратов Инженерной школы Дальневосточного федерального университета (ДВФУ), бывший военный моряк.

Александр Супрун

И вот теперь важное из curriculum vitae*: «Оперативная работа в органах военной контрразведки ТОФ, в том числе контрразведывательное обеспечение объектов флота за рубежом... Член Российской криминологической ассоциации. Член Ассоциации Российских детективов». В целом всё о человеке предельно ясно. И даже смешно, что он, выступая фактически в поддержку обвинения, пытается рассказывать, как Щербатюк обвел его и всех вокруг пальца и заставил, процитируем опять следствие, выполнять работы «за счет особо ценного недвижимого имущества и имущества, находящегося в оперативном управлении института, а также с помощью работников Института». Или сказ о том, как ученый в больших очках обманул контрразведчика.

Строго говоря, вообще очень странно, что бывший директор ООО ИПМТ господин Супрун проходит по делу о злоупотреблении полномочиями всего лишь свидетелем. Или не странно, учитывая некоторые пункты его резюме.

Наука и деньги

Так вот, малое инновационное предприятие, или МИП, это коммерческое предприятие при научном объединении (в данном случае при ИПМТ). Такие при российских институтах не редкость. Только при Инженерной школе ДВФУ, чего далеко ходить, их 15, и все — ООО (а есть и другие Школы, тоже с МИПами). Естественно, в своей деятельности они используют силы и средства тех научных подразделений, при которых созданы, в этом и идея. Предприятие включает науку в экономику, создает готовый продукт на основе имеющихся мощностей и кадров. Есть даже специальная программа Минобрнауки, в рамках которой такие МИПы создаются.

Почему сами институты не могут заключать договоры? Очень просто. Каждый, кто хоть раз сталкивался с системой госзакупок, знает, что создавать что-то инновационное, основываясь на этой схеме, невозможно (очень долго, во-первых, а во-вторых — есть риск получить некачественные комплектующие или не получить их вовсе). К тому же, процитируем петицию Алексеева, «рискованные» проекты (то есть проекты, по которым можно не выполнить в срок, обязательства установленные договором) могут повлечь договорные штрафы от заказчика. Для чего и создаются подобные ООО, в которые принимаются на работу сами ученые. За проделанную работу они получают полностью заработанные деньги. Никакого уклонения от налогов нет. Никакого хищения бюджетных или иных денег нет. Разглашения государственных секретов нет. Нет ничего, что бы нанесло ущерб государству или каким-либо лицам. Но, к сожалению, есть громоздкая государственная машина, которая порой может усмотреть преступление там, где его нет.

При этом ИПМТ ДВО РАН в 90-е работал с корейцами, китайцами, американцами (денег не было, и «заграница нам помогла»). Лет 20 назад заключал контракты с флотом для создания автономных подводных аппаратов.

Но теперь гособоронзаказ на такие вещи забрали московские и питерские компании, а приморцам осталось выживать.

Вот и работают с китайцами. Как оказалось, на свой страх и риск.

А теперь давайте посчитаем. Всего подводный робот Х200 стоил китайцам 2 миллиона юаней. Они перечислены, разумеется, по безналу. По курсу, с учетом банковской комиссии за обмен валюты — это почти 17,5 млн рублей. 10 млн перечислены по договору подряда в Институт проблем морских технологий ДВО РАН. Как коммерческое предприятие ООО «Инновационное предприятие морских технологий» потратило еще 7,5 млн, проследить очень просто. И мы, не будучи следователями, это сделали. Более полутора миллионов — это покупные элементы, материалы, комплектующие, транспортные расходы. Налоги 969,5 тыс. рублей, почти столько же — страховые взносы. 35 с лишним тыс. — зарплата бухгалтеру предприятия, 57,5 тыс. — зарплата директору. Еще более 2,1 млн выплачено по договору подряда семерым сотрудникам Института (на карты Сбербанка, разумеется). 80 тысяч юаней осталось на валютном счете к концу 2018 года. Затраты предприятия составили почти 17,5 млн.

Теперь вопрос: кто что присвоил и кто за что сидит?

Влепить госизмену пока не вышло

Недавно «Новая» писала о том, как ФСБ ведет охоту на ученых, признавая их госизменниками за сотрудничество с иностранными коллегами. «В России за последние 20 лет уголовному преследованию и арестам подверглись свыше 30 ученых — некогда международно признанных и уникальных специалистов», — подсчитала корреспондент Вера Челищева. Вот и Александра Щербатюка сперва попытались поймать на госизмене. Несмотря даже на то, что робот Х200 для Шанхайского университета создавался абсолютно точно с ведома всех заинтересованных в этом спецслужб. Никто ни от кого не прятался. И опять же, не забываем, что директор предприятия — бывший контрразведчик, если тут вообще уместно слово «бывший».

Так вот. Когда в 2018 году робот был создан, и настала пора отправлять его заказчикам, начались проблемы. Шутка ли — за границу роботов возят, а не нефть и лес. Таможня аппарат не пропустила, активизировалась Федеральная служба безопасности. «Проверка решила, что неправильно оформили разрешение на вывоз оборудования «двойного назначения», — рассказывает Дмитрий Алексеев. — Однако через некоторое время начало доходить, что нельзя одной рукой требовать от ученых делать технологическую продукцию мирового уровня, а другой запрещать ее продавать. Но если ФСБ подключилась, то кто-то должен сесть».

С мая 2019 года, то есть больше полутора лет, робота исследуют на «двойное назначение» органы госбезопасности, потому что, очевидно, не хватило контроля при создании и результатов экспертизы. Заказчику товар так и не поставили. Престижу российской науки можно сказать «прощай». Но тут уж не до престижа науки — приморские ученые и общественники высказываются в поддержку Щербатюка, чтобы хотя бы вытащить его из тюрьмы.

«Наукой должны править оперативники ФСБ»

Защищает Александра Щербатюка известный в Приморье адвокат адвокатского бюро «Правовая гарантия» Игорь Поляков. По его словам, сейчас от ученого добиваются полного признания вины и чистосердечного раскаяния в виде фактически покаянного письма. Однако Щербатюк держится и не желает признаваться в том, чего не совершал. Его держат в камере СИЗО № 1 Владивостока, в сыром полуподвальном помещении со спертым воздухом, даже дышать там тяжело.

«Его публичное раскаяние должно быть в том, что, реализовывая правительственную программу создания малых инновационных предприятий (МИП), сплотил вокруг себя коллектив лучших работников Института и создал аппарат (АНПА Х200), соответствующий международным стандартам и запросам, — сказал «Новой» Игорь Поляков. — Он должен раскаяться в том, что регулярно ездил на научно-практические конференции по обмену опытом. Теперь ему это тоже ставят в вину, а один из свидетелей информирует следствие, что Щербатюк ездил исключительно в «личных целях». Безусловно, такого больше не должно повториться. Не должны наши ученые выезжать за границу. Надо безвыездно жить внутри страны, копошиться в собственных наработках. И ничего, что весь научный потенциал России растрачен. По-видимому, она опять должна стать самобытной страной (как до Петра I), чуждой инновационным открытиям, мировым знаниям и техническому прогрессу.

Раскаяние в том, что приморские ученые, создававшие целый год этот технически сложный уникальный аппарат, получили заслуженное вознаграждение за свой труд. Как следует из формулировки постановления о привлечении в качестве обвиняемого, оказывается, Щербатюк А.Ф.

действовал из корыстных интересов, желая повысить свое благосостояние и благосостояние трудового коллектива. Это тоже в нашей стране сегодня преступление.

Пусть отныне ученый люд влачит свое существование за символическую зарплату или уезжает по примеру наиболее дальновидных представителей науки за границу. Этой стране они не нужны. Наукой должны править оперативные сотрудники ФСБ. Теперь в стране востребована только эта специальность.

Щербатюк А.Ф., как и все ученые нашей великой родины должны отныне запомнить, что за свои открытия, достижения, международные поездки они становятся неблагонадежными. Ведь, по мнению наших спецслужб, ученые только и думают, как бы разгласить научные секреты в интересах иностранных держав. Поэтому все должны притихнуть, замереть. Это будет полезно и безопасно для них самих.


*Краткое описание жизни, образования, мест работы и профессиональных навыков.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera