Колумнисты

Северная надбавка

Власти потратят свыше 10 трлн рублей на проект Сечина по добыче нефти и газа в Арктике

Этот материал вышел в № 133 от 2 декабря 2020
ЧитатьЧитать номер
Экономика28 049

Максим АвербухДиректор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка

28 049
 
Фото: РИА Новости

На прошедшей неделе президент Владимир Путин встретился с главой нефтяной компании «Роснефть» Игорем Сечиным, чтобы обсудить крупнейший отечественный промышленный проект «Восток-Ойл». Стоимость реализации «Восток-Ойл» заявлена как «более 10 трлн рублей». В валютном выражении она рассчитана как $70–115 млрд (впрочем, согласно The Nikkei Asian Review, реализация проекта потребует ни много ни мало $157 млрд).

Будем надеяться что «более 10 трлн» будет все же ближе к $115 млрд, чем к $70 млрд. Кстати, учитывая, что первая очередь проекта мощностью в 50 млн тонн в год должна быть завершена в 2024 году, а вторая, которая увеличит добычу уже до 100 млн тонн ежегодно, — ориентировочно к 2030 году, можно рассчитать некий средний курс, который власти закладывают на период до 2030 года.

Тут важно отметить, что «более 10 трлн» — это не «10 трлн и 100 млрд», а 11–12 трлн рублей. Таким образом, мы видим, что средний на предстоящее десятилетие курс рубля власти видят в районе 100 рублей за доллар.

Поскольку в начале пути он составляет 76 рублей, в среднем за десятилетие — порядка 100 рублей, то выходит, что в конце десятилетия курс доллара вырастет к 120–130 рублям.

Это несколько грубоватый расчет, который не учитывает факт того, что основная доля затрат скорее всего придется на первую очередь проекта — поднимать с «нуля», тем более в Арктике, всегда сложнее, чем работать с готовой базой, которую и даст первая очередь.

Теперь посмотрим на эти 10 трлн с другой стороны — задумавшись о том, что страна могла бы получить за эти деньги, если бы они были направлены на нечто другое. Согласно последним доступным данным Минтранса, средняя стоимость строительства одного километра одной полосы движения дороги 1-й категории в 2017 году составила 39 млн рублей.

На стенде «Роснефть» на V Международном арктическом форуме «Арктика - территория диалога». Фото: Валерий Шарифулин / фотохост-агентство ТАСС

Предположим, что за прошедшие три года стоимость строительства выросла в два раза и теперь составляет 80 млн рублей. Следовательно, километр двухполосной дороги достаточно хорошего качества (все-таки речь о 1-й категории, всего их пять) обойдется в 160 млн рублей. То есть потратив 10 трлн можно построить почти 63 000 км хорошей асфальтированной шоссейной дороги.

Много это или мало? Напомню, что длина шоссе Москва—Санкт—Петербург составляет 684 км, а расстояние между столицей и главным курортом страны, городом Сочи, лишь немногим превышает 1800 км. То есть на 10 трлн можно было построить 90 «ленинградок» и по сути решить проблему дорог в европейской части России, обеспечив ими проживающее там население страны (90%).

Но можно посчитать и по-другому: согласно приказу Минстроя № 351/пр от 29.06.20г. норматив стоимости одного квадратного метра жилья составляет 48 634 рубля. Таким образом, на 10 трлн рублей можно было бы построить около 210 млн метров жилья или порядка 4 млн стандартных 52-метровых двухкомнатных квартир, обеспечив жильем за счет государства 8 млн взрослых граждан России, решив проблемы ветхого и аварийного жилья, да и вообще значительную часть «жилищной проблемы». А можно «смиксовать» и потратить половину денег на дороги, а вторую половину — на жилье.

Но 10 с лишним триллионов будут истрачены на проект по добыче нефти и газа в тяжелых арктических условиях, который даст экономике порядка 100 000 дополнительных рабочих мест и «увеличит годовой ВВП страны на 2% ежегодно», охватив месторождения с потенциальными запасами в 37 млрд баррелей высококачественной низкосернистой нефти.

Специально отметим, что при реализации проекта приоритет отдается отечественным производителям.

Вряд ли средняя за десятилетие стоимость нефти сильно превысит $60 за баррель — уже сейчас, при цене нефти выше $40 за баррель, 11 недель подряд растет количество буровых на сланцевых месторождениях США и объем добычи нефти. Следовательно, при $50 сланцевая нефтедобыча будет чувствовать себя вполне неплохо, а при $60 в мире будет наблюдаться избыток предложения. Нефть же как товар характеризуется тем, что и небольшой дефицит, и небольшой профицит предложения очень сильно сказывается на ее стоимости.

Таким образом, можно с достаточной уверенностью предположить, что в 2020–2030 гг. средняя цена нефти будет скорее ближе к $50, чем к $60.

Согласно расчетам Минэнерго добыча в рамках проекта «Восток-Ойл» при предоставлении тому максимальных налоговых льгот будет рентабельной при цене нефти в $35–40 за баррель. Согласно же заявлению вице-премьера Новака (в бытность его главой Минэнерго) от 5 октября 2019 года развитие нефтегазовых проектов в Арктике в действующем налоговом режиме и при текущих ценах на нефть пока остается нерентабельным. На момент обнародования данного заявления баррель нефти Brent стоил $58.

Так чем же интересен огромный проект, который без серьезных налоговых льгот будет нерентабельным? Больше того — если потратить те же деньги на строительство жилья и дорог, то можно всерьез приблизиться к решению двух основных российских проблем — жилищной и дорожной (забудем про дураков, судя по количеству голосов, поданных 3 ноября за Дональда Трампа, это общемировая проблема).

А интересен он тем, что обеспечит поступление в страну иностранной валюты, которая необходима для обеспечения закупок, в первую очередь, критического импорта. Вот смотрите: Россия одной из первых разработала свою вакцину против коронавируса, но за выпуском массовых партий таковой вынуждена обращаться к другим странам: сами мы способны производить менее 1 млн доз ежемесячно. То есть вакцину изобрести мы можем, а вот произвести ее в должных количествах в крайне сжатые сроки — уже нет. Вот этот провал и закрывает критический импорт.

Помните, как в конце 80-х годов прошлого века правительство в условиях сильнейшего дефицита валюты государство делало выбор между одноразовыми шприцами и подшипниками для советской автопромышленности? И когда выбор делался в пользу шприцев, заводы вставали без импортных комплектующих — причем в условиях гигантского спроса на их продукцию. Не допустить повторения подобной ситуации и призван «Восток-Ойл», который на максимуме должен приносить стране порядка $40 млрд экспортной выручки ежегодно.

И как бы дико это не звучало, но рентабельность проекта надо считать не от соотношения вложений и прибыли, а принимая во внимание вложения и выручку. То есть потратили $115 млрд, получаем в год сначала $20 млрд, после 2030 года — $40 млрд. Если, конечно, повезет с ценой нефти и ежегодно удастся реализовывать на мировом рынке все 100 млн тонн нефти.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera