Сюжеты

«До последнего чоповца и до первого дерева»

Письма с Шиеса корреспонденту «Новой газеты». Что происходит на станции сейчас?

Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

Этот материал вышел в № 131 от 27 ноября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество9 179

9 179
 

Вступило в силу решение суда о сносе самовольных строений, возведенных инвестором свалки на станции Шиес Архангельской области. До конца года общежитие, ангар и хозпостройки должны быть разобраны. О том, что проект закрыт, сообщили и чиновники, и сам подрядчик — ООО «Технопарк». Но активисты не считают вопрос решенным. С Шиеса сообщают, что процесс рекультивации, обещанной накануне выборов новым губернатором Цыбульским, фактически не начат, и хотя на станции ведется демонтаж, идет он совсем небыстро и осуществляется крайне малыми силами, несмотря на угрозу судебных штрафов, а подрядчик при этом продолжает, не скупясь, оплачивать дорогую охрану территории. Как будто она ему еще пригодится.

Параллельно в лагере защитников Шиеса не все спокойно, обострились конфликты и противоречия, естественные для людей, больше двух лет находящихся в крайне травматичной ситуации.

Что происходит на станции сейчас? Фотожурналист из Архангельской области Анна Шулятьева не раз снимала на Шиесе для «Новой». В пандемию, ограничивающую наши поездки, мы попросили ее еще и писать — хотя бы письма.

Постройки компании «Технопарк», которые должны быть ликвидированы. Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

«Шиес — он для всех»

Танечка, привет! Я недавно вернулась с Шиеса. К сожалению, у тебя давно не было возможности приехать в лагерь, ковид тому виной, но знаю, что ты скучаешь по шиесским местам, поэтому расскажу о своей поездке.

Перед тем как ехать, я позвонила <активистке> Ане Шекаловой, спросила: «Можно приехать к вам на Шиес?» Анна ответила: «Почему к вам? Шиес он и ваш. Он для всех». 

С поезда поехала к Светлане Бабенко. Видно, что Светлана устала. С момента нашей встречи в июле многое поменялось… Единый шиесский протест претерпевает не лучшие времена. Мелкие дрязги происходят между активистами. 

Светлана Бабенко, Урдома

«Цель протеста была не допустить строительства полигона для московского мусора на ст. Шиес. Эта цель достигнута. Шиес не станет мусорной свалкой. Этого не случилось, только благодаря тому сопротивлению, стойкости и выдержке людей, которые участвовали в протесте. Это сотни и сотни человек со всей России, из Архангельской области и Республики Коми. На протяжении двух с лишним лет со стороны власти было очень много лжи, клеветы, несправедливых судов в отношении активистов. Сейчас началась самая трудная и ответственная часть: выстоять и не опуститься до уровня агрессии. 

Светлана Бабенко. Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

Часть людей, особенно те, кто сейчас находится в лагере на Шиесе, не верят заверениям Москвы и правительства региона, что дальнейшего строительства не будет. Они решили, что будут стоять до последнего "чопа" и до первого дерева».

На старенькой буханке Вадим отвез меня в лагерь на Шиес. Но сначала заехали на пост «Шлагбаум». Там дежурят жители поселка Урдома. Всегда кормят огурчиками, солеными грибами с картошкой. «Шлагбаум» закрывают 1 декабря. Ситуация в Урдоме с ковидом крайне сложная. Врачи болеют, и Николай Леушев, врач и активист, тоже лежит с ковидом в Котласе.

Первое, что я увидела, когда приехала, это как Алексей кормит синиц с руки семечками… На посту людей немного. Не болтливые. Но когда спрашиваю, будут ли скучать по дежурствам, все в голос: «Да! Очень будем скучать»… 

Алексей из Урдомы. Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

Ольга, одна из активисток, рассказала мне про Ирину Андреевну из Лупьи. Ей 84 года, у нее кардиостимулятор, но приезжает дежурить на пост «Шлагбаум». Прислала она недавно письмо: «Прошу не считать меня предателем. Я с вами»! И каждый месяц от нее стали получать финансовую помощь в размере двух тысяч при ее пенсии в 12 тысяч рублей. Ирина Андреевна всегда отправляет незапечатанный конверт, и ни разу деньги не потерялись в пути.

Ольга, Архангельск

«Про нас пишут, что здесь теперь живет сборище бомжей, которым больше негде жить и делать нечего. Я езжу сюда больше года. Считаю, что лагерь надо убирать в последнюю очередь. Он небольшую территорию занимает. Мы бы вокруг деревья посадили, и он бы оказался в лесу. То, что лагерь мешает, это надуманно.

Ольга (в центре). Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

Решение суда не выполняют. Перенесли пару строений за забор, где общежитие, но не разобрали, а просто перенесли и восстановили в другом месте. На вертолетной площадке плиты частично выковыряли и сложили там же, то есть их не вывозят и в любой момент их можно положить обратно.

Работы ведутся очень медленно. Они что-то выжидают. Этой власти верить не могу, потому что начиналось все с обмана и вранья. Расслабляться нельзя».

«За два года у людей украли веру»

Как тебе такая рекультивация? Двое рабочих грузят плиты. Двое у общежития стоят у какого-то железа. Много сотрудников охраны, мне показалось, больше чем рабочих. В остальном не вижу изменений. Ангар и общежитие на месте. Один из активистов поделился мнением, что «Технопарк» вывозит сначала самое ценное, якобы плиты дороже железа. Себестоимость каждой такой плиты (они аэродромные) — 27 тысяч. Он предполагает, что плиты вывезут, а остальное вообще все могут бросить. Одно могу сказать точно: медленно идут работы. Тянут.

Выжидают. Чего? Работа по укладке этих самых плит шла намного быстрее.

Сомнения активистов в победе разделяю. У них за эти два года украли веру.

Ногам становится холодно в резиновых сапогах, но обуви теплой на Шиесе, говорят, теперь нет, оптимизация лагеря уже началась. Вывезли часть вещей. Когда замерзнет дорога, хотят вывезти часть палаток. Срок до 15 декабря.

«...А деревья мы сами посадим»

Возвращаюсь на пост «Костер». Здесь дежурят Василий и Владимир из Урдомы. Сдержанные, степенные, надежные. Всегда отказывались фотографироваться. Но решила попросить еще раз. А вдруг? Представляешь, уговорила. Радуюсь. Едем с Вадимом обратно в полной темноте. В Урдоме у меня еще встреча с Анной Шекаловой.

Василий и Владимир на посту «Костер». Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

Анна — красивая, в длинном красном пальто уже ждет меня в дверях своего магазина. За три минуты до закрытия успеваю. Заехали поужинать в местное кафе, ищем свободный столик и вдруг слышу возглас Анны: «Человек, который избивает на Шиесе людей, сидит с полицейским! Это же "чопик", который бил Марину Дзюбу!» Анна достает телефон и делает фото. Мужчины, кажется, готовы провалиться, они удаляются. (Активистка Марина Дзюба была избита людьми в форме ЧОП на Шиесе 10 мая 2019 года, однако они не были привлечены к ответственности, сама пострадавшая отсидела 6 суток за побои, якобы нанесенные ей в тот день шестерым охранникам.Ред.).

Хочу рассказать про Владимира и Ирину. Аня так мне представила эту семью: «Это люди, кто от начала и до конца рядом, никогда не предадут. Они за то, чтобы довести дело до конца и идти спокойно жить. Если бы не такие люди, я бы давно сломалась». 

Друзья Анны угостили нас чаем с земляничным вареньем. Пес Чарли запрыгнул ко мне на колени и начал лизать лицо. Я сразу вспомнила Бима с Шиеса. Это был такой умный пес, всегда сопровождал активистов, только в этот раз его не было. Говорят, увезли в Яренск, там у него нашелся хозяин. Активисты просят  вернуть Бима в лагерь, он ведь уже привык к свободе.

Владимир, Урдома

«Победа для нас, это когда начнут разбирать водозаборные башни и вывезут свое имущество. Они ведь свое вообще ничего не вывозят. Только плиты. У них достаточно единиц техники, но никакой работы конкретной нет. Они чего-то выжидают. Абсолютно ничего не меняется.

А лагерь… Изначально была идея оставить все как есть, музей сделать, а сейчас настаивают, что с 15 ноября до 15 декабря надо все убрать. Я считаю, что если ребята там живут, пусть живут до последнего».

У Ирины и Владимира мы просидели до полуночи. Я уже давно опоздала на свой поезд. Аня предложила переночевать у нее. Вот так совершенно неожиданно я оказалась у Ани дома. Ее квартира — музей шиесского протеста. Анна достает кружку с номером «21»: «Это мой позывной был, чопики меня так называли».

Анна Шекалова, Урдома

«Я в протесте с самого начала, в августе 2018 года вышла со своими продавцами на митинг в Урдоме.

Люди в лагере все такие разные, их надо объединить, со всеми найти общий язык, поговорить. Ведь они все мне дороги, все приехали нам в помощь.

 Анна Шекалова. Фото: Анна Шулятьева, для «Новой»

У меня мечта: увидеть, что общаги на Шиесе нет, техники нет и последний чопик уходит, вот тогда я крикну: "Мы это сделали!" И деревья мы сами посадим».

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera