Комментарии

«Сегодня мы без огурцов, могу только пчелами пошуметь»

Суд по делу о крушении лайнера МН17 увидел и услышал одного из обвиняемых

Этот материал вышел в № 122 от 6 ноября 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика57 543

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

57 543
 

В очередном блоке судебных слушаний по делу о крушении малайзийского «Боинга» на востоке Украины, которые возобновились 3 ноября в Схипхоле (Нидерланды), свою партию играет защита Олега Пулатова. Она с дотошностью до запятой и многоточия разобрала документы обвинения и высказывает к ним свои претензии, выискивает нестыковки и пробелы, требует проведения дополнительных расследований.

Олег Пулатов дал показания по делу о сбитом MH17

Напомним, что процесс  в Гаагском окружном суде начался 9 марта 2020 года и затормозился из-за пандемии. Пока он находится на стадии предварительного производства. Разбирательство по существу начнется в будущем году. А до тех пор досье продолжает прирастать документами, которые вносят стороны и судебный следователь.

Фактически на этой стадии суд свелся к состязанию между прокуратурой и защитой Пулатова. Военный пенсионер из России оказался в состоянии ради защиты офицерской чести участвовать в процессе и нанял для своей защиты международную бригаду из двух голландских адвокатов и члена Московской коллегии адвокатов «Куклин и партнеры». Все понимают, что за пенсионером стоит российское государство и через него неофициально является стороной.

Остальные подозреваемые — россияне Игорь Гиркин, Сергей Дубинский и украинец Леонид Харченко — процесс проигнорировали, и их судят заочно. Об их существовании как бы забыли, их имена в зале суда не звучат.

Также напомним, что в Нидерландах судят не Россию, не Украину и вообще никакое государство. Судят подозреваемых в причастности к транспортировке конкретного ЗРК «Бук» из России на восток Украины и к предполагаемому пуску ракеты из этого «Бука». Кого-то из них могут оправдать, но из этого не будет следовать автоматического оправдания других. Могут и всех оправдать, если не установят причастности. Но останется факт трагедии, унесшей жизни почти 298 ни в чем не повинных людей.

Весь ход процесса, представленные на нем свидетельства и документы высветят подробную картину того, как и из-за чего это произошло.

Гвоздем слушаний 3 ноября было кино. Точнее видеозаписи опросов Пулатова, проведенных в России по поручению суда.

Февральского (16 февраля) — московским адвокатом, октябрьского (22 октября) — голландской частью адвокатской бригады. Они впервые были показаны публично и, хотя адвокат Сабине тен Дуссхате раньше огласила заявления своего подзащитного (см. «Новая газета», 30 сентября 2020 г.), дают более полное представление.

Тен Дуссхате пожаловалась суду на трудности, с которыми адвокатская бригада столкнулась, прежде чем добралась до Москвы: многочисленные отмены забронированных авирейсов с неудобными пересадками и переносы командировок с отменой броней в гостиницах и каждый раз с процедурами тестов на коронавирус, дорогой страховкой (услуги бригады обойдутся в копеечку!). Тен Дуссхате решительно отвергла сложившееся в суде мнение, что защита намеренно тормозит процесс, затягивая досудебную фазу.

Родные погибших пассажиров рейса MH17, сбитого над Донбассом. Фото: EPA

«Война — это всегда тяжелые события, это гибель ни в чем не повинных людей, в том числе стариков, женщин, детей», — сказал на камеру Пулатов, выразив «самые большие соболезнования родственникам погибших на борту этого лайнера». По его словам, он согласился участвовать в этом процессе, чтобы найти и наказать виновных. Иначе «те, кто совершил подобное, смогут совершать это и в будущем».

Пулатов посетовал, что после начала процесса его жизнь серьезно изменилась: «Это отразилось очень негативно. В том смысле, что я уже не могу работать и перемещаться. Мне все звонят и спрашивают, какое мое участие и почему меня обвиняют.

В конце концов, это начинает надоедать. Реальные участники тех событий, кто защищал Донбасс, не должны подвергаться какому-то преследованию из-за того, что кто-то, повторяю, кто-то совершил преступление по уничтожению гражданского самолета».

Свою вину он полностью отрицает. «Нет, я не принимал никакого участия, и мне даже неизвестно, была ли вообще такая система «Бук» у ополчения. На тот момент со своим подразделением я выполнял задачи ведения разведки в районе Степановки–Мариновки», — отвечает он на вопрос адвоката.

Вопросы и ответы переводит российская переводчица. С ходу, без запинок и мычаний, не задумываясь над специальными терминами. Как человек, изучавший военный перевод в институте и потом на военных сборах в советское время, могу оценить ее профессиональное мастерство. Перевод был даже более информативен, чем сами ответы фигуранта.

Перед проигрыванием телефонных прослушек, представленных суду украинскими спецслужбами, Пулатов по просьбе адвоката провел краткий курс военного жаргона:

  • «коробочка» — любая техника, танк, БМП, автомобиль;
  • «игрушка» — средство поражения или обеспечения,
  • «дивайс» (добавляет по-английски);
  • «карандаши» — люди;
  • 200-й («двоечка»), 300-й («троечка») — это понятно.
  • «Сегодня мы без огурцов, могу только пчелами пошуметь» — стрельба разными боеприпасами.

Каждая прослушка датирована с точностью до секунды. Пулатов слушает со снисходительной улыбкой, только один раз открыто удивился: «Конечно, я офигел, но кто-то раскрыл мой номер телефона, я даже не знал. Но впоследствии мы этот телефон использовали для дезинформации», — говорит он, сообщая, что у него было не меньше восьми «трубок», а иные «симки» выбрасывал после одного разговора. Важные переговоры — только по закрытой связи.

Адвокат включает запись очередной прослушки.

данные прослушки
 

Слышен голос Пулатова, а собеседник, видимо, выше по должности:

— У Крота минус 10 с двоечкой, у Тора тоже минус один с двоечкой и еще, примерно как и у Крота, с троечкой. Может, больше даже. Все понесены в результате авиаудара…

— Авиаудара? А что там наши средства ПВО делают?

— Стрела выведена из строя.

— (возглас матом на том конце).

Собеседник предлагает прислать для контрнаступления танки — и удивлен, что идея не принимается.

— Ты считаешь, танки там неактуальны, нет смысла?

— Смысла их нет тащить, потому что четыре выглянули из-за бугра и отошли…

— Я щас на карту цели нанес, и Первый передает их туда, в Москву… Так ты считаешь, что танки там не нужны?

— Нет. Только дальнобойная артиллерия и хорошая ПВО нужны. Самолет с большой высоты работал, ни одна система его не доставала.

— Наши «Иглы»  тоже не достанут.

— Да, «Иглы» не доставали. При мне было два пуска…

— Я ничего не могу сейчас тебе сказать. По целям я сейчас передам. <…> По моим данным, там две цели возле Григоровки. Пусть Россия долбит. Ты понял?

— Да, я понял.

Пулатов усмехнулся. «Процентов 80 здесь… (деза) Если бы несли такие потери, то через месяц боев у ополчения просто бы не осталось в строю ни одного человека. Эта дезинформация была предназначена для того, чтобы подумали, что с неба мы не прикрыты, и самолет, который летает на пяти километрах, опустился пониже». Все, что приближается к теме, он называет преднамеренной дезой.

«Если в перехватах появлялись несуразные сообщения, например, о «Буках», то это была дезинформация», — заявляет он, уверяя, что при масштабах, что были у него, ему бы не дали «Бук», даже если бы попросил на коленях. Это ПВО для важных государственных объектов, а так установка даже опасна для подразделений рядом. И снисходительно:

«Если не понимаете, спросите у российских военных, потому что армия Голландии даже не обладает таким масштабом, чтобы мы могли с вами это обсуждать».

На стандартный вопрос: «Где Вы были 17 июля 2014 года?» — отвечает, практически не задумываясь. Откуда и куда направлялся в тот перегруженный делами день.

«Когда я был в машине и начал движение, я услышал нечто, похожее на работу «Стрелы-10», это был определенный шелест. Только я вышел из машины и хотел спросить о причине пуска, как мне сообщили, что в районе за Торезом упал самолет. В информации от подразделения радиоразведки… прозвучало, что там много тел погибших просто падает с неба».

Комплекс «Стрела». Фото: РИА Новости

Нет, уверен он, ракета «Стрелы-10» отличается от ракеты «Бука» по шуму, оставляемому следу. Это примерно как сравнивать стрельбу из пейнтбола и пулемета.

Россиянин Пулатов уволился в запас в звании подполковника в 2008 году и в июле 2014 года не состоял на службе в ВС России. А также, по его словам, не имел никаких контактов с российскими должностными лицами.

«Да, я принимал участие в вооруженой борьбе граждан и жителей Донбасса против пришедших к власти путем государственного переворота в Киеве», — говорит он.

В самом начале опроса продемонстрировал четыре старые фотографии себя в возрасте от трех до семи лет и дом в Донецке. Как будто это само по себе лицензия на право воевать на этой территории. Но говорит, что подразделения «ДНР» комплектовались добровольцами не только из местных жителей, но и из иностранцев — «и Азербайджан, и Казахстан, и Эстония, и Германия, и другие».

Даже если у них не было таких фотографий детства.

Брюссель

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera