КолонкаЭкономика

Новые DeFiниции

О криптопузырях и революции в финансах

15:20, 27 сентября 2020

3

Сергей Голубицкий
15:20, 27 сентября 2020

3

Сергей Голубицкий

Фото: REUTERS/Leonhard Foeger

Сегодня я бы хотел совместить в своей реплике два инфоповода. Первый связан с внесением Роскомнадзором крупнейшей в мире криптобиржи Binance в реестр запрещенных сайтов (это произошло 24 сентября 2020 года). Второй — с революцией, которая на протяжении трех последних месяцев потрясает криптоэкономику.

Основание для внесения в реестр, разумеется, стандартное: публикация информации, запрещенной к распространению в РФ.

Из письма, направленного РКН компании Binance, следует, что ведомству не понравились сведения о «возможности приобретения электронной криптовалюты Bitcoin».

Криптовалютная тематика в РФ пребывает вне правового поля. Всё, что у нас есть, — параграф 1 статьи 75 Конституции («Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются».) и закон «О цифровых финансовых активах», который вступит в силу 1 января 2021 года. Однако слово «валюта» в законе употребляется всего один раз, да и то в непрямом контексте: «для целей настоящего Федерального Закона цифровая валюта признается имуществом».

При таком скудном законодательном багаже несложно догадаться, что РКН блокирует сайты исключительно на основе помянутой выше фразы из Конституции о запрете «ведения и эмиссии других денег». Биткоин — похоже, единственная «электронная криптовалюта», о существовании которой РКН знает, поэтому репрессии направлены именно по данному формальному признаку.

Последнее обстоятельство позволяет мне, не подвергая редакцию «Новой газеты» опасности очутиться в запретном реестре, рассказать читателям о втором, единственно только и важном сюжете. О революции, которая прямо сейчас полным ходом творится в криптоэкономике. Рассказывать об этой революции могу без оглядки на РКН, потому что описываемые события не имеют ни малейшего отношения ни к биткоину, ни к криптовалютам, ни к «ведению и эмиссии других денег».

Полагаю, даже до обитателей умиротворенной глубинки уже докатились слухи о том, что в загадочном месте под названием DeFi сейчас творится что-то невероятное: доходность ряда цифровых активов в последние два месяца измеряется сотнями и даже тысячами годовых процентов. То есть вложил 100 долларов, а через месяц получил 150 тысяч — такое, согласитесь, не снилось и вкладчикам МММ на самом пике финансовой пирамиды Мавроди.

Неудивительно, что мейнстримные СМИ взахлеб раскручивают именно этот сюжет — о везунчике Буратино, удачно закопавшем денежку на Поле Чудес, оставляя за кадром детали более важные, чем сиюминутная высокая доходность вложений.

Как следствие у трезвомыслящей, но непосвященной публики нет возможности адекватно оценить ситуацию и, главное,

обнаружить грань, которая отделяет происходящее сейчас в DeFi от банальной финансовой махинации.

Для начала обязан признать, что мейнстримные СМИ не врут. Многие активы DeFi именно такую доходность и демонстрируют начиная с середины июня и по настоящее время. Самый яркий пример: стоимость токена управления (т.н. governance token) YFI , созданного для голосования в системе децентрализованных финансов Yearn.finance, увеличилась за два месяца в 1000 раз и 13 сентября превысила отметку в 43 тысячи долларов за штуку.

Показательно, что разработчик Yearn.finance — программист из ЮАР Андре Кронье — с первого дня не уставал повторять, что у токена YFI нет другой внутренней стоимости, кроме права на управление самим протоколом, да и то в ограниченном наборе функций.

В подтверждение своих слов Кронье не оставил себе ни единого токена YFI и всю эмиссию передал сообществу. В результате все пользователи, поддержавшие Yearn.finance у истоков, превратились в долларовых миллионеров и теперь пытаются вынести на голосование хоть какую-то форму материальной компенсации для своего демиурга-бессребреника.

Фото: REUTERS/Darrin Zammit Lupi

Другой пример, захватывающий воображение толпы и одновременно мешающий адекватно оценивать суть происходящих событий: 17 сентября децентрализованная обменная платформа Uniswap эмитировала собственный токен управления UNI (функционально аналогичный YFI) и подарила по 400 токенов всем пользователям, кто хотя бы один раз в прошлом пользовался услугами площадки. Через три дня биржевой курс UNI превысил 8 долларов, что позволило тысячам нетизанов увеличить свой бюджет на 3500 долларов.

Уже вторую неделю подряд везунчики заваливают команду Uniswap в твиттере благодарностями, из которых выделяются восторги пользователей из Индии: для них стоимость подаренных UNI равняется средней зарплате по стране за три года.

Подобный фон, безусловно, подогревает нездоровый интерес человечества к таинствам DeFi, который журналисты уже поспешили окрестить Криптопузырем № 2 .

Настало, полагаю, время отделить зерна от плевел и объяснить читателю реальный смысл того, что происходит сейчас на неведомой территории децентрализованных финансов.

Начну с главного. Ни у одного здравомыслящего человека на свете не может возникать сомнений в том, что доходность в сотни, тем более тысячи процентов годовых — это временная аномалия.

DeFi — не исключение, а взметнувшаяся до небес цена токенов управления является следствием неадекватного энтузиазма толпы, которая в своем воображении деформировала реальную стоимость цифровых активов. Соответственно правы и мейнстримные журналисты, когда называют ценовое безумие, творящееся на биржах, финансовым пузырем. Классический пузырь и есть.

В чем мейнстримные журналисты, разжигающие алчность обывателя своими сенсационными рассказами о мгновенных обогащениях, не правы,

так это в установке знака равенства между финансовым пузырем и DeFi.

В результате неверной трактовки явления в обществе сложилось губительное представление о системах децентрализованных финансов как о второй волне криптовалютного мошенничества.

Первая волна, как мы помним, случилась в 2017 году, когда тысячи аферистов, выдающих себя за знатоков блокчейн-технологий, завалили финансовые рынки ICO (первичными предложениями криптомонет), раздули биржевой пузырь и выкачали из доверчивых обывателей огромные деньги.

Сегодня визуальная картинка повторяется: все тот же энтузиазм толпы, граничащий с массовым психозом, тот же невообразимый рост котировок с неизбежным обвалом в обозримом будущем. Дополните картину полным непониманием смысла явления, породившего финансовый пузырь на биржах, и станет ясно, откуда взялось представление о DeFi как о криптопузыре № 2.

Проблема, однако, в том, что, поддавшись обаянию визуальной картинки и отказавшись от осмысления сути DeFi,

мы рискуем пройти мимо самого, вероятно, ценного завоевания человечества на пути его тысячелетнего поиска справедливых финансовых отношений.

DeFi по своему замыслу не имеет ни малейшего отношения к финансовым пузырям, которые раздувают сегодня на централизованных биржах совершенно другие люди, преследующие иные цели.

В равной мере не имеет DeFi отношения ни к биткоину, ни к остальным традиционным криптовалютам, с которыми так упорно пытается бороться современное государство (не только российское, любое).

Биткоин и традиционные криптовалюты — продукт идеологии криптоанархии и шифропанков, который реализует идею об альтернативных деньгах, не подконтрольных государству. Неудивительно, что государство не желает сдаваться без боя и пытается бороться со своим могильщиком в меру компетенции и подручных средств.

DeFi, т.е. система децентрализованных финансов, — это не попытка заменить собой существующие деньги, эмитированные государством,

а намерение создать финансовую систему, основанную на тех же самых государственных деньгах, однако реализующую альтернативную — более справедливую — систему распределения доходов.

Для многих читателей будет сюрпризом узнать, что главная денежная единица всех без исключения систем децентрализованных финансов — это… цифровой доллар! DeFi строится на т.н. стейблкоинах _ (stablecoins) — стабильных цифровых активах, привязанных к доллару США_.

Привязка осуществляется разными способами: иногда за счет создания резервов самого доллара (для каждого стейблкоина в обороте в традиционном банке хранится один доллар); иногда через поддержку залогового паритета с другими цифровыми активами (например, Ethereum); иногда с помощью алгоритмически изменяемой эмиссии (если доллар становится дороже, определенное количество стейблкоинов «сжигается», т.е. выводится из обращения; если доллар дешевеет, чеканят дополнительные стейблкоины).

Независимо от задействованных технологий цель привязки стейблкоинов остается неизменной — сохранение ценового паритета с долларом , потому что именно доллар является фундаментом, на котором выстраиваются все последующие финансовые отношения в экосистеме DeFi.

Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

Как я уже сказал, DeFi, сохраняя приоритет государственных денег, создает альтернативу, которая представляется более справедливой, чем то, как это реализовано сегодня в традиционной финансовой системе. В чем смысл этой альтернативы?

Суть DeFi передается самим названием — это децентрализованная финансовая система. Децентрализация финансовых услуг — основной смысл и назначение DeFi.

В повседневной жизни мы все вовлечены в рутинные финансовые отношения:

  • берем деньги в долг и одалживаем другим;
  • покупаем и продаем ценные бумаги;
  • страхуем имущество и деловые соглашения;
  • покупаем и продаем на рынках сырье, товары, движимое и недвижимое имущество, предметы искусства и т.д., и т.п.

Все виды финансовой активности в традиционном мире предполагают наличие посредников. В большинстве случаев мы не берем деньги в долг напрямую у незнакомых людей, а обращаемся в частный или государственный банк. Если мы хотим передать свои деньги в рост, то также в большинстве случаев открываем срочный депозит в банке.

Для того чтобы купить или продать ценные бумаги на бирже, мы открываем специальный счет в посреднической организации — у биржевого брокера.

Для того чтобы застраховаться, нам нужен другой посредник — страховая компания. Если я как частное лицо захочу самостоятельно продать кому-то страховой полис, то в традиционной финансовой системе у меня ничего не получится: такая форма активности в ней не предусмотрена.

Для того чтобы купить или продать недвижимость, мы вступаем в тесные отношения одновременно с двумя посредниками: риелторской конторой и банком. И так далее.

Два года назад в криптоэкономике родилось совершенно новое направление — экосистема децентрализованных финансов, построенных на блокчейне Ethereum.

Ключевая задача DeFi, как мы говорили выше, — убрать посредников из финансовых отношений.

Причем делается это не ради идеалов анархии и не из классовой неприязни к банковскому сословию, а из чистого прагматизма: контроль за финансовыми сделками необходимо передать самим участникам сделок, для того чтобы прибыль с каждой сделки могли получать они сами, а не их посредники!

Трудно поверить, но сегодня уже запущены и полным ходом работают децентрализованные финансовые альтернативы для практически всех ключевых типов денежных отношений между людьми. Децентрализованные, никому не подконтрольные финансовые протоколы уже позволяют брать деньги в долг и одалживать собственные деньги, покупать и продавать как цифровые, так и перенесенные из реальной жизни активы (например, токенизированную недвижимость, промышленное оборудование, автомобили и т.п.), получать и самостоятельно выдавать страховые полисы… И все это без каких-либо посредников, без централизованных банков, брокеров, страховщиков, риелторов.

Как следствие — за неполные 9 месяцев текущего года объем денег, перераспределенных из внешнего мира в экосистему DeFi, вырос с $900 млн в январе до $10 млрд 740 млн по состоянию на утро 26 сентября 2020 года.

Большая часть этих денег не имеет ни малейшего отношения ни к раздутым до состояния пузыря биржевым курсам токенов управления, ни к хайпу в СМИ. Инвестиционная основа DeFi — не биржевые спекуляции, а создание регулярных положительных денежных потоков.

Возникает резонный вопрос: откуда берутся в DeFi положительные денежные потоки? Для ответа достаточно вспомнить о краеугольном камне, лежащем в основе децентрализованных финансов, — об устранении посредников: банкиров, брокеров, страховщиков, риелторов.

Как думаете, почему в банке нам дают кредит под 30%, а деньги принимают на срочный депозит аж под 5% годовых? Так и подмывает спросить: куда же деваются 25% годового дохода? Вопрос риторический. Достаются банку. На эти «крохи» банки и живут, с трудом сводя концы с концами и периодически банкротясь.

В DeFi устранены посредники, поэтому, когда я кому-то даю деньги в долг, я сам и забираю целиком процент по этому долгу. Если я занимаю деньги, то плачу проценты опять-таки не посреднику-банку или какой-либо иной структуре, а напрямую тому участнику децентрализованной системы, который мне эти деньги ссудил.

Аналогичные прямые отношения складываются и в остальных сферах DeFi. Покупая и продавая цифровые активы, я плачу комиссионные с каждой сделки. Однако эти комиссионные получает не брокер, а пользователи экосистемы, предоставившие ликвидность для торговых операций (свои стейблкоины или иные цифровые активы).

Нужно понимать, что базовая доходность от вложения в пулы ликвидности DeFi сопоставима с тем, что получают в традиционной финансовой системе посредники: банки, биржевые брокеры и маркетмейкеры.

Размер базовой доходности в DeFi сегодня — от 2 до 15% годовых. Но даже в таком объеме она несопоставимо выше того, что приносят банковские вклады либо инвестиции в долговые бумаги (государства или частных компаний).

Повышенная базовая доходность DeFi — это, разумеется, не только компенсация за устранение посредников, но и плата за дополнительные риски, связанные в первую очередь с обнаружением возможных ошибок в смарт-контактах (в DeFi управление денежными потоками осуществляется именно компьютерными программами, а не людьми).

Однако, судя по объему привлеченных средств (те самые $10,74 млрд), резонно предположить, что дополнительные риски неплохо коррелируют с возможностью получить дополнительную прибыль.

Что касается реальной сегодняшней доходности вложений в DeFi — так горячо любимых прессой и обывателем сотен и тысяч годовых процентов, — то она возникает из-за дополнительных поощрений, с помощью которых разработчики смарт-контрактов пытаются переманить пользователей из конкурирующих пулов ликвидности в собственные.

Эти поощрения делаются в виде дополнительного распределения среди пользователей токенов управления DeFi-протоколами. Биржевая цена токенов растет, отсюда и невменяемая доходность. В какой-то момент хайп схлынет, биржевой пузырь лопнет, цена токенов управления опустится на землю, а доходность от инвестирования в DeFi вернется к базовой — тем самым 2–15% годовых.

Наконец, самое главное. DeFi, в отличие от революционного бунтаря биткоина, не пришел никого убивать и закапывать. DeFi не претендует на подмену собой государственных денег, не стремится к ликвидации банков, брокеров и страховщиков.

Идеология DeFi — сотрудничество и симбиоз всех существующих систем, а единственная амбиция DeFi — создать справедливую альтернативу централизованным финансовым отношениям.

Остается надеяться, что государству хватит мудрости, здравого смысла и чувства самосохранения, чтобы не объявлять войну самой дружелюбной революции, какая только случалась в истории человечества.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#криптореволюция #криптовалюты
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

259276

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

235472

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196236

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

122875

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

107875

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

103042

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera